Ъ

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ъ
Название символа

Cyrillic Capital Letter Hard Sign

Юникод

U+042A

HTML

Ъ

UTF-8

D0 AA

Заглавная форма

Ъ

Строчная форма

Ъ

Группа в Юникоде

Кириллица

Дополнительная информация
  1064  1065  1066  1067  1068

Ъ, ъ — 28-я буква русского алфавита, называется твёрдый знак (до реформы 1917—1918 годов — 27-я по счёту, называлась «еръ»[1]) и 27-я буква болгарского алфавита, называется ер голям («большой ер»); в других славянских кириллических алфавитах отсутствует: её функции при необходимости выполняет апостроф (рус. съезд — укр. з’їзд — белор. з’езд). В старо- и церковнославянской азбуках носит название «ѥръ» и «еръ» соответственно, смысл которого (впрочем, как и смысл названий некоторых других кириллических букв) неизвестен. В кириллице обычно считается 29-й по порядку и выглядит как ; в глаголице по счёту 30-я, выглядит как . Числового значения не имеет. Происхождение глаголической буквы принято объяснять как модификацию буквы О (); кириллическую тоже связывают с О, к которой сверху что-то пририсовано (в древнейших кириллических надписях попадаются подобные формы).





Старо- и церковнославянский язык

Примерно до середины XII века буква Ъ обозначала сверхкраткий (редуцированный) гласный звук заднего ряда среднего подъёма (аналогичный по подъёму от передней закрытой «у» как «ы» от передней открытой «и»). После падения редуцированных полностью исчезла в восточнославянских языках, в западно- и южнославянских сохранилась, но во всех, кроме болгарского, осталась редуцированной и на письменности не отображается (српски, hrvatski). В болгарском же языке, тем не менее, фонема обрела обратный эффект и постепенно превратилась в полноценную гласную (ɤ) вместе с её обозначением буквой Ъ (съвременната българска азбука), а во многих односложных и некоторых двусложных словах даже попала под ударение (вълк, мъж, ъгъл, и т. п.). Считается, что появлению данного феномена способствовало сильное развитие церковноболгарской письменности среди малограмотного населения в XV—XVI веках, которая в примерно ту же пору оказала значительное влияние и на старорусскую письменность.

Однако на письме использование этой непроизносимой буквы было небесполезным: она помогала правильно разбивать слово на слоги, а строку — на слова (до перехода к повсеместному применению пробелов): къБогомъизъбраномуцарю. В позднейшей церковнославянской письменности употребляется по традиции:

  • чаще всего на конце слов после согласных (иными словами, слово может оканчиваться только на гласную, Й, Ь или Ъ);
  • в качестве разделительного знака между согласной и гласной на границе приставки и корня;
  • в отдельных словах: въслѣдъ, обезъяна, и во всех формах слова другъдруга, другъдругу…

В некоторых случаях (преимущественно на конце предлогов и приставок) ер может заменяться надстрочным знаком, называемым «ерок».

Русский язык

До реформы русского правописания в 1917—1918 годов буква Ъ использовалась по тем же церковнославянским правилам, только без слов-исключений. В отличие от нынешней орфографии, разделительный Ъ ставился не только перед буквами йотированных гласных, но и в некоторых других случаях, вроде съэкономить, разъикаться, двухъаршинный и т. п. (в том числе он позволял различать на письме слова подарочный и подъарочный). Однако разделительный Ъ был крайне редок (как, собственно, и сегодня), а достаточно бесполезный Ъ в конце слов занимал примерно 4 % объёма текста и, по подсчётам Л. В. Успенского, до реформы правописания на него ежегодно уходило около 8,5 млн лишних страниц.

Избыточность оконечного Ъ была замечена давно; его могли не использовать при передаче телеграфных сообщений, в скорописи и даже в некоторых книгах (практика печати без Ъ начала было распространяться в 1870-е, но скоро была запрещена).К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 3393 дня]

При проведении реформы буква Ъ в качестве разделительного знака сохранялась; но для борьбы с издателями газет и журналов, не желавшими подчиняться распоряжениям новой власти, декретом ВСНХ от 4 ноября 1918 года литеры и матрицы буквы были изъяты из типографских касс. В результате в качестве разделительного знака распространилось суррогатное обозначение с помощью апострофа (под’ём, ад’ютант); такое написание стало восприниматься как часть реформы, хотя на самом деле с точки зрения декрета оно являлось ошибочным. Одно время (в конце 1920-х — начале 1930-х) оно распространилось и на книгоиздание, а в машинописи продержалось практически до нашего времени (для экономии числа клавиш дешёвые пишущие машинки делались без Ъ). Так, даже оригинальный текст конституции СССР 1924 года был напечатан с использованием апострофа вместо твёрдого знака.

