Э

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Э, э (русские названия: э или э оборо́тное) — 31-я буква русского и 30-я буква белорусского кириллических алфавитов; в других современных славянских кириллических алфавитах не используется (в украинском роль пары Э/Е играет Е/Є). Используется также в некоторых алфавитах неславянских языков (в узбекском). Считается[кем?] заимствованной глаголической формой буквы «есть» (Е), которая выглядит как и обозначает нейотированный звук.

В кириллице знак Э уже используется как минимум с XIV века[1], а самые ранние случаи использования Э, согласно указаниям палеографа Карского Е. Ф., относятся к XIII в. Позднее, он многократно встречается в рукописном Познанском сборнике[2], списанном (за исключением более поздних последних страниц) в конце XVI века[3] (в таких словах как «цэсар», «рыцэр» и т. д.). Встречается она и в московском 1648 года издании грамматики Смотрицкого[4]: этѷмоло́гїа[5], причём для Э была изготовлена особая литера, а не перевёрнута существующая. Официально в алфавит буква Э включена в 1708 году при создании гражданского шрифта, унаследовав позицию между Ѣ и Ю, на которую в церковнославянских учебных азбуках порой ставили вариант Є буквы Е, обычно имевший, впрочем, как раз противоположное звуковое значение.

В сербском варианте гражданского алфавита знаки Э и Є были взаимозаменимы (первоначально чаще использовалось Э, позже наоборот) и имели значение йотированного звука; оба упразднены в середине XIX века реформой Вука Караджича.





Буква «э» в русской письменности

В современной русской письменности буква Э обозначает нейотированные гласные звуки [e] и [ɛ]. Используется в немногих собственно русских словах: это, этот, этак(ий), эдак(ий), эк(ий), эва, эвон, эх, эхе-хе, эхма, эй, эге, эге-ге. Основное предназначение буквы Э — нейотированное использование в начале слова и после гласных в заимствованных словах: эвтаназия[6], эклер, аэд, дуэль, Боэций (однако после гласных Е и И регулярно пишется Е, а Э лишь в немногих исключениях, вроде Мариэтта или Глиэр).

Петрушка
Бульон, бутерброд, консомэ!
Мы по-русски не понимэ!

Самуил Маршак. Петрушка-иностранец
Л. В. Щерба («Теория русского письма», 1983, цит. по [gramota.ru/konkurs_itog.html?nn=70]) писал следующее:
Замечания вызывает одна только буква «э» для обозначения гласного «э» в начале слов и после гласных. Дело в том, что в этом положении в исконных русских словах встречается нормально лишь сочетания «је»: ехать, есть, преемник, знает и т. п. Только в словах это, эта и т. п. мы имеем чистое «э» в начале слова. Все остальные случаи чистого «э» в этом положении относятся к заимствованным словам — экран, эхо, поэт, Боэций и т. д. Таким образом, буква «э» является специфической для слов заимствованных, иностранных; иначе говоря, она является внешним признаком подобных слов. Как букву для иностранных слов воспринимали «э» и многие наши писатели старого и нового времени. В XVIII веке её считали ненужной Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков. Последний пишет по этому поводу: «Вошла было в нашу азбуку странная литера для изъяснения слов чужих; однако сей пришелец выгнан». В XIX веке против буквы «э» высказывались Каченовский и даже Белинский (последний возражал, впрочем, только против формы). Грот, отвергая употребления буквы «э» после согласных, однако очень отстаивал её для начала слова и после гласных. Он справедливо указывал, что благодаря отсутствию буквы для чистого «э» у нас вошли неправильные произношения Европа вм. Эвропа, евнух вм. эвнух, Ева вм. Эва, Еврипид вм. Эврипид и т. д. В наши дни невозможно писать еволюция, егоизм, екзамен, елемент и т. п., а поэтому не может быть сомнений в том, что буква «э» абсолютно необходима в русском алфавите, но не менее очевидно и то, что она характеризует те слова, в которых пишется, как иностранные.

