Экипаж

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Экипа́ж (фр. équipage — «оснащение корабля; судовая команда»; от фр. équiper — «снаряжать, снабжать, экипировать») — группа людей, объединённых в упорядоченную иерархическую структуру с целью выполнения совместной работы или совместного задания на движущемся средстве.

Слово «экипаж» происходит из практики мореплавания, где на парусных судах люди, выполняющие различные функции, объединялись в экипаж для совместного управления судном.





Судовой (корабельный) экипаж

Судовой экипаж составляют: начальник корабля — капитан, его помощники, младшие командиры и исполнители — матросы. В настоящее время в состав морского экипажа входят люди многих специальностей: навигаторы, мотористы, радисты, кок, корабельный врач и т. д. Каждый отдельный человек в экипаже называется «член экипажа» (при разговоре о древних временах обычно имеются в виду только лично свободные, то есть галерные рабы к экипажу не причислялись). Иногда в качестве синонима слову экипаж употребляют слово «команда», в этом случае также говорят о «члене команды». В современном российском флоте слово «экипаж» применяется только по отношению к экипажам военных кораблей (во главе с командиром корабля), а персонал торговых и других гражданских судов называют «командой» (во главе с капитаном или шкипером). До 1917 года в экипаже военного корабля под командой также понималась совокупность нижних чинов, в отличие от офицеров.

Применение термина в различных областях

С появлением летательных аппаратов слово «экипаж» стало также применяться в воздухоплавании, авиации и космонавтике.

В вооружённых силах экипажем называют формирование постоянного состава (группу военнослужащих, подразделение), выполняющую задачи по управлению, обслуживанию и боевому использованию боевой машины (танка, САУ, самолёта и так далее).

В настоящее время слово «экипаж» используется в спорте для команд спортивных судов, гребных или парусных, а также иных гоночных транспортных средств: автомобилей, саней и так далее.

В других областях деятельности экипажем называют группу людей, совместно передвигающихся и выполняющих определённую работу на транспортном средстве: экипаж патрульной машины, экипаж машины скорой помощи и тому подобное.

Говорят: экипаж корабля, экипаж подводной лодки, экипаж самолёта, экипаж танка, экипаж космического корабля.

См. также

Напишите отзыв о статье "Экипаж"

Литература

Ссылки

Отрывок, характеризующий Экипаж

– Это левей! Как же, Мытищи вон где, а это вовсе в другой стороне.
Несколько людей присоединились к первым.
– Вишь, полыхает, – сказал один, – это, господа, в Москве пожар: либо в Сущевской, либо в Рогожской.
Никто не ответил на это замечание. И довольно долго все эти люди молча смотрели на далекое разгоравшееся пламя нового пожара.
Старик, графский камердинер (как его называли), Данило Терентьич подошел к толпе и крикнул Мишку.
– Ты чего не видал, шалава… Граф спросит, а никого нет; иди платье собери.
– Да я только за водой бежал, – сказал Мишка.
– А вы как думаете, Данило Терентьич, ведь это будто в Москве зарево? – сказал один из лакеев.
Данило Терентьич ничего не отвечал, и долго опять все молчали. Зарево расходилось и колыхалось дальше и дальше.
– Помилуй бог!.. ветер да сушь… – опять сказал голос.
– Глянь ко, как пошло. О господи! аж галки видно. Господи, помилуй нас грешных!
– Потушат небось.
– Кому тушить то? – послышался голос Данилы Терентьича, молчавшего до сих пор. Голос его был спокоен и медлителен. – Москва и есть, братцы, – сказал он, – она матушка белока… – Голос его оборвался, и он вдруг старчески всхлипнул. И как будто только этого ждали все, чтобы понять то значение, которое имело для них это видневшееся зарево. Послышались вздохи, слова молитвы и всхлипывание старого графского камердинера.


Камердинер, вернувшись, доложил графу, что горит Москва. Граф надел халат и вышел посмотреть. С ним вместе вышла и не раздевавшаяся еще Соня, и madame Schoss. Наташа и графиня одни оставались в комнате. (Пети не было больше с семейством; он пошел вперед с своим полком, шедшим к Троице.)
Графиня заплакала, услыхавши весть о пожаре Москвы. Наташа, бледная, с остановившимися глазами, сидевшая под образами на лавке (на том самом месте, на которое она села приехавши), не обратила никакого внимания на слова отца. Она прислушивалась к неумолкаемому стону адъютанта, слышному через три дома.
– Ах, какой ужас! – сказала, со двора возвративись, иззябшая и испуганная Соня. – Я думаю, вся Москва сгорит, ужасное зарево! Наташа, посмотри теперь, отсюда из окошка видно, – сказала она сестре, видимо, желая чем нибудь развлечь ее. Но Наташа посмотрела на нее, как бы не понимая того, что у ней спрашивали, и опять уставилась глазами в угол печи. Наташа находилась в этом состоянии столбняка с нынешнего утра, с того самого времени, как Соня, к удивлению и досаде графини, непонятно для чего, нашла нужным объявить Наташе о ране князя Андрея и о его присутствии с ними в поезде. Графиня рассердилась на Соню, как она редко сердилась. Соня плакала и просила прощенья и теперь, как бы стараясь загладить свою вину, не переставая ухаживала за сестрой.
– Посмотри, Наташа, как ужасно горит, – сказала Соня.
– Что горит? – спросила Наташа. – Ах, да, Москва.
И как бы для того, чтобы не обидеть Сони отказом и отделаться от нее, она подвинула голову к окну, поглядела так, что, очевидно, не могла ничего видеть, и опять села в свое прежнее положение.
– Да ты не видела?
– Нет, право, я видела, – умоляющим о спокойствии голосом сказала она.
И графине и Соне понятно было, что Москва, пожар Москвы, что бы то ни было, конечно, не могло иметь значения для Наташи.