Эвбея

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
ЭвбеяЭвбея

</tt>

</tt>

Эвбея
греч. Εύβοια
Халкида
38°30′00″ с. ш. 24°00′00″ в. д. / 38.50000° с. ш. 24.00000° в. д. / 38.50000; 24.00000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=38.50000&mlon=24.00000&zoom=9 (O)] (Я)Координаты: 38°30′00″ с. ш. 24°00′00″ в. д. / 38.50000° с. ш. 24.00000° в. д. / 38.50000; 24.00000 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=38.50000&mlon=24.00000&zoom=9 (O)] (Я)
АкваторияЭгейское море
СтранаГреция Греция
РегионЦентральная Греция
Эвбея
Площадь3684 км²
Наивысшая точка1745 м
Население (2001 год)198 130 чел.
Плотность населения53,781 чел./км²

Эвбе́я[1] (греч. Εύβοια, новогреч. произнош.: Эвья; др.-греч. Εὔβοια, Эввия[2]; также иногда Эгрипос) — крупнейший после Крита остров Греции в Эгейском море. Отделяется на севере от берегов юго-востока Фессалии проливами Трикерион и Ореон, на западе от Аттики, Беотии и Локриды — проливами Эврип и Талактийским. В самом узком месте Эврипа, где расстояние от Эвбеи до материковой Греции составляет всего 38 метров, через пролив перекинут мост.

Население — 198 130 чел. (2001 год, перепись). Имеет долгую и сложную историю. Наивысшего расцвета Эвбея достигла во времена ранней античности. В настоящее время известна как курорт.





География

Площадь острова — 3684 км², длина — 158 км, ширина — не более 40 км. Эвбея почти сплошь гориста; горы её разделяются на три группы и делят остров на части.

Районирование

  • В средней группе, близ восточного берега, возвышаются горы Демфис (до 1745 м, в древности Дирфис), образованные преимущественно из глинистого сланца; близ городка Кими в северо-восточном отроге этих гор находятся богатые залежи бурого угля.
  • Южная группа — Оха (теперь св. Илии), образованная из слюдяного сланца, изобилует разноцветным мрамором: в древности особенно был известен мрамор голубовато-серого цвета, послуживший для многих римских построек, и полосчатый циполин; находившийся в древности здесь асбест теперь, по-видимому, истощился.
  • Северная часть Эвбеи покрыта разветвлениями гор Гальсадес, достигающих 970 м высоты; они тоже образованы из слюдяного сланца; их восточный отрог у древних, под названием Телефрион, славился лекарственными растениями; между ним и Дирфисом на западном берегу возвышаются (до 1200 м) горы Кандили, у древних Макистос.

Вблизи нынешнего Дипсо находятся горячие сернистые источники. Горы, расположенные на юге острова, почти не покрыты растительностью в противоположность горам северной его части, на склоне которых отличные пастбища и каштаны, еловые и сосновые леса.

Климат

Климат острова засушливый, сухой субтропический (средиземноморский), почва в долинах довольно плодородна. Речная сеть невелика. Главные продукты: шерсть, вино, пшеница, апельсины и мёд. Повсеместно произрастает тутовое дерево (шелковица), персики.

История

Предыстория

Древнейшими обитателями острова, по «Илиаде» (II, 536 и сл.), являлись абанты, жившие под властью одного царя. Абанты слились впоследствии с проникшими из Аттики, а может быть, и издревле обитавшими на острове ионийцами. В южной части распространились дриопы, а в северной — фессалийские племена.

Ранняя античность

До конца VI в. до н. э. история Эвбеи исчерпывается колонизационной деятельностью расположенных на острове греческих полисов Халкида и Эретрия в Южной Италии, на Сицилии, полуострове Халкидики и их борьбой за преобладание на Эвбее. Эта борьба (Лелантская война) закончилась, вероятно в середине VII в. до н. э., в пользу Халкиды. Правление в городах Эвбеи было в эту эпоху олигархическим на основе тимократии. В 506 до н. э. Халкиду покорили Афины, причём земли богатых халкидских «всадников» были поделены между 4000 афинских клерухов.