Буква «э» после согласных

После согласных написания через Э редки: согласно правилам образца 1956 года, это лишь слова мэр, пэр, сэр (до начала XX века писавшиеся через Е) и собственные имена; позже к этому списку добавился мэтр для отличия от метра. В редакции правил 2006 года в список основных корней с Э после согласных включены ещё три: пленэр, рэкет, рэп. На практике, однако, слов с Э после согласных гораздо больше, особенно среди недавних заимствований, ещё не вполне усвоенных русским языком. Многие из них имеют варианты с Е (кэб/кеб, тэг/тег, хэш/хеш и т. п.), причём написания с Э обычно выглядят более иностранными. Кроме того, с Э пишутся названия букв (бэ, вэ, гэ, <…> эль, эм, эн…) и слова, образованные от аббревиатур, вроде гэдээровский, кагэбэшный или пэтэушник.

В некоторых случаях практической транскрипции иностранных имён и названий применяется написание буквы э после согласных, в частности:

Буква «э» в белорусской письменности

В белорусской письменности различие между Э и Е проведено более последовательно фонетически: Брэст, старэйшы, грэшнік, яшчэ (ещё), и др. В словах славянского происхождения Э всегда находится под ударением.

Употребление

Восклицательное междометие «э!» состоит из этой единственной буквы.

Таблица кодов

Кодировка Регистр Десятич-
ный код
16-рич-
ный код
Восьмерич-
ный код
Двоичный код
Юникод Прописная 1069 042D 002055 00000100 00101101
Строчная 1101 044D 002115 00000100 01001101
ISO 8859-5 Прописная 205 CD 315 11001101
Строчная 237 ED 355 11101101
KOI 8 Прописная 252 FC 374 11111100
Строчная 220 DC 334 11011100
Windows 1251 Прописная 221 DD 335 11011101
Строчная 253 FD 375 11111101

В HTML прописную букву Э можно записать как &#1069; или &#x42D;, а строчную э — как &#1101; или &#x44D;.

См. также

Напишите отзыв о статье "Э"

Примечания

  1. Срезневский И.И. [www.knigafund.ru/books/2608 Материалы для Словаря древнерусского языка]. — Санкт-Петербург, 1912. — Т. 3. — С. 271—272.
  2. См. напр. входящую в него летопись Рачинского в: ПСРЛ, т. XXXV, М., «Наука», 1980; факсимиле листов ещё одной части сборника, повести о Тристане, в: Białoruski Tristan. Kolegium Europy Wschodniej. ISBN 978-83-89185-71-6
  3. Соболевский А. И. — Славяно-Русская Палеография.
  4. [dlib.rsl.ru:81/view.php?path=/rsl01002000000/rsl01002424000/rsl01002424819/rsl01002424819.pdf PDF-файл «Грамматика» Милетія Смотрицкаго. Московское изданіе 1648 г.]
  5. [cocpucm.livejournal.com/43271.html «Грамматика» Милетія Смотрицкаго. Московское изданіе 1648 г.]
  6. Хотя по правилам заимствования здесь должна быть е, ср.: Европа, Евгений, Евангелие и т. п.

Литература

Отрывок, характеризующий Э

– Это такая прелесть! Я тебе пришлю ее. – И Наташа, поцеловав брата, убежала.
Через минуту вошла Соня, испуганная, растерянная и виноватая. Николай подошел к ней и поцеловал ее руку. Это был первый раз, что они в этот приезд говорили с глазу на глаз и о своей любви.
– Sophie, – сказал он сначала робко, и потом всё смелее и смелее, – ежели вы хотите отказаться не только от блестящей, от выгодной партии; но он прекрасный, благородный человек… он мой друг…
Соня перебила его.
– Я уж отказалась, – сказала она поспешно.
– Ежели вы отказываетесь для меня, то я боюсь, что на мне…
Соня опять перебила его. Она умоляющим, испуганным взглядом посмотрела на него.
– Nicolas, не говорите мне этого, – сказала она.
– Нет, я должен. Может быть это suffisance [самонадеянность] с моей стороны, но всё лучше сказать. Ежели вы откажетесь для меня, то я должен вам сказать всю правду. Я вас люблю, я думаю, больше всех…
– Мне и довольно, – вспыхнув, сказала Соня.
– Нет, но я тысячу раз влюблялся и буду влюбляться, хотя такого чувства дружбы, доверия, любви, я ни к кому не имею, как к вам. Потом я молод. Мaman не хочет этого. Ну, просто, я ничего не обещаю. И я прошу вас подумать о предложении Долохова, – сказал он, с трудом выговаривая фамилию своего друга.
– Не говорите мне этого. Я ничего не хочу. Я люблю вас, как брата, и всегда буду любить, и больше мне ничего не надо.
– Вы ангел, я вас не стою, но я только боюсь обмануть вас. – Николай еще раз поцеловал ее руку.


