Штабс-капитан

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Штабс-капитан царской армии (1855—1917)

Штабс-капита́н — обер-офицерский чин в русской армии, а также в армиях других стран.

В армейской кавалерии ему соответствовал чин штабс-ротмистр, а в казачьих войскахподъесаул.





История

В Русской армии чин введён в 1798 году, до того (с 1705 года) назывался капитан-поручик (при Петре I — также капитан-лейтенант).

До 1884 года относился к X классу табели, а с 1884-го — к IX классу Табели о рангах. По должности штабс-капитан обычно был командиром роты.

В дореволюционной Русской императорской армии (а также и в Белой армии) штабс-капитан младше капитана, но в других старых и нынешних вооружённых силах государств (например, в Бундесвере) штабс-капитан (штабс-гауптман) старше капитана.

Образцы знаков различий Штабс-капитана и эквивалент в Российской императорской флоте
Чин
Российский императорский флот (РИФ)

Русская императорская армия (РИА)

нарукавый знак
погон
эполет
один широкий
галун
в 3/4 с завидком
и два узких
без завидка
[1]
Код 9
Класс
по Табели о рангах

IX

нарукавный
знак
(1917)
Инженер-механик
штабс-капитан
(1913—1917)
Штабс-капитан
инженер-механик
(1905—1913)
Штабс-капитан
по адмиралтейству
(1904—1917)
Штабс-капитан
морской
артиллерии
(1904—1917)
Штабс-капитан
флотских
штурманов
(1904—1917)
Штабс-капитан
РИА
(1904—1917)
Штабс-капитан
Орловский 36-й
пехотный полк

(1904—1909)
Штабс-капитан
Невский 1-й
пехотный полк

(1911)
Подъесаул
казачье
войско
(1904—1909)

Последовательность воинского чина и военного звания
младший войсковой чин:
Поручик


Штабс-капитан
старший чин,
старшее войсковое звание:
Капитан

младшее войсковое звание:
Старший лейтенант

В литературе

  • Куприн А. И. «[www.klassika.ru/read.html?proza/kuprin/rybnikov.txt&page=0 Штабс-капитан Рыбников]»
  • Владислав Худяков. «Штабс-капитан»

См. также

Напишите отзыв о статье "Штабс-капитан"

Примечания

  1. Приказ Морского министерства № 125 от 16 апреля 1917 г.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Штабс-капитан

– Un cosaque de Platow [Платовский казак.] говорит, что корпус Платова соединяется с большой армией, что Кутузов назначен главнокомандующим. Tres intelligent et bavard! [Очень умный и болтун!]
Наполеон улыбнулся, велел дать этому казаку лошадь и привести его к себе. Он сам желал поговорить с ним. Несколько адъютантов поскакало, и через час крепостной человек Денисова, уступленный им Ростову, Лаврушка, в денщицкой куртке на французском кавалерийском седле, с плутовским и пьяным, веселым лицом подъехал к Наполеону. Наполеон велел ему ехать рядом с собой и начал спрашивать:
– Вы казак?
– Казак с, ваше благородие.
«Le cosaque ignorant la compagnie dans laquelle il se trouvait, car la simplicite de Napoleon n'avait rien qui put reveler a une imagination orientale la presence d'un souverain, s'entretint avec la plus extreme familiarite des affaires de la guerre actuelle», [Казак, не зная того общества, в котором он находился, потому что простота Наполеона не имела ничего такого, что бы могло открыть для восточного воображения присутствие государя, разговаривал с чрезвычайной фамильярностью об обстоятельствах настоящей войны.] – говорит Тьер, рассказывая этот эпизод. Действительно, Лаврушка, напившийся пьяным и оставивший барина без обеда, был высечен накануне и отправлен в деревню за курами, где он увлекся мародерством и был взят в плен французами. Лаврушка был один из тех грубых, наглых лакеев, видавших всякие виды, которые считают долгом все делать с подлостью и хитростью, которые готовы сослужить всякую службу своему барину и которые хитро угадывают барские дурные мысли, в особенности тщеславие и мелочность.
Попав в общество Наполеона, которого личность он очень хорошо и легко признал. Лаврушка нисколько не смутился и только старался от всей души заслужить новым господам.
Он очень хорошо знал, что это сам Наполеон, и присутствие Наполеона не могло смутить его больше, чем присутствие Ростова или вахмистра с розгами, потому что не было ничего у него, чего бы не мог лишить его ни вахмистр, ни Наполеон.
Он врал все, что толковалось между денщиками. Многое из этого была правда. Но когда Наполеон спросил его, как же думают русские, победят они Бонапарта или нет, Лаврушка прищурился и задумался.
Он увидал тут тонкую хитрость, как всегда во всем видят хитрость люди, подобные Лаврушке, насупился и помолчал.
– Оно значит: коли быть сраженью, – сказал он задумчиво, – и в скорости, так это так точно. Ну, а коли пройдет три дня апосля того самого числа, тогда, значит, это самое сражение в оттяжку пойдет.
Наполеону перевели это так: «Si la bataille est donnee avant trois jours, les Francais la gagneraient, mais que si elle serait donnee plus tard, Dieu seul sait ce qui en arrivrait», [«Ежели сражение произойдет прежде трех дней, то французы выиграют его, но ежели после трех дней, то бог знает что случится».] – улыбаясь передал Lelorgne d'Ideville. Наполеон не улыбнулся, хотя он, видимо, был в самом веселом расположении духа, и велел повторить себе эти слова.
Лаврушка заметил это и, чтобы развеселить его, сказал, притворяясь, что не знает, кто он.
– Знаем, у вас есть Бонапарт, он всех в мире побил, ну да об нас другая статья… – сказал он, сам не зная, как и отчего под конец проскочил в его словах хвастливый патриотизм. Переводчик передал эти слова Наполеону без окончания, и Бонапарт улыбнулся. «Le jeune Cosaque fit sourire son puissant interlocuteur», [Молодой казак заставил улыбнуться своего могущественного собеседника.] – говорит Тьер. Проехав несколько шагов молча, Наполеон обратился к Бертье и сказал, что он хочет испытать действие, которое произведет sur cet enfant du Don [на это дитя Дона] известие о том, что тот человек, с которым говорит этот enfant du Don, есть сам император, тот самый император, который написал на пирамидах бессмертно победоносное имя.