С этих пор обладание плодородным островом стало важнейшим вопросом для афинян. В 500 до н. э. эретрийцы вместе с афинянами помогли восставшим против персов ионийцам; за это Эретрия была до основания разрушена персидским полководцем Датисом (490 до н. э.). Однако уже к 480 Эретрия была отстроена, при помощи Афин, на развалинах древней. Города Эвбеи входили в Делосский союз. В 446 до н. э. они попытались свергнуть афинское владычество, но в следующем году были покорены Периклом, причём близ Истиэи было укреплено местечко Орей и туда послано 2000 афинских клерухов. В этом небольшом городе позднее установилась тирания. Ок 380 до н. э. в Орее известен тиран Неоген, пришедший к власти с помощью Ясона тирана Фер. После него известны тираны — Хариген и Филистид. Так, Филистид был поддержан Филиппом II Македонским и правил до 341 года до н. э. Кроме тиранов в Орее, известны тираны в Эретрии и в Халкиде.

В 411 году до н. э. города Эвбеи отпали от Афин. В этом году через пролив Эврип был построен мост, который после того никогда не переставал существовать. По окончании Пелопоннесской войны (431404 до н. э.) афинским клерухам пришлось покинуть Эвбею, но во Втором афинском морском союзе (377 до н. э.) снова участвовали эвбейские города. Они отпали от него в 350 до н. э. под влиянием Филиппа II Македонского. После Херонейской битвы к Халкиде была присоединена часть противоположного берега, и в ней был помещен сильный македонский гарнизон.

Классическая античность

В середине III века до н. э. Александр сын Кратера, начальник гарнизонов Халкиды и Коринфа, сделал неудачную попытку отложиться от Македонии и образовать особое царство на Эвбее. В 198 до н. э. Халкиду взяли штурмом римляне и покорили Эвбею. До 146 до н. э. здесь был союз городов под верховенством Рима: с этого же года Эвбея присоединена к провинции Македонии, а в 27 году до н. э. Август присоединил её к провинции Ахайя.

Средние века

Византия

В 3951204 годах Эвбею контролировала Византия (Восточно-Римская империя). Это был период относительного затишья и спокойного благополучия провинциального острова, его своеобразный «серебряный век». На острове окончательно утвердилось православие. Благодаря своему островному положению Эвбея не была затронута волнами славянских вторжений, которые вызвали существенные демографические и культурные сдвиги на континенте.

В 1157 году свой первый набег на остров совершили норманны из Сицилии, которые разграбили и сожгли все прибрежные города острова. В 1204 году, после первого падения Константинополя, Эвбея была отторгнута от Византийской империи участниками 4-го крестового похода. При непосредственном участии западноевропейских рыцарей и Венеции, на острове возникла так называемая сеньория Негропонта, ставшая одним из номинальных вассалов Латинской империи с центром в Константинополе, а сам остров получил своё новое итальянское название — Негропонт(е) (в переводе «чёрный мост»).

Административное деление

С 2011 года Эвбея делится на 8 муниципалитетов:

Муниципалитеты Административный центр Номер на карте
Халкидеа Халкис 1
Дирфиен-Мессапия Псахна 2
Эретрия Эретрия 3
Истие-Аидипсос Истиея 4
Каристос Каристос 5
Кими-Аливери Аливерион 6
Мандуди-Лимни Лимни 7
Скирос Скирос 8

Население

Население Эвбеи в 1889 году составляло 91 586 человек, в 2001 198 130. Плотность населения 54 чел./км². Официальные греческие источники утверждают, что основное население современной Эвбеи составляют греки. Однако, при переписях населения в современной Греции национальность не учитывается и многие этнографы считают, что значительная часть населения острова приняла греческое самосознание относительно недавно (после обретения Грецией независимости в 1830 году, и особенно во второй половине XX века). Греки действительно издревле населяли остров и абсолютно на нём преобладали до начала XIII века. Но известно, что после нашествий крестоносцев и общего смятения, вызванного расширением Османской империи, подавившей византийскую государственность, на острове появились значительные группы поселенцев негреческого происхождения. Так, южную половину острова к югу от посёлка Аливери заселили приглашённые венецианцами, а затем и турками албанцы-арнауты, сохранившие, тем не менее, приверженность православию. На северо-запад острова в Средние века проникли также и кочевые романоязычные пастухи валахи, хотя их язык на острове, в отличие от арнаутско-албанского, практически не сохранился. В Халкисе проживают цыгане (ромалэ). В 12041460 в центральной крепости острова Халкисе базировались европейские рыцари-крестоносцы (преимущественно итальянского и французского происхождения). В начале XIX века на Эвбею массово переселились каракачаны, кочевые грекоязычные группы неясного происхождения, исповедующие православие. Хотя в современной Эвбее благодаря централизованной политике греческого государства абсолютно преобладает новогреческий язык, в ряде сёл встречаются и носители албанских диалектов. На современном острове построено также много вилл, дач и пансионатов, где временно или постоянно живут пенсионеры и отдыхающие из стран Западной Европы и бывшего Советского Союза.