У Иогеля были самые веселые балы в Москве. Это говорили матушки, глядя на своих adolescentes, [девушек,] выделывающих свои только что выученные па; это говорили и сами adolescentes и adolescents, [девушки и юноши,] танцовавшие до упаду; эти взрослые девицы и молодые люди, приезжавшие на эти балы с мыслию снизойти до них и находя в них самое лучшее веселье. В этот же год на этих балах сделалось два брака. Две хорошенькие княжны Горчаковы нашли женихов и вышли замуж, и тем еще более пустили в славу эти балы. Особенного на этих балах было то, что не было хозяина и хозяйки: был, как пух летающий, по правилам искусства расшаркивающийся, добродушный Иогель, который принимал билетики за уроки от всех своих гостей; было то, что на эти балы еще езжали только те, кто хотел танцовать и веселиться, как хотят этого 13 ти и 14 ти летние девочки, в первый раз надевающие длинные платья. Все, за редкими исключениями, были или казались хорошенькими: так восторженно они все улыбались и так разгорались их глазки. Иногда танцовывали даже pas de chale лучшие ученицы, из которых лучшая была Наташа, отличавшаяся своею грациозностью; но на этом, последнем бале танцовали только экосезы, англезы и только что входящую в моду мазурку. Зала была взята Иогелем в дом Безухова, и бал очень удался, как говорили все. Много было хорошеньких девочек, и Ростовы барышни были из лучших. Они обе были особенно счастливы и веселы. В этот вечер Соня, гордая предложением Долохова, своим отказом и объяснением с Николаем, кружилась еще дома, не давая девушке дочесать свои косы, и теперь насквозь светилась порывистой радостью.
Наташа, не менее гордая тем, что она в первый раз была в длинном платье, на настоящем бале, была еще счастливее. Обе были в белых, кисейных платьях с розовыми лентами.
Наташа сделалась влюблена с самой той минуты, как она вошла на бал. Она не была влюблена ни в кого в особенности, но влюблена была во всех. В того, на кого она смотрела в ту минуту, как она смотрела, в того она и была влюблена.
– Ах, как хорошо! – всё говорила она, подбегая к Соне.
Николай с Денисовым ходили по залам, ласково и покровительственно оглядывая танцующих.
– Как она мила, к'асавица будет, – сказал Денисов.
– Кто?
– Г'афиня Наташа, – отвечал Денисов.
– И как она танцует, какая г'ация! – помолчав немного, опять сказал он.
– Да про кого ты говоришь?
– Про сест'у п'о твою, – сердито крикнул Денисов.
Ростов усмехнулся.
– Mon cher comte; vous etes l'un de mes meilleurs ecoliers, il faut que vous dansiez, – сказал маленький Иогель, подходя к Николаю. – Voyez combien de jolies demoiselles. [Любезный граф, вы один из лучших моих учеников. Вам надо танцовать. Посмотрите, сколько хорошеньких девушек!] – Он с тою же просьбой обратился и к Денисову, тоже своему бывшему ученику.
– Non, mon cher, je fe'ai tapisse'ie, [Нет, мой милый, я посижу у стенки,] – сказал Денисов. – Разве вы не помните, как дурно я пользовался вашими уроками?
– О нет! – поспешно утешая его, сказал Иогель. – Вы только невнимательны были, а вы имели способности, да, вы имели способности.
Заиграли вновь вводившуюся мазурку; Николай не мог отказать Иогелю и пригласил Соню. Денисов подсел к старушкам и облокотившись на саблю, притопывая такт, что то весело рассказывал и смешил старых дам, поглядывая на танцующую молодежь. Иогель в первой паре танцовал с Наташей, своей гордостью и лучшей ученицей. Мягко, нежно перебирая своими ножками в башмачках, Иогель первым полетел по зале с робевшей, но старательно выделывающей па Наташей. Денисов не спускал с нее глаз и пристукивал саблей такт, с таким видом, который ясно говорил, что он сам не танцует только от того, что не хочет, а не от того, что не может. В середине фигуры он подозвал к себе проходившего мимо Ростова.
