Эдмунд (король Восточной Англии)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эдмунд Мученик
Edmund

Изображение святого в старинном манускрипте
Рождение

840(0840)
Нюрнберг(?) Германия

Смерть

20 ноября 870(0870-11-20)
Hoxne, Саффолк

Почитается

Католическая церковь, Англиканская церковь

День памяти

20 ноября

Покровитель

Англия, Тулуза

Эдмунд Мученик (840, Нюрнберг (?) — 20 октября 870, Хоксен, Суффолк) — последний суверенный англо-саксонский король Восточной Англии, причислен к лику святых.





Биография

Эдмунд в 855 году, ещё юношей, занял королевский престол Восточной Англии (коронован 25 декабря). В 870 году армия датских викингов высадилась на побережье Восточной Англии. Согласно хронике «Жизнь короля Альфреда» уэльского монаха Ассера, Эдмунд выступил в поход против захватчиков, «…с огромной яростью сражался с ними; но … язычники торжествовали, Эдмунд был убит в сражении…»[1]. Предания же говорят о битве Эдмунда с войском братьев-викингов Уббой Рагнарссоном и Иваром Бескостным, в которой англо-саксы потерпели поражение, и о том, что король был схвачен у местечка Хоксен[en] и замучен. Более поздний источник, авторство которого принадлежит Аббону из Флёри, впрочем, утверждает, что Эдмунд в битву вообще не вступал, а был замучен датчанами. За отказ поклониться языческим идолам короля привязали к дереву и расстреляли из луков.

После своей гибели Эдмунд был причислен Римско-католической церковью к числу святых. Является покровителем королевских особ, людей, страдающих от эпидемий и пыток, а также защитником от волков. С 2006 года святой Эдмунд является местнопочитаемым святым Берлинской и Германской епархии РПЦ МП (день памяти — 20 ноября (по юлианскому календарю).[2]

Эдмунд был похоронен в бенедиктинском аббатстве города Бери-Сент-Эдмундс, в графстве Суффолк.

Почитание

Почитание святого Эдмунда началось почти сразу же после его мученической кончины. Согласно предания, мучители обезглавили английского короля, а чтобы его подданные не смогли найти голову, забросили её в терновник. Первое чудо свершилось именно там: голова святого была найдена после того, как услышали вой волкодава, охранявшего святыню. Именно поэтому впоследствии на изображениях Эдмунда стали помещать это животное, охранявшее святую голову от волков, а сам мученик стал покровителем преследуемых волками.

Повествуется также, что голову приложили к телу и похоронили неподалеку от места казни, построив небольшую деревянную часовню.

В 902 году, когда останки святого переносили в Бедриксуорт, обнаружили, что они нетленны, а голова срослась с телом.

Ещё одно важное событие, способствующее почитанию святого, связано с тем, что всего через 30 лет после смерти мученика, когда страшные воспоминания не изгладились из памяти очевидцев, датские завоеватели во главе с королём Гутрумом приняли христианство и сами стали почитать короля Эдмунда святым. С тех пор к его нетленным мощам началось массовое паломничество.

Так случилось, что со временем почитание святого Эдмунда отошло на второй план, уступив первенство Георгию Победоносцу, который с XII века и по сей день считается покровителем Англии. Пользуясь этой ситуацией, французские рыцари увезли мощи святого Эдмунда в Тулузу. В этом французском городе мощи находились вплоть до 1901 года и, естественно, святой Эдмунд стал считаться покровителем Тулузы.

В 1901 году мощи были возвращены в Англию, но не стали общенациональным достоянием, а были помещены в частную часовню города Арандель в Суссексе, недоступную для посетителей.

