Щербицкий, Владимир Васильевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Васильевич Щербицкий<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Член Политбюро ЦК КПСС
9 апреля 1971 года — 20 сентября 1989 года
Первый секретарь ЦК Коммунистической партии Украины
25 мая 1972 года — 28 сентября 1989 года
Предшественник: Пётр Ефимович Шелест
Преемник: Владимир Антонович Ивашко
Председатель Совета Министров Украинской ССР
23 октября 1965 года — 25 мая 1972 года
Предшественник: Иван Павлович Казанец
Преемник: Александр Павлович Ляшко
Первый секретарь Днепропетровского обкома Коммунистической партии Украины,
в 1963—1964 гг. — промышленного обкома Коммунистической партии Украины
7 июля 1963 года — октябрь 1965а
Предшественник: Никита Павлович Толубеев
Преемник: Алексей Федосеевич Ватченко
Председатель Совета Министров Украинской ССР
28 февраля 1961 года — 26 июня 1963 года
Предшественник: Никифор Тимофеевич Кальченко
Преемник: Иван Павлович Казанец
Первый секретарь Днепропетровского обкома Коммунистической партии Украины
декабрь 1955 года — декабрь 1957 года
Предшественник: Андрей Павлович Кириленко
Преемник: Антон Иванович Гаевой
 
Рождение: 17 февраля 1918(1918-02-17)
Верхнеднепровск, Екатеринославская губерния, Украинская Народная Республика
Смерть: 16 февраля 1990(1990-02-16) (71 год)
Киев, Украинская ССР, СССР
Место погребения: Байково кладбище
 
Награды:

Влади́мир Васи́льевич Щерби́цкий (укр. Володимир Васильович Щербицький, (17 февраля 1918 года16 февраля 1990 года) — советский партийный и государственный деятель, первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Украины (1972—89 гг.).

Член КПСС с 1941 года, член ЦРК (1956—1961), член ЦК КПСС (1961—90), член Политбюро ЦК КПСС (9.4.1971—20.9.1989, кандидат в члены 31.10.1961—13.12.1963 и 6.12.1965—9.4.1971). Депутат Верховного Совета СССР (1958—89 гг.), член Президиума Верховного Совета СССР (1972—89).

Дважды Герой Социалистического Труда (1974[1], 1977).





Биография

Родился в семье рабочего. Отец — Щербицкий Василий Григорьевич (1890—1949), мать — Щербицкая Татьяна Ивановна (1896—1990). Брат Георгий погиб на фронте в 1943 году, во время Великой Отечественной войны.

Со школьных лет был комсомольским активистом. Член ВЛКСМ с 1931 года.

Окончил механический факультет Днепропетровского химико-технологического института (1941), инженер-механик.

В 1941—1942 годах учился в Военной академии химической защиты[2], которая в тот период находилась в эвакуации в Самарканде.[3] С 1942 по 1945 годы служил в Закавказье в танковой бригаде. Уволен в запас в 1946 году в звании капитана.

С 1948 года находился на партийной работе в Днепродзержинске. До 1951 года — второй секретарь Днепродзержинского горкома Компартии Украины. В 1951—1952 годах — парторг Днепровского металлургического завода им. Ф. Э. Дзержинского. В 1952—1954 годах — первый секретарь Днепродзержинского горкома КПУ. В 1954—1955 годах — второй секретарь, а с декабря 1955 года по декабрь 1957 года — первый секретарь Днепропетровского областного комитета КПУ.

В 1957—1961 годах — секретарь ЦК КП Украины. В 1961—1963 годах — председатель Совета министров УССР. В 1963—1965 годах — первый секретарь Днепропетровского обкома КПУ. После возвращения в 1963 году в Днепропетровск перенёс инфаркт. В 1965—1972 годах — председатель Совета министров УССР. С мая 1972 года, после смещения П. Е. Шелеста, — первый секретарь ЦК КП Украины.

