Штаб

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Штаб (нем. Stab) — основной орган военного управления личным составом формирования (вооружёнными силами (ВС), видами ВС, родами войск (сил), и так далее) в военное время (боевой обстановке) и руководства его обучением, воспитанием и подготовкой в повседневной деятельности (в мирное время).

Штабы имеются в Вооружённых Силах (ВС) всех государств, как правило, в звеньях от батальона (б) (дивизиона (дн)) и выше.

Место расположения штаба называется штаб-квартирой (Ш.-к.), некоторые используют данный термин для замены термина главная контора (главный офис).

На железной дороге штабным вагоном называют специальный вагон, предназначенный для начальника поезда.

Для придания важности (значимости) своим действиям некоторые руководители структур власти называют Штабом свои временно созданные комиссии, комитеты, то есть временные органы управления (Штаб муниципалитета, Штаб мэрии по ликвидации сосуль, Штаб партии, Партийный штаб), что является неправильным использованием данного термина.

В Вооружённых силах СССР и России штаб воинской части, именуется некоторыми, как «Управление в/ч ххххх». Все вышестоящие штабы, для некоторых, сами являются воинскими частями.





История

В ВС (войсках) рабовладельческих и феодальных государств (до XVI века), которые были небольшими по численности и вели сражения (бои) на относительно небольших пространствах, военачальник (командир) видел поле сражения (боя) и для управления своими воинами не нуждался в специальном органе — штабе, хотя перед сражением (боем) проходил совет (Военный совет), где определялись и ставились задачи личному составу. По мере укрупнения войск (увеличением их численности) и увеличением пространственного размаха военных действий между государствами, в Европе (конец XVI — начало XVIII веков) происходило образование постоянных национальных ВС (войск, армий), при этом, соответственно, управляемость ими усложнилась. В целях совершенствования организации управления ВС потребовалось учреждение специальных чинов (должностей) которые бы ведали передвижением войск, их размещением, составлением планов, карт, так появились квартирмейстеры и постепенно возникла служба генерального штаба. А командующие (командиры) имели офицеров-адъютантов, вестовых, которые использовались при управлении войсками (частями).

Типы

Подразделяются на:

Состав

Современные штабы, как правило, состоят из управлений, отделов, отделений, служб и групп:

  • оперативного;
  • разведывательного;
  • строевого;
  • кадров;
  • связи;
  • секретной;
  • защиты гостайны;
  • и других.

Задачи

Важнейшие задачи штабов:

  • поддержание постоянной боевой и мобилизационной готовности войск (сил) и органов управления;
  • сбор, изучение, обработка и оценка данных стратегической (оперативной, тактической) обстановки;
  • производство стратегических (оперативно-тактических, и так далее) расчётов и подготовка предложений, необходимых для принятия командиром (ком.) (командующим (команд.), главнокомандующим (главком)) решения;
  • планирование военных (боевых) действий и своевременное доведение задач до войск (сил);
  • организация управления войсками (силами);
  • организация всесторонней подготовки и обеспечения военных (боевых) действий;
  • организация и поддержание взаимодействия;
  • обеспечение надёжной связи с подчинёнными и взаимодействующими войсками (силами);
  • организация пунктов управления, их чёткой работы, перемещения, охраны и обороны;
  • регламентирование повседневной жизни, быта, обучения и воспитания личного состава войск (сил флота, авиации);
  • обеспечение твёрдой воинской дисциплины, воинского порядка и организованности в мирное время и особый период.

В мирное время особое внимание в работе штабов уделяется поддержанию высокой боевой готовности войск (сил) и органов управления, руководству их боевой и оперативной подготовкой.

Свою работу штаб осуществляет на основе решений командира (командующего, тому подобное) и распоряжений вышестоящего штаба.

Непосредственно работой штаба руководит его начальник штаба (НШ), который в ВС России и в ВС некоторых других стран является первым заместителем командира (командующего, тому подобное) и имеет право отдавать от его имени приказы и приказания.

Штаб в вооружённых силах России

Царский период

Имперский период

Штаб верховного главнокомандующего первоначально состоял из 5-ти управлений:

  • управление генерал-квартирмейстера, ведавшего оперативными вопросами;
  • управление дежурного генерала, в ведении которого находились вопросы численности и укомплектования вооруженных сил, обеспечения их главными видами снабжения, а также назначения на должности командного состава;
  • управление начальника военных сообщений;
  • военно-морское управление;
  • управление коменданта главной квартиры, ведавшего всеми находившимися в районе Ставки военнослужащими, а также учреждениями связи.