– Это совсем не то, – сказал он. – Разве это польская мазу'ка? А отлично танцует. – Зная, что Денисов и в Польше даже славился своим мастерством плясать польскую мазурку, Николай подбежал к Наташе:
– Поди, выбери Денисова. Вот танцует! Чудо! – сказал он.
Когда пришел опять черед Наташе, она встала и быстро перебирая своими с бантиками башмачками, робея, одна пробежала через залу к углу, где сидел Денисов. Она видела, что все смотрят на нее и ждут. Николай видел, что Денисов и Наташа улыбаясь спорили, и что Денисов отказывался, но радостно улыбался. Он подбежал.
– Пожалуйста, Василий Дмитрич, – говорила Наташа, – пойдемте, пожалуйста.
– Да, что, увольте, г'афиня, – говорил Денисов.
– Ну, полно, Вася, – сказал Николай.
– Точно кота Ваську угова'ивают, – шутя сказал Денисов.
– Целый вечер вам буду петь, – сказала Наташа.
– Волшебница всё со мной сделает! – сказал Денисов и отстегнул саблю. Он вышел из за стульев, крепко взял за руку свою даму, приподнял голову и отставил ногу, ожидая такта. Только на коне и в мазурке не видно было маленького роста Денисова, и он представлялся тем самым молодцом, каким он сам себя чувствовал. Выждав такт, он с боку, победоносно и шутливо, взглянул на свою даму, неожиданно пристукнул одной ногой и, как мячик, упруго отскочил от пола и полетел вдоль по кругу, увлекая за собой свою даму. Он не слышно летел половину залы на одной ноге, и, казалось, не видел стоявших перед ним стульев и прямо несся на них; но вдруг, прищелкнув шпорами и расставив ноги, останавливался на каблуках, стоял так секунду, с грохотом шпор стучал на одном месте ногами, быстро вертелся и, левой ногой подщелкивая правую, опять летел по кругу. Наташа угадывала то, что он намерен был сделать, и, сама не зная как, следила за ним – отдаваясь ему. То он кружил ее, то на правой, то на левой руке, то падая на колена, обводил ее вокруг себя, и опять вскакивал и пускался вперед с такой стремительностью, как будто он намерен был, не переводя духа, перебежать через все комнаты; то вдруг опять останавливался и делал опять новое и неожиданное колено. Когда он, бойко закружив даму перед ее местом, щелкнул шпорой, кланяясь перед ней, Наташа даже не присела ему. Она с недоуменьем уставила на него глаза, улыбаясь, как будто не узнавая его. – Что ж это такое? – проговорила она.
Несмотря на то, что Иогель не признавал эту мазурку настоящей, все были восхищены мастерством Денисова, беспрестанно стали выбирать его, и старики, улыбаясь, стали разговаривать про Польшу и про доброе старое время. Денисов, раскрасневшись от мазурки и отираясь платком, подсел к Наташе и весь бал не отходил от нее.


Два дня после этого, Ростов не видал Долохова у своих и не заставал его дома; на третий день он получил от него записку. «Так как я в доме у вас бывать более не намерен по известным тебе причинам и еду в армию, то нынче вечером я даю моим приятелям прощальную пирушку – приезжай в английскую гостинницу». Ростов в 10 м часу, из театра, где он был вместе с своими и Денисовым, приехал в назначенный день в английскую гостинницу. Его тотчас же провели в лучшее помещение гостинницы, занятое на эту ночь Долоховым. Человек двадцать толпилось около стола, перед которым между двумя свечами сидел Долохов. На столе лежало золото и ассигнации, и Долохов метал банк. После предложения и отказа Сони, Николай еще не видался с ним и испытывал замешательство при мысли о том, как они свидятся.