Эдуард V

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эдуард V
англ. Edward V<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr><tr><td colspan="2" style="text-align: center;">Королевский герб Эдуарда V</td></tr>

Принц Уэльский
Граф Честер
июнь 1471 — 9 апреля 1483
Монарх: Эдуард IV
Предшественник: Эдуард Вестминстерский
Преемник: Эдуард Миддлгемский
Герцог Корнуольский
1470 — 9 апреля 1483
Монарх: Эдуард IV
Предшественник: Эдуард Вестминстерский
Преемник: Эдуард Миддлгемский
Граф Марч
Граф Пембрук
1479 — 9 апреля 1483
Монарх: Эдуард IV
Предшественник: Эдуард Вестминстерский
Преемник: Эдуард Миддлгемский
Король Англии
9 апреля — 26 июня 1483
Коронация: не коронован
Предшественник: Эдуард IV
Преемник: Ричард III
Наследник: Ричард из Шрусбери, 1-й герцог Йоркский
 
Вероисповедание: католицизм
Рождение: 4 ноября 1470(1470-11-04)
Вестминстерское аббатство, Лондон, Королевство Англия
Смерть: после 1483 года
вероятно Тауэр, Лондон, Королевство Англия
Род: Йорки
Отец: Эдуард IV
Мать: Елизавета Вудвилл

Эдуа́рд V (4 ноября 1470 — 1483?) — некоронованный король Англии с 9 апреля по 25 июня 1483 года, сын Эдуарда IV и Елизаветы Вудвилл.

Эдуард унаследовал трон после смерти отца и в ожидании коронации вместе с братом Ричардом был помещён в Тауэр. Через 86 дней мальчики были объявлены незаконнорожденными, а вскоре и вовсе исчезли из Тауэра. Ответственность за их исчезновение и, вероятно, смерть возлагалась на Ричарда III, но отсутствие каких-либо убедительных доказательств и противоречивые отчёты предполагают и других подозреваемых.

Наряду с Эдуардом VIII, а также спорными Матильдой и Джейн Грей, Эдуард является одним из некоронованных английских монархов со времён нормандского завоевания. Как предполагают историки, Эдуард умер незадолго до того, как о нём и его брате перестали поступать вести из Тауэра, и, таким образом, он стал самым коротко жившим монархом в английской истории — его внучатый племянник, который был коронован как Эдуард VI, умер в год своего шестнадцатилетия.





Ранние годы

Эдуард родился 2 ноября 1470 года в Вестминстерском аббатстве, где его мать Елизавета Вудвилл нашла убежище во время краткого низложения йоркистского короля Эдуарда IV ланкастерцами в ходе Войны Роз. Мальчик стал первым из трёх сыновей и четвёртым из десяти детей королевской четы; кроме того, у него было двое старших единоутробных братьев от брака Елизаветы с сэром Джоном Греем из Гроуби. Эдуард был провозглашён принцем Уэльским в июне 1471 года вскоре после возвращения на английский трон его отца. Два года спустя в замке Ладлоу[en], Валлийская марка, маленький принц был провозглашён номинальным главой новосозданного совета Уэльса и марки[en]; реально же советом управляли объединившиеся Вудвиллы и Стэнли[1].

Эдуард был передан под надзор брата королевы Энтони Вудвилла, графа Риверса, известному учёному, в письмах к которому Эдуард IV чётко определил точные условия для воспитания сына и управления его домохозяйством. День мальчика был расписан практически по минутам: утром он просыпался в удобное для него время; присутствовал на утрени, а затем на мессе; после завтрака Эдуард прилежно приступал к занятиям; затем следовал ранний обед (в 10 часов утра) и новые занятия; вечером принцу позволялось заниматься активными играми; в четыре часа вечера мальчик получал ужин, а в восемь часов отправлялся в постель. Король Эдуард знал о собственных пороках и, вероятно, потому при помощи Риверса старался оградить сына от всего греховного. Особое внимание уделялось безопасности мальчика: с ним всегда, даже во время сна, находился кто-то из близкого окружения его дяди-воспитателя[2].

Прилежность Эдуарда приносила свои плоды. Доминик Манчини[en] писал[3]:

Словом и делом он дал столько доказательств своего либерального образования, благовоспитанности нежели научного, [доказательств] достижений, шедших далеко за пределами его возраста… его особые познания литературы… позволили ему дискутировать изящно с полным пониманием и декламировать превосходно любою работу, будь то стихи или проза, которая попадала в его руки, за исключением более заумных авторов. Он имел такие достоинства его цельной личности и его лицо отражало такую прелесть, что сколько бы на него ни смотрели, он никогда не утомлял взора.

Как и для других его детей, Эдуард IV планировал для старшего сына престижный европейский брак; в 1480 году король заключил союз с герцогом Бретани Франциском II и, таким образом, принц Эдвард обручился с четырёхлетней наследницей герцога. Эдуард и Анна должны были пожениться по достижении совершеннолетия; впоследствии Бретань должна была отойти их второму сыну, в то время как первый стал бы принцем Уэльским[4]. Эти брачные планы были разрушены с исчезновением Эдуарда и его брата из Тауэра.

