Ыйджонбу (станция метро, Первая линия)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Координаты: 37°44′17″ с. ш. 127°02′46″ в. д. / 37.73806° с. ш. 127.04611° в. д. / 37.73806; 127.04611 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=37.73806&mlon=127.04611&zoom=17 (O)] (Я)
«Ыйджонбу»
«의정부역»
Сеульский метрополитен
одна из платформ станции
Дата открытия:

22 сентября 1986 года

Округ:

Ыйджонбу-2-дон

Тип:

наземная

Количество платформ:

3

Тип платформ:

островные

Форма платформ:

прямая

Расположение:

Республика Корея Республика Корея, Ыйджонбу
168-54 Uijeongbu 2-dong,
525 Pyeonghwaro

Код станции:

110

«Ыйджонбу» на Викискладе
Ыйджонбу (станция метро, Первая линия)Ыйджонбу (станция метро, Первая линия)

«Ыйджонбу» (кор. 의정부역) — наземная станция Сеульского метро на Первой линии (локального и экспресс сообщения); это одна из пяти станций на территории Ыйджонбу (все на одной линии). Она представлена тремя островными платформами (обслуживаемых для различных сообщений). Станция обслуживается корпорацией железных дорог Кореи (Korail). Расположена в квартале Ыйджонбу-2-дон (адресː 168-54 Uijeongbu 2-dong, 525 Pyeonghwaro) в городе Ыйджонбу (провинция Кёнгидо, Республика Корея).

Пассажиропоток — 49 844 чел/день (на 2012 год).

Станция для пригородного сообщения была открыта 15 октября 1911 года. Первая линия Сеульского метрополитена 22 сентября 1986 года была продлена на 1,6 км — участок Хверён—Ыйджонбу и открыта только одна станция.



Соседние станции

Предыдущая станция Сеульский метрополитен Следующая станция
Канын   Первая линия (локальная)   Хверён
Янджу   Первая линия (экспресс)   Хверён

Напишите отзыв о статье "Ыйджонбу (станция метро, Первая линия)"

Примечания

Ссылки

Отрывок, характеризующий Ыйджонбу (станция метро, Первая линия)

Кутузов везде отступает, но неприятель, не дожидаясь его отступления, бежит назад, в противную сторону.
Историки Наполеона описывают нам искусный маневр его на Тарутино и Малоярославец и делают предположения о том, что бы было, если бы Наполеон успел проникнуть в богатые полуденные губернии.
Но не говоря о том, что ничто не мешало Наполеону идти в эти полуденные губернии (так как русская армия давала ему дорогу), историки забывают то, что армия Наполеона не могла быть спасена ничем, потому что она в самой себе несла уже тогда неизбежные условия гибели. Почему эта армия, нашедшая обильное продовольствие в Москве и не могшая удержать его, а стоптавшая его под ногами, эта армия, которая, придя в Смоленск, не разбирала продовольствия, а грабила его, почему эта армия могла бы поправиться в Калужской губернии, населенной теми же русскими, как и в Москве, и с тем же свойством огня сжигать то, что зажигают?
Армия не могла нигде поправиться. Она, с Бородинского сражения и грабежа Москвы, несла в себе уже как бы химические условия разложения.
Люди этой бывшей армии бежали с своими предводителями сами не зная куда, желая (Наполеон и каждый солдат) только одного: выпутаться лично как можно скорее из того безвыходного положения, которое, хотя и неясно, они все сознавали.
Только поэтому, на совете в Малоярославце, когда, притворяясь, что они, генералы, совещаются, подавая разные мнения, последнее мнение простодушного солдата Мутона, сказавшего то, что все думали, что надо только уйти как можно скорее, закрыло все рты, и никто, даже Наполеон, не мог сказать ничего против этой всеми сознаваемой истины.
Но хотя все и знали, что надо было уйти, оставался еще стыд сознания того, что надо бежать. И нужен был внешний толчок, который победил бы этот стыд. И толчок этот явился в нужное время. Это было так называемое у французов le Hourra de l'Empereur [императорское ура].
На другой день после совета Наполеон, рано утром, притворяясь, что хочет осматривать войска и поле прошедшего и будущего сражения, с свитой маршалов и конвоя ехал по середине линии расположения войск. Казаки, шнырявшие около добычи, наткнулись на самого императора и чуть чуть не поймали его. Ежели казаки не поймали в этот раз Наполеона, то спасло его то же, что губило французов: добыча, на которую и в Тарутине и здесь, оставляя людей, бросались казаки. Они, не обращая внимания на Наполеона, бросились на добычу, и Наполеон успел уйти.
Когда вот вот les enfants du Don [сыны Дона] могли поймать самого императора в середине его армии, ясно было, что нечего больше делать, как только бежать как можно скорее по ближайшей знакомой дороге. Наполеон, с своим сорокалетним брюшком, не чувствуя в себе уже прежней поворотливости и смелости, понял этот намек. И под влиянием страха, которого он набрался от казаков, тотчас же согласился с Мутоном и отдал, как говорят историки, приказание об отступлении назад на Смоленскую дорогу.