С 1955 года — депутат Верховного Совета Украинской ССР, с 1958 по 1989 год — депутат Верховного Совета СССР, с мая 1972 года — член Президиумов Верховных Советов СССР и УССР. В 1972—1989 годах — первый секретарь ЦК КП Украины.

«После избрания Ю. В. Андропова секретарём ЦК КПСС его преемником на посту председателя Комитета государственной безопасности СССР стал В. В. Федорчук. Он был переведён с должности председателя КГБ УССР. Наверняка по рекомендации В. В. Щербицкого, наиболее, пожалуй, близкого человека к Л. И. Брежневу, который, по слухам, хотел на ближайшем пленуме ЦК рекомендовать Щербицкого Генеральным секретарём ЦК КПСС, а самому перейти на должность Председателя ЦК партии.»

В. В. Гришин[4]

В 1985 году в составе советской делегации Щербицкий В. В. находился с государственным визитом в США, где встречался с Рональдом Рейганом.

С 1986 года Щербицкий подвергался серьёзной критике в связи с неблаговидной ролью в сокрытии масштабов катастрофы на Чернобыльской АЭС. Лидер Компартии Украины был одним из тех, кто пытался засекретить данные о реальных размерах аварии. Кроме того, несмотря на своё нежелание, он вынужден был отдать приказ провести на улицах Киева первомайскую демонстрацию. Он был заложником обстоятельств, так как получил приказ из ЦК КПСС и лично от М. С. Горбачёва — чтобы не создать панику, ни в коем случае не разглашать информацию о Чернобыле[5][6]. На вышеупомянутой первомайской демонстрации Щербицкий присутствовал на трибуне вместе со своими внуками.

28 сентября 1989 года Владимир Щербицкий по настоянию М. С. Горбачёва ушёл в отставку с должности первого секретаря Компартии Украины, его сменил Владимир Ивашко.

За годы, когда В. В. Щербицкий находился на высших руководящих постах, почти в четыре раза вырос экономический потенциал УССР. Объёмы промышленного производства увеличились почти в пять раз. Практически в два раза увеличилась за это время продукция сельского хозяйства, к концу 1980-х годов производился 51 миллион тонн зерна в год — больше тонны на человека. Численность населения Украинской ССР увеличилась с 43,1 млн. в 1961 году до 52 млн. в 1990 году, или почти на 9 миллионов человек. Щербицкий много сделал для украинской культуры: на Украине было 60 % украиноязычных школ и 40 % — русскоязычных, развивались Государственный ансамбль танца Украинской ССР и Государственный украинский народный хор, множились самодеятельные коллективы и библиотеки, реставрировался Академический театр оперы и балета УССР, ведущим футбольным клубом СССР и на зарубежных чемпионатах стало киевское «Динамо». В то же время Щербицкий не давал развиваться национализму в республике — в республике происходило активное подавление диссидентов, под запретом были бандеровская идеология и греко-католичество. Показательно, что усиление националистических настроений в Украинской ССР совпало по времени с уходом Щербицкого в отставку с поста руководителя республикиК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2242 дня].

16 февраля 1990 года — через 5 месяцев после отставки и за день до своего 72-летия — Владимир Щербицкий умер. Официальная версия — от воспаления лёгких, хотя многие близкие к политику люди говорили о самоубийстве[7][8] (17 февраля он должен был давать свидетельские показания в Верховном Совете УССР о событиях, связанных с аварией на Чернобыльской АЭС). Похоронен на Байковом кладбище в Киеве.

По мнению некоторых членов Политбюро ЦК КПСС (Гришина и Капитонова), именно В. В. Щербицкого Л. И. Брежнев видел своим преемником[9][10].

