Эд Белоногий

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эд Белоногий
гэльск. Áed mac Cináeda,
англ. Áed
король Альбы (Шотландии)
877 — 878
Предшественник: Константин I
Преемник: Гирик и Эохейд
король пиктов
877 — 878
Предшественник: Константин I
Преемник: Гирик и Эохейд
 
Рождение: раньше 858
Смерть: 878(0878)
Род: Макальпины
Отец: Кеннет I
Дети: Константин II, Дональд II

Эд Белоногий (правильная транскрипция: Айд мак Кинада; гэльск. Áed mac Cináeda, англ. Áed, убит в 878), король Альбы (Шотландии) (877—878), сын короля Кеннета I.





Биография

Эд Белоногий унаследовал шотландский престол после гибели брата, Константина I. Однако год спустя был убит в битве при Стрэзеллене против Гирика МакДунгала, вождя Гариоха, который захватил власть над всем королевством.

Эд стал родоначальником младшей линии рода Макальпинов, представители которой занимали трон Альбы (Шотландии) попеременно с представителями старшей линии, идущей от старшего брата Эда — Константина I.

Дети

Напишите отзыв о статье "Эд Белоногий"

Литература

  • Мак-Кензи Агнес. Рождение Шотландии / Перевод, научная ред., вступит. статья С. В. Иванова. — СПб.: Евразия, 2003. — 336 с. — (Clio fundationis). — 1 500 экз. — ISBN 5-8071-0120-0.

Ссылки

  • [www.fmg.ac/Projects/MedLands/SCOTLAND.htm#_Toc253996178 SCOTLAND, KINGS] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 19 октября 2011. [www.webcitation.org/65NpqaiGR Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].


Отрывок, характеризующий Эд Белоногий

– О чем спорите? – сердито говорил майор. – Николы ли, Власа ли, все одно; видите, все сгорело, ну и конец… Что толкаетесь то, разве дороги мало, – обратился он сердито к шедшему сзади и вовсе не толкавшему его.
– Ай, ай, ай, что наделали! – слышались, однако, то с той, то с другой стороны голоса пленных, оглядывающих пожарища. – И Замоскворечье то, и Зубово, и в Кремле то, смотрите, половины нет… Да я вам говорил, что все Замоскворечье, вон так и есть.
– Ну, знаете, что сгорело, ну о чем же толковать! – говорил майор.
Проходя через Хамовники (один из немногих несгоревших кварталов Москвы) мимо церкви, вся толпа пленных вдруг пожалась к одной стороне, и послышались восклицания ужаса и омерзения.
– Ишь мерзавцы! То то нехристи! Да мертвый, мертвый и есть… Вымазали чем то.
Пьер тоже подвинулся к церкви, у которой было то, что вызывало восклицания, и смутно увидал что то, прислоненное к ограде церкви. Из слов товарищей, видевших лучше его, он узнал, что это что то был труп человека, поставленный стоймя у ограды и вымазанный в лице сажей…
– Marchez, sacre nom… Filez… trente mille diables… [Иди! иди! Черти! Дьяволы!] – послышались ругательства конвойных, и французские солдаты с новым озлоблением разогнали тесаками толпу пленных, смотревшую на мертвого человека.


По переулкам Хамовников пленные шли одни с своим конвоем и повозками и фурами, принадлежавшими конвойным и ехавшими сзади; но, выйдя к провиантским магазинам, они попали в середину огромного, тесно двигавшегося артиллерийского обоза, перемешанного с частными повозками.
У самого моста все остановились, дожидаясь того, чтобы продвинулись ехавшие впереди. С моста пленным открылись сзади и впереди бесконечные ряды других двигавшихся обозов. Направо, там, где загибалась Калужская дорога мимо Нескучного, пропадая вдали, тянулись бесконечные ряды войск и обозов. Это были вышедшие прежде всех войска корпуса Богарне; назади, по набережной и через Каменный мост, тянулись войска и обозы Нея.
Войска Даву, к которым принадлежали пленные, шли через Крымский брод и уже отчасти вступали в Калужскую улицу. Но обозы так растянулись, что последние обозы Богарне еще не вышли из Москвы в Калужскую улицу, а голова войск Нея уже выходила из Большой Ордынки.