Штрафные воинские подразделения

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Штрафные части — формирования (специальные воинские части) действующей армии, куда в военное время в качестве наказания направлялись военнослужащие, совершившие преступления (кроме тяжких преступлений, за которые полагалась смертная казнь) и осуждённые приговором военного трибунала с применением отсрочки исполнения приговора до окончания войны (последнее характерно только для ВС СССР, так как в вермахте осуждённый не мог рассчитывать на перевод из штрафной части в обычную).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2295 дней]

Во время Второй мировой войны в РККА штрафные части существовали в виде отдельных штрафных батальонов и отдельных штрафных рот. В авиационных соединениях предполагалось создавать отдельные штрафные эскадрильи.

Помимо Красной Армии, штрафные части и подразделения имелись в вооружённых силах других государств.

Штрафник — наименование бойца штрафной части.





История

Первые штрафные части были сформированы в русской армии в сентябре 1917 года. Однако поскольку к тому времени фронт уже практически был развален, штрафные части участия в боях не принимали и буквально через несколько месяцев были расформированы.

В запасных войсках РККА по распоряжению Л. Д. Троцкого стали формировать штрафные подразделения. В телеграмме реввоенсовету 14-й армии Южного фронта от 18 июня 1919 года Троцкий отмечал:
«При запасном батальоне может быть организована штрафная рота для дезертиров и провинившихся в более серьёзных нарушениях дисциплины и долга. Все части Красной Армии должны быть пропущены через запасные батальоны»[1].

Штрафные части в СССР[2]

До сих пор нет ясности с количеством ОШБ и ОШР с их численностью. 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1 048 отдельных штрафных рот (ОШР).

«Женщин в штрафные роты не направляли. Для отбытия наказания они направлялись в тыл… Нет в штрафных ротах и медработников. При получении задания присылают из медсанбата или соседнего полка медсестру»[3].

Самой первой штрафной ротой во время Великой Отечественной войны была сформирована Отдельная штрафная рота 42-й армии Ленинградского фронта — 25 июля 1942 года, за 3 дня до знаменитого Приказа № 227, официально вводившего штрафные батальоны. В составе 42-й армии она воевала до 10 октября 1942 года и была расформирована. Самой последней отдельной штрафной ротой была 32-я армейская отдельная штрафная рота 1-й Ударной армии, расформированная 6 июня 1945 года.
Приказ о направлении в штрафные части военнослужащих, осуждённых военными трибуналами с применением отсрочки исполнения приговора до окончания войны № 323, 16 октября 1942 г.

Народный комиссар обороны тов. Сталин в приказе № 227 указал, что главной причиной наших временных неудач на фронте является слабая дисциплина в войсках:

  • «Не хватает порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях, в танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток».
  • Сказанное Народным комиссаром обороны тов. Сталиным о войсках действующей армии целиком и полностью относится и к войскам органов внутренних дел. В запасных частях, в учебных центрах, учебных бригадах и полках, в местных стрелковых частях, новых формированиях и в военных училищах воспитание и дисциплина всё ещё находятся на низком уровне. Это происходит в значительной степени потому, что командный и начальствующий состав в ряде случаев не служит примером дисциплинированности и требовательности, сам не использует всей полноты предоставленной ему власти и не требует этого от подчинённых. В результате на фронт приносится неорганизованность, расхлябанность, и, как следствие этого, малодушие и трусость перед лицом врага, дезертирство и другие преступления.
  • Многие дезертиры, а также расхитители военного имущества, пьяницы, злостные нарушители воинской дисциплины и прочие неустойчивые элементы, осуждённые военными трибуналами с применением отсрочки исполнения приговора до окончания войны, фактически избегают наказания.
  • Осуждённые попадают в запасные части и направляются в действующую армию вместе со всеми честными бойцами в составе маршевых пополнений. Нередко эти лица, находясь в запасных частях, а также в пути следования на фронт, ведут разлагающую работу, а прибыв на место, растворяются в общей массе и многие из них скрывают свою судимость.
  • Таким образом судебный приговор не достигает цели, подрывается авторитет суда и по существу наносится вред войсковым частям, куда эти люди прибывают.
  • В соответствии с приказом Народного комиссара обороны тов. Сталина от 28 июля с. г. № 227 и положениями о штрафных батальонах и ротах действующей армии (приказ НКО 1942 г. № 298) приказываю:
  • 1. Всех военнослужащих, осуждённых военными трибуналами за воинские и другие преступления с применением отсрочки исполнения приговора до окончания войны, отправлять в штрафные части действующей армии на срок от одного до трёх месяцев: красноармейцев и младших командиров — в штрафные роты, лиц командного и начальствующего состава — в штрафные батальоны.

Если срок пребывания в штрафной части не определён в судебном приговоре, то он устанавливается приказом командира войсковой части, в которой находится осуждённый (или начальника гарнизона), сообразуясь с назначенной военным трибуналом мерой наказания.

Срок пребывания в штрафных частях исчисляется с момента фактического прибытия осуждённого в штрафную часть.

  • 2. Отправку в штрафные части осуждённых военными трибуналами действующей армии возложить на командиров частей, а в случаях осуждения вне места расположения своей части — на начальников гарнизонов.
  • 3. Для отправки в штрафные части осуждённых военными трибуналами внутренних округов сводить их в особые маршевые роты (или команды) в пунктах по указанию военных советов округов, откуда при именном списке с копиями приговоров и приказов немедленно отправлять в распоряжение военного совета фронта для дальнейшего направления в штрафные части.

Для сопровождения штрафников назначать опытных и энергичных командиров, младших командиров и красноармейцев, способных поддержать строгий порядок и дисциплину в пути.

Заместитель Народного комиссара обороны СССР армейский комиссар I ранга Е. Щаденко

ЦАМО, ф. 4, оп. 12, д. 106, л. 106—108. Подлинник.

За всю войну (то есть не одновременно) на всех фронтах всего было 65 отдельных штрафных батальонов и 1037 отдельных штрафных рот[4]. Обычно эти части расформировывались через несколько месяцев. С 1942 по 1945 просуществовал только один отдельный штрафной батальон — 9-й отдельный штрафной.

За все годы Великой Отечественной войны через штрафные части прошло, по некоторым данным, 427 910 человек. Если учесть, что за всю войну через вооружённые силы СССР прошло 34 476 700 человек,[5] то доля бойцов и командиров (офицеров) РККА, прошедших через штрафные части за весь период Великой Отечественной войны, составляет примерно 1,24 %.

Например, в 1944 году общие потери Красной Армии (убитые, раненые, пленные, заболевшие) — 6 503 204 человек; из них штрафников — 170 298. Всего в 1944 году в Красной Армии имелось 11 отдельных штрафных батальонов по 226 человек в каждом и 243 отдельные штрафные роты по 102 человека в каждой. Среднемесячная численность армейских отдельных штрафных рот в 1944 году на всех фронтах колебалась от 204 до 295. Наивысшая точка ежедневной численности армейских отдельных штрафных рот (335 рот) была достигнута 20 июля 1943 годаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4026 дней].

