Эванс, Ричард Джон

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ричард Джон Эванс
англ. Richard J. Evans
Учёная степень:

доктор, доктор философии (PhD) Кембриджа

Учёное звание:

Королевский эмерит-профессор истории Кембриджа

Сэр Ричард Джон Эванс (англ. Richard John Evans, род. 29.09.1947, Эссекс (ныне Большой Лондон), Англия) — британский историк, исследователь новейшей истории Германии (XIX—XX веков), в частности Третьего рейха. Королевский эмерит-профессор истории Кембриджа, где с 2010 года президент Вольфсон-колледжа. Профессор Лондонского университета (1989—1998). Член Британской академии (1993).

В 1966—1969 гг. изучал современную историю в оксфордском Колледже Иисуса, который окончил с первоклассной почётной степенью и почётным членом которого является с 1998 года[1]. Слушал лекции Х. Тревор-Ропера, К. Хилла и др. видных историков того времени. В 1969—1972 гг. м. н. с. в оксфордском колледже Сент-Энтони, где писал докторскую работу, с 1970 г. занимался исследовательской работой в Гамбурге и Берлине. Докторскую степень получил одновременно с магистерской в 1973 году. Также в 1990 году удостоился степени доктора словесности (Litt D) в Университете Восточной Англии, а в 2001 году — доктора философии в Кембридже и там же ещё и доктора словесности в 2015 году[2].

Преподавал в университетах Стирлинга (1972—1976) и Восточной Англии (с 1976 года), в последнем в 1983—1989 гг. профессор европейской истории. В 1989—1998 годах профессор истории в Биркбек-колледже Лондонского университета и одновременно в 1993—1997 гг. вице-мастер колледжа, в 1997 году и. о. мастера, а с 1999 года почётный член этого колледжа. С 1998 года профессор современной истории Кембриджа, одновременно до 2010 года член одного из его колледжей, которого с 2011 года почётный член, в 2008—2014 гг. Королевский профессор истории Кембриджа, затем эмерит; с 2010 года президент кембриджского Вольфсон-колледжа. Также провост Gresham-колледжа в Лондоне.

В 2012 году посвящён в рыцари за научные заслуги.

Член Королевского исторического общества (1978), Королевского общество литературы (2000), Учёного общества Уэльса (2010).

Автор многих работ.

Почётный доктор Лондонского университета (2012). Почётный доктор Оксфорда (2015)[3].

Напишите отзыв о статье "Эванс, Ричард Джон"



Примечания

  1. [www.jesus.ox.ac.uk/people/fellows-and-lecturers Fellows and Lecturers | Jesus College, University of Oxford]
  2. www.richardjevans.com/productservice.php?productserviceid=559
  3. [www.ox.ac.uk/news-and-events/The-University-Year/Encaenia/2015 Encaenia and Honorary degrees 2015 | University of Oxford]

Ссылки

  • [www.richardjevans.com Официальный сайт]  (англ.)

Отрывок, характеризующий Эванс, Ричард Джон

Каждые десять секунд, нагнетая воздух, шлепало ядро или разрывалась граната в средине этой густой толпы, убивая и обрызгивая кровью тех, которые стояли близко. Долохов, раненый в руку, пешком с десятком солдат своей роты (он был уже офицер) и его полковой командир, верхом, представляли из себя остатки всего полка. Влекомые толпой, они втеснились во вход к плотине и, сжатые со всех сторон, остановились, потому что впереди упала лошадь под пушкой, и толпа вытаскивала ее. Одно ядро убило кого то сзади их, другое ударилось впереди и забрызгало кровью Долохова. Толпа отчаянно надвинулась, сжалась, тронулась несколько шагов и опять остановилась.
Пройти эти сто шагов, и, наверное, спасен; простоять еще две минуты, и погиб, наверное, думал каждый. Долохов, стоявший в середине толпы, рванулся к краю плотины, сбив с ног двух солдат, и сбежал на скользкий лед, покрывший пруд.
– Сворачивай, – закричал он, подпрыгивая по льду, который трещал под ним, – сворачивай! – кричал он на орудие. – Держит!…
Лед держал его, но гнулся и трещал, и очевидно было, что не только под орудием или толпой народа, но под ним одним он сейчас рухнется. На него смотрели и жались к берегу, не решаясь еще ступить на лед. Командир полка, стоявший верхом у въезда, поднял руку и раскрыл рот, обращаясь к Долохову. Вдруг одно из ядер так низко засвистело над толпой, что все нагнулись. Что то шлепнулось в мокрое, и генерал упал с лошадью в лужу крови. Никто не взглянул на генерала, не подумал поднять его.
– Пошел на лед! пошел по льду! Пошел! вороти! аль не слышишь! Пошел! – вдруг после ядра, попавшего в генерала, послышались бесчисленные голоса, сами не зная, что и зачем кричавшие.
Одно из задних орудий, вступавшее на плотину, своротило на лед. Толпы солдат с плотины стали сбегать на замерзший пруд. Под одним из передних солдат треснул лед, и одна нога ушла в воду; он хотел оправиться и провалился по пояс.
Ближайшие солдаты замялись, орудийный ездовой остановил свою лошадь, но сзади всё еще слышались крики: «Пошел на лед, что стал, пошел! пошел!» И крики ужаса послышались в толпе. Солдаты, окружавшие орудие, махали на лошадей и били их, чтобы они сворачивали и подвигались. Лошади тронулись с берега. Лед, державший пеших, рухнулся огромным куском, и человек сорок, бывших на льду, бросились кто вперед, кто назад, потопляя один другого.
Ядра всё так же равномерно свистели и шлепались на лед, в воду и чаще всего в толпу, покрывавшую плотину, пруды и берег.


На Праценской горе, на том самом месте, где он упал с древком знамени в руках, лежал князь Андрей Болконский, истекая кровью, и, сам не зная того, стонал тихим, жалостным и детским стоном.