Личная жизнь

Внешние изображения
[shevruo.kiev.ua/apic.php?150&images/info/3904.jpg Жена – Щербицкая Ариадна Гавриловна.]
[static.gazeta.ua/img/cache/gallery/208/208927_1_w_300.jpg Семейное фото – Владимир Васильевич с женой, дочкой сыном.]
[ki.ill.in.ua/a/675x0/24048623.jpg?t=635597554458258572 Щербицкий В. В. с любимой супругой.]
[fakty.ua/user_uploads/images/old/2006/08/12/12s13_Ohota3_copy.jpg Генеральный секретарь ЦК КПСС Л. И. Брежнев с Первым секретарём ЦК КПУ В. В. Щербицким.]
  • Жена — Щербицкая Ариадна Гавриловна (девичья фамилия — Жеромская; 15 ноября 1923, Таганрог — 11 ноября 2015, Киев[11][12]) — школьный педагог. Заслуженный учитель Украины. Родом из семьи инженера. Получила образование в Тбилисском государственном университете. Брак зарегистрирован 13 ноября 1945 года[13] в 13:00 в Тбилиси, где 27-летний капитан Щербицкий служил в танковой бригаде Закавказского военного округа. После переезда семьи в Киев в 1972 году и до выхода на пенсию Ариадна Гавриловна почти тридцать лет работала учителем русского языка и литературы в средней школе № 57 по улице Прорезной, д. 19. Скончалась после тяжёлой продолжительной болезни, перенеся в 2010 году инсульт. Похоронена на Байковом кладбище в Киеве.
    • Сын — Валерий (1946—1991).
    • Дочь — Ольга (1953—22 ноября 2014), скончалась в киевской больнице «Феофания» после тяжёлой и продолжительной болезни.
      • Внуки — Радослава и Владимир (дети Ольги)[13].

Память

  • В 2003 году, в связи с 85-летием со дня рождения Владимира Васильевича Щербицкого, на его родине в Верхнеднепровске прошли торжественные мероприятия: в его честь была открыта мемориальная доска и названа одна из площадей города.
  • «Владимир Щербицкий» — документальный фильм из цикла «Кремлёвские похороны», РТР, 2012.
  • 15 февраля 2013 года к 95-летию со дня рождения Щербицкого В. В. в Киеве, на доме № 8 по Десятинной улице, где некогда жил Владимир Васильевич, была открыта мемориальная доска[14]. 14 июня 2014 года демонтирована.
  • Имя В. В. Щербицкого в 2003—2016 годах носила улица в Парке им. Лазаря Глобы в Днепропетровске[15].

Напишите отзыв о статье "Щербицкий, Владимир Васильевич"