Среднемесячные потери постоянного и переменного личного состава всех штрафных частей за год составили 14 191 чел., или 52 % от среднемесячной их численности (27 326 чел.). Это в 3-6 раз больше, чем общие среднемесячные потери личного состава в обычных войсках в тех же наступательных операциях 1944 г.[6]

Женщин в штрафные части за совершённые ими преступления не направляли.

Отдельный штрафной батальон

Отдельный штрафной батальон (штрафбат, штрафб) — штрафная часть в ранге отдельного батальона.

В Красной Армии туда направлялись военнослужащие среднего командного (офицерского) состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Данные части формировались по приказу народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942. Положение о штрафных батальонах Действующей армии утверждено Приказом наркома обороны СССР № 298 28 сентября 1942 года[7]. В пределах фронтов штрафбаты формировались в количестве от 1 до 3 (смотря по обстановке). В них насчитывалось по 800 человек. Командовали штрафбатами кадровые командиры (офицеры).

Все освобождённые из отдельного штрафного батальона восстанавливались в звании и во всех правах. В случае гибели семье полагалась пенсия на общих основаниях из оклада по последней должности до направления в отдельный штрафной батальон.

Отдельная штрафная рота

Отдельная штрафная рота (штрафрота) — штрафная часть в ранге отдельной роты.

В Красной Армии туда направлялись военнослужащие рядового и младшего командного (сержантского) состава всех родов войск, осуждённые за воинские или общеуголовные преступления. Данные подразделения формировались по приказу народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года в пределах армий в количестве от 5 до 10 (смотря по обстановке). В них насчитывалось по 150—200 человек. Командовали штрафными ротами кадровые офицеры.

Штрафная авиаэскадрилья

Штрафные авиационные эскадрильи предполагалось создавать согласно Директиве Ставки ВГК № 170549, для лётчиков, которые проявили саботаж, трусость и шкурничество.

Основания, чтобы попасть в штрафную эскадрилью, — те же, а вернуться в часть позволяло только число и итоги боевых вылетов[8][9].

Однако распространения они не получили. Приказом НКО № 0685 от 9 сентября 1942 г. предписывалось отправлять провинившихся лётчиков в пехоту.

Гриф «Секретно» с документов по штрафным эскадрильям и делам штрафников был снят только в 2004 году[8].

Известные подразделения в ВВС РККА[10]:

  • Группа штрафников 3-й воздушной армии (командир группы — майор И. Е. Федоров);
  • Истребительная штрафная авиационная эскадрилья при 268-й истребительной авиационной дивизии 8-й воздушной армии;
  • Штурмовая штрафная авиационная эскадрилья при 206-й штурмовой авиадивизии 8-й воздушной армии (811-й штурмовой авиационный полк, Ил-2, командир аэ — капитан П. Ф. Забавских);
  • Легкобомбардировочная штрафная авиаэскадрилья при 272-й ночной бомбардировочной дивизии 8-й воздушной армии (У-2, первый командир аэ — старший лейтенант И. М. Семертей).

Отдельные штурмовые стрелковые батальоны

Появились в 1943 году[11]. Формировались из военнослужащих рядового и командно-начальствующего состава, находившихся длительное время на территории оккупированной противником (в плену, в окружении, в партизанах) и тем самым потенциально находящихся под подозрением в возможном сотрудничестве с врагом. Срок пребывания — 2 месяца участия в боях, либо до награждения орденом за проявленную доблесть в бою или до первого ранения, после чего личный состав при наличии хороших аттестаций мог быть назначен в полевые войска на соответствующие должности. Переменный состав не лишался воинских званий, так как не был осуждён трибуналом, но при этом все бойцы переменного состава были рядовыми солдатами-«штурмовиками». Чаще всего туда попадали бойцы освобождённые из плена после соответствующих фильтрационных мероприятий (см. Приказ № Орг/2/1348 от 01.08.1943).[11]

Штат штрафных частей

Личный состав штрафбатов и штрафрот делился на переменный и постоянный состав. Переменный состав представлял собою непосредственно штрафников, находившихся в подразделении временно до отбытия срока наказания (до трёх месяцев), перевода в обычную часть за проявленное личное мужество, либо по ранению. Постоянным составом являлись командиры подразделений от взвода и выше, назначавшиеся из числа кадровых офицеров, политработники, штабные работники (связисты, писари и др.) и медицинский персонал.

Лицам из числа постоянного состава служба в штрафном подразделении компенсировалась рядом льгот — при начислении пенсии один месяц службы засчитывался за шесть месяцев стажа, офицеры получали повышенное денежное довольствие (командир взвода получал на 100 рублей больше, чем его коллега в обычной части) и усиленное снабжение по продовольственному аттестату, рядовой и младший начальствующий состав получал повышенное продовольственное обеспечение.

Штат штрафного батальона насчитывал 800 человек, штрафной роты — 200.

Основания направления в штрафные части

Основанием для направления военнослужащего в штрафное воинское подразделение служил приказ командования в связи с нарушением воинской дисциплины или приговор суда за совершение воинского или общеуголовного преступления (за исключением преступления, по которому как мера наказания была предусмотрена смертная казнь)[12][13].

В качестве альтернативной меры наказания допускалось направление в штрафные роты гражданских лиц, осуждённых судом и по приговору суда за совершение нетяжких и средней тяжести общеуголовных преступлений. Лица, осуждённые за тяжкие и государственные преступления, отбывали наказания в местах лишения свободы[12][13].

В соответствии с действующими на тот момент нормативно-правовыми актами, регулирующими порядок направления в штрафные части, комплектование указанных частей лицами, отбывающими наказание за тяжкие уголовные преступления, а также за государственные преступления (т. н. «политические») не разрешалось[12][13]. Лица, уже отбывающие наказание в местах лишения свободы, согласно действовавшим на тот момент УПК и ИТК, обязаны были отбыть весь положенный срок только в учреждениях исполнения наказания. По этой же причине не могли быть направлены в штрафные роты отбывающие наказание «воры в законе».

В виде исключения, по личному ходатайству Наркома внутренних дел Л. Берии, лица из числа осуждённых, отбывающих наказание в исправительно-трудовых лагерях, колониях-поселениях, независимо от состава совершённого преступления (за исключением лиц, осуждённых за тяжкие общеуголовные преступления и особо тяжкие государственные), могли быть амнистированы или условно-досрочно освобождены за примерное поведение и перевыполнение плана, и только после этого призывались в действующую армию в регулярные части на общих основаниях.

