Эдгар (король Англии)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эдгар Миролюбивый
Ēadgār<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Король Англии
1 октября 959 — 8 июля 975
Коронация: 11 мая 973
Предшественник: Эдвиг
Преемник: Эдуард Мученик
 
Рождение: 943(0943)
Уэссекс, Англия
Смерть: 8 июля 975(0975-07-08)
Уинчестер, Англия
Место погребения: Гластонберийское аббатство, Гластонбери, Сомерсет, Англия
Род: Уэссексская династия
Отец: Эдмунд I
Мать: Эльфгита
Супруга: 1-я: Этельфледа
2-я: Вульфрит
3-я: Эльфрида
Дети: От 1-го брака:
сын: Эдуард II
От 2-го брака:
дочь: Эдгита
От 3-го брака:
сыновья: Эдмунд, Этельред II

Эдгар Миролюбивый (англ. Edgar The Peaceable; 943 — 8 июля 975) — король Англии из Уэссексской династии, правивший в 959975 годах. Младший сын короля Эдмунда I и его первой жены Эльфгиты, брат Эдвига. Христианский святой (день памяти — 21 июля (8 июля Ст.с.) в Православной Церкви, 8 июля в Римо-Католической Церкви[1]).





Биография

Правление

В 958 году знать Мерсии и Нортумбрии на тайном совете провозгласила Эдгара королём территорий к северу от Темзы, но полновластным монархом он стал только в октябре 959 года, после смерти своего старшего брата, короля Эдвига[2].

Вступив на престол, Эдгар призвал из изгнания Дунстана (впоследствии он был канонизирован) — влиятельного аббата, который во времена Эдмунда I обладал, вероятно, большей властью, чем сам король. Эдгар назначил Дунстана сначала епископом Вустера, затем Лондона и, наконец, в 961 году возвысил аббата до сана архиепископа Кентерберийского.

В исторических источниках того времени упоминается, что Дунстан не одобрял образ жизни молодого короля — Эдгар состоял в любовной связи с Вульфридой, монахиней из Уилтона, которая в 961 году родила ему дочь — и отказывался его короновать. Но несмотря на разногласия Дунстан оставался ближайшим советником Эдгара на протяжении всего периода его царствования.

Эдгар избегал военных конфликтов, чем заслужил прозвище Эдгар Миролюбивый (англ. Peaceable). В 970 году он уступил северную часть Нортумбрии шотландскому королю Кеннету II, что позволило на некоторое время снять напряжение между двумя враждующими народами.

11 мая 973 года в возрасте тридцати лет Эдгар был коронован в Батском аббатстве. В честь коронации были устроены роскошные празднества. На них присутствовали шестеро правителей других областей Британии, в том числе короли Шотландии и Стратклайда, которые поклялись быть верными вассалами Эдгара на воде и суше.

Король умер 8 июля 975 года в Уинчестере и был похоронен в Гластонберийском аббатстве.

Браки и дети

Напишите отзыв о статье "Эдгар (король Англии)"

Примечания

  1. [www.brewiarz.katolik.pl/czytelnia/swieci/07-08b.php3 Католический Бревиарий, 8 июля  (польск.)]
  2. Эдгар, английский король // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. Эдифь // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Литература

  • [ulfdalir.narod.ru/sources/Britain/Anglosaxon/920-1014.htm Англо-саксонская хроника 920—1014 гг.]
  • Рыжов К. [www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/monarhi2/388.php Эдгар] // Все монархи мира. Западная Европа. — М.: Вече, 1999. — 656 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-7838-0374-X.
  • Оливер Голдсмит. [silonov.narod.ru/parents/engl04.htm История Англии (в переводе Ф. Силонова). Глава III. Нашествие датчан: от конца Семицарствия до вторжения Вильяма Завоевателя (832—1066 гг.)]
  • [replay.waybackmachine.org/20080511203747/www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/6.htm Северная Европа] // [replay.waybackmachine.org/20080511203747/www.genealogia.ru/projects/lib/catalog/rulers/0.htm Правители Мира. Хронологическо-генеалогические таблицы по всемирной истории в 4 тт.] / Автор-составитель В. В. Эрлихман. — Т. 2.
  • Эдгар, английский король // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Отрывок, характеризующий Эдгар (король Англии)