Примечания

  1. «За выдающиеся заслуги в руководстве работой партийных организаций республики по выполнению решений XXIV съезда КПСС по развитию сельского хозяйства, значительному увеличению производства зерна и обеспечению продажи государству в 1973 и 1974 годах по миллиарду пудов хлеба».
  2. Справочник по истории КПСС.
  3. Федоренко Н. П., 1999.
  4. [books.google.bg/books?id=xKDdCwAAQBAJ&pg=PT50&lpg=PT50&dq=%C2%AB%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5+%D0%B8%D0%B7%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F+%D0%AE.+%D0%92.+%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B0+%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%91%D0%BC+%D0%A6%D0%9A+%D0%9A%D0%9F%D0%A1%D0%A1+%D0%B5%D0%B3%D0%BE+%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%BC%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BC+%D0%BD%D0%B0+%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%83+%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%81%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8F+%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82%D0%B0+%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9+%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8+%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0+%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BB+%D0%92.+%D0%92.+%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80%D1%87%D1%83%D0%BA&source=bl&ots=KxXuk0Q_lt&sig=GfRW5Db2hlP7rhJ4iF04WaPJYHg&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwjTzcj2i7XOAhXoAJoKHVtkDHUQ6AEIHDAA#v=onepage&q=%C2%AB%D0%9F%D0%BE%D1%81%D0%BB%D0%B5%20%D0%B8%D0%B7%D0%B1%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8F%20%D0%AE.%20%D0%92.%20%D0%90%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%B2%D0%B0%20%D1%81%D0%B5%D0%BA%D1%80%D0%B5%D1%82%D0%B0%D1%80%D1%91%D0%BC%20%D0%A6%D0%9A%20%D0%9A%D0%9F%D0%A1%D0%A1%20%D0%B5%D0%B3%D0%BE%20%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B5%D0%BC%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%BE%D0%BC%20%D0%BD%D0%B0%20%D0%BF%D0%BE%D1%81%D1%82%D1%83%20%D0%BF%D1%80%D0%B5%D0%B4%D1%81%D0%B5%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%BB%D1%8F%20%D0%9A%D0%BE%D0%BC%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%82%D0%B0%20%D0%B3%D0%BE%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B0%D1%80%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%BE%D0%B9%20%D0%B1%D0%B5%D0%B7%D0%BE%D0%BF%D0%B0%D1%81%D0%BD%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%20%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0%20%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%BB%20%D0%92.%20%D0%92.%20%D0%A4%D0%B5%D0%B4%D0%BE%D1%80%D1%87%D1%83%D0%BA&f=false]
  5. Генрих Сикорский. [www.kv.com.ua/archive/11693/kyiv/11728.html «Владимир Васильевич — это же глыба». За что Хрущёв и Горбачёв невзлюбили Щербицкого.] «Киевские ведомости» // kv.com.ua
  6. [2000.net.ua/2000/derzhava/persona/30946 Владимир Щербицкий. «Жертва ферзя».] // 2000.net.ua
  7. Будучи на приёме в ЦК КПУ Гаманюк М. И.[кто?] предсказал это самоубийство.
  8. Татьяна Никуленко. [www.bulvar.com.ua/arch/2004/455-28/41b5714de1f5a Бывший первый секретарь Днепропетровского горкома КПСС Владимир Ошко: «Щербицкий не умер от воспаления лёгких — он застрелился!»] Интернет-издание «Бульвар Гордона» (Украина) // bulvar.com.ua (7 июля 2004 года)
  9. Леонид Млечин. [www.mk.ru/politics/article/2012/02/02/667398-1982y-rokovoy-god-dlya-sssr.html «1982-й: роковой год для СССР». 30 лет назад вереница смертей высших руководителей государства круто изменила судьбу страны.] Газета «Московский комсомолец» // mk.ru (2 февраля 2012 года)
  10. Анна Велигжанина. [kp.ua/life/460075-lychnyi-fotohraf-henseka-vladymyr-musaelian-brezhnev-vstrechalsia-s-kantslerom-frh-bez-halstuka-v-plavkakh «Преемником Брежнева должен был стать Щербицкий» (фото, публикуются впервые). Человеку-истории, признанному королю политического репортажа Владимиру Мусаэльяну 8 июля исполнится 75 лет. Накануне этой даты «Комсомолка» встретилась с юбиляром.] Газета «Комсомольская правда» в Украине // kp.ua (4 июля 2014 года)
  11. [ukranews.com/news/188930.Umerla-zhena-pervogo-sekretarya-TsK-Kompartii-Shcherbitskaya.ru Умерла жена первого секретаря ЦК Компартии Щербицкая]. Украинские новости. ukranews.com (11 ноября 2015).
  12. Дмитрий Гордон. [gordonua.com/news/society/V-Kieve-umerla-zhena-pervogo-sekretarya-CK-Kompartii-Ukrainy-SHCHerbickogo-Rada-106034.html В Киеве умерла вдова первого секретаря ЦК Компартии Украины Щербицкого Рада.] // gordonua.com (11 ноября 2015 года)
  13. 1 2 Алёна Каташинская. [kp.ua/life/490975-vladymyr-scherbytskyi-poznakomylsia-s-zhenoi-na-voine «Владимир Щербицкий познакомился с женой на войне». 17 февраля 2015 года исполнилось 97 лет со дня рождения советского партийного и государственного деятеля, первого Секретаря ЦК КПУ.] Газета «Комсомольская правда» в Украине // kp.ua (17 февраля 2015 года)
  14. [kiyany.obozrevatel.com/life/07586-na-desyatinnoj-otkryili-memorialnuyu-dosku-scherbitskomu.htm На Десятинной открыли мемориальную доску Щербицкому.] Интернет-издание «Обозреватель» (Украина) // kiyany.obozrevatel.com (15 февраля 2013 года)
  15. [www.realnest.com.ua/information/newspaper/2011/04/2300 RealNest. Информация]