Советский период

РККА

В Красной Армии было разработано специальное Наставление по работе штабов. В период войны штабы фронтов, армий, корпусов, дивизий, полков состояли из оперативного, разведывательного и других управлений (отделов, отделений), а в батальонах (дивизионах) — из нескольких начальников (по подчинённости НШ, ЗНШ, ПНШ). Имелись также штабы родов войск (сил). За счёт сил и средств штабов в наступательных операциях для управления войсками создавалась система пунктов управления (командный, наблюдательный, тыловой и др.). Был накоплен огромный опыт сбора и обработки данных обстановки, организации и поддержания устойчивости связи с войсками, осуществления взаимодействия войск, согласованной работы между штабами (общевойсковыми), со штабами родов войск (сил) и другими органами управления, организации и перемещения пунктов управления в ходе операции (боя) вслед за войсками. В 1942 году было издано новое Наставление по полевой службе штабов Красной Армии.

СА и ВМФ

В ВС СССР к 70-м годам сложилась следующая система штабов:

Федеративный период

В ВС России сложилась следующая система штабов:

Штаб в ВС за рубежом

США

Китай

В январе 2016 г Генеральный штаб китайской армии упразднен, как морально устаревшая структура управления войсками. Большая часть функций ГШ распределена между вновь созданными управлениями.

Сокращения

В документах применялись и применяются следующие сокращения:

  • Штакор — штаб корпуса;
  • Штарм — штаб армии;
  • Штафр — штаб фронта;
  • НШ — начальник штаба;
  • ЗНШ — заместитель начальника штаба;
  • ПНШ — помощник начальника штаба.

См. также

Напишите отзыв о статье "Штаб"

Примечания

Литература

  • Толковый словарь Даля
  • Корпусный штаб // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Устав внутренней службы ВС СССР (Утверждён Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 июля 1975 года), Военное издательство (ВИ), Москва, 1975 год;
  • Боевой устав Сухопутных войск (БУСВ) ВС СССР (дивизия-бригада-полк), Военное издательство, Москва, 1980 год;
  • Военный энциклопедический словарь (ВЭС), Москва (М.), Военное издательство (ВИ), 1984 год.
  • Большая советская энциклопедия (БСЭ), Третье издание, выпущенной издательством «Советская энциклопедия» в 19691978 годах в 30 томах;
  • [военная-энциклопедия.рф/советская-военная-энциклопедия/Ш/Штаб Штаб] // «Ташкент» — Ячейка стрелковая / [под общ. ред. А. А. Гречко]. — М. : Военное изд-во М-ва обороны СССР, 1976. — (Советская военная энциклопедия : [в 8 т.] ; 1976—1980, т. 8).</span>;
  • Военный энциклопедический словарь (ВЭС), М., ВИ, 1984 г., 863 стр. с иллюстрациями (ил.), 30 листов (ил.);
  • Большой Энциклопедический словарь, 2000 год;
  • Е. И. Тамм. Большая Российская энциклопедия. — М., 1993.
  • С. В. Волков, Генералы и штаб-офицеры русской армии. Опыт мартиролога (комплект из 2 книг);
  • М. В. Захаров, Генеральный штаб в предвоенные годы;
  • С. М. Штеменко, Генеральный штаб в годы войны. В двух книгах:

Ссылки

  • [slovari.yandex.ru/dict/ushakov/article/ushakov/25/us4136609.htm?text=%D1%88%D1%82%D0%B0%D0%B1&stpar1=1.1.3 «Штаб» в Толковом словаре русского языка Ушакова](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1442 дня))
  • [slovari.yandex.ru/dict/voinaimir/article/yandex_new/1839.html?text=%D1%88%D1%82%D0%B0%D0%B1%D1%8B&stpar1=1.1.6 «Штаб» в Словаре «Война и мир в терминах и определениях»](недоступная ссылка с 14-06-2016 (1442 дня))


