Экстрасенсорное восприятие

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Экстрасенсорика»)
Перейти к: навигация, поиск

Экстрасенсорное восприятие (экстрасенсо́рика, ЭСВ) (от лат. extra — «сверх», «вне»; sensus — «чувство») — термин, использующийся для многих якобы существующих паранормальных форм восприятия или способностей человека[1]. Существование подобных форм восприятия и способностей не имеет под собой научных доказательств, Национальный научный фонд (США) относит экстрасенсорное восприятие к одному из наиболее распространённых среди американцев псевдонаучных заблуждений[2].

В некоторых случаях феномены восприятия, вызванные патологиями либо синестетическими состояниями субъектов интерпретируются ими как «экстрасенсорные способности» (например, как видение ауры человека при синестезии[3]).





Классификация

К проявлениям экстрасенсорного восприятия в паранауках причисляются телепатия, ясновидение и проскопия, лозоходство или «биоинтроскопия» (неверно именуемое биолокацией), однако зачастую к таким проявлениям относят и способы некоего нематериального внефизического воздействия на предметы, организмы или физические явления — телекинез или психокинез, экстрасенсорное целительство и т. п.

Так, Райн и Соул под телепатией понимали передачу информации от мозга к мозгу без посредничества чувственных каналов. Под криптэстезией — получение мозгом информации о материальных предметах, спрятанных любым способом и находящихся на расстоянии, также без посредничества органов чувств. Психокинезом они называли пространственные манипуляции с материальными объектами с помощью чисто умственного усилия, опять без материального эффектора. Под ясновидением они