Литература

  • Власенко А. К. «В. В. Щербицкий и его время». — Харьков, 2009. — 319 с.
  • Врублевський В. К. «Владимир Щербицкий: записки помощника: слухи, легенды, документы». — К., 1993. — 254 с.
  • Ирина Лесниченко. «Рассказывает дочь Щербицких Ольга». // Факты. — 12 ноября 2010 г. — С. 4.
  • «Володимир Щербицький: Спогади сучасників» / за ред. В. Ф. Возіанова, В. К. Врублевського, Ю. Н. Єльченка, Б. В. Іваненка. — К., 2003. - 588 с.
  • Табачник Д. «Апостол застою. Штрихи до політичного портрета Володимира Щербицького». // Вітчизна. — 1992. — № 9. — С. 159—163; № 10. — С. 107—113; № 11. — С. 119—123.
  • Тронько П. Т. «В. В. Щербицький (1918—1990)». // Український історичний журнал. — № 1 — Київ, «Наукова думка», 2003. — C. 109—117.
  • Шаповал Ю. І. «В. В. Щербицький: особа політика серед обставин часу». // Український історичний журнал. — № 1 — Київ, «Наукова думка», 2003. — C. 118—129.
  • Латыш Ю. В. [www.academia.edu/9505186/Володимир_Щербицький_і_Михайло_Горбачов_висвітлення_взаємовідносин_в_історіографії_та_мемуарах_Література_та_культура_Полісся._Вип._69._Ніжин_2012 «Владимир Щербицкий и Михаил Горбачёв: освещение взаимоотношений в историографии и мемуарах».] // Література та культура Полісся. — Вып. 69. — Нежин, 2012. - С. 283—293.
  • Н. П. Федоренко. [books.google.ru/books?id=ZdXrAAAAMAAJ Вспоминая прошлое, заглядываю в будущее]. — Наука, 1999. — 479 с.

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=10364 Щербицкий, Владимир Васильевич]. Сайт «Герои Страны».

  • [www.peoples.ru/state/politics/vladimir_sherbitskiy/index.html Щербицкий Владимир Васильевич. Биография.] // peoples.ru
  • [www.knowbysight.info/ShchSS/00766.asp Щербицкий Владимир Васильевич. Краткие биографические данные.]. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898 - 1991. knowbysight.info. Проверено 2 апреля 2016.
  • Максим Кавун. [www.realnest.com.ua/information/articles/440 Днепропетровск: философия успеха. Первое лицо республики: успехи и драмы Владимира Щербицкого.] // realnest.com.ua (выпуск № 119 от 12 апреля 2006 года; тема — «История города»)
  • Генрих Сикорский. [www.kv.com.ua/archive/11693/kyiv/11728.html «Владимир Васильевич — это же глыба». За что Хрущёв и Горбачёв невзлюбили Щербицкого.] «Киевские ведомости» // kv.com.ua
  • Юлия Бабенко. [dv-gazeta.info/old/7/vv-iz-verxnedneprovska.html «ВВ из Верхнеднепровска». В день рождения В. В. Щербицкого его коллега Юрий Бабич поделился с «Вечёркой» малоизвестными фактами из жизни своего земляка.] Сайт газеты «Днепр вечерний» (Украина) // dv-gazeta.info (19 февраля 2010 года)