Напишите отзыв о статье "Эдмунд (король Восточной Англии)"

Примечания

  1. [www.brude.narod.ru/thelifeofkingalfred.htm Ассер. Жизнь короля Альфреда.]. История Британии. Проверено 31 августа 2009. [www.webcitation.org/66fNa6tEm Архивировано из первоисточника 4 апреля 2012].
  2. [www.orthodoxia.de/German_Saints.htm Список чтимых в Германии святых]

Первоисточники

  • Abbo of Fleury. Passio S. Eadmundi (985)
  • Abbo Floriacensis, Vita Sancti Eadmundi, regis anglorum et martyris // Migne. Patrologiae cursus completus, series Latina. V. 139. P. 508—520.
  • Aelfric’s Lives of Saints. Ed. by W. Skeat. Vol. I—IV. London, EETS, 1881—1900.
  • Asserius. The medieval life of King Alfred the Great: a translation and commentary on the text attributed to Asser. Basingstoke — New York, Palgrave, 2002. 280 p.
  • The Saxon Chronicle: with an English translation, and notes, critical and explanatory. Rev. J.Ingram. London, Longman, 1823. 463 p.

Литература

Ссылки

  • [www.newadvent.org/cathen/05295a.htm St. Edmund the Martyr]
  • [www.hoxne.net/history/St_Edmund.html Saint edmund: england’s original patron saint]
  • [www.catholic.org/saints/saint.php?saint_id=3049 Saints and Angels]
  • [en.wikisource.org/wiki/St._Edmund,_King_and_Martyr St. Edmund, King and Martyr]
  • [www.pravoslavie.ru/put/060609152759.htm Свящ. Эндрю Филипс. Четверо святых английского графства Суффолк]
  • [www.pravoslavie.ru/put/30310.htm Свящ. Эндрю Филипс. Забытый святой покровитель Англии]
  • Денисова Е. В. Образ святого короля-мученика Эдмунда в раннесредневековой агиографии
  • [www.palomnik.org/Dni2/0.html Дни празднований православных святых, в землях германских просиявших] ([www.palomnik.org/ Паломник])

См. также

Отрывок, характеризующий Эдмунд (король Восточной Англии)