В то же время имелись отдельные случаи направления в штрафные подразделения «политических» заключённых (в частности, в 1942 году в 45-ю штрафную роту был направлен осуждённый в 1941 году на 5 лет лагерей по 58-й статье Владимир Карпов, ставший впоследствии Героем Советского Союза и известным писателем)[14][15].

Основания освобождения из штрафных частей

Основаниями для освобождения лиц, отбывающих наказание в штрафных войсковых подразделениях, являлись:

  • Отбытие срока наказания (не более трёх месяцев). Осуждённые на 10 лет — 3 месяца, от 5 до 8 лет — 2 месяца, до 5 лет — 1 месяц.
  • Для штрафных эскадрилий — число и итоги боевых вылетов.
  • Получение военнослужащим, отбывающим наказание, средней тяжести или тяжёлого ранения, требовавшего госпитализации.
  • Досрочно решением военного совета армии по ходатайству командира штрафного войскового подразделения в виде поощрения в отношении военнослужащих, проявивших исключительное мужество и храбрость.

Награждение в штрафных частях

За проявленные отвагу, мужество и героизм в боях, военнослужащие, отбывающие наказание, (переменный состав) на усмотрение командира роты (батальона) могли быть награждены.
В песне Высоцкого «Штрафные батальоны» есть строки:

И если не поймаешь в грудь свинец,

Медаль на грудь поймаешь «За отвагу».

Штрафные формирования в вермахте

Ещё в 1936 году были созданы дисциплинарные части — так называемые «Особые подразделения» (Sonderabteilungen). Туда посылались солдаты, отбывшие срок лишения свободы, а также те, кому воинскую обязанность по тем или иным причинам меняли на «место службы, заменяющее военную службу».

После начала Второй мировой войны, в 1940 году, были созданы «Полевые особые подразделения», которые должны были размещаться в «зонах непосредственной опасности». Помимо сухопутных войск, аналогичные структуры были сформированы в авиации и на флоте[16]. В штрафные подразделения вермахта переводили на срок от трёх до пяти лет. То есть, в отличие от РККА, в вермахте осуждённый не мог рассчитывать на перевод из штрафного подразделения в обычное — ни на основании ранения, ни за совершение героического поступка.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2295 дней]

В штрафных подразделениях вермахта в отличие от РККА военнослужащих не лишали званий и наград, но на этот период повышение в звании и награждения не полагались. Существовали солдатские, унтер-офицерские и офицерские подразделения вермахта.

В декабре 1940 года были образованы «исправительные части 500» (Bewährungstruppe 500) — так называемые «пятисотые батальоны» (500-й, 540-й, 550-й, 560-й, 561-й[17]). После нападения Германии на СССР эти части активно применялись на Восточном фронте. Всего за время войны через них прошло около 30 тысяч человек.

Ещё одной разновидностью немецких штрафных частей стала созданная в октябре 1942 года так называемая «формация солдат второго класса» — 999-й батальон (из уголовников и «политических») в Северной Африке.

Также, существовали полевые штрафные подразделения (Feldstrafgefangenabteilungen), которые комплектовались непосредственно в зоне боевых действий из числа военнослужащих, совершивших преступления и проступки.

Штрафные войсковые формирования Великобритании

В произведениях искусства

Кинематограф

также штрафники фигурируют в:

Литература
  • Антон Кротков. Воздушный штрафбат. — М. Астрель; Русь-Олимп, 2010. — ISBN 978-5-271-23964-9, 978-5-9648-0278-5 — роман о бойцах штрафной истребительной эскадрильи.
Игры
  • Штрафбат (Россия, 2012)
  • Battlefield: Bad Company: герои игры служат в вымышленном штрафном батальоне американской армии
  • В настольной игре Warhammer 40,000 штрафные легионы (англ. The Penal Legions)являются одним из доступных отрядов фракции Имперская Гвардия.

См. также

Напишите отзыв о статье "Штрафные воинские подразделения"

Литература

  • Краснов В. Г., Дайнес В. О. Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт. — М.: Олма-Пресс, 2000. — (Серия: Архив) — ISBN 5-224-01104-3
  • Пыльцын А. В. Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов. — М.: Вече, 2012. — 592 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9533-5737-1.
  • Пыльцын А. В. Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта. — М.: ИВЦ Минфина, 2010. — 480 с. — 1500 экз. — ISBN 978-985-6921-61-5.
  • Пыльцын А. В. Главная книга о штрафбатах. — М.: Яуза, Эксмо, 2009. — 512 с. — (Военно-исторический бестселлер). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-37226-3.
  • Дайнес В. О. Штрафбаты и заградотряды Красной Армии — М.: Эксмо, 2008. — (Серия: Великая Отечественная: Цена Победы) — 448 с. — ISBN 978-5-699-25316-6
  • Пыльцын А. В. Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 544 с. — (Великая Отечественная: Неизвестная война). — ISBN 978-5-699-21470-9.
  • Пыхалов И., Пыльцын А., Васильченко А. Штрафбаты по обе стороны фронта. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 544 с. — (Военно-исторический сборник). — 7000 экз. — ISBN 978-5-699-24446-1.
  • Рубцов Ю. В. Штрафники Великой Отечественной. В жизни и на экране. — М.: Вече, 2007. — (Серия: Военные тайны ХХ века) — 432 с. — ISBN 978-5-9533-2219-5
  • Сукнев М. Записки командира штрафбата. Воспоминания комбата. 1941—1945. — (Серия: На линии фронта. Правда о войне) — М.: Центрполиграф, 2006. — 264 с. — ISBN 978-5-9524-2746-4
  • Пыльцын А. В. [lib.ru/MEMUARY/1939-1945/PEHOTA/pylcin.txt Штрафной удар, или Как офицерский штрафбат дошёл до Берлина]. — СПб.: Знание, ИВЭСЭП, 2003. — 295 с. — 1000 экз. — ISBN 5-7320-0714-8.
  • Громов А. Правда о штрафбатах и заградотрядах во Второй мировой. — Харьков-Белгород: Клуб семейного досуга, 2010. — 416 с. — 15 000 экз. — ISBN 978-5-9910-1178-5
  • Вейгман Сергей Маркович. [grani.ru/Culture/m.39327.html Песни штрафников]]. — К.: Планета людей, 2001.