Отрывок, характеризующий Щербицкий, Владимир Васильевич

«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.
В ночь 11 го октября он лежал, облокотившись на руку, и думал об этом.
В соседней комнате зашевелилось, и послышались шаги Толя, Коновницына и Болховитинова.
– Эй, кто там? Войдите, войди! Что новенького? – окликнул их фельдмаршал.
Пока лакей зажигал свечу, Толь рассказывал содержание известий.
– Кто привез? – спросил Кутузов с лицом, поразившим Толя, когда загорелась свеча, своей холодной строгостью.
– Не может быть сомнения, ваша светлость.
– Позови, позови его сюда!
Кутузов сидел, спустив одну ногу с кровати и навалившись большим животом на другую, согнутую ногу. Он щурил свой зрячий глаз, чтобы лучше рассмотреть посланного, как будто в его чертах он хотел прочесть то, что занимало его.
– Скажи, скажи, дружок, – сказал он Болховитинову своим тихим, старческим голосом, закрывая распахнувшуюся на груди рубашку. – Подойди, подойди поближе. Какие ты привез мне весточки? А? Наполеон из Москвы ушел? Воистину так? А?
Болховитинов подробно доносил сначала все то, что ему было приказано.
– Говори, говори скорее, не томи душу, – перебил его Кутузов.
Болховитинов рассказал все и замолчал, ожидая приказания. Толь начал было говорить что то, но Кутузов перебил его. Он хотел сказать что то, но вдруг лицо его сщурилось, сморщилось; он, махнув рукой на Толя, повернулся в противную сторону, к красному углу избы, черневшему от образов.
– Господи, создатель мой! Внял ты молитве нашей… – дрожащим голосом сказал он, сложив руки. – Спасена Россия. Благодарю тебя, господи! – И он заплакал.


Со времени этого известия и до конца кампании вся деятельность Кутузова заключается только в том, чтобы властью, хитростью, просьбами удерживать свои войска от бесполезных наступлений, маневров и столкновений с гибнущим врагом. Дохтуров идет к Малоярославцу, но Кутузов медлит со всей армией и отдает приказания об очищении Калуги, отступление за которую представляется ему весьма возможным.
Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.
То, что Наполеон согласился с Мутоном и что войска пошли назад, не доказывает того, что он приказал это, но что силы, действовавшие на всю армию, в смысле направления ее по Можайской дороге, одновременно действовали и на Наполеона.