В августе 1928 года Наркомпрос признал несвойственным русской грамматике использование апострофа в середине слова вместо буквы «твёрдый знак»[2].

В современной русской орфографии Ъ употребляется только как разделительный знак между согласной и гласной. Чаще всего используется на стыке приставки и корня: «объявление», «подъезд», «панъевропейский», «трансъямальский»), включая «сросшиеся» с корнем в современном русском языке исторические приставки в некоторых заимствованных словах («адъютант», «инъекция», «фельдъегерь»), либо двух примыкающих полных (не сокращённых!) основ в сложных словах («трёхъярусный») перед йотированными буквами е, ё, ю, я и означает йотированное («раздельное») их произношение без смягчения предшествующего согласного. Редкий случай Ъ в середине корня, где нет исторической приставки, - «изъян». Перед другими гласными Ъ может появляться только в транскрипции иностранных имён и названий: Чанъань, Дзюнъитиро и т. п.

Замечено также использование твёрдого знака перед согласными (в названиях койсанских языков: къхонг, къган-къне и т. п.), хотя допустимость таких написаний с точки зрения русской орфографии весьма сомнительна.

Не менее часто твёрдый знак используют в таких именах арабского происхождения, как: Бараъ, Муъминат и др., — где он при произношении по-русски обозначает беззвучие или паузу. Звук, который он обозначает, похож на тон, который получается у нас тогда, когда, произнося звук «ы», мы резко останавливаемся на половине его произношения, не делая его долгим.

В сложных словах, образованных из сокращений (минюст, иняз) или из сокращений и полных слов (партячейка), твёрдый знак не употребляется.

Другие славянские языки

В сербском языке в XIX веке Вук Караджич употреблял букву «ъ» как разделительный знак между слогобразующим «р» и гласными: умръо, гръоце, заързати[3][4]. Однако Стоян Новакович ввёл вместо неё две точки над «р»[5]. Позднее вместо них стали ставить апостроф[6]. В современной сербской орфографии слоговой характер «р» по соседству с гласными не обозначается. В лингвистических целях могут использоваться две точки (трема)[7]. Разделительный знак перед йотированными гласными в сербской орфографии не нужен, так как йот пишется явно, а твёрдые и мягкие согласные обозначаются разными буквами: подјармити (под + јармити) — пођачити (по + ђачити, от ђак «ученик»).

Только в болгарском языке буква «ъ» (болг. ер голям) имеет собственную своеобразную фонему, под ударением реализующуюся как неогублённый гласный звук заднего ряда средне-верхнего подъёма. В русском языке этот звук отсутствует, хотя нечто похожее встречается в разговорной речи зауральцев в словах с двумя согласными подряд (будучи второй согласной, в основном «р» или «л»), например «вепрь», «театр», «Александр». Произношение безударных «ъ» и «а» совпадает. В сочетании с «р» произношение «ъ» приближается к сербскому слогообразующему «р», например в слове «Сърбия». До реформы 1946 года ер голям писали также в конце слов: Бѣлградъ (Белград), миръ (мир), свѣтъ (свят). Независимо от ударения болгарская буква «ъ» передаётся на русский язык с помощью буквы «ы»: Велико-Тырново (болг. Велико Търново), Несебыр (болг. Несебър). На языки с латинской графикой «ъ» чаще всего передаётся как «ǎ»[8] либо просто «a»[9]: Veliko Tǎrnovo, Nesebar.

В близкородственном болгарскому македонском языке буква «ъ» не используется. Соответствующая фонема передаётся апострофом (макед. 'рж — болг. ръж, «рожь») либо подразумевается (макед. Брвеница — болг. Бървеница).

В украинском письме XIX века буква «ъ» употреблялась только в старых вариантах орфографии: в «ерыжке» и в системе Максимовича — как разделительный знак, и в конце слов; в «кулишовке» — только как разделительный знак; в позднейшей «желеховке» и в созданном на её основе нынешнем правописании заменена апострофом.