Ссылки

  • Арестантские роты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • [grachev62.narod.ru/stalin/t18/t18_269.htm Положения о штрафных батальонах и штрафных ротах]
  • [web.archive.org/web/20040825091228/www.geocities.com/capitolhill/parliament/7231/pr_227.htm Приказ Народного комиссара обороны Союза ССР № 227]
  • [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=853&Itemid=30 Приказ № 004/0073/006/23 от 26 января 1944 года] «Примечания 2 к статье 28 УК РСФСР (и соответствующих статей УК других союзных республик)»
  • Юрий Рубцов, полковник запаса, доктор исторических наук, профессор Военного Университета МО РФ. [vimeo.com/38817976 Проект «Реальная война — вопросы историкам». О штрафных ротах и штрафных батальонах]
  • Юрий Веремеев. [armor.kiev.ua/army/hist/strafniki.shtml Штрафники] («Анатомия Армии»)
  • Юрий Веремеев. [archive.russia-today.ru/2004/no_20/20_comment.htm Ложь и правда о штрафниках.] (приведены выдержки из документов)
  • Тонин М. И. [www.srpo.ru Штрафные, штурмовые и дисциплинарные подразделения]
  • Пыхалов И. В. [specnaz.ru/article/?1182 Штрафники: правда и вымысел]
  • Пыльцын А. В. [samlib.ru/a/ali_s/vov3.shtml Штрафной удар] (Правда о штрафбатах-1)
  • Новиков В. Н. [samlib.ru/n/nowikow_w_n Штрафной батальон]
  • Замятин С. С. [samlib.ru/z/zamjatin_s_s/vrem_boets.shtml Временные бойцы]
  • Андрей Мороз. [old.redstar.ru/2008/01/16_01/4_01.html Штрафной удар с неба] // «Красная звезда»
  • [clubs.ya.ru/4611686018427454210/posts.xml?tb=190 История — Штрафные эскадрильи]
  • Андрей Васильченко. [vtabakerke.ru/page,16,andrej_vasilchenko_shtrafbaty_gitlera_zhivye_mertvecy_vermaxta.html Штрафбаты Гитлера. «Живые мертвецы» Вермахта]
  • д/ф «Улыбка дракона»[19] (Россия, 2007)
  • д/ф [video.yandex.ru/users/dr-lecktor/view/178/ «Сталинские соколы. Крылатый штрафбат»] (Россия, 2009)
  • д/ф [www.youtube.com/watch?v=rJUYBIGI6yE&feature=related «Штрафбат»] из цикла Алтарь Победы
  • д/ф [vimeo.com/38817976 «Штрафные батальоны»] из цикла «Реальная война — вопросы историкам» (Россия, 2012)

Примечания

  1. Краснов В. Г., Дайнес В. О. Неизвестный Троцкий. Красный Бонапарт. — М.: Олма-Пресс, 2000. — (Серия: Архив) — С. 196—197. — ISBN 5-224-01104-3
  2. Вадим Телицын. Мифы о штрафбатах. — Москва: Эксмо, 2010. — С. 224. — 55 с. — ISBN 978-5-699-41326-3.
  3. Вадим Телицын. .
  4. В. Мединский. Война. Мифы СССР 1939—1945. — М.: Олма медиа групп, 2011. — С. 197. — ISBN 978-5-373-04079-2
  5. [rus-sky.com/history/library/w/w05.htm#_Toc536603354 Россия и СССР в войнах XX века. Глава V. Великая Отечественная война]
  6. [encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=11205690@cmsArticle Штрафбаты и заградотряды Красной Армии в годы Великой Отечественной войны] // encyclopedia.mil.ru
  7. [grachev62.narod.ru/stalin/t18/t18_269.htm Сталин И. В. Сочинения. — Т. 18, с. 615—620]
  8. 1 2 В. Мединский. Война. Мифы СССР 1939—1945. — М.: Олма медиа групп, 2011. — С. 204. — ISBN 978-5-373-04079-2
  9. Андрей Мороз. [old.redstar.ru/2008/01/16_01/4_01.html Штрафной удар с неба] // «Красная звезда» 16.01.2008
  10. Владимир Дайнес. [stat.mil.ru/winner_may/history/more.htm?id=11697680@cmsArticle Штрафные подразделения бронетанковых и механизированных войск, кавалерии, ВВС, ВМФ в годы Великой Отечественной войны] (рус.). Министерство обороны РФ. 22-й научно-исследовательский отдел 2-го научно-исследовательского управления Научно-исследовательского института (военной истории) ВАГШ ВС РФ (10 апреля 2016). Проверено 10 апреля 2016.
  11. 1 2 Приказ № Орг/2/1348 от 01.08.1943
  12. 1 2 3 [grachev62.narod.ru/stalin/t18/t18_269.htm Положения о штрафных батальонах и штрафных ротах]
  13. 1 2 3 [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=853&Itemid=30 Приказ № 004/0073/006/23 от 26 января 1944 года «Примечания 2 к статье 28 УК РСФСР (и соответствующих статей УК других союзных республик»]
  14. Андрей Гавриленко. [old.redstar.ru/2006/05/06_05/5_01.html «Маршальский жезл» Владимира Карпова] // Красная звезда, 6 мая 2006.
  15. [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1019 Герой Советского Союза Карпов Владимир Васильевич]
  16. Пересвет А. По ту сторону прицела, по эту сторону души. // Хенс В., Пересвет А. По другую сторону войны. — М.: Интерэксперт, 2005. — С. 273—274. — ISBN 5-85523-043-0
  17. 561 батальон очень жестоко дрался в России, под Ленинградом на Синявинских высотах, которые были взяты советскими войсками крайне дорогой ценой
  18. [www.youtube.com/watch?v=vtvk9JeB6cg&list=RDxw7z1r6Xcc4&index=22 В. Высоцкий — «Штрафные батальоны»]
  19. В основу документального фильма положены личные дела тех, кто по разным причинам во время Великой Отечественной войны попал в плен или был направлен в штрафные подразделения. Используемая хроника оставлена целой без редактуры и перемонтажа. Звучат тексты военных приказов, следственных протоколов, солдатских писем. [74.86.94.186/tv/dokumentalnyie-filmyi-online/ulyibka-drakona/300794/]

Отрывок, характеризующий Штрафные воинские подразделения

– Князь, я вас не звал к себе, идите, пожалуйста, идите! – Он вскочил и отворил ему дверь.
– Идите же, – повторил он, сам себе не веря и радуясь выражению смущенности и страха, показавшемуся на лице князя Василия.
– Что с тобой? Ты болен?
– Идите! – еще раз проговорил дрожащий голос. И князь Василий должен был уехать, не получив никакого объяснения.
Через неделю Пьер, простившись с новыми друзьями масонами и оставив им большие суммы на милостыни, уехал в свои именья. Его новые братья дали ему письма в Киев и Одессу, к тамошним масонам, и обещали писать ему и руководить его в его новой деятельности.