В июне месяце произошло Фридландское сражение, в котором не участвовали павлоградцы, и вслед за ним объявлено было перемирие. Ростов, тяжело чувствовавший отсутствие своего друга, не имея со времени его отъезда никаких известий о нем и беспокоясь о ходе его дела и раны, воспользовался перемирием и отпросился в госпиталь проведать Денисова.
Госпиталь находился в маленьком прусском местечке, два раза разоренном русскими и французскими войсками. Именно потому, что это было летом, когда в поле было так хорошо, местечко это с своими разломанными крышами и заборами и своими загаженными улицами, оборванными жителями и пьяными и больными солдатами, бродившими по нем, представляло особенно мрачное зрелище.
В каменном доме, на дворе с остатками разобранного забора, выбитыми частью рамами и стеклами, помещался госпиталь. Несколько перевязанных, бледных и опухших солдат ходили и сидели на дворе на солнушке.
Как только Ростов вошел в двери дома, его обхватил запах гниющего тела и больницы. На лестнице он встретил военного русского доктора с сигарою во рту. За доктором шел русский фельдшер.
– Не могу же я разорваться, – говорил доктор; – приходи вечерком к Макару Алексеевичу, я там буду. – Фельдшер что то еще спросил у него.
– Э! делай как знаешь! Разве не всё равно? – Доктор увидал подымающегося на лестницу Ростова.
– Вы зачем, ваше благородие? – сказал доктор. – Вы зачем? Или пуля вас не брала, так вы тифу набраться хотите? Тут, батюшка, дом прокаженных.
– Отчего? – спросил Ростов.
– Тиф, батюшка. Кто ни взойдет – смерть. Только мы двое с Макеевым (он указал на фельдшера) тут трепемся. Тут уж нашего брата докторов человек пять перемерло. Как поступит новенький, через недельку готов, – с видимым удовольствием сказал доктор. – Прусских докторов вызывали, так не любят союзники то наши.
Ростов объяснил ему, что он желал видеть здесь лежащего гусарского майора Денисова.
– Не знаю, не ведаю, батюшка. Ведь вы подумайте, у меня на одного три госпиталя, 400 больных слишком! Еще хорошо, прусские дамы благодетельницы нам кофе и корпию присылают по два фунта в месяц, а то бы пропали. – Он засмеялся. – 400, батюшка; а мне всё новеньких присылают. Ведь 400 есть? А? – обратился он к фельдшеру.
Фельдшер имел измученный вид. Он, видимо, с досадой дожидался, скоро ли уйдет заболтавшийся доктор.
– Майор Денисов, – повторил Ростов; – он под Молитеном ранен был.
– Кажется, умер. А, Макеев? – равнодушно спросил доктор у фельдшера.
Фельдшер однако не подтвердил слов доктора.
– Что он такой длинный, рыжеватый? – спросил доктор.
Ростов описал наружность Денисова.
– Был, был такой, – как бы радостно проговорил доктор, – этот должно быть умер, а впрочем я справлюсь, у меня списки были. Есть у тебя, Макеев?
– Списки у Макара Алексеича, – сказал фельдшер. – А пожалуйте в офицерские палаты, там сами увидите, – прибавил он, обращаясь к Ростову.
– Эх, лучше не ходить, батюшка, – сказал доктор: – а то как бы сами тут не остались. – Но Ростов откланялся доктору и попросил фельдшера проводить его.
– Не пенять же чур на меня, – прокричал доктор из под лестницы.
Ростов с фельдшером вошли в коридор. Больничный запах был так силен в этом темном коридоре, что Ростов схватился зa нос и должен был остановиться, чтобы собраться с силами и итти дальше. Направо отворилась дверь, и оттуда высунулся на костылях худой, желтый человек, босой и в одном белье.
Он, опершись о притолку, блестящими, завистливыми глазами поглядел на проходящих. Заглянув в дверь, Ростов увидал, что больные и раненые лежали там на полу, на соломе и шинелях.
– А можно войти посмотреть? – спросил Ростов.
– Что же смотреть? – сказал фельдшер. Но именно потому что фельдшер очевидно не желал впустить туда, Ростов вошел в солдатские палаты. Запах, к которому он уже успел придышаться в коридоре, здесь был еще сильнее. Запах этот здесь несколько изменился; он был резче, и чувствительно было, что отсюда то именно он и происходил.
В длинной комнате, ярко освещенной солнцем в большие окна, в два ряда, головами к стенам и оставляя проход по середине, лежали больные и раненые. Большая часть из них были в забытьи и не обратили вниманья на вошедших. Те, которые были в памяти, все приподнялись или подняли свои худые, желтые лица, и все с одним и тем же выражением надежды на помощь, упрека и зависти к чужому здоровью, не спуская глаз, смотрели на Ростова. Ростов вышел на середину комнаты, заглянул в соседние двери комнат с растворенными дверями, и с обеих сторон увидал то же самое. Он остановился, молча оглядываясь вокруг себя. Он никак не ожидал видеть это. Перед самым им лежал почти поперек середняго прохода, на голом полу, больной, вероятно казак, потому что волосы его были обстрижены в скобку. Казак этот лежал навзничь, раскинув огромные руки и ноги. Лицо его было багрово красно, глаза совершенно закачены, так что видны были одни белки, и на босых ногах его и на руках, еще красных, жилы напружились как веревки. Он стукнулся затылком о пол и что то хрипло проговорил и стал повторять это слово. Ростов прислушался к тому, что он говорил, и разобрал повторяемое им слово. Слово это было: испить – пить – испить! Ростов оглянулся, отыскивая того, кто бы мог уложить на место этого больного и дать ему воды.
– Кто тут ходит за больными? – спросил он фельдшера. В это время из соседней комнаты вышел фурштадский солдат, больничный служитель, и отбивая шаг вытянулся перед Ростовым.
– Здравия желаю, ваше высокоблагородие! – прокричал этот солдат, выкатывая глаза на Ростова и, очевидно, принимая его за больничное начальство.
– Убери же его, дай ему воды, – сказал Ростов, указывая на казака.