В белорусском языке буквы «ъ» не было с самого начала создания для него самостоятельного алфавита нового времени.

Неславянские языки

«Ъ» используется в кириллических алфавитах некоторых тюркских языков. В карачаево-балкарском письме «ъ» используется в диграфах «къ» и «гъ» (непродолжительное время существовал также диграф «нъ»), а также в заимствованиях из русского языка. В татарской кириллице используется в заимствованиях из русского языка и в некоторых арабо-персидских заимствованиях для обозначения увулярного характера согласных к, г в случаях нарушения общетюркского принципа гармонии гласных и согласных по ряду в слоге (слове). В кириллическом варианте письменности крымскотатарского языка используются диграфы «къ», «гъ», «нъ». Используется в узбекском алфавите на основе кириллицы.

В румынской кириллице «ъ» обозначал звук шва, похожий на болгарское «ъ», но более передний. В современном румынском алфавите этому звуку соответствует буква «ă». В Бессарабии такой вариант использования «ъ» сохранялся вплоть до 1918 г.[10].

В таджикском языке употребляется только в арабизмах, называется «айн» и отображает такой же звук, как и буква «айн» арабицы: тадж. калъа («крепость»), тадж. раъд (гром).

В осетинском письме «ъ» используется только в словах, заимствованных из русского, и в двойных буквах хъ, цъ, чъ.

В мокшанском языке, письменность которого построена на русском алфавите, «ъ» используется для отображения редуцированных гласных заднего ряда, например: ърьвя (невеста), ърдаз (грязь)[11].

Употребляется также в кильдинском диалекте саамского языка.

Варианты начертания

Начертание буквы Ъ разнообразно большей частью размерами при сохранении формы: в уставе она целиком в строке, в полууставе может как быть в строке, так и выступать своей верхней частью вверх, покрывая ею предыдущую букву, но занимая меньше места по ширине. Подобная «высокая» форма вошла и в первые варианты гражданского шрифта и была основной до середины XVIII века.

В некоторых вариантах гражданского шрифта высокая строчная буква ъ теряла свой крючок, то есть по форме была тождественна с латинской строчной b (тогда как строчная ь имела нынешний вид).

В некоторых полууставных рукописях и старопечатных книгах (например, в «Острожской Библии» Ивана Фёдорова) встречается также изображение буквы Ъ с засечкой слева, опускающейся до земли (то есть в виде склеенных гъ), хотя чаще знак такой формы обозначал букву ять.

Таблица кодов

Кодировка Регистр Десятич-
ный код
16-рич-
ный код
Восьмерич-
ный код
Двоичный код
Юникод Прописная 1066 042A 002052 00000100 00101010
Строчная 1098 044A 002112 00000100 01001010
ISO 8859-5 Прописная 202 CA 312 11001010
Строчная 234 EA 352 11101010
KOI 8 Прописная 255 FF 377 11111111
Строчная 223 DF 337 11011111
Windows 1251 Прописная 218 DA 332 11011010
Строчная 250 FA 372 11111010

В HTML прописную букву Ъ можно записать как Ъ или Ъ, а строчную ъ — как ъ или ъ.

См. также

Напишите отзыв о статье "Ъ"