Дело Пьера с Долоховым было замято, и, несмотря на тогдашнюю строгость государя в отношении дуэлей, ни оба противника, ни их секунданты не пострадали. Но история дуэли, подтвержденная разрывом Пьера с женой, разгласилась в обществе. Пьер, на которого смотрели снисходительно, покровительственно, когда он был незаконным сыном, которого ласкали и прославляли, когда он был лучшим женихом Российской империи, после своей женитьбы, когда невестам и матерям нечего было ожидать от него, сильно потерял во мнении общества, тем более, что он не умел и не желал заискивать общественного благоволения. Теперь его одного обвиняли в происшедшем, говорили, что он бестолковый ревнивец, подверженный таким же припадкам кровожадного бешенства, как и его отец. И когда, после отъезда Пьера, Элен вернулась в Петербург, она была не только радушно, но с оттенком почтительности, относившейся к ее несчастию, принята всеми своими знакомыми. Когда разговор заходил о ее муже, Элен принимала достойное выражение, которое она – хотя и не понимая его значения – по свойственному ей такту, усвоила себе. Выражение это говорило, что она решилась, не жалуясь, переносить свое несчастие, и что ее муж есть крест, посланный ей от Бога. Князь Василий откровеннее высказывал свое мнение. Он пожимал плечами, когда разговор заходил о Пьере, и, указывая на лоб, говорил:
– Un cerveau fele – je le disais toujours. [Полусумасшедший – я всегда это говорил.]
– Я вперед сказала, – говорила Анна Павловна о Пьере, – я тогда же сейчас сказала, и прежде всех (она настаивала на своем первенстве), что это безумный молодой человек, испорченный развратными идеями века. Я тогда еще сказала это, когда все восхищались им и он только приехал из за границы, и помните, у меня как то вечером представлял из себя какого то Марата. Чем же кончилось? Я тогда еще не желала этой свадьбы и предсказала всё, что случится.
Анна Павловна по прежнему давала у себя в свободные дни такие вечера, как и прежде, и такие, какие она одна имела дар устроивать, вечера, на которых собиралась, во первых, la creme de la veritable bonne societe, la fine fleur de l'essence intellectuelle de la societe de Petersbourg, [сливки настоящего хорошего общества, цвет интеллектуальной эссенции петербургского общества,] как говорила сама Анна Павловна. Кроме этого утонченного выбора общества, вечера Анны Павловны отличались еще тем, что всякий раз на своем вечере Анна Павловна подавала своему обществу какое нибудь новое, интересное лицо, и что нигде, как на этих вечерах, не высказывался так очевидно и твердо градус политического термометра, на котором стояло настроение придворного легитимистского петербургского общества.
В конце 1806 года, когда получены были уже все печальные подробности об уничтожении Наполеоном прусской армии под Иеной и Ауерштетом и о сдаче большей части прусских крепостей, когда войска наши уж вступили в Пруссию, и началась наша вторая война с Наполеоном, Анна Павловна собрала у себя вечер. La creme de la veritable bonne societe [Сливки настоящего хорошего общества] состояла из обворожительной и несчастной, покинутой мужем, Элен, из MorteMariet'a, обворожительного князя Ипполита, только что приехавшего из Вены, двух дипломатов, тетушки, одного молодого человека, пользовавшегося в гостиной наименованием просто d'un homme de beaucoup de merite, [весьма достойный человек,] одной вновь пожалованной фрейлины с матерью и некоторых других менее заметных особ.
Лицо, которым как новинкой угащивала в этот вечер Анна Павловна своих гостей, был Борис Друбецкой, только что приехавший курьером из прусской армии и находившийся адъютантом у очень важного лица.
Градус политического термометра, указанный на этом вечере обществу, был следующий: сколько бы все европейские государи и полководцы ни старались потворствовать Бонапартию, для того чтобы сделать мне и вообще нам эти неприятности и огорчения, мнение наше на счет Бонапартия не может измениться. Мы не перестанем высказывать свой непритворный на этот счет образ мыслей, и можем сказать только прусскому королю и другим: тем хуже для вас. Tu l'as voulu, George Dandin, [Ты этого хотел, Жорж Дандэн,] вот всё, что мы можем сказать. Вот что указывал политический термометр на вечере Анны Павловны. Когда Борис, который должен был быть поднесен гостям, вошел в гостиную, уже почти всё общество было в сборе, и разговор, руководимый Анной Павловной, шел о наших дипломатических сношениях с Австрией и о надежде на союз с нею.
Борис в щегольском, адъютантском мундире, возмужавший, свежий и румяный, свободно вошел в гостиную и был отведен, как следовало, для приветствия к тетушке и снова присоединен к общему кружку.
Анна Павловна дала поцеловать ему свою сухую руку, познакомила его с некоторыми незнакомыми ему лицами и каждого шопотом определила ему.
– Le Prince Hyppolite Kouraguine – charmant jeune homme. M r Kroug charge d'affaires de Kopenhague – un esprit profond, и просто: М r Shittoff un homme de beaucoup de merite [Князь Ипполит Курагин, милый молодой человек. Г. Круг, Копенгагенский поверенный в делах, глубокий ум. Г. Шитов, весьма достойный человек] про того, который носил это наименование.
Борис за это время своей службы, благодаря заботам Анны Михайловны, собственным вкусам и свойствам своего сдержанного характера, успел поставить себя в самое выгодное положение по службе. Он находился адъютантом при весьма важном лице, имел весьма важное поручение в Пруссию и только что возвратился оттуда курьером. Он вполне усвоил себе ту понравившуюся ему в Ольмюце неписанную субординацию, по которой прапорщик мог стоять без сравнения выше генерала, и по которой, для успеха на службе, были нужны не усилия на службе, не труды, не храбрость, не постоянство, а нужно было только уменье обращаться с теми, которые вознаграждают за службу, – и он часто сам удивлялся своим быстрым успехам и тому, как другие могли не понимать этого. Вследствие этого открытия его, весь образ жизни его, все отношения с прежними знакомыми, все его планы на будущее – совершенно изменились. Он был не богат, но последние свои деньги он употреблял на то, чтобы быть одетым лучше других; он скорее лишил бы себя многих удовольствий, чем позволил бы себе ехать в дурном экипаже или показаться в старом мундире на улицах Петербурга. Сближался он и искал знакомств только с людьми, которые были выше его, и потому могли быть ему полезны. Он любил Петербург и презирал Москву. Воспоминание о доме Ростовых и о его детской любви к Наташе – было ему неприятно, и он с самого отъезда в армию ни разу не был у Ростовых. В гостиной Анны Павловны, в которой присутствовать он считал за важное повышение по службе, он теперь тотчас же понял свою роль и предоставил Анне Павловне воспользоваться тем интересом, который в нем заключался, внимательно наблюдая каждое лицо и оценивая выгоды и возможности сближения с каждым из них. Он сел на указанное ему место возле красивой Элен, и вслушивался в общий разговор.
– Vienne trouve les bases du traite propose tellement hors d'atteinte, qu'on ne saurait y parvenir meme par une continuite de succes les plus brillants, et elle met en doute les moyens qui pourraient nous les procurer. C'est la phrase authentique du cabinet de Vienne, – говорил датский charge d'affaires. [Вена находит основания предлагаемого договора до того невозможными, что достигнуть их нельзя даже рядом самых блестящих успехов: и она сомневается в средствах, которые могут их нам доставить. Это подлинная фраза венского кабинета, – сказал датский поверенный в делах.]
– C'est le doute qui est flatteur! – сказал l'homme a l'esprit profond, с тонкой улыбкой. [Сомнение лестно! – сказал глубокий ум,]
– Il faut distinguer entre le cabinet de Vienne et l'Empereur d'Autriche, – сказал МorteMariet. – L'Empereur d'Autriche n'a jamais pu penser a une chose pareille, ce n'est que le cabinet qui le dit. [Необходимо различать венский кабинет и австрийского императора. Австрийский император никогда не мог этого думать, это говорит только кабинет.]
– Eh, mon cher vicomte, – вмешалась Анна Павловна, – l'Urope (она почему то выговаривала l'Urope, как особенную тонкость французского языка, которую она могла себе позволить, говоря с французом) l'Urope ne sera jamais notre alliee sincere. [Ах, мой милый виконт, Европа никогда не будет нашей искренней союзницей.]
Вслед за этим Анна Павловна навела разговор на мужество и твердость прусского короля с тем, чтобы ввести в дело Бориса.
Борис внимательно слушал того, кто говорит, ожидая своего череда, но вместе с тем успевал несколько раз оглядываться на свою соседку, красавицу Элен, которая с улыбкой несколько раз встретилась глазами с красивым молодым адъютантом.
Весьма естественно, говоря о положении Пруссии, Анна Павловна попросила Бориса рассказать свое путешествие в Глогау и положение, в котором он нашел прусское войско. Борис, не торопясь, чистым и правильным французским языком, рассказал весьма много интересных подробностей о войсках, о дворе, во всё время своего рассказа старательно избегая заявления своего мнения насчет тех фактов, которые он передавал. На несколько времени Борис завладел общим вниманием, и Анна Павловна чувствовала, что ее угощенье новинкой было принято с удовольствием всеми гостями. Более всех внимания к рассказу Бориса выказала Элен. Она несколько раз спрашивала его о некоторых подробностях его поездки и, казалось, весьма была заинтересована положением прусской армии. Как только он кончил, она с своей обычной улыбкой обратилась к нему:
– Il faut absolument que vous veniez me voir, [Необходимо нужно, чтоб вы приехали повидаться со мною,] – сказала она ему таким тоном, как будто по некоторым соображениям, которые он не мог знать, это было совершенно необходимо.
– Mariedi entre les 8 et 9 heures. Vous me ferez grand plaisir. [Во вторник, между 8 и 9 часами. Вы мне сделаете большое удовольствие.] – Борис обещал исполнить ее желание и хотел вступить с ней в разговор, когда Анна Павловна отозвала его под предлогом тетушки, которая желала его cлышать.
– Вы ведь знаете ее мужа? – сказала Анна Павловна, закрыв глаза и грустным жестом указывая на Элен. – Ах, это такая несчастная и прелестная женщина! Не говорите при ней о нем, пожалуйста не говорите. Ей слишком тяжело!