Когда человек находится в движении, он всегда придумывает себе цель этого движения. Для того чтобы идти тысячу верст, человеку необходимо думать, что что то хорошее есть за этими тысячью верст. Нужно представление об обетованной земле для того, чтобы иметь силы двигаться.
Обетованная земля при наступлении французов была Москва, при отступлении была родина. Но родина была слишком далеко, и для человека, идущего тысячу верст, непременно нужно сказать себе, забыв о конечной цели: «Нынче я приду за сорок верст на место отдыха и ночлега», и в первый переход это место отдыха заслоняет конечную цель и сосредоточивает на себе все желанья и надежды. Те стремления, которые выражаются в отдельном человеке, всегда увеличиваются в толпе.
Для французов, пошедших назад по старой Смоленской дороге, конечная цель родины была слишком отдалена, и ближайшая цель, та, к которой, в огромной пропорции усиливаясь в толпе, стремились все желанья и надежды, – была Смоленск. Не потому, чтобы люди знала, что в Смоленске было много провианту и свежих войск, не потому, чтобы им говорили это (напротив, высшие чины армии и сам Наполеон знали, что там мало провианта), но потому, что это одно могло им дать силу двигаться и переносить настоящие лишения. Они, и те, которые знали, и те, которые не знали, одинаково обманывая себя, как к обетованной земле, стремились к Смоленску.
Выйдя на большую дорогу, французы с поразительной энергией, с быстротою неслыханной побежали к своей выдуманной цели. Кроме этой причины общего стремления, связывавшей в одно целое толпы французов и придававшей им некоторую энергию, была еще другая причина, связывавшая их. Причина эта состояла в их количестве. Сама огромная масса их, как в физическом законе притяжения, притягивала к себе отдельные атомы людей. Они двигались своей стотысячной массой как целым государством.
Каждый человек из них желал только одного – отдаться в плен, избавиться от всех ужасов и несчастий. Но, с одной стороны, сила общего стремления к цели Смоленска увлекала каждою в одном и том же направлении; с другой стороны – нельзя было корпусу отдаться в плен роте, и, несмотря на то, что французы пользовались всяким удобным случаем для того, чтобы отделаться друг от друга и при малейшем приличном предлоге отдаваться в плен, предлоги эти не всегда случались. Самое число их и тесное, быстрое движение лишало их этой возможности и делало для русских не только трудным, но невозможным остановить это движение, на которое направлена была вся энергия массы французов. Механическое разрывание тела не могло ускорить дальше известного предела совершавшийся процесс разложения.
Ком снега невозможно растопить мгновенно. Существует известный предел времени, ранее которого никакие усилия тепла не могут растопить снега. Напротив, чем больше тепла, тем более крепнет остающийся снег.
Из русских военачальников никто, кроме Кутузова, не понимал этого. Когда определилось направление бегства французской армии по Смоленской дороге, тогда то, что предвидел Коновницын в ночь 11 го октября, начало сбываться. Все высшие чины армии хотели отличиться, отрезать, перехватить, полонить, опрокинуть французов, и все требовали наступления.
Кутузов один все силы свои (силы эти очень невелики у каждого главнокомандующего) употреблял на то, чтобы противодействовать наступлению.
Он не мог им сказать то, что мы говорим теперь: зачем сраженье, и загораживанье дороги, и потеря своих людей, и бесчеловечное добиванье несчастных? Зачем все это, когда от Москвы до Вязьмы без сражения растаяла одна треть этого войска? Но он говорил им, выводя из своей старческой мудрости то, что они могли бы понять, – он говорил им про золотой мост, и они смеялись над ним, клеветали его, и рвали, и метали, и куражились над убитым зверем.
Под Вязьмой Ермолов, Милорадович, Платов и другие, находясь в близости от французов, не могли воздержаться от желания отрезать и опрокинуть два французские корпуса. Кутузову, извещая его о своем намерении, они прислали в конверте, вместо донесения, лист белой бумаги.
И сколько ни старался Кутузов удержать войска, войска наши атаковали, стараясь загородить дорогу. Пехотные полки, как рассказывают, с музыкой и барабанным боем ходили в атаку и побили и потеряли тысячи людей.
Но отрезать – никого не отрезали и не опрокинули. И французское войско, стянувшись крепче от опасности, продолжало, равномерно тая, все тот же свой гибельный путь к Смоленску.