Напишите отзыв о статье "Эвбея"

Примечания

  1. Словарь географических названий зарубежных стран / отв. ред. А. М. Комков. — 3-е изд., перераб. и доп. — М. : Недра, 1986. — С. 559.</span>
  2. Инструкция по передаче на картах географических названий Греции. — М., 1964. — С. 14.
  3. </ol>

Литература

Отрывок, характеризующий Эвбея

Ко второму разряду Пьер причислял себя и себе подобных братьев, ищущих, колеблющихся, не нашедших еще в масонстве прямого и понятного пути, но надеющихся найти его.
К третьему разряду он причислял братьев (их было самое большое число), не видящих в масонстве ничего, кроме внешней формы и обрядности и дорожащих строгим исполнением этой внешней формы, не заботясь о ее содержании и значении. Таковы были Виларский и даже великий мастер главной ложи.
К четвертому разряду, наконец, причислялось тоже большое количество братьев, в особенности в последнее время вступивших в братство. Это были люди, по наблюдениям Пьера, ни во что не верующие, ничего не желающие, и поступавшие в масонство только для сближения с молодыми богатыми и сильными по связям и знатности братьями, которых весьма много было в ложе.
Пьер начинал чувствовать себя неудовлетворенным своей деятельностью. Масонство, по крайней мере то масонство, которое он знал здесь, казалось ему иногда, основано было на одной внешности. Он и не думал сомневаться в самом масонстве, но подозревал, что русское масонство пошло по ложному пути и отклонилось от своего источника. И потому в конце года Пьер поехал за границу для посвящения себя в высшие тайны ордена.