Король Англии

14 апреля 1483 года в Ладлоу Эдуард получил вести о внезапной смерти отца, случившейся за пять дней до этого. Последней волей Эдуарда IV на должность протектора до совершеннолетия молодого короля был назначен Ричард, герцог Глостер. Уже в качестве нового короля Эдуард со своим дядей Энтони Вудвиллом и свитой с запада отправился в Лондон; по пути в Стоуни Страдфорде[en], Бакингемшир, король встретился с единоутробным братом Ричардом Греем, шедшим с севера[5].

Вскоре после смерти брата, Глостер стал принимать меры, чтобы изолировать племянников от Вудвиллов. В ночь на 29 апреля Ричард Глостер встретился и поужинал с графом Риверсом и Ричардом Греем, но на следующее утро Риверс и Грей, вместе с королевским камергером, Томасом Воганом[en], были арестованы и отправлены на север[6]. Как отмечает Доминик Манчини, Эдуард протестовал против ареста дяди и брата, но поддержать его было некому: вся его свита была распущена по домам. Молодой король был перевезён в Лондонский Тауэр в ожидании коронации под защиту герцога Глостера. Королевский совет настаивал на немедленной коронации дабы избежать протектората несмотря на малолетство короля[к 1]. Однако Глостер тянул с коронацией. В это время бывшая королева укрылась в убежище с остальными детьми. Позже Глостер уговорил Елизавету Вудвилл отправить Ричарда Шрусбери в башню к королю для компании[7].

Два месяца спустя, 22 июня 1483, парламентским актом Titulus Regius (1 Ric. III) брак Эдуарда IV с Елизаветой Вудвилл был признан незаконным, поскольку Эдуард на момент заключения брака с Елизаветой уже был связан обещанием с другой женщиной[к 2][10]. Малолетний король, в числе других детей покойного короля, объявлялся незаконнорожденным, а также лишался прав на престол и всех титулов. 25 июня 1483 Ричард приказал казнить ранее арестованных брата и дядю Эдуарда в замке Понтефракт, Йоркшир[6]. Дети другого брата покойного короля, Джорджа Кларенса, отстранялись от престола в виду лишения его гражданских и имущественных прав. Глостер был объявлен королём 6 июля 1483 года[11].

Дальнейшая судьба

Вскоре после провозглашения королём их дяди перестали поступать какие-либо вести об Эдуарде и его младшем брате, а потом и вовсе поползли слухи, что мальчики были убиты[12][13]. Дальнейшая судьба Эдуарда и Ричарда неизвестна — сведений о том, как и когда они умерли, нет. Наиболее распространена версия о том, что принцы были убиты по приказу их дяди Ричарда III[14][15]. Томас Мор писал, что принцы были задушены подушками в Тауэре по приказу короля[16]; версия Мора легла в основу пьесы Шекспира Ричард III, где Джеймс Тирелл со своими подельниками убивает принцев по приказу короля. В более поздний период версия о виновности Ричарда III была отвергнута историками, начиная с Уильяма Корнуолиса в начале XVII века[17]. В период до исчезновения мальчиков старшего из них, Эдуарда, часто навещал доктор; историк Дэвид Болдуин[en] предполагает, что современники посчитали Эдуарда умершим от болезни или попыток вылечить его[18]. В отсутствие веских доказательств появился ряд других теорий, среди которых наиболее популярны две — принцы были убиты по приказу герцога Бекингема и по приказу Генри Тюдора. Тем не менее, Поллард отмечает, что эти теории менее вероятны, нежели более простая и очевидна, в которой детей убивает именно их дядя-король, который контролировал доступ к ним и был ответственен за их благополучие[19].

В 1674 году в ходе ремонта одной из башен Тауэра под лестницей были обнаружены останки двух детей. По приказу короля Карла II останки были перемещены в Вестминстерское аббатство, где были захоронены под именами Эдуарда и его младшего брата[20]. Останки были изучены повторно в 1933 году; было обнаружено, что в скелетах отсутствовали некоторые фрагменты и имелись примеси животных костей. Принадлежность этих останков детям короля Эдуарда IV так и не была доказана[21].

В 1789 году рабочий, осуществлявший ремонт в капелле Св. Георгия[en] в Виндзорском замке, случайно обнаружил и вскрыл склеп короля Эдуарда IV и его жены Елизаветы Вудвилл. В примыкающем к склепу помещении были обнаружены гробы двоих детей. На гробнице были высечены имена детей Эдуарда: Джорджа, герцога Бедфорда, умершего в возрасте двух лет, и принцессы Марии, умершей в возрасте 14 лет. Оба они умерли при жизни отца. Однако останки этих двоих детей позже были обнаружены в другом помещении капеллы; таким образом, неизвестно, чьи останки захоронены под именами Джорджа и Марии[22][23].

В культуре

Эдуард является одним из персонажей романа Филиппы Грегори «Белая королева[en]»[24] и его экранизации (роль исполнил Сонни Эшборн Сёркис[25]).

Эдуард также персонаж серии подростковых романов «Пропавшие[en]» Маргарет Петерсон Хэддикс[en]. Его история рассказывается во втором романе серии[26].

