Эдмунд (король Шотландии)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эдмунд
гэльск. Etmond mac Maíl Coluim,
англ. Edmund
Король Альбы (Шотландии)
1094 — 1097
Соправитель: Дональд III (1094 — 1097)
Предшественник: Дункан II
Преемник: Эдгар
 
Рождение: после 1070
Смерть: после 1097
Род: Данкельдская династия
Отец: Малькольм III
Мать: Маргарита Английская

Эдмунд (гэльск. Etmond mac Maíl Coluim, англ. Edmund, после 1070 — после 1097) — сын короля Альбы (Шотландии) Малькольма III и Маргариты Английской. Иногда включается в список шотландских королей, в качестве соправителя Дональда III, но историчность того факта, что он был королём сомнительна.





Биография

В ноябре 1093 года, после одновременной гибели Малькольма III и его старшего сына от брака с Маргаритой Английской — Эдуарда, Дональд III захватил шотландский престол. Эдмунд и его младшие братья Эдгар, Александр и Давид бежали в Англию, где в это время находился их сводный брат Дункан.

В 1094 году Дункан с благословения Вильгельма Рыжего и c помощью войска своего тестя Госпатрика Нортумбрийского, а также населения Лотиана захватил Эдинбург и сверг Дональда III. Однако пробыл королём он недолго. Свергнутый Дональд отступил в горные районы Шотландии, где объединился с Мэл Петаром мак Леоном, мормером Мернса и поднял восстание против прибывших с Дунканом англичан. Дункан, желая погасить конфликт, отослал своих союзников обратно, но мятежники не успокоились и 12 ноября 1094 года убили короля в Берике. Считается, что убийцей был Мэл Петар мак Леон, но Анналы Ольстера и Вильям Мальмсберийский утверждают, что убийство было совершено по приказу Дональда и Эдмунда.

Что заставило Эдмунда принять сторону своего дяди — неизвестно. Предполагается, что бездетный Дональд назначил его своим наследником. Возможно Эдмунд получил титул принца Южной Шотландии, которая в то время считалась скорее колонией, чем составной частью шотландского королевства[1].

В 1097 году английская армия под командованием Эдгара Этелинга, вторглась в Шотландию и свергла Дональда и Эдмунда, посадив на престол Эдгара. Дональд и Эдмунд продолжили борьбу. Дональд в 1099 году был пойман, ослеплён и пожизненно заточён в замке Рескоуби в Ангусе. Эдмунд также был схвачен или сдался добровольно и, скорее всего, отказавшись от всех притязаний на корону, постригся в монахи в клюнийском монастыре Монтегю, на юге Англии. Там он со временем скончался и был похоронен, согласно собственному завещанию в веригах[2]. Точная дата его смерти неизвестна.

Напишите отзыв о статье "Эдмунд (король Шотландии)"

Примечания

  1. Мак-Кензи Агнес. Кельтская Шотландия. — С. 155.
  2. Мак-Кензи Агнес. Кельтская Шотландия. — С. 159.

Литература

  • Duncan, A.A.M. The Kingship of the Scots 842–1292: Succession and Independence. — Edinburgh: Edinburgh University Press, 2002. — ISBN 0-7486-1626-8.
  • Oram, Richard. David I: The King Who Made Scotland. — Stroud: Tempus, 2004. — ISBN 0-7524-2825-X.
  • Мак-Кензи Агнес. Кельтская Шотландия. — М.: Вече, 2008. — 336 с. — ISBN 978-5-9533-2767-1.

Ссылки

  • [www.ucc.ie/celt/published/G100001A/index.html Анналы Ольстера]
  • [www.fmg.ac/Projects/MedLands/SCOTLAND.htm#_Toc253996187 SCOTLAND, KINGS] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 20 октября 2011. [www.webcitation.org/65NpqaiGR Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Эдмунд (король Шотландии)