Летом еще в 1809 году, Пьер вернулся в Петербург. По переписке наших масонов с заграничными было известно, что Безухий успел за границей получить доверие многих высокопоставленных лиц, проник многие тайны, был возведен в высшую степень и везет с собою многое для общего блага каменьщического дела в России. Петербургские масоны все приехали к нему, заискивая в нем, и всем показалось, что он что то скрывает и готовит.
Назначено было торжественное заседание ложи 2 го градуса, в которой Пьер обещал сообщить то, что он имеет передать петербургским братьям от высших руководителей ордена. Заседание было полно. После обыкновенных обрядов Пьер встал и начал свою речь.
– Любезные братья, – начал он, краснея и запинаясь и держа в руке написанную речь. – Недостаточно блюсти в тиши ложи наши таинства – нужно действовать… действовать. Мы находимся в усыплении, а нам нужно действовать. – Пьер взял свою тетрадь и начал читать.
«Для распространения чистой истины и доставления торжества добродетели, читал он, должны мы очистить людей от предрассудков, распространить правила, сообразные с духом времени, принять на себя воспитание юношества, соединиться неразрывными узами с умнейшими людьми, смело и вместе благоразумно преодолевать суеверие, неверие и глупость, образовать из преданных нам людей, связанных между собою единством цели и имеющих власть и силу.
«Для достижения сей цели должно доставить добродетели перевес над пороком, должно стараться, чтобы честный человек обретал еще в сем мире вечную награду за свои добродетели. Но в сих великих намерениях препятствуют нам весьма много – нынешние политические учреждения. Что же делать при таковом положении вещей? Благоприятствовать ли революциям, всё ниспровергнуть, изгнать силу силой?… Нет, мы весьма далеки от того. Всякая насильственная реформа достойна порицания, потому что ни мало не исправит зла, пока люди остаются таковы, каковы они есть, и потому что мудрость не имеет нужды в насилии.
«Весь план ордена должен быть основан на том, чтоб образовать людей твердых, добродетельных и связанных единством убеждения, убеждения, состоящего в том, чтобы везде и всеми силами преследовать порок и глупость и покровительствовать таланты и добродетель: извлекать из праха людей достойных, присоединяя их к нашему братству. Тогда только орден наш будет иметь власть – нечувствительно вязать руки покровителям беспорядка и управлять ими так, чтоб они того не примечали. Одним словом, надобно учредить всеобщий владычествующий образ правления, который распространялся бы над целым светом, не разрушая гражданских уз, и при коем все прочие правления могли бы продолжаться обыкновенным своим порядком и делать всё, кроме того только, что препятствует великой цели нашего ордена, то есть доставлению добродетели торжества над пороком. Сию цель предполагало само христианство. Оно учило людей быть мудрыми и добрыми, и для собственной своей выгоды следовать примеру и наставлениям лучших и мудрейших человеков.
«Тогда, когда всё погружено было во мраке, достаточно было, конечно, одного проповедания: новость истины придавала ей особенную силу, но ныне потребны для нас гораздо сильнейшие средства. Теперь нужно, чтобы человек, управляемый своими чувствами, находил в добродетели чувственные прелести. Нельзя искоренить страстей; должно только стараться направить их к благородной цели, и потому надобно, чтобы каждый мог удовлетворять своим страстям в пределах добродетели, и чтобы наш орден доставлял к тому средства.
«Как скоро будет у нас некоторое число достойных людей в каждом государстве, каждый из них образует опять двух других, и все они тесно между собой соединятся – тогда всё будет возможно для ордена, который втайне успел уже сделать многое ко благу человечества».
Речь эта произвела не только сильное впечатление, но и волнение в ложе. Большинство же братьев, видевшее в этой речи опасные замыслы иллюминатства, с удивившею Пьера холодностью приняло его речь. Великий мастер стал возражать Пьеру. Пьер с большим и большим жаром стал развивать свои мысли. Давно не было столь бурного заседания. Составились партии: одни обвиняли Пьера, осуждая его в иллюминатстве; другие поддерживали его. Пьера в первый раз поразило на этом собрании то бесконечное разнообразие умов человеческих, которое делает то, что никакая истина одинаково не представляется двум людям. Даже те из членов, которые казалось были на его стороне, понимали его по своему, с ограничениями, изменениями, на которые он не мог согласиться, так как главная потребность Пьера состояла именно в том, чтобы передать свою мысль другому точно так, как он сам понимал ее.
По окончании заседания великий мастер с недоброжелательством и иронией сделал Безухому замечание о его горячности и о том, что не одна любовь к добродетели, но и увлечение борьбы руководило им в споре. Пьер не отвечал ему и коротко спросил, будет ли принято его предложение. Ему сказали, что нет, и Пьер, не дожидаясь обычных формальностей, вышел из ложи и уехал домой.