Примечания

  1. Ер // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Реформа орфографии. // Бурят-Монгольская правда. Верхнеудинск. № 181 (1449). 9 августа 1928 года. стр. 1
  3. books.google.ru/books?id=58oGAAAAQAAJ&pg=PT40&lpg=PT40&dq=%D1%83%D0%BC%D1%80%D1%8A%D0%BE,+%D0%B3%D1%80%D1%8A%D0%BE%D1%86%D0%B5&source=bl&ots=BRiOPLF0Yv&sig=v5O3gDDMPWVdR5Nmd9i36Eyr3L4&hl=ru&sa=X&ei=OfrrUbr1CI_14QT8g4GoCA&ved=0CCoQ6AEwAA
  4. [commons.wikimedia.org/wiki/File:Alphabeti_Serborum.jpg File:Alphabeti Serborum.jpg — Wikimedia Commons]
  5. [archive.org/stream/differentsialny00lavrgoog#page/n743/mode/2up Л. А. Мичатек, П. А. Лавров. Дифференциальный сербско-русский словарь]
  6. [www.google.ru/#newwindow=1&tbm=bks&sclient=psy-ab&q=%22%D1%83%D0%BC%D1%80%27%D0%BE%22&oq=%22%D1%83%D0%BC%D1%80%27%D0%BE%22&gs_l=serp.3...3225.8727.21.9303.9.8.1.0.0.0.57.315.8.8.0....0...1c.1.21.psy-ab.x4hEKjO5QZw&pbx=1&bav=on.2,or.r_qf.&bvm=bv.49478099,d.bGE&fp=e0a9e130874e4bd2&biw=1024&bih=631 Результаты поиска в Google Books, демонстрирующие использование апострофа после «р» в сербском]
  7. [web.archive.org/web/20120308121610/www.srpskijezickiatelje.com/pravopis:ostali-znaci Остали правописни и помоћни знакови — СРПСКИ ЈЕЗИЧКИ АТЕЉЕ]
  8. ISO 9
  9. [bg.wikisource.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%80%D0%B5%D0%B4%D0%B1%D0%B0_%E2%84%96_3_%D0%B7%D0%B0_%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D1%81%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%BD%D0%B0_%D0%B1%D1%8A%D0%BB%D0%B3%D0%B0%D1%80%D1%81%D0%BA%D0%B8%D1%82%D0%B5_%D0%B3%D0%B5%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84%D1%81%D0%BA%D0%B8_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B0_%D0%BD%D0%B0_%D0%BB%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%BD%D0%B8%D1%86%D0%B0 Официальное постановление о правилах передачи латиницей болгарских топонимов.]
  10. Это касалось, прежде всего, церковных книг и журнала «Луминъторюл», в светских изданиях для этих целей использовалась буква «э»
  11. Нормы мокшанской орфографии, орфоэпии и пунктуации, НИИ языка, литературы, истории и экономики при Правительстве Республики Мордовия. — Саранск, 1995. ISBN 5-7493-0046-3

Литература

Ссылки

  • [arhivarij.narod.ru/do_revoliucii.html Ресурсы по дореволюционной орфографии]

