Щёлкающие согласные

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Способы образования согласных
Шумные
Смычные
Взрывные
Аффрикаты
Фрикативные
Сибилянты
Сонорные
Носовые
Одноударные
Дрожащие
Аппроксиманты
Плавные
Гласные
Скользящие (полугласные)
Боковые
Воздушные потоки
Абруптивные
Ингрессивные
 ·</span> Имплозивные
 · Щёлкающие
Фонация
Время начала озвончения (VOT)
Звонкие
Глухие
Придыхательные
Эта страница содержит информацию о Международном фонетическом алфавите, знаки которого могут неправильно отображаться в некоторых браузерах.

Щёлкающие согласные (также щёлкающие, клики или кликсы от англ. clicks) — сложные аффрикатоподобные звуки, состоящие из двух смычек: первичной (основа щелчка, англ. influx) и вторичной (исход щелчка; англ. efflux, accompaniment). Первая артикулируется губами или передней частью языка, вторая — спинкой языка или увулой. С помощью языка пространство между смычками расширяется (а давление соответственно уменьшается), а затем передняя смычка раскрывается и в это пространство врывается («втягивается») воздух. Сочетание двух смычек образует кликс как цельную единицу, обладающую фонемным статусом (хотя нередко возможна и трактовка щелчка как бифонемного кластера).

Различается 5 основ щёлкающих согласных (о возможной шестой, ретрофлексной основе см. Старостин 2003, обозначается она как !!), для которых международная фонетическая ассоциация разработала специальные знаки.

Исходы щёлкающих могут быть велярными и увулярными и сопровождаться разными дополнительными артикуляциями: озвончением, придыханием, глоттализацией, назализацией, аффрикатизацией и их сочетаниями. Исходы обозначаются обычно теми звуками, которые были бы слышны, если основу убрать: k, g, kh, k’, ŋ, kx, q, qx, g, n и т. д. (однако в орфографии многих языков банту буква q используется для обозначения не исхода, а постальвеолярной основы), при этом символ k обычно опускается. Комбинации возможных основ с возможными исходами образуют инвентарь щёлкающих согласных соответствующего языка. Максимальное число исходов — 16 — представлено в языке къхонг, где они, сочетаясь с пятью основами, дают 83 щелчка.

Акустически для щёлкающих согласных характерен длительный и очень интенсивный шум, нехарактерный для более обычных звукотипов, из-за чего нетренированному уху может показаться, будто эти звуки не принадлежат речи, а исходят из стороннего источника.

Наиболее полно и ярко кликсы представлены в койсанских языках, а под их влиянием — в некоторых соседних языках банту (зулу, коса, южном сото, йейи) и кушитском языке дахало. Больше нигде в мире щёлкающие в качестве единиц основного фонемного инвентаря не встречаются, хотя широко представлены в качестве периферийных элементов.

Напишите отзыв о статье "Щёлкающие согласные"



Литература

Ссылки

  • [lingvarium.org/scripts/clicks-ru.shtml Щёлкающие звуки и передача их на письме]

Отрывок, характеризующий Щёлкающие согласные

Граф сморщился и заперхал.
– У графини просите, а я не распоряжаюсь.
– Ежели затруднительно, пожалуйста, не надо, – сказал Берг. – Мне для Верушки только очень бы хотелось.
– Ах, убирайтесь вы все к черту, к черту, к черту и к черту!.. – закричал старый граф. – Голова кругом идет. – И он вышел из комнаты.
Графиня заплакала.
– Да, да, маменька, очень тяжелые времена! – сказал Берг.
Наташа вышла вместе с отцом и, как будто с трудом соображая что то, сначала пошла за ним, а потом побежала вниз.
На крыльце стоял Петя, занимавшийся вооружением людей, которые ехали из Москвы. На дворе все так же стояли заложенные подводы. Две из них были развязаны, и на одну из них влезал офицер, поддерживаемый денщиком.
– Ты знаешь за что? – спросил Петя Наташу (Наташа поняла, что Петя разумел: за что поссорились отец с матерью). Она не отвечала.
– За то, что папенька хотел отдать все подводы под ранепых, – сказал Петя. – Мне Васильич сказал. По моему…
– По моему, – вдруг закричала почти Наташа, обращая свое озлобленное лицо к Пете, – по моему, это такая гадость, такая мерзость, такая… я не знаю! Разве мы немцы какие нибудь?.. – Горло ее задрожало от судорожных рыданий, и она, боясь ослабеть и выпустить даром заряд своей злобы, повернулась и стремительно бросилась по лестнице. Берг сидел подле графини и родственно почтительно утешал ее. Граф с трубкой в руках ходил по комнате, когда Наташа, с изуродованным злобой лицом, как буря ворвалась в комнату и быстрыми шагами подошла к матери.
– Это гадость! Это мерзость! – закричала она. – Это не может быть, чтобы вы приказали.
Берг и графиня недоумевающе и испуганно смотрели на нее. Граф остановился у окна, прислушиваясь.
– Маменька, это нельзя; посмотрите, что на дворе! – закричала она. – Они остаются!..
– Что с тобой? Кто они? Что тебе надо?
– Раненые, вот кто! Это нельзя, маменька; это ни на что не похоже… Нет, маменька, голубушка, это не то, простите, пожалуйста, голубушка… Маменька, ну что нам то, что мы увезем, вы посмотрите только, что на дворе… Маменька!.. Это не может быть!..
Граф стоял у окна и, не поворачивая лица, слушал слова Наташи. Вдруг он засопел носом и приблизил свое лицо к окну.
Графиня взглянула на дочь, увидала ее пристыженное за мать лицо, увидала ее волнение, поняла, отчего муж теперь не оглядывался на нее, и с растерянным видом оглянулась вокруг себя.