Когда Борис и Анна Павловна вернулись к общему кружку, разговором в нем завладел князь Ипполит.
Он, выдвинувшись вперед на кресле, сказал: Le Roi de Prusse! [Прусский король!] и сказав это, засмеялся. Все обратились к нему: Le Roi de Prusse? – спросил Ипполит, опять засмеялся и опять спокойно и серьезно уселся в глубине своего кресла. Анна Павловна подождала его немного, но так как Ипполит решительно, казалось, не хотел больше говорить, она начала речь о том, как безбожный Бонапарт похитил в Потсдаме шпагу Фридриха Великого.
– C'est l'epee de Frederic le Grand, que je… [Это шпага Фридриха Великого, которую я…] – начала было она, но Ипполит перебил ее словами:
– Le Roi de Prusse… – и опять, как только к нему обратились, извинился и замолчал. Анна Павловна поморщилась. MorteMariet, приятель Ипполита, решительно обратился к нему:
– Voyons a qui en avez vous avec votre Roi de Prusse? [Ну так что ж о прусском короле?]
Ипполит засмеялся, как будто ему стыдно было своего смеха.
– Non, ce n'est rien, je voulais dire seulement… [Нет, ничего, я только хотел сказать…] (Он намерен был повторить шутку, которую он слышал в Вене, и которую он целый вечер собирался поместить.) Je voulais dire seulement, que nous avons tort de faire la guerre рour le roi de Prusse. [Я только хотел сказать, что мы напрасно воюем pour le roi de Prusse . (Непереводимая игра слов, имеющая значение: «по пустякам».)]
Борис осторожно улыбнулся так, что его улыбка могла быть отнесена к насмешке или к одобрению шутки, смотря по тому, как она будет принята. Все засмеялись.
– Il est tres mauvais, votre jeu de mot, tres spirituel, mais injuste, – грозя сморщенным пальчиком, сказала Анна Павловна. – Nous ne faisons pas la guerre pour le Roi de Prusse, mais pour les bons principes. Ah, le mechant, ce prince Hippolytel [Ваша игра слов не хороша, очень умна, но несправедлива; мы не воюем pour le roi de Prusse (т. e. по пустякам), а за добрые начала. Ах, какой он злой, этот князь Ипполит!] – сказала она.
Разговор не утихал целый вечер, обращаясь преимущественно около политических новостей. В конце вечера он особенно оживился, когда дело зашло о наградах, пожалованных государем.
– Ведь получил же в прошлом году NN табакерку с портретом, – говорил l'homme a l'esprit profond, [человек глубокого ума,] – почему же SS не может получить той же награды?
– Je vous demande pardon, une tabatiere avec le portrait de l'Empereur est une recompense, mais point une distinction, – сказал дипломат, un cadeau plutot. [Извините, табакерка с портретом Императора есть награда, а не отличие; скорее подарок.]
– Il y eu plutot des antecedents, je vous citerai Schwarzenberg. [Были примеры – Шварценберг.]
– C'est impossible, [Это невозможно,] – возразил другой.
– Пари. Le grand cordon, c'est different… [Лента – это другое дело…]
Когда все поднялись, чтоб уезжать, Элен, очень мало говорившая весь вечер, опять обратилась к Борису с просьбой и ласковым, значительным приказанием, чтобы он был у нее во вторник.
– Мне это очень нужно, – сказала она с улыбкой, оглядываясь на Анну Павловну, и Анна Павловна той грустной улыбкой, которая сопровождала ее слова при речи о своей высокой покровительнице, подтвердила желание Элен. Казалось, что в этот вечер из каких то слов, сказанных Борисом о прусском войске, Элен вдруг открыла необходимость видеть его. Она как будто обещала ему, что, когда он приедет во вторник, она объяснит ему эту необходимость.
Приехав во вторник вечером в великолепный салон Элен, Борис не получил ясного объяснения, для чего было ему необходимо приехать. Были другие гости, графиня мало говорила с ним, и только прощаясь, когда он целовал ее руку, она с странным отсутствием улыбки, неожиданно, шопотом, сказала ему: Venez demain diner… le soir. Il faut que vous veniez… Venez. [Приезжайте завтра обедать… вечером. Надо, чтоб вы приехали… Приезжайте.]
В этот свой приезд в Петербург Борис сделался близким человеком в доме графини Безуховой.