Отрывок, характеризующий Ъ

– Законы, религия… На что бы они были выдуманы, ежели бы они не могли сделать этого! – сказала Элен.
Важное лицо было удивлено тем, что такое простое рассуждение могло не приходить ему в голову, и обратилось за советом к святым братьям Общества Иисусова, с которыми оно находилось в близких отношениях.
Через несколько дней после этого, на одном из обворожительных праздников, который давала Элен на своей даче на Каменном острову, ей был представлен немолодой, с белыми как снег волосами и черными блестящими глазами, обворожительный m r de Jobert, un jesuite a robe courte, [г н Жобер, иезуит в коротком платье,] который долго в саду, при свете иллюминации и при звуках музыки, беседовал с Элен о любви к богу, к Христу, к сердцу божьей матери и об утешениях, доставляемых в этой и в будущей жизни единою истинною католическою религией. Элен была тронута, и несколько раз у нее и у m r Jobert в глазах стояли слезы и дрожал голос. Танец, на который кавалер пришел звать Элен, расстроил ее беседу с ее будущим directeur de conscience [блюстителем совести]; но на другой день m r de Jobert пришел один вечером к Элен и с того времени часто стал бывать у нее.
В один день он сводил графиню в католический храм, где она стала на колени перед алтарем, к которому она была подведена. Немолодой обворожительный француз положил ей на голову руки, и, как она сама потом рассказывала, она почувствовала что то вроде дуновения свежего ветра, которое сошло ей в душу. Ей объяснили, что это была la grace [благодать].
Потом ей привели аббата a robe longue [в длинном платье], он исповедовал ее и отпустил ей грехи ее. На другой день ей принесли ящик, в котором было причастие, и оставили ей на дому для употребления. После нескольких дней Элен, к удовольствию своему, узнала, что она теперь вступила в истинную католическую церковь и что на днях сам папа узнает о ней и пришлет ей какую то бумагу.
Все, что делалось за это время вокруг нее и с нею, все это внимание, обращенное на нее столькими умными людьми и выражающееся в таких приятных, утонченных формах, и голубиная чистота, в которой она теперь находилась (она носила все это время белые платья с белыми лентами), – все это доставляло ей удовольствие; но из за этого удовольствия она ни на минуту не упускала своей цели. И как всегда бывает, что в деле хитрости глупый человек проводит более умных, она, поняв, что цель всех этих слов и хлопот состояла преимущественно в том, чтобы, обратив ее в католичество, взять с нее денег в пользу иезуитских учреждений {о чем ей делали намеки), Элен, прежде чем давать деньги, настаивала на том, чтобы над нею произвели те различные операции, которые бы освободили ее от мужа. В ее понятиях значение всякой религии состояло только в том, чтобы при удовлетворении человеческих желаний соблюдать известные приличия. И с этою целью она в одной из своих бесед с духовником настоятельно потребовала от него ответа на вопрос о том, в какой мере ее брак связывает ее.
Они сидели в гостиной у окна. Были сумерки. Из окна пахло цветами. Элен была в белом платье, просвечивающем на плечах и груди. Аббат, хорошо откормленный, а пухлой, гладко бритой бородой, приятным крепким ртом и белыми руками, сложенными кротко на коленях, сидел близко к Элен и с тонкой улыбкой на губах, мирно – восхищенным ее красотою взглядом смотрел изредка на ее лицо и излагал свой взгляд на занимавший их вопрос. Элен беспокойно улыбалась, глядела на его вьющиеся волоса, гладко выбритые чернеющие полные щеки и всякую минуту ждала нового оборота разговора. Но аббат, хотя, очевидно, и наслаждаясь красотой и близостью своей собеседницы, был увлечен мастерством своего дела.
Ход рассуждения руководителя совести был следующий. В неведении значения того, что вы предпринимали, вы дали обет брачной верности человеку, который, с своей стороны, вступив в брак и не веря в религиозное значение брака, совершил кощунство. Брак этот не имел двоякого значения, которое должен он иметь. Но несмотря на то, обет ваш связывал вас. Вы отступили от него. Что вы совершили этим? Peche veniel или peche mortel? [Грех простительный или грех смертный?] Peche veniel, потому что вы без дурного умысла совершили поступок. Ежели вы теперь, с целью иметь детей, вступили бы в новый брак, то грех ваш мог бы быть прощен. Но вопрос опять распадается надвое: первое…
– Но я думаю, – сказала вдруг соскучившаяся Элен с своей обворожительной улыбкой, – что я, вступив в истинную религию, не могу быть связана тем, что наложила на меня ложная религия.
Directeur de conscience [Блюститель совести] был изумлен этим постановленным перед ним с такою простотою Колумбовым яйцом. Он восхищен был неожиданной быстротой успехов своей ученицы, но не мог отказаться от своего трудами умственными построенного здания аргументов.
– Entendons nous, comtesse, [Разберем дело, графиня,] – сказал он с улыбкой и стал опровергать рассуждения своей духовной дочери.