На Пьера опять нашла та тоска, которой он так боялся. Он три дня после произнесения своей речи в ложе лежал дома на диване, никого не принимая и никуда не выезжая.
В это время он получил письмо от жены, которая умоляла его о свидании, писала о своей грусти по нем и о желании посвятить ему всю свою жизнь.
В конце письма она извещала его, что на днях приедет в Петербург из за границы.
Вслед за письмом в уединение Пьера ворвался один из менее других уважаемых им братьев масонов и, наведя разговор на супружеские отношения Пьера, в виде братского совета, высказал ему мысль о том, что строгость его к жене несправедлива, и что Пьер отступает от первых правил масона, не прощая кающуюся.
В это же самое время теща его, жена князя Василья, присылала за ним, умоляя его хоть на несколько минут посетить ее для переговоров о весьма важном деле. Пьер видел, что был заговор против него, что его хотели соединить с женою, и это было даже не неприятно ему в том состоянии, в котором он находился. Ему было всё равно: Пьер ничто в жизни не считал делом большой важности, и под влиянием тоски, которая теперь овладела им, он не дорожил ни своею свободою, ни своим упорством в наказании жены.
«Никто не прав, никто не виноват, стало быть и она не виновата», думал он. – Ежели Пьер не изъявил тотчас же согласия на соединение с женою, то только потому, что в состоянии тоски, в котором он находился, он не был в силах ничего предпринять. Ежели бы жена приехала к нему, он бы теперь не прогнал ее. Разве не всё равно было в сравнении с тем, что занимало Пьера, жить или не жить с женою?
Не отвечая ничего ни жене, ни теще, Пьер раз поздним вечером собрался в дорогу и уехал в Москву, чтобы повидаться с Иосифом Алексеевичем. Вот что писал Пьер в дневнике своем.
«Москва, 17 го ноября.
Сейчас только приехал от благодетеля, и спешу записать всё, что я испытал при этом. Иосиф Алексеевич живет бедно и страдает третий год мучительною болезнью пузыря. Никто никогда не слыхал от него стона, или слова ропота. С утра и до поздней ночи, за исключением часов, в которые он кушает самую простую пищу, он работает над наукой. Он принял меня милостиво и посадил на кровати, на которой он лежал; я сделал ему знак рыцарей Востока и Иерусалима, он ответил мне тем же, и с кроткой улыбкой спросил меня о том, что я узнал и приобрел в прусских и шотландских ложах. Я рассказал ему всё, как умел, передав те основания, которые я предлагал в нашей петербургской ложе и сообщил о дурном приеме, сделанном мне, и о разрыве, происшедшем между мною и братьями. Иосиф Алексеевич, изрядно помолчав и подумав, на всё это изложил мне свой взгляд, который мгновенно осветил мне всё прошедшее и весь будущий путь, предлежащий мне. Он удивил меня, спросив о том, помню ли я, в чем состоит троякая цель ордена: 1) в хранении и познании таинства; 2) в очищении и исправлении себя для воспринятия оного и 3) в исправлении рода человеческого чрез стремление к таковому очищению. Какая есть главнейшая и первая цель из этих трех? Конечно собственное исправление и очищение. Только к этой цели мы можем всегда стремиться независимо от всех обстоятельств. Но вместе с тем эта то цель и требует от нас наиболее трудов, и потому, заблуждаясь гордостью, мы, упуская эту цель, беремся либо за таинство, которое недостойны воспринять по нечистоте своей, либо беремся за исправление рода человеческого, когда сами из себя являем пример мерзости и разврата. Иллюминатство не есть чистое учение именно потому, что оно увлеклось общественной деятельностью и преисполнено гордости. На этом основании Иосиф Алексеевич осудил мою речь и всю мою деятельность. Я согласился с ним в глубине души своей. По случаю разговора нашего о моих семейных делах, он сказал мне: – Главная обязанность истинного масона, как я сказал вам, состоит в совершенствовании самого себя. Но часто мы думаем, что, удалив от себя все трудности нашей жизни, мы скорее достигнем этой цели; напротив, государь мой, сказал он мне, только в среде светских волнений можем мы достигнуть трех главных целей: 1) самопознания, ибо человек может познавать себя только через сравнение, 2) совершенствования, только борьбой достигается оно, и 3) достигнуть главной добродетели – любви к смерти. Только превратности жизни могут показать нам тщету ее и могут содействовать – нашей врожденной любви к смерти или возрождению к новой жизни. Слова эти тем более замечательны, что Иосиф Алексеевич, несмотря на свои тяжкие физические страдания, никогда не тяготится жизнию, а любит смерть, к которой он, несмотря на всю чистоту и высоту своего внутреннего человека, не чувствует еще себя достаточно готовым. Потом благодетель объяснил мне вполне значение великого квадрата мироздания и указал на то, что тройственное и седьмое число суть основание всего. Он советовал мне не отстраняться от общения с петербургскими братьями и, занимая в ложе только должности 2 го градуса, стараться, отвлекая братьев от увлечений гордости, обращать их на истинный путь самопознания и совершенствования. Кроме того для себя лично советовал мне первее всего следить за самим собою, и с этою целью дал мне тетрадь, ту самую, в которой я пишу и буду вписывать впредь все свои поступки».