Отрывок, характеризующий Штаб

Несмотря на то, что поверхность исторического моря казалась неподвижною, так же непрерывно, как движение времени, двигалось человечество. Слагались, разлагались различные группы людских сцеплений; подготовлялись причины образования и разложения государств, перемещений народов.
Историческое море, не как прежде, направлялось порывами от одного берега к другому: оно бурлило в глубине. Исторические лица, не как прежде, носились волнами от одного берега к другому; теперь они, казалось, кружились на одном месте. Исторические лица, прежде во главе войск отражавшие приказаниями войн, походов, сражений движение масс, теперь отражали бурлившее движение политическими и дипломатическими соображениями, законами, трактатами…
Эту деятельность исторических лиц историки называют реакцией.
Описывая деятельность этих исторических лиц, бывших, по их мнению, причиною того, что они называют реакцией, историки строго осуждают их. Все известные люди того времени, от Александра и Наполеона до m me Stael, Фотия, Шеллинга, Фихте, Шатобриана и проч., проходят перед их строгим судом и оправдываются или осуждаются, смотря по тому, содействовали ли они прогрессу или реакции.
В России, по их описанию, в этот период времени тоже происходила реакция, и главным виновником этой реакции был Александр I – тот самый Александр I, который, по их же описаниям, был главным виновником либеральных начинаний своего царствования и спасения России.
В настоящей русской литературе, от гимназиста до ученого историка, нет человека, который не бросил бы своего камушка в Александра I за неправильные поступки его в этот период царствования.
«Он должен был поступить так то и так то. В таком случае он поступил хорошо, в таком дурно. Он прекрасно вел себя в начале царствования и во время 12 го года; но он поступил дурно, дав конституцию Польше, сделав Священный Союз, дав власть Аракчееву, поощряя Голицына и мистицизм, потом поощряя Шишкова и Фотия. Он сделал дурно, занимаясь фронтовой частью армии; он поступил дурно, раскассировав Семеновский полк, и т. д.».
Надо бы исписать десять листов для того, чтобы перечислить все те упреки, которые делают ему историки на основании того знания блага человечества, которым они обладают.
Что значат эти упреки?
Те самые поступки, за которые историки одобряют Александра I, – как то: либеральные начинания царствования, борьба с Наполеоном, твердость, выказанная им в 12 м году, и поход 13 го года, не вытекают ли из одних и тех же источников – условий крови, воспитания, жизни, сделавших личность Александра тем, чем она была, – из которых вытекают и те поступки, за которые историки порицают его, как то: Священный Союз, восстановление Польши, реакция 20 х годов?
В чем же состоит сущность этих упреков?
В том, что такое историческое лицо, как Александр I, лицо, стоявшее на высшей возможной ступени человеческой власти, как бы в фокусе ослепляющего света всех сосредоточивающихся на нем исторических лучей; лицо, подлежавшее тем сильнейшим в мире влияниям интриг, обманов, лести, самообольщения, которые неразлучны с властью; лицо, чувствовавшее на себе, всякую минуту своей жизни, ответственность за все совершавшееся в Европе, и лицо не выдуманное, а живое, как и каждый человек, с своими личными привычками, страстями, стремлениями к добру, красоте, истине, – что это лицо, пятьдесят лет тому назад, не то что не было добродетельно (за это историки не упрекают), а не имело тех воззрений на благо человечества, которые имеет теперь профессор, смолоду занимающийся наукой, то есть читанном книжек, лекций и списыванием этих книжек и лекций в одну тетрадку.
Но если даже предположить, что Александр I пятьдесят лет тому назад ошибался в своем воззрении на то, что есть благо народов, невольно должно предположить, что и историк, судящий Александра, точно так же по прошествии некоторого времени окажется несправедливым, в своем воззрении на то, что есть благо человечества. Предположение это тем более естественно и необходимо, что, следя за развитием истории, мы видим, что с каждым годом, с каждым новым писателем изменяется воззрение на то, что есть благо человечества; так что то, что казалось благом, через десять лет представляется злом; и наоборот. Мало того, одновременно мы находим в истории совершенно противоположные взгляды на то, что было зло и что было благо: одни данную Польше конституцию и Священный Союз ставят в заслугу, другие в укор Александру.
Про деятельность Александра и Наполеона нельзя сказать, чтобы она была полезна или вредна, ибо мы не можем сказать, для чего она полезна и для чего вредна. Если деятельность эта кому нибудь не нравится, то она не нравится ему только вследствие несовпадения ее с ограниченным пониманием его о том, что есть благо. Представляется ли мне благом сохранение в 12 м году дома моего отца в Москве, или слава русских войск, или процветание Петербургского и других университетов, или свобода Польши, или могущество России, или равновесие Европы, или известного рода европейское просвещение – прогресс, я должен признать, что деятельность всякого исторического лица имела, кроме этих целей, ещь другие, более общие и недоступные мне цели.
Но положим, что так называемая наука имеет возможность примирить все противоречия и имеет для исторических лиц и событий неизменное мерило хорошего и дурного.
Положим, что Александр мог сделать все иначе. Положим, что он мог, по предписанию тех, которые обвиняют его, тех, которые профессируют знание конечной цели движения человечества, распорядиться по той программе народности, свободы, равенства и прогресса (другой, кажется, нет), которую бы ему дали теперешние обвинители. Положим, что эта программа была бы возможна и составлена и что Александр действовал бы по ней. Что же сталось бы тогда с деятельностью всех тех людей, которые противодействовали тогдашнему направлению правительства, – с деятельностью, которая, по мнению историков, хороша и полезна? Деятельности бы этой не было; жизни бы не было; ничего бы не было.
Если допустить, что жизнь человеческая может управляться разумом, – то уничтожится возможность жизни.