Бородинское сражение с последовавшими за ним занятием Москвы и бегством французов, без новых сражений, – есть одно из самых поучительных явлений истории.
Все историки согласны в том, что внешняя деятельность государств и народов, в их столкновениях между собой, выражается войнами; что непосредственно, вследствие больших или меньших успехов военных, увеличивается или уменьшается политическая сила государств и народов.
Как ни странны исторические описания того, как какой нибудь король или император, поссорившись с другим императором или королем, собрал войско, сразился с войском врага, одержал победу, убил три, пять, десять тысяч человек и вследствие того покорил государство и целый народ в несколько миллионов; как ни непонятно, почему поражение одной армии, одной сотой всех сил народа, заставило покориться народ, – все факты истории (насколько она нам известна) подтверждают справедливость того, что большие или меньшие успехи войска одного народа против войска другого народа суть причины или, по крайней мере, существенные признаки увеличения или уменьшения силы народов. Войско одержало победу, и тотчас же увеличились права победившего народа в ущерб побежденному. Войско понесло поражение, и тотчас же по степени поражения народ лишается прав, а при совершенном поражении своего войска совершенно покоряется.
Так было (по истории) с древнейших времен и до настоящего времени. Все войны Наполеона служат подтверждением этого правила. По степени поражения австрийских войск – Австрия лишается своих прав, и увеличиваются права и силы Франции. Победа французов под Иеной и Ауерштетом уничтожает самостоятельное существование Пруссии.
Но вдруг в 1812 м году французами одержана победа под Москвой, Москва взята, и вслед за тем, без новых сражений, не Россия перестала существовать, а перестала существовать шестисоттысячная армия, потом наполеоновская Франция. Натянуть факты на правила истории, сказать, что поле сражения в Бородине осталось за русскими, что после Москвы были сражения, уничтожившие армию Наполеона, – невозможно.
После Бородинской победы французов не было ни одного не только генерального, но сколько нибудь значительного сражения, и французская армия перестала существовать. Что это значит? Ежели бы это был пример из истории Китая, мы бы могли сказать, что это явление не историческое (лазейка историков, когда что не подходит под их мерку); ежели бы дело касалось столкновения непродолжительного, в котором участвовали бы малые количества войск, мы бы могли принять это явление за исключение; но событие это совершилось на глазах наших отцов, для которых решался вопрос жизни и смерти отечества, и война эта была величайшая из всех известных войн…
Период кампании 1812 года от Бородинского сражения до изгнания французов доказал, что выигранное сражение не только не есть причина завоевания, но даже и не постоянный признак завоевания; доказал, что сила, решающая участь народов, лежит не в завоевателях, даже на в армиях и сражениях, а в чем то другом.
Французские историки, описывая положение французского войска перед выходом из Москвы, утверждают, что все в Великой армии было в порядке, исключая кавалерии, артиллерии и обозов, да не было фуража для корма лошадей и рогатого скота. Этому бедствию не могло помочь ничто, потому что окрестные мужики жгли свое сено и не давали французам.
Выигранное сражение не принесло обычных результатов, потому что мужики Карп и Влас, которые после выступления французов приехали в Москву с подводами грабить город и вообще не выказывали лично геройских чувств, и все бесчисленное количество таких мужиков не везли сена в Москву за хорошие деньги, которые им предлагали, а жгли его.

Представим себе двух людей, вышедших на поединок с шпагами по всем правилам фехтовального искусства: фехтование продолжалось довольно долгое время; вдруг один из противников, почувствовав себя раненым – поняв, что дело это не шутка, а касается его жизни, бросил свою шпагу и, взяв первую попавшуюся дубину, начал ворочать ею. Но представим себе, что противник, так разумно употребивший лучшее и простейшее средство для достижения цели, вместе с тем воодушевленный преданиями рыцарства, захотел бы скрыть сущность дела и настаивал бы на том, что он по всем правилам искусства победил на шпагах. Можно себе представить, какая путаница и неясность произошла бы от такого описания происшедшего поединка.
Фехтовальщик, требовавший борьбы по правилам искусства, были французы; его противник, бросивший шпагу и поднявший дубину, были русские; люди, старающиеся объяснить все по правилам фехтования, – историки, которые писали об этом событии.
Со времени пожара Смоленска началась война, не подходящая ни под какие прежние предания войн. Сожжение городов и деревень, отступление после сражений, удар Бородина и опять отступление, оставление и пожар Москвы, ловля мародеров, переимка транспортов, партизанская война – все это были отступления от правил.
Наполеон чувствовал это, и с самого того времени, когда он в правильной позе фехтовальщика остановился в Москве и вместо шпаги противника увидал поднятую над собой дубину, он не переставал жаловаться Кутузову и императору Александру на то, что война велась противно всем правилам (как будто существовали какие то правила для того, чтобы убивать людей). Несмотря на жалобы французов о неисполнении правил, несмотря на то, что русским, высшим по положению людям казалось почему то стыдным драться дубиной, а хотелось по всем правилам стать в позицию en quarte или en tierce [четвертую, третью], сделать искусное выпадение в prime [первую] и т. д., – дубина народной войны поднялась со всей своей грозной и величественной силой и, не спрашивая ничьих вкусов и правил, с глупой простотой, но с целесообразностью, не разбирая ничего, поднималась, опускалась и гвоздила французов до тех пор, пока не погибло все нашествие.