– Вы недавно приехали? – спрашивала у него графиня.
– Oui, madame, [Да, сударыня,] – отвечал он, оглядываясь.
– Вы не видали моего мужа?
– Non, madame. [Нет, сударыня.] – Он улыбнулся совсем некстати.
– Вы, кажется, недавно были в Париже? Я думаю, очень интересно.
– Очень интересно..
Графиня переглянулась с Анной Михайловной. Анна Михайловна поняла, что ее просят занять этого молодого человека, и, подсев к нему, начала говорить об отце; но так же, как и графине, он отвечал ей только односложными словами. Гости были все заняты между собой. Les Razoumovsky… ca a ete charmant… Vous etes bien bonne… La comtesse Apraksine… [Разумовские… Это было восхитительно… Вы очень добры… Графиня Апраксина…] слышалось со всех сторон. Графиня встала и пошла в залу.
– Марья Дмитриевна? – послышался ее голос из залы.
– Она самая, – послышался в ответ грубый женский голос, и вслед за тем вошла в комнату Марья Дмитриевна.
Все барышни и даже дамы, исключая самых старых, встали. Марья Дмитриевна остановилась в дверях и, с высоты своего тучного тела, высоко держа свою с седыми буклями пятидесятилетнюю голову, оглядела гостей и, как бы засучиваясь, оправила неторопливо широкие рукава своего платья. Марья Дмитриевна всегда говорила по русски.
– Имениннице дорогой с детками, – сказала она своим громким, густым, подавляющим все другие звуки голосом. – Ты что, старый греховодник, – обратилась она к графу, целовавшему ее руку, – чай, скучаешь в Москве? Собак гонять негде? Да что, батюшка, делать, вот как эти пташки подрастут… – Она указывала на девиц. – Хочешь – не хочешь, надо женихов искать.
– Ну, что, казак мой? (Марья Дмитриевна казаком называла Наташу) – говорила она, лаская рукой Наташу, подходившую к ее руке без страха и весело. – Знаю, что зелье девка, а люблю.
Она достала из огромного ридикюля яхонтовые сережки грушками и, отдав их именинно сиявшей и разрумянившейся Наташе, тотчас же отвернулась от нее и обратилась к Пьеру.
– Э, э! любезный! поди ка сюда, – сказала она притворно тихим и тонким голосом. – Поди ка, любезный…
И она грозно засучила рукава еще выше.
Пьер подошел, наивно глядя на нее через очки.
– Подойди, подойди, любезный! Я и отцу то твоему правду одна говорила, когда он в случае был, а тебе то и Бог велит.
Она помолчала. Все молчали, ожидая того, что будет, и чувствуя, что было только предисловие.
– Хорош, нечего сказать! хорош мальчик!… Отец на одре лежит, а он забавляется, квартального на медведя верхом сажает. Стыдно, батюшка, стыдно! Лучше бы на войну шел.
Она отвернулась и подала руку графу, который едва удерживался от смеха.
– Ну, что ж, к столу, я чай, пора? – сказала Марья Дмитриевна.
Впереди пошел граф с Марьей Дмитриевной; потом графиня, которую повел гусарский полковник, нужный человек, с которым Николай должен был догонять полк. Анна Михайловна – с Шиншиным. Берг подал руку Вере. Улыбающаяся Жюли Карагина пошла с Николаем к столу. За ними шли еще другие пары, протянувшиеся по всей зале, и сзади всех по одиночке дети, гувернеры и гувернантки. Официанты зашевелились, стулья загремели, на хорах заиграла музыка, и гости разместились. Звуки домашней музыки графа заменились звуками ножей и вилок, говора гостей, тихих шагов официантов.
На одном конце стола во главе сидела графиня. Справа Марья Дмитриевна, слева Анна Михайловна и другие гостьи. На другом конце сидел граф, слева гусарский полковник, справа Шиншин и другие гости мужского пола. С одной стороны длинного стола молодежь постарше: Вера рядом с Бергом, Пьер рядом с Борисом; с другой стороны – дети, гувернеры и гувернантки. Граф из за хрусталя, бутылок и ваз с фруктами поглядывал на жену и ее высокий чепец с голубыми лентами и усердно подливал вина своим соседям, не забывая и себя. Графиня так же, из за ананасов, не забывая обязанности хозяйки, кидала значительные взгляды на мужа, которого лысина и лицо, казалось ей, своею краснотой резче отличались от седых волос. На дамском конце шло равномерное лепетанье; на мужском всё громче и громче слышались голоса, особенно гусарского полковника, который так много ел и пил, всё более и более краснея, что граф уже ставил его в пример другим гостям. Берг с нежной улыбкой говорил с Верой о том, что любовь есть чувство не земное, а небесное. Борис называл новому своему приятелю Пьеру бывших за столом гостей и переглядывался с Наташей, сидевшей против него. Пьер мало говорил, оглядывал новые лица и много ел. Начиная от двух супов, из которых он выбрал a la tortue, [черепаховый,] и кулебяки и до рябчиков он не пропускал ни одного блюда и ни одного вина, которое дворецкий в завернутой салфеткою бутылке таинственно высовывал из за плеча соседа, приговаривая или «дрей мадера», или «венгерское», или «рейнвейн». Он подставлял первую попавшуюся из четырех хрустальных, с вензелем графа, рюмок, стоявших перед каждым прибором, и пил с удовольствием, всё с более и более приятным видом поглядывая на гостей. Наташа, сидевшая против него, глядела на Бориса, как глядят девочки тринадцати лет на мальчика, с которым они в первый раз только что поцеловались и в которого они влюблены. Этот самый взгляд ее иногда обращался на Пьера, и ему под взглядом этой смешной, оживленной девочки хотелось смеяться самому, не зная чему.