Война разгоралась, и театр ее приближался к русским границам. Всюду слышались проклятия врагу рода человеческого Бонапартию; в деревнях собирались ратники и рекруты, и с театра войны приходили разноречивые известия, как всегда ложные и потому различно перетолковываемые.
Жизнь старого князя Болконского, князя Андрея и княжны Марьи во многом изменилась с 1805 года.
В 1806 году старый князь был определен одним из восьми главнокомандующих по ополчению, назначенных тогда по всей России. Старый князь, несмотря на свою старческую слабость, особенно сделавшуюся заметной в тот период времени, когда он считал своего сына убитым, не счел себя вправе отказаться от должности, в которую был определен самим государем, и эта вновь открывшаяся ему деятельность возбудила и укрепила его. Он постоянно бывал в разъездах по трем вверенным ему губерниям; был до педантизма исполнителен в своих обязанностях, строг до жестокости с своими подчиненными, и сам доходил до малейших подробностей дела. Княжна Марья перестала уже брать у своего отца математические уроки, и только по утрам, сопутствуемая кормилицей, с маленьким князем Николаем (как звал его дед) входила в кабинет отца, когда он был дома. Грудной князь Николай жил с кормилицей и няней Савишной на половине покойной княгини, и княжна Марья большую часть дня проводила в детской, заменяя, как умела, мать маленькому племяннику. M lle Bourienne тоже, как казалось, страстно любила мальчика, и княжна Марья, часто лишая себя, уступала своей подруге наслаждение нянчить маленького ангела (как называла она племянника) и играть с ним.
У алтаря лысогорской церкви была часовня над могилой маленькой княгини, и в часовне был поставлен привезенный из Италии мраморный памятник, изображавший ангела, расправившего крылья и готовящегося подняться на небо. У ангела была немного приподнята верхняя губа, как будто он сбирался улыбнуться, и однажды князь Андрей и княжна Марья, выходя из часовни, признались друг другу, что странно, лицо этого ангела напоминало им лицо покойницы. Но что было еще страннее и чего князь Андрей не сказал сестре, было то, что в выражении, которое дал случайно художник лицу ангела, князь Андрей читал те же слова кроткой укоризны, которые он прочел тогда на лице своей мертвой жены: «Ах, зачем вы это со мной сделали?…»
Вскоре после возвращения князя Андрея, старый князь отделил сына и дал ему Богучарово, большое имение, находившееся в 40 верстах от Лысых Гор. Частью по причине тяжелых воспоминаний, связанных с Лысыми Горами, частью потому, что не всегда князь Андрей чувствовал себя в силах переносить характер отца, частью и потому, что ему нужно было уединение, князь Андрей воспользовался Богучаровым, строился там и проводил в нем большую часть времени.
Князь Андрей, после Аустерлицкой кампании, твердо pешил никогда не служить более в военной службе; и когда началась война, и все должны были служить, он, чтобы отделаться от действительной службы, принял должность под начальством отца по сбору ополчения. Старый князь с сыном как бы переменились ролями после кампании 1805 года. Старый князь, возбужденный деятельностью, ожидал всего хорошего от настоящей кампании; князь Андрей, напротив, не участвуя в войне и в тайне души сожалея о том, видел одно дурное.
26 февраля 1807 года, старый князь уехал по округу. Князь Андрей, как и большею частью во время отлучек отца, оставался в Лысых Горах. Маленький Николушка был нездоров уже 4 й день. Кучера, возившие старого князя, вернулись из города и привезли бумаги и письма князю Андрею.
Камердинер с письмами, не застав молодого князя в его кабинете, прошел на половину княжны Марьи; но и там его не было. Камердинеру сказали, что князь пошел в детскую.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, Петруша с бумагами пришел, – сказала одна из девушек помощниц няни, обращаясь к князю Андрею, который сидел на маленьком детском стуле и дрожащими руками, хмурясь, капал из стклянки лекарство в рюмку, налитую до половины водой.
– Что такое? – сказал он сердито, и неосторожно дрогнув рукой, перелил из стклянки в рюмку лишнее количество капель. Он выплеснул лекарство из рюмки на пол и опять спросил воды. Девушка подала ему.
В комнате стояла детская кроватка, два сундука, два кресла, стол и детские столик и стульчик, тот, на котором сидел князь Андрей. Окна были завешаны, и на столе горела одна свеча, заставленная переплетенной нотной книгой, так, чтобы свет не падал на кроватку.
– Мой друг, – обращаясь к брату, сказала княжна Марья от кроватки, у которой она стояла, – лучше подождать… после…
– Ах, сделай милость, ты всё говоришь глупости, ты и так всё дожидалась – вот и дождалась, – сказал князь Андрей озлобленным шопотом, видимо желая уколоть сестру.
– Мой друг, право лучше не будить, он заснул, – умоляющим голосом сказала княжна.
Князь Андрей встал и, на цыпочках, с рюмкой подошел к кроватке.
– Или точно не будить? – сказал он нерешительно.
– Как хочешь – право… я думаю… а как хочешь, – сказала княжна Марья, видимо робея и стыдясь того, что ее мнение восторжествовало. Она указала брату на девушку, шопотом вызывавшую его.
Была вторая ночь, что они оба не спали, ухаживая за горевшим в жару мальчиком. Все сутки эти, не доверяя своему домашнему доктору и ожидая того, за которым было послано в город, они предпринимали то то, то другое средство. Измученные бессоницей и встревоженные, они сваливали друг на друга свое горе, упрекали друг друга и ссорились.
– Петруша с бумагами от папеньки, – прошептала девушка. – Князь Андрей вышел.
– Ну что там! – проговорил он сердито, и выслушав словесные приказания от отца и взяв подаваемые конверты и письмо отца, вернулся в детскую.
– Ну что? – спросил князь Андрей.
– Всё то же, подожди ради Бога. Карл Иваныч всегда говорит, что сон всего дороже, – прошептала со вздохом княжна Марья. – Князь Андрей подошел к ребенку и пощупал его. Он горел.
– Убирайтесь вы с вашим Карлом Иванычем! – Он взял рюмку с накапанными в нее каплями и опять подошел.
– Andre, не надо! – сказала княжна Марья.
Но он злобно и вместе страдальчески нахмурился на нее и с рюмкой нагнулся к ребенку. – Ну, я хочу этого, сказал он. – Ну я прошу тебя, дай ему.
Княжна Марья пожала плечами, но покорно взяла рюмку и подозвав няньку, стала давать лекарство. Ребенок закричал и захрипел. Князь Андрей, сморщившись, взяв себя за голову, вышел из комнаты и сел в соседней, на диване.
Письма всё были в его руке. Он машинально открыл их и стал читать. Старый князь, на синей бумаге, своим крупным, продолговатым почерком, употребляя кое где титлы, писал следующее:
«Весьма радостное в сей момент известие получил через курьера, если не вранье. Бенигсен под Эйлау над Буонапартием якобы полную викторию одержал. В Петербурге все ликуют, e наград послано в армию несть конца. Хотя немец, – поздравляю. Корчевский начальник, некий Хандриков, не постигну, что делает: до сих пор не доставлены добавочные люди и провиант. Сейчас скачи туда и скажи, что я с него голову сниму, чтобы через неделю всё было. О Прейсиш Эйлауском сражении получил еще письмо от Петиньки, он участвовал, – всё правда. Когда не мешают кому мешаться не следует, то и немец побил Буонапартия. Сказывают, бежит весьма расстроен. Смотри ж немедля скачи в Корчеву и исполни!»
Князь Андрей вздохнул и распечатал другой конверт. Это было на двух листочках мелко исписанное письмо от Билибина. Он сложил его не читая и опять прочел письмо отца, кончавшееся словами: «скачи в Корчеву и исполни!» «Нет, уж извините, теперь не поеду, пока ребенок не оправится», подумал он и, подошедши к двери, заглянул в детскую. Княжна Марья всё стояла у кроватки и тихо качала ребенка.
«Да, что бишь еще неприятное он пишет? вспоминал князь Андрей содержание отцовского письма. Да. Победу одержали наши над Бонапартом именно тогда, когда я не служу… Да, да, всё подшучивает надо мной… ну, да на здоровье…» и он стал читать французское письмо Билибина. Он читал не понимая половины, читал только для того, чтобы хоть на минуту перестать думать о том, о чем он слишком долго исключительно и мучительно думал.