Если допустить, как то делают историки, что великие люди ведут человечество к достижению известных целей, состоящих или в величии России или Франции, или в равновесии Европы, или в разнесении идей революции, или в общем прогрессе, или в чем бы то ни было, то невозможно объяснить явлений истории без понятий о случае и о гении.
Если цель европейских войн начала нынешнего столетия состояла в величии России, то эта цель могла быть достигнута без всех предшествовавших войн и без нашествия. Если цель – величие Франции, то эта цель могла быть достигнута и без революции, и без империи. Если цель – распространение идей, то книгопечатание исполнило бы это гораздо лучше, чем солдаты. Если цель – прогресс цивилизации, то весьма легко предположить, что, кроме истребления людей и их богатств, есть другие более целесообразные пути для распространения цивилизации.
Почему же это случилось так, а не иначе?
Потому что это так случилось. «Случай сделал положение; гений воспользовался им», – говорит история.
Но что такое случай? Что такое гений?
Слова случай и гений не обозначают ничего действительно существующего и потому не могут быть определены. Слова эти только обозначают известную степень понимания явлений. Я не знаю, почему происходит такое то явление; думаю, что не могу знать; потому не хочу знать и говорю: случай. Я вижу силу, производящую несоразмерное с общечеловеческими свойствами действие; не понимаю, почему это происходит, и говорю: гений.
Для стада баранов тот баран, который каждый вечер отгоняется овчаром в особый денник к корму и становится вдвое толще других, должен казаться гением. И то обстоятельство, что каждый вечер именно этот самый баран попадает не в общую овчарню, а в особый денник к овсу, и что этот, именно этот самый баран, облитый жиром, убивается на мясо, должно представляться поразительным соединением гениальности с целым рядом необычайных случайностей.
Но баранам стоит только перестать думать, что все, что делается с ними, происходит только для достижения их бараньих целей; стоит допустить, что происходящие с ними события могут иметь и непонятные для них цели, – и они тотчас же увидят единство, последовательность в том, что происходит с откармливаемым бараном. Ежели они и не будут знать, для какой цели он откармливался, то, по крайней мере, они будут знать, что все случившееся с бараном случилось не нечаянно, и им уже не будет нужды в понятии ни о случае, ни о гении.
Только отрешившись от знаний близкой, понятной цели и признав, что конечная цель нам недоступна, мы увидим последовательность и целесообразность в жизни исторических лиц; нам откроется причина того несоразмерного с общечеловеческими свойствами действия, которое они производят, и не нужны будут нам слова случай и гений.
Стоит только признать, что цель волнений европейских народов нам неизвестна, а известны только факты, состоящие в убийствах, сначала во Франции, потом в Италии, в Африке, в Пруссии, в Австрии, в Испании, в России, и что движения с запада на восток и с востока на запад составляют сущность и цель этих событий, и нам не только не нужно будет видеть исключительность и гениальность в характерах Наполеона и Александра, но нельзя будет представить себе эти лица иначе, как такими же людьми, как и все остальные; и не только не нужно будет объяснять случайностию тех мелких событий, которые сделали этих людей тем, чем они были, но будет ясно, что все эти мелкие события были необходимы.
Отрешившись от знания конечной цели, мы ясно поймем, что точно так же, как ни к одному растению нельзя придумать других, более соответственных ему, цвета и семени, чем те, которые оно производит, точно так же невозможно придумать других двух людей, со всем их прошедшим, которое соответствовало бы до такой степени, до таких мельчайших подробностей тому назначению, которое им предлежало исполнить.


Основной, существенный смысл европейских событий начала нынешнего столетия есть воинственное движение масс европейских народов с запада на восток и потом с востока на запад. Первым зачинщиком этого движения было движение с запада на восток. Для того чтобы народы запада могли совершить то воинственное движение до Москвы, которое они совершили, необходимо было: 1) чтобы они сложились в воинственную группу такой величины, которая была бы в состоянии вынести столкновение с воинственной группой востока; 2) чтобы они отрешились от всех установившихся преданий и привычек и 3) чтобы, совершая свое воинственное движение, они имели во главе своей человека, который, и для себя и для них, мог бы оправдывать имеющие совершиться обманы, грабежи и убийства, которые сопутствовали этому движению.