Элен понимала, что дело было очень просто и легко с духовной точки зрения, но что ее руководители делали затруднения только потому, что они опасались, каким образом светская власть посмотрит на это дело.
И вследствие этого Элен решила, что надо было в обществе подготовить это дело. Она вызвала ревность старика вельможи и сказала ему то же, что первому искателю, то есть поставила вопрос так, что единственное средство получить права на нее состояло в том, чтобы жениться на ней. Старое важное лицо первую минуту было так же поражено этим предложением выйти замуж от живого мужа, как и первое молодое лицо; но непоколебимая уверенность Элен в том, что это так же просто и естественно, как и выход девушки замуж, подействовала и на него. Ежели бы заметны были хоть малейшие признаки колебания, стыда или скрытности в самой Элен, то дело бы ее, несомненно, было проиграно; но не только не было этих признаков скрытности и стыда, но, напротив, она с простотой и добродушной наивностью рассказывала своим близким друзьям (а это был весь Петербург), что ей сделали предложение и принц и вельможа и что она любит обоих и боится огорчить того и другого.
По Петербургу мгновенно распространился слух не о том, что Элен хочет развестись с своим мужем (ежели бы распространился этот слух, очень многие восстали бы против такого незаконного намерения), но прямо распространился слух о том, что несчастная, интересная Элен находится в недоуменье о том, за кого из двух ей выйти замуж. Вопрос уже не состоял в том, в какой степени это возможно, а только в том, какая партия выгоднее и как двор посмотрит на это. Были действительно некоторые закоснелые люди, не умевшие подняться на высоту вопроса и видевшие в этом замысле поругание таинства брака; но таких было мало, и они молчали, большинство же интересовалось вопросами о счастии, которое постигло Элен, и какой выбор лучше. О том же, хорошо ли или дурно выходить от живого мужа замуж, не говорили, потому что вопрос этот, очевидно, был уже решенный для людей поумнее нас с вами (как говорили) и усомниться в правильности решения вопроса значило рисковать выказать свою глупость и неумение жить в свете.
Одна только Марья Дмитриевна Ахросимова, приезжавшая в это лето в Петербург для свидания с одним из своих сыновей, позволила себе прямо выразить свое, противное общественному, мнение. Встретив Элен на бале, Марья Дмитриевна остановила ее посередине залы и при общем молчании своим грубым голосом сказала ей:
– У вас тут от живого мужа замуж выходить стали. Ты, может, думаешь, что ты это новенькое выдумала? Упредили, матушка. Уж давно выдумано. Во всех…… так то делают. – И с этими словами Марья Дмитриевна с привычным грозным жестом, засучивая свои широкие рукава и строго оглядываясь, прошла через комнату.
На Марью Дмитриевну, хотя и боялись ее, смотрели в Петербурге как на шутиху и потому из слов, сказанных ею, заметили только грубое слово и шепотом повторяли его друг другу, предполагая, что в этом слове заключалась вся соль сказанного.
Князь Василий, последнее время особенно часто забывавший то, что он говорил, и повторявший по сотне раз одно и то же, говорил всякий раз, когда ему случалось видеть свою дочь.
– Helene, j'ai un mot a vous dire, – говорил он ей, отводя ее в сторону и дергая вниз за руку. – J'ai eu vent de certains projets relatifs a… Vous savez. Eh bien, ma chere enfant, vous savez que mon c?ur de pere se rejouit do vous savoir… Vous avez tant souffert… Mais, chere enfant… ne consultez que votre c?ur. C'est tout ce que je vous dis. [Элен, мне надо тебе кое что сказать. Я прослышал о некоторых видах касательно… ты знаешь. Ну так, милое дитя мое, ты знаешь, что сердце отца твоего радуется тому, что ты… Ты столько терпела… Но, милое дитя… Поступай, как велит тебе сердце. Вот весь мой совет.] – И, скрывая всегда одинаковое волнение, он прижимал свою щеку к щеке дочери и отходил.
Билибин, не утративший репутации умнейшего человека и бывший бескорыстным другом Элен, одним из тех друзей, которые бывают всегда у блестящих женщин, друзей мужчин, никогда не могущих перейти в роль влюбленных, Билибин однажды в petit comite [маленьком интимном кружке] высказал своему другу Элен взгляд свой на все это дело.
– Ecoutez, Bilibine (Элен таких друзей, как Билибин, всегда называла по фамилии), – и она дотронулась своей белой в кольцах рукой до рукава его фрака. – Dites moi comme vous diriez a une s?ur, que dois je faire? Lequel des deux? [Послушайте, Билибин: скажите мне, как бы сказали вы сестре, что мне делать? Которого из двух?]
Билибин собрал кожу над бровями и с улыбкой на губах задумался.