В день отъезда графа, Соня с Наташей были званы на большой обед к Карагиным, и Марья Дмитриевна повезла их. На обеде этом Наташа опять встретилась с Анатолем, и Соня заметила, что Наташа говорила с ним что то, желая не быть услышанной, и всё время обеда была еще более взволнована, чем прежде. Когда они вернулись домой, Наташа начала первая с Соней то объяснение, которого ждала ее подруга.
– Вот ты, Соня, говорила разные глупости про него, – начала Наташа кротким голосом, тем голосом, которым говорят дети, когда хотят, чтобы их похвалили. – Мы объяснились с ним нынче.
– Ну, что же, что? Ну что ж он сказал? Наташа, как я рада, что ты не сердишься на меня. Говори мне всё, всю правду. Что же он сказал?
Наташа задумалась.
– Ах Соня, если бы ты знала его так, как я! Он сказал… Он спрашивал меня о том, как я обещала Болконскому. Он обрадовался, что от меня зависит отказать ему.
Соня грустно вздохнула.
– Но ведь ты не отказала Болконскому, – сказала она.
– А может быть я и отказала! Может быть с Болконским всё кончено. Почему ты думаешь про меня так дурно?
– Я ничего не думаю, я только не понимаю этого…
– Подожди, Соня, ты всё поймешь. Увидишь, какой он человек. Ты не думай дурное ни про меня, ни про него.
– Я ни про кого не думаю дурное: я всех люблю и всех жалею. Но что же мне делать?
Соня не сдавалась на нежный тон, с которым к ней обращалась Наташа. Чем размягченнее и искательнее было выражение лица Наташи, тем серьезнее и строже было лицо Сони.
– Наташа, – сказала она, – ты просила меня не говорить с тобой, я и не говорила, теперь ты сама начала. Наташа, я не верю ему. Зачем эта тайна?
– Опять, опять! – перебила Наташа.
– Наташа, я боюсь за тебя.
– Чего бояться?
– Я боюсь, что ты погубишь себя, – решительно сказала Соня, сама испугавшись того что она сказала.
Лицо Наташи опять выразило злобу.
– И погублю, погублю, как можно скорее погублю себя. Не ваше дело. Не вам, а мне дурно будет. Оставь, оставь меня. Я ненавижу тебя.
– Наташа! – испуганно взывала Соня.
– Ненавижу, ненавижу! И ты мой враг навсегда!
Наташа выбежала из комнаты.
Наташа не говорила больше с Соней и избегала ее. С тем же выражением взволнованного удивления и преступности она ходила по комнатам, принимаясь то за то, то за другое занятие и тотчас же бросая их.
Как это ни тяжело было для Сони, но она, не спуская глаз, следила за своей подругой.
Накануне того дня, в который должен был вернуться граф, Соня заметила, что Наташа сидела всё утро у окна гостиной, как будто ожидая чего то и что она сделала какой то знак проехавшему военному, которого Соня приняла за Анатоля.
Соня стала еще внимательнее наблюдать свою подругу и заметила, что Наташа была всё время обеда и вечер в странном и неестественном состоянии (отвечала невпопад на делаемые ей вопросы, начинала и не доканчивала фразы, всему смеялась).
После чая Соня увидала робеющую горничную девушку, выжидавшую ее у двери Наташи. Она пропустила ее и, подслушав у двери, узнала, что опять было передано письмо. И вдруг Соне стало ясно, что у Наташи был какой нибудь страшный план на нынешний вечер. Соня постучалась к ней. Наташа не пустила ее.
«Она убежит с ним! думала Соня. Она на всё способна. Нынче в лице ее было что то особенно жалкое и решительное. Она заплакала, прощаясь с дяденькой, вспоминала Соня. Да это верно, она бежит с ним, – но что мне делать?» думала Соня, припоминая теперь те признаки, которые ясно доказывали, почему у Наташи было какое то страшное намерение. «Графа нет. Что мне делать, написать к Курагину, требуя от него объяснения? Но кто велит ему ответить? Писать Пьеру, как просил князь Андрей в случае несчастия?… Но может быть, в самом деле она уже отказала Болконскому (она вчера отослала письмо княжне Марье). Дяденьки нет!» Сказать Марье Дмитриевне, которая так верила в Наташу, Соне казалось ужасно. «Но так или иначе, думала Соня, стоя в темном коридоре: теперь или никогда пришло время доказать, что я помню благодеяния их семейства и люблю Nicolas. Нет, я хоть три ночи не буду спать, а не выйду из этого коридора и силой не пущу ее, и не дам позору обрушиться на их семейство», думала она.