Билибин находился теперь в качестве дипломатического чиновника при главной квартире армии и хоть и на французском языке, с французскими шуточками и оборотами речи, но с исключительно русским бесстрашием перед самоосуждением и самоосмеянием описывал всю кампанию. Билибин писал, что его дипломатическая discretion [скромность] мучила его, и что он был счастлив, имея в князе Андрее верного корреспондента, которому он мог изливать всю желчь, накопившуюся в нем при виде того, что творится в армии. Письмо это было старое, еще до Прейсиш Эйлауского сражения.
«Depuis nos grands succes d'Austerlitz vous savez, mon cher Prince, писал Билибин, que je ne quitte plus les quartiers generaux. Decidement j'ai pris le gout de la guerre, et bien m'en a pris. Ce que j'ai vu ces trois mois, est incroyable.
«Je commence ab ovo. L'ennemi du genre humain , comme vous savez, s'attaque aux Prussiens. Les Prussiens sont nos fideles allies, qui ne nous ont trompes que trois fois depuis trois ans. Nous prenons fait et cause pour eux. Mais il se trouve que l'ennemi du genre humain ne fait nulle attention a nos beaux discours, et avec sa maniere impolie et sauvage se jette sur les Prussiens sans leur donner le temps de finir la parade commencee, en deux tours de main les rosse a plate couture et va s'installer au palais de Potsdam.
«J'ai le plus vif desir, ecrit le Roi de Prusse a Bonaparte, que V. M. soit accueillie еt traitee dans mon palais d'une maniere, qui lui soit agreable et c'est avec еmpres sement, que j'ai pris a cet effet toutes les mesures que les circonstances me permettaient. Puisse je avoir reussi! Les generaux Prussiens se piquent de politesse envers les Francais et mettent bas les armes aux premieres sommations.
«Le chef de la garienison de Glogau avec dix mille hommes, demande au Roi de Prusse, ce qu'il doit faire s'il est somme de se rendre?… Tout cela est positif.
«Bref, esperant en imposer seulement par notre attitude militaire, il se trouve que nous voila en guerre pour tout de bon, et ce qui plus est, en guerre sur nos frontieres avec et pour le Roi de Prusse . Tout est au grand complet, il ne nous manque qu'une petite chose, c'est le general en chef. Comme il s'est trouve que les succes d'Austerlitz aurant pu etre plus decisifs si le general en chef eut ete moins jeune, on fait la revue des octogenaires et entre Prosorofsky et Kamensky, on donne la preference au derienier. Le general nous arrive en kibik a la maniere Souvoroff, et est accueilli avec des acclamations de joie et de triomphe.
«Le 4 arrive le premier courrier de Petersbourg. On apporte les malles dans le cabinet du Marieechal, qui aime a faire tout par lui meme. On m'appelle pour aider a faire le triage des lettres et prendre celles qui nous sont destinees. Le Marieechal nous regarde faire et attend les paquets qui lui sont adresses. Nous cherchons – il n'y en a point. Le Marieechal devient impatient, se met lui meme a la besogne et trouve des lettres de l'Empereur pour le comte T., pour le prince V. et autres. Alors le voila qui se met dans une de ses coleres bleues. Il jette feu et flamme contre tout le monde, s'empare des lettres, les decachete et lit celles de l'Empereur adressees a d'autres. А, так со мною поступают! Мне доверия нет! А, за мной следить велено, хорошо же; подите вон! Et il ecrit le fameux ordre du jour au general Benigsen
«Я ранен, верхом ездить не могу, следственно и командовать армией. Вы кор д'арме ваш привели разбитый в Пултуск: тут оно открыто, и без дров, и без фуража, потому пособить надо, и я так как вчера сами отнеслись к графу Буксгевдену, думать должно о ретираде к нашей границе, что и выполнить сегодня.
«От всех моих поездок, ecrit il a l'Empereur, получил ссадину от седла, которая сверх прежних перевозок моих совсем мне мешает ездить верхом и командовать такой обширной армией, а потому я командованье оной сложил на старшего по мне генерала, графа Буксгевдена, отослав к нему всё дежурство и всё принадлежащее к оному, советовав им, если хлеба не будет, ретироваться ближе во внутренность Пруссии, потому что оставалось хлеба только на один день, а у иных полков ничего, как о том дивизионные командиры Остерман и Седморецкий объявили, а у мужиков всё съедено; я и сам, пока вылечусь, остаюсь в гошпитале в Остроленке. О числе которого ведомость всеподданнейше подношу, донеся, что если армия простоит в нынешнем биваке еще пятнадцать дней, то весной ни одного здорового не останется.
«Увольте старика в деревню, который и так обесславлен остается, что не смог выполнить великого и славного жребия, к которому был избран. Всемилостивейшего дозволения вашего о том ожидать буду здесь при гошпитале, дабы не играть роль писарскую , а не командирскую при войске. Отлучение меня от армии ни малейшего разглашения не произведет, что ослепший отъехал от армии. Таковых, как я – в России тысячи».