– Vous ne me prenez pas en расплох, vous savez, – сказал он. – Comme veritable ami j'ai pense et repense a votre affaire. Voyez vous. Si vous epousez le prince (это был молодой человек), – он загнул палец, – vous perdez pour toujours la chance d'epouser l'autre, et puis vous mecontentez la Cour. (Comme vous savez, il y a une espece de parente.) Mais si vous epousez le vieux comte, vous faites le bonheur de ses derniers jours, et puis comme veuve du grand… le prince ne fait plus de mesalliance en vous epousant, [Вы меня не захватите врасплох, вы знаете. Как истинный друг, я долго обдумывал ваше дело. Вот видите: если выйти за принца, то вы навсегда лишаетесь возможности быть женою другого, и вдобавок двор будет недоволен. (Вы знаете, ведь тут замешано родство.) А если выйти за старого графа, то вы составите счастие последних дней его, и потом… принцу уже не будет унизительно жениться на вдове вельможи.] – и Билибин распустил кожу.
– Voila un veritable ami! – сказала просиявшая Элен, еще раз дотрогиваясь рукой до рукава Билибипа. – Mais c'est que j'aime l'un et l'autre, je ne voudrais pas leur faire de chagrin. Je donnerais ma vie pour leur bonheur a tous deux, [Вот истинный друг! Но ведь я люблю того и другого и не хотела бы огорчать никого. Для счастия обоих я готова бы пожертвовать жизнию.] – сказала она.
Билибин пожал плечами, выражая, что такому горю даже и он пособить уже не может.
«Une maitresse femme! Voila ce qui s'appelle poser carrement la question. Elle voudrait epouser tous les trois a la fois», [«Молодец женщина! Вот что называется твердо поставить вопрос. Она хотела бы быть женою всех троих в одно и то же время».] – подумал Билибин.
– Но скажите, как муж ваш посмотрит на это дело? – сказал он, вследствие твердости своей репутации не боясь уронить себя таким наивным вопросом. – Согласится ли он?
– Ah! Il m'aime tant! – сказала Элен, которой почему то казалось, что Пьер тоже ее любил. – Il fera tout pour moi. [Ах! он меня так любит! Он на все для меня готов.]
Билибин подобрал кожу, чтобы обозначить готовящийся mot.
– Meme le divorce, [Даже и на развод.] – сказал он.
Элен засмеялась.
В числе людей, которые позволяли себе сомневаться в законности предпринимаемого брака, была мать Элен, княгиня Курагина. Она постоянно мучилась завистью к своей дочери, и теперь, когда предмет зависти был самый близкий сердцу княгини, она не могла примириться с этой мыслью. Она советовалась с русским священником о том, в какой мере возможен развод и вступление в брак при живом муже, и священник сказал ей, что это невозможно, и, к радости ее, указал ей на евангельский текст, в котором (священнику казалось) прямо отвергается возможность вступления в брак от живого мужа.
Вооруженная этими аргументами, казавшимися ей неопровержимыми, княгиня рано утром, чтобы застать ее одну, поехала к своей дочери.
Выслушав возражения своей матери, Элен кротко и насмешливо улыбнулась.
– Да ведь прямо сказано: кто женится на разводной жене… – сказала старая княгиня.
– Ah, maman, ne dites pas de betises. Vous ne comprenez rien. Dans ma position j'ai des devoirs, [Ах, маменька, не говорите глупостей. Вы ничего не понимаете. В моем положении есть обязанности.] – заговорилa Элен, переводя разговор на французский с русского языка, на котором ей всегда казалась какая то неясность в ее деле.
– Но, мой друг…
– Ah, maman, comment est ce que vous ne comprenez pas que le Saint Pere, qui a le droit de donner des dispenses… [Ах, маменька, как вы не понимаете, что святой отец, имеющий власть отпущений…]
В это время дама компаньонка, жившая у Элен, вошла к ней доложить, что его высочество в зале и желает ее видеть.
– Non, dites lui que je ne veux pas le voir, que je suis furieuse contre lui, parce qu'il m'a manque parole. [Нет, скажите ему, что я не хочу его видеть, что я взбешена против него, потому что он мне не сдержал слова.]
– Comtesse a tout peche misericorde, [Графиня, милосердие всякому греху.] – сказал, входя, молодой белокурый человек с длинным лицом и носом.
Старая княгиня почтительно встала и присела. Вошедший молодой человек не обратил на нее внимания. Княгиня кивнула головой дочери и поплыла к двери.
«Нет, она права, – думала старая княгиня, все убеждения которой разрушились пред появлением его высочества. – Она права; но как это мы в нашу невозвратную молодость не знали этого? А это так было просто», – думала, садясь в карету, старая княгиня.

В начале августа дело Элен совершенно определилось, и она написала своему мужу (который ее очень любил, как она думала) письмо, в котором извещала его о своем намерении выйти замуж за NN и о том, что она вступила в единую истинную религию и что она просит его исполнить все те необходимые для развода формальности, о которых передаст ему податель сего письма.
«Sur ce je prie Dieu, mon ami, de vous avoir sous sa sainte et puissante garde. Votre amie Helene».
[«Затем молю бога, да будете вы, мой друг, под святым сильным его покровом. Друг ваш Елена»]
Это письмо было привезено в дом Пьера в то время, как он находился на Бородинском поле.


Во второй раз, уже в конце Бородинского сражения, сбежав с батареи Раевского, Пьер с толпами солдат направился по оврагу к Князькову, дошел до перевязочного пункта и, увидав кровь и услыхав крики и стоны, поспешно пошел дальше, замешавшись в толпы солдат.