Эдуард появляется в шестнадцатом эпизоде первого сезона аниме «Kuroshitsuji», где главный герой сталкивается в старом замке с привидениями, которые оказываются давно убитыми братьями-принцами — Ричардом Шрусбери и Эдуардом V[27].

Также Эдуард появляется в пьесе Шекспира «Ричард III» и её многочисленных постановках и экранизациях:

  • Ричард III (фильм, 1911 год; роль исполнила Кэтлин Йорк)
  • Ричард III (фильм, 1912 год; роль исполнила Говард Стюарт[28])
  • Ричард III (фильм, 1955 год; роль исполнил Пол Хьюсен[29])
  • Король Ричард III (телефильм, 1964 год; роль исполнил Николас Хаэнель)
  • Трагедия Ричарда III (фильм, 1983 год; роль исполнил Дориан Форд[30]
  • Ричард III (фильм, 1995 год; роль исполнил Мако Уильямсон[31])
  • Ричард III (фильм, 2008 год; роль исполнил Жермен де Леон)

Кроме того, Эдуард является персонажем ряда других фильмов и телесериалов:

  • Принцы в Тауэре (фильм, 1928 год; роль исполнила Конни Харис[32])
  • Башня смерти (фильм, 1939 год; роль исполнил Рональд Синклер[33])
  • Эпоха королей[en] (мини-сериал, 1960 год; роль исполнил Майкл Льюис[34]
  • Башня смерти[en] (фильм, 1962 год; роль исполнил Юджин Мартин[35])
  • Война роз[en] (1965 год; роль исполнил Пол Мартин)
  • Второй приговор[en] (телесериал, 1976 год; эпизод «Кто убил принцев в Тауэре?», роль исполнил Джонатан Сопер[36])
  • Принцы в Тауэре (телефильм, 2005 год; роль исполнил Тимоти Креста)

Напишите отзыв о статье "Эдуард V"

Комментарии

  1. Такой прецедент уже существовал: Ричард II стал королём в десять лет, а протекторат при Генрихе VI, который стал королём в девять месяцев, окончился с его коронацией в возрасте семи лет.
  2. Лорд-протектор герцог Глостерский заявил, что дети его старшего брата вместе с Елизаветой Вудвилл незаконны на том основании, что его брат был обручён с вдовой леди Элеонор Батлер, что в те времена считалось юридически обязывающим договором, и вследствие чего любые другие брачные договоры становились недействительными. Бургундский хронист Филипп де Коммин говорил, что Роберт Стиллингтон, епископ Бата и Уэльса, утверждал, что провел церемонию обручения между Эдуардом IV и леди Элеанор[8][9].

Примечания

  1. Davies, 1993, p. 217.
  2. Morgan, 1923, pp. 205—208.
  3. Myers, 1995, pp. 330—333.
  4. Weir, 2011, pp. 58—59.
  5. Page, 1927, pp. 476—482.
  6. 1 2 Chalmers, 1817, p. 353.
  7. Rhodes, D.E. The Princes in the Tower and Their Doctor (англ.) // The English Historical Review. — Oxford University Press, 1962. — No. 77 (303). — P. 304—306. — DOI:10.1093/ehr/lxxvii.ccciii.304..
  8. Hancock, 2009, pp. 33, 191—194.
  9. Commynes, de Roye, 1855, pp. 396—397.
  10. Weir, 2011, p. 222.
  11. Weir, 2011, pp. 222—223.
  12. Weir, 2011, pp. 2—3.
  13. [www.bbc.co.uk/history/historic_figures/princes_in_tower.shtml The Princes in the Tower] (англ.). BBC. Проверено 8 февраля 2015.
  14. Weir, 2011, p. 227.
  15. Horrox, 2004.
  16. Weir, 2011, pp. 4, 218.
  17. Kendall, 1955, p. 427.
  18. Baldwin, David. [www.bbc.co.uk/history/0/23574430 The White Queen - What happened to the Princes in the Tower?] (англ.)(недоступная ссылка — история). BBC History (2013). Проверено 31 июля 2015. [web.archive.org/web/20150512141238/www.bbc.co.uk/history/0/23574430 Архивировано из первоисточника 12 мая 2015].
  19. Pollard, 2002, pp. 124, 132, 137.
  20. Steane, 2003, p. 65.
  21. Weir, 2011.
  22. St. John Hope, 1913, pp. 418–419.
  23. Vetusta Monumenta, 1789, p. 4.
  24. [www.philippagregory.com/books/the-white-queen The White Queen] (англ.). Official Philippa Gregory website. Проверено 12 августа 2015.
  25. «Белая королева» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  26. Margaret Peterson Haddix. [books.google.ru/books?id=eHJcsrBVD2AC&printsec=frontcover&dq=Margaret+Peterson+Haddix&hl=ru&sa=X&ved=0CGQQ6AEwCWoVChMItNHgr8mjxwIVgYRyCh1DdAWX#v=onepage&q=Margaret%20Peterson%20Haddix&f=false Sent]. — Simon and Schuster.
  27. [sharetv.com/shows/black_butler/episodes/816209 1x16 His Butler, in an Isolated Castle] (англ.). ShareTV — The Online Television Community. Проверено 12 августа 2015.
  28. «Ричард III» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  29. «Ричард III» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  30. «The Tragedy of Richard III» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  31. «Richard III» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  32. «The Princes in the Tower» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  33. «Tower of London» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  34. «An Age of Kings» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  35. «Tower of London» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  36. «Second Verdict» (англ.) на сайте Internet Movie Database

Литература

  • Chalmers, Alexander. [books.google.ru/books?id=qW1kAAAAMAAJ The General Biographical Dictionary: Containing an Historical and Critical Account of the Lives and Writings of the Most Eminent Persons in Every Nation]. — J. Nichols, 1817. — Т. 32. — P. 351—354. — 545 p.
  • Commynes, Philippe de; de Roye, Jean. [books.google.ru/books?id=sstnAAAAMAAJ The memoirs of Philip de Commines, Lord of Argenton] / Sir Andrew Richard Scoble. — H.G. Bohn, 1855. — Т. 1. — P. 396–397. — 405 p.
  • Davies, John. [books.google.ru/books?hl=ru&id=8s2lSjcZ0hoC A History of Wales]. — Penguin Books, 1993. — P. 217. — 718 p. — ISBN 0140145818, 9780140145816. [books.google.ru/books?id=ogTq2KRuu9IC Эл. версия]
  • Hancock, Peter A. [books.google.ru/books?id=vPMNAQAAMAAJ Richard III and the Murder in the Tower]. — The History Press, 2009. — 240 p.
  • Horrox, Rosemary. [www.oxforddnb.com/view/article/8521 Edward V of England] // Oxford Dictionary of National Biography. — Oxford University Press, 2004.
  • Kendall, Paul Murray. [books.google.ru/books?id=9lJnAAAAMAAJ Richard the Third]. — Allen & Unwin, 1955. — P. 427. — 514 p. — ISBN 0393007855, 9780393007855.
  • Morgan, Robert Burns. [books.google.ru/books?id=cks8AAAAIAAJ Readings in English Social History, from Pre-Roman Days to A.D. 1837]. — CUP Archive, 1923. — P. 205—208. — 585 p.
  • Myers, A. R. [books.google.ru/books?id=jRsLUVOCqbkC English Historical Documents, 1327-1485]. — Routledge, 1995. — 1236 p. — ISBN 0415143691, 9780415143691.
  • [www.british-history.ac.uk/vch/bucks/vol4/pp476-482 Parishes : Stony Stratford] // A History of the County of Buckingham / ed. William Page. — London: Victoria County History, 1927. — Vol. 4. — P. 476—482.
  • Pollard, A. J. [books.google.ru/books?id=P5-WPwAACAAJ Richard III and the Princes in the Tower]. — Stroud: Alan Sutton, 2002. — P. 124, 132, 137. — 260 p. — ISBN 0750930225, 9780750930222.
  • Steane, John. [books.google.ru/books?id=t1SFAgAAQBAJ The Archaeology of the Medieval English Monarchy]. — Routledge, 2003. — P. 65. — 224 p. — ISBN 1134641591, 9781134641598.
  • St. John Hope, William. [books.google.ru/books?id=-Cc1ygAACAAJ Windsor castle, an architectural history]. — Offices of Country Lif, 1913. — P. 418—419. — 638 p.
  • [books.google.ru/books?id=keukjwEACAAJ Vetusta Monumenta]. — 1789. — Т. 3. — P. 4. — 638 p.
  • Weir, Alison. [books.google.ru/books?id=o4G84HNEd3wC The Princes in the Tower]. — Random House, 2011. — 304 p. — ISBN 144644919X, 9781446449196.
  • Конский П. А.,. Эдуард V // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

  • [www.npg.org.uk/collections/search/person.php?LinkID=mp01428 King Edward V (1470-1483), Reigned 1483] (англ.). National Portrait Gallery, London. Проверено 29 декабря 2015.
Предки Эдуарда V
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
16. Эдмунд Лэнгли, 1-й герцог Йоркский
 
 
 
 
 
 
 
8. Ричард Конисбург, 3-й граф Кембридж
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
17. Изабелла Кастильская
 
 
 
 
 
 
 
4. Ричард Плантагенет, 3-й герцог Йоркский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
18. Роджер Мортимер, 4-й граф Марч
 
 
 
 
 
 
 
9. Анна Мортимер
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
19. Алиенора Холланд
 
 
 
 
 
 
 
2. Эдуард IV Английский
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
20. Джон Невилл, 3-й барон Невилл де Рэби
 
 
 
 
 
 
 
10. Ральф Невилл, 1-й граф Уэстморленд
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
21. Мод Перси
 
 
 
 
 
 
 
5. Сесилия Невилл
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
22. Джон Гонт, 1-й герцог Ланкастер
 
 
 
 
 
 
 
11. Джоан Бофорт
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
23. Кэтрин Суинфорд
 
 
 
 
 
 
 
1. Эдуард V
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
24. Джон Вудвилл
 
 
 
 
 
 
 
12. Ричард Вудвилл из Грэфтона
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
25. Изабелла Гобион
 
 
 
 
 
 
 
6. Ричард Вудвилл, 1-й граф Риверс
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
26. Томас Биттлсгейт
 
 
 
 
 
 
 
13. Элизабет Джоан Биттлсгейт
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
27. Джоан де Бошан
 
 
 
 
 
 
 
3. Елизавета Вудвилл
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
28. Жан Люксембургский
 
 
 
 
 
 
 
14. Пьер I де Люксембург-Сен-Поль
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
29. Маргарита д'Энгиен
 
 
 
 
 
 
 
7. Жакетта Люксембургская
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
30. Франсуа I де Бо
 
 
 
 
 
 
 
15. Маргарита де Бо
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
31. Свева Орсини
 
 
 
 
 
 

Отрывок, характеризующий Эдуард V

– Э, чег'т! – злобно вскрикнул Денисов и, оскаливая зубы, плетью раза три ударил лошадь, забрызгав себя и товарищей грязью. Денисов был не в духе: и от дождя и от голода (с утра никто ничего не ел), и главное оттого, что от Долохова до сих пор не было известий и посланный взять языка не возвращался.
«Едва ли выйдет другой такой случай, как нынче, напасть на транспорт. Одному нападать слишком рискованно, а отложить до другого дня – из под носа захватит добычу кто нибудь из больших партизанов», – думал Денисов, беспрестанно взглядывая вперед, думая увидать ожидаемого посланного от Долохова.
Выехав на просеку, по которой видно было далеко направо, Денисов остановился.
– Едет кто то, – сказал он.
Эсаул посмотрел по направлению, указываемому Денисовым.
– Едут двое – офицер и казак. Только не предположительно, чтобы был сам подполковник, – сказал эсаул, любивший употреблять неизвестные казакам слова.
Ехавшие, спустившись под гору, скрылись из вида и через несколько минут опять показались. Впереди усталым галопом, погоняя нагайкой, ехал офицер – растрепанный, насквозь промокший и с взбившимися выше колен панталонами. За ним, стоя на стременах, рысил казак. Офицер этот, очень молоденький мальчик, с широким румяным лицом и быстрыми, веселыми глазами, подскакал к Денисову и подал ему промокший конверт.
– От генерала, – сказал офицер, – извините, что не совсем сухо…
Денисов, нахмурившись, взял конверт и стал распечатывать.
– Вот говорили всё, что опасно, опасно, – сказал офицер, обращаясь к эсаулу, в то время как Денисов читал поданный ему конверт. – Впрочем, мы с Комаровым, – он указал на казака, – приготовились. У нас по два писто… А это что ж? – спросил он, увидав французского барабанщика, – пленный? Вы уже в сраженье были? Можно с ним поговорить?
– Ростов! Петя! – крикнул в это время Денисов, пробежав поданный ему конверт. – Да как же ты не сказал, кто ты? – И Денисов с улыбкой, обернувшись, протянул руку офицеру.
Офицер этот был Петя Ростов.
Во всю дорогу Петя приготавливался к тому, как он, как следует большому и офицеру, не намекая на прежнее знакомство, будет держать себя с Денисовым. Но как только Денисов улыбнулся ему, Петя тотчас же просиял, покраснел от радости и, забыв приготовленную официальность, начал рассказывать о том, как он проехал мимо французов, и как он рад, что ему дано такое поручение, и что он был уже в сражении под Вязьмой, и что там отличился один гусар.
– Ну, я г'ад тебя видеть, – перебил его Денисов, и лицо его приняло опять озабоченное выражение.
– Михаил Феоклитыч, – обратился он к эсаулу, – ведь это опять от немца. Он пг'и нем состоит. – И Денисов рассказал эсаулу, что содержание бумаги, привезенной сейчас, состояло в повторенном требовании от генерала немца присоединиться для нападения на транспорт. – Ежели мы его завтг'а не возьмем, они у нас из под носа выг'вут, – заключил он.
В то время как Денисов говорил с эсаулом, Петя, сконфуженный холодным тоном Денисова и предполагая, что причиной этого тона было положение его панталон, так, чтобы никто этого не заметил, под шинелью поправлял взбившиеся панталоны, стараясь иметь вид как можно воинственнее.
– Будет какое нибудь приказание от вашего высокоблагородия? – сказал он Денисову, приставляя руку к козырьку и опять возвращаясь к игре в адъютанта и генерала, к которой он приготовился, – или должен я оставаться при вашем высокоблагородии?
– Приказания?.. – задумчиво сказал Денисов. – Да ты можешь ли остаться до завтрашнего дня?
– Ах, пожалуйста… Можно мне при вас остаться? – вскрикнул Петя.
– Да как тебе именно велено от генег'ала – сейчас вег'нуться? – спросил Денисов. Петя покраснел.
– Да он ничего не велел. Я думаю, можно? – сказал он вопросительно.
– Ну, ладно, – сказал Денисов. И, обратившись к своим подчиненным, он сделал распоряжения о том, чтоб партия шла к назначенному у караулки в лесу месту отдыха и чтобы офицер на киргизской лошади (офицер этот исполнял должность адъютанта) ехал отыскивать Долохова, узнать, где он и придет ли он вечером. Сам же Денисов с эсаулом и Петей намеревался подъехать к опушке леса, выходившей к Шамшеву, с тем, чтобы взглянуть на то место расположения французов, на которое должно было быть направлено завтрашнее нападение.
– Ну, бог'ода, – обратился он к мужику проводнику, – веди к Шамшеву.
Денисов, Петя и эсаул, сопутствуемые несколькими казаками и гусаром, который вез пленного, поехали влево через овраг, к опушке леса.


Дождик прошел, только падал туман и капли воды с веток деревьев. Денисов, эсаул и Петя молча ехали за мужиком в колпаке, который, легко и беззвучно ступая своими вывернутыми в лаптях ногами по кореньям и мокрым листьям, вел их к опушке леса.
Выйдя на изволок, мужик приостановился, огляделся и направился к редевшей стене деревьев. У большого дуба, еще не скинувшего листа, он остановился и таинственно поманил к себе рукою.
Денисов и Петя подъехали к нему. С того места, на котором остановился мужик, были видны французы. Сейчас за лесом шло вниз полубугром яровое поле. Вправо, через крутой овраг, виднелась небольшая деревушка и барский домик с разваленными крышами. В этой деревушке и в барском доме, и по всему бугру, в саду, у колодцев и пруда, и по всей дороге в гору от моста к деревне, не более как в двухстах саженях расстояния, виднелись в колеблющемся тумане толпы народа. Слышны были явственно их нерусские крики на выдиравшихся в гору лошадей в повозках и призывы друг другу.
– Пленного дайте сюда, – негромко сказал Денисоп, не спуская глаз с французов.
Казак слез с лошади, снял мальчика и вместе с ним подошел к Денисову. Денисов, указывая на французов, спрашивал, какие и какие это были войска. Мальчик, засунув свои озябшие руки в карманы и подняв брови, испуганно смотрел на Денисова и, несмотря на видимое желание сказать все, что он знал, путался в своих ответах и только подтверждал то, что спрашивал Денисов. Денисов, нахмурившись, отвернулся от него и обратился к эсаулу, сообщая ему свои соображения.
Петя, быстрыми движениями поворачивая голову, оглядывался то на барабанщика, то на Денисова, то на эсаула, то на французов в деревне и на дороге, стараясь не пропустить чего нибудь важного.
– Пг'идет, не пг'идет Долохов, надо бг'ать!.. А? – сказал Денисов, весело блеснув глазами.
– Место удобное, – сказал эсаул.
– Пехоту низом пошлем – болотами, – продолжал Денисов, – они подлезут к саду; вы заедете с казаками оттуда, – Денисов указал на лес за деревней, – а я отсюда, с своими гусаг'ами. И по выстг'елу…
– Лощиной нельзя будет – трясина, – сказал эсаул. – Коней увязишь, надо объезжать полевее…
В то время как они вполголоса говорили таким образом, внизу, в лощине от пруда, щелкнул один выстрел, забелелся дымок, другой и послышался дружный, как будто веселый крик сотен голосов французов, бывших на полугоре. В первую минуту и Денисов и эсаул подались назад. Они были так близко, что им показалось, что они были причиной этих выстрелов и криков. Но выстрелы и крики не относились к ним. Низом, по болотам, бежал человек в чем то красном. Очевидно, по нем стреляли и на него кричали французы.
– Ведь это Тихон наш, – сказал эсаул.
– Он! он и есть!
– Эка шельма, – сказал Денисов.
– Уйдет! – щуря глаза, сказал эсаул.
Человек, которого они называли Тихоном, подбежав к речке, бултыхнулся в нее так, что брызги полетели, и, скрывшись на мгновенье, весь черный от воды, выбрался на четвереньках и побежал дальше. Французы, бежавшие за ним, остановились.
– Ну ловок, – сказал эсаул.
– Экая бестия! – с тем же выражением досады проговорил Денисов. – И что он делал до сих пор?
– Это кто? – спросил Петя.
– Это наш пластун. Я его посылал языка взять.
– Ах, да, – сказал Петя с первого слова Денисова, кивая головой, как будто он все понял, хотя он решительно не понял ни одного слова.
Тихон Щербатый был один из самых нужных людей в партии. Он был мужик из Покровского под Гжатью. Когда, при начале своих действий, Денисов пришел в Покровское и, как всегда, призвав старосту, спросил о том, что им известно про французов, староста отвечал, как отвечали и все старосты, как бы защищаясь, что они ничего знать не знают, ведать не ведают. Но когда Денисов объяснил им, что его цель бить французов, и когда он спросил, не забредали ли к ним французы, то староста сказал, что мародеры бывали точно, но что у них в деревне только один Тишка Щербатый занимался этими делами. Денисов велел позвать к себе Тихона и, похвалив его за его деятельность, сказал при старосте несколько слов о той верности царю и отечеству и ненависти к французам, которую должны блюсти сыны отечества.
– Мы французам худого не делаем, – сказал Тихон, видимо оробев при этих словах Денисова. – Мы только так, значит, по охоте баловались с ребятами. Миродеров точно десятка два побили, а то мы худого не делали… – На другой день, когда Денисов, совершенно забыв про этого мужика, вышел из Покровского, ему доложили, что Тихон пристал к партии и просился, чтобы его при ней оставили. Денисов велел оставить его.
Тихон, сначала исправлявший черную работу раскладки костров, доставления воды, обдирания лошадей и т. п., скоро оказал большую охоту и способность к партизанской войне. Он по ночам уходил на добычу и всякий раз приносил с собой платье и оружие французское, а когда ему приказывали, то приводил и пленных. Денисов отставил Тихона от работ, стал брать его с собою в разъезды и зачислил в казаки.
Тихон не любил ездить верхом и всегда ходил пешком, никогда не отставая от кавалерии. Оружие его составляли мушкетон, который он носил больше для смеха, пика и топор, которым он владел, как волк владеет зубами, одинаково легко выбирая ими блох из шерсти и перекусывая толстые кости. Тихон одинаково верно, со всего размаха, раскалывал топором бревна и, взяв топор за обух, выстрагивал им тонкие колышки и вырезывал ложки. В партии Денисова Тихон занимал свое особенное, исключительное место. Когда надо было сделать что нибудь особенно трудное и гадкое – выворотить плечом в грязи повозку, за хвост вытащить из болота лошадь, ободрать ее, залезть в самую середину французов, пройти в день по пятьдесят верст, – все указывали, посмеиваясь, на Тихона.
– Что ему, черту, делается, меренина здоровенный, – говорили про него.
Один раз француз, которого брал Тихон, выстрелил в него из пистолета и попал ему в мякоть спины. Рана эта, от которой Тихон лечился только водкой, внутренне и наружно, была предметом самых веселых шуток во всем отряде и шуток, которым охотно поддавался Тихон.
– Что, брат, не будешь? Али скрючило? – смеялись ему казаки, и Тихон, нарочно скорчившись и делая рожи, притворяясь, что он сердится, самыми смешными ругательствами бранил французов. Случай этот имел на Тихона только то влияние, что после своей раны он редко приводил пленных.
Тихон был самый полезный и храбрый человек в партии. Никто больше его не открыл случаев нападения, никто больше его не побрал и не побил французов; и вследствие этого он был шут всех казаков, гусаров и сам охотно поддавался этому чину. Теперь Тихон был послан Денисовым, в ночь еще, в Шамшево для того, чтобы взять языка. Но, или потому, что он не удовлетворился одним французом, или потому, что он проспал ночь, он днем залез в кусты, в самую середину французов и, как видел с горы Денисов, был открыт ими.


Поговорив еще несколько времени с эсаулом о завтрашнем нападении, которое теперь, глядя на близость французов, Денисов, казалось, окончательно решил, он повернул лошадь и поехал назад.
– Ну, бг'ат, тепег'ь поедем обсушимся, – сказал он Пете.
Подъезжая к лесной караулке, Денисов остановился, вглядываясь в лес. По лесу, между деревьев, большими легкими шагами шел на длинных ногах, с длинными мотающимися руками, человек в куртке, лаптях и казанской шляпе, с ружьем через плечо и топором за поясом. Увидав Денисова, человек этот поспешно швырнул что то в куст и, сняв с отвисшими полями мокрую шляпу, подошел к начальнику. Это был Тихон. Изрытое оспой и морщинами лицо его с маленькими узкими глазами сияло самодовольным весельем. Он, высоко подняв голову и как будто удерживаясь от смеха, уставился на Денисова.
– Ну где пг'опадал? – сказал Денисов.
– Где пропадал? За французами ходил, – смело и поспешно отвечал Тихон хриплым, но певучим басом.
– Зачем же ты днем полез? Скотина! Ну что ж, не взял?..
– Взять то взял, – сказал Тихон.
– Где ж он?
– Да я его взял сперва наперво на зорьке еще, – продолжал Тихон, переставляя пошире плоские, вывернутые в лаптях ноги, – да и свел в лес. Вижу, не ладен. Думаю, дай схожу, другого поаккуратнее какого возьму.
– Ишь, шельма, так и есть, – сказал Денисов эсаулу. – Зачем же ты этого не пг'ивел?
– Да что ж его водить то, – сердито и поспешно перебил Тихон, – не гожающий. Разве я не знаю, каких вам надо?
– Эка бестия!.. Ну?..
– Пошел за другим, – продолжал Тихон, – подполоз я таким манером в лес, да и лег. – Тихон неожиданно и гибко лег на брюхо, представляя в лицах, как он это сделал. – Один и навернись, – продолжал он. – Я его таким манером и сграбь. – Тихон быстро, легко вскочил. – Пойдем, говорю, к полковнику. Как загалдит. А их тут четверо. Бросились на меня с шпажками. Я на них таким манером топором: что вы, мол, Христос с вами, – вскрикнул Тихон, размахнув руками и грозно хмурясь, выставляя грудь.
– То то мы с горы видели, как ты стречка задавал через лужи то, – сказал эсаул, суживая свои блестящие глаза.
Пете очень хотелось смеяться, но он видел, что все удерживались от смеха. Он быстро переводил глаза с лица Тихона на лицо эсаула и Денисова, не понимая того, что все это значило.
– Ты дуг'ака то не представляй, – сказал Денисов, сердито покашливая. – Зачем пег'вого не пг'ивел?
Тихон стал чесать одной рукой спину, другой голову, и вдруг вся рожа его растянулась в сияющую глупую улыбку, открывшую недостаток зуба (за что он и прозван Щербатый). Денисов улыбнулся, и Петя залился веселым смехом, к которому присоединился и сам Тихон.
– Да что, совсем несправный, – сказал Тихон. – Одежонка плохенькая на нем, куда же его водить то. Да и грубиян, ваше благородие. Как же, говорит, я сам анаральский сын, не пойду, говорит.
– Экая скотина! – сказал Денисов. – Мне расспросить надо…
– Да я его спрашивал, – сказал Тихон. – Он говорит: плохо зн аком. Наших, говорит, и много, да всё плохие; только, говорит, одна названия. Ахнете, говорит, хорошенько, всех заберете, – заключил Тихон, весело и решительно взглянув в глаза Денисова.
– Вот я те всыплю сотню гог'ячих, ты и будешь дуг'ака то ког'чить, – сказал Денисов строго.
– Да что же серчать то, – сказал Тихон, – что ж, я не видал французов ваших? Вот дай позатемняет, я табе каких хошь, хоть троих приведу.
– Ну, поедем, – сказал Денисов, и до самой караулки он ехал, сердито нахмурившись и молча.
Тихон зашел сзади, и Петя слышал, как смеялись с ним и над ним казаки о каких то сапогах, которые он бросил в куст.
Когда прошел тот овладевший им смех при словах и улыбке Тихона, и Петя понял на мгновенье, что Тихон этот убил человека, ему сделалось неловко. Он оглянулся на пленного барабанщика, и что то кольнуло его в сердце. Но эта неловкость продолжалась только одно мгновенье. Он почувствовал необходимость повыше поднять голову, подбодриться и расспросить эсаула с значительным видом о завтрашнем предприятии, с тем чтобы не быть недостойным того общества, в котором он находился.
Посланный офицер встретил Денисова на дороге с известием, что Долохов сам сейчас приедет и что с его стороны все благополучно.
Денисов вдруг повеселел и подозвал к себе Петю.
– Ну, г'асскажи ты мне пг'о себя, – сказал он.


Петя при выезде из Москвы, оставив своих родных, присоединился к своему полку и скоро после этого был взят ординарцем к генералу, командовавшему большим отрядом. Со времени своего производства в офицеры, и в особенности с поступления в действующую армию, где он участвовал в Вяземском сражении, Петя находился в постоянно счастливо возбужденном состоянии радости на то, что он большой, и в постоянно восторженной поспешности не пропустить какого нибудь случая настоящего геройства. Он был очень счастлив тем, что он видел и испытал в армии, но вместе с тем ему все казалось, что там, где его нет, там то теперь и совершается самое настоящее, геройское. И он торопился поспеть туда, где его не было.
Когда 21 го октября его генерал выразил желание послать кого нибудь в отряд Денисова, Петя так жалостно просил, чтобы послать его, что генерал не мог отказать. Но, отправляя его, генерал, поминая безумный поступок Пети в Вяземском сражении, где Петя, вместо того чтобы ехать дорогой туда, куда он был послан, поскакал в цепь под огонь французов и выстрелил там два раза из своего пистолета, – отправляя его, генерал именно запретил Пете участвовать в каких бы то ни было действиях Денисова. От этого то Петя покраснел и смешался, когда Денисов спросил, можно ли ему остаться. До выезда на опушку леса Петя считал, что ему надобно, строго исполняя свой долг, сейчас же вернуться. Но когда он увидал французов, увидал Тихона, узнал, что в ночь непременно атакуют, он, с быстротою переходов молодых людей от одного взгляда к другому, решил сам с собою, что генерал его, которого он до сих пор очень уважал, – дрянь, немец, что Денисов герой, и эсаул герой, и что Тихон герой, и что ему было бы стыдно уехать от них в трудную минуту.
Уже смеркалось, когда Денисов с Петей и эсаулом подъехали к караулке. В полутьме виднелись лошади в седлах, казаки, гусары, прилаживавшие шалашики на поляне и (чтобы не видели дыма французы) разводившие красневший огонь в лесном овраге. В сенях маленькой избушки казак, засучив рукава, рубил баранину. В самой избе были три офицера из партии Денисова, устроивавшие стол из двери. Петя снял, отдав сушить, свое мокрое платье и тотчас принялся содействовать офицерам в устройстве обеденного стола.
Через десять минут был готов стол, покрытый салфеткой. На столе была водка, ром в фляжке, белый хлеб и жареная баранина с солью.
Сидя вместе с офицерами за столом и разрывая руками, по которым текло сало, жирную душистую баранину, Петя находился в восторженном детском состоянии нежной любви ко всем людям и вследствие того уверенности в такой же любви к себе других людей.
– Так что же вы думаете, Василий Федорович, – обратился он к Денисову, – ничего, что я с вами останусь на денек? – И, не дожидаясь ответа, он сам отвечал себе: – Ведь мне велено узнать, ну вот я и узнаю… Только вы меня пустите в самую… в главную. Мне не нужно наград… А мне хочется… – Петя стиснул зубы и оглянулся, подергивая кверху поднятой головой и размахивая рукой.
– В самую главную… – повторил Денисов, улыбаясь.
– Только уж, пожалуйста, мне дайте команду совсем, чтобы я командовал, – продолжал Петя, – ну что вам стоит? Ах, вам ножик? – обратился он к офицеру, хотевшему отрезать баранины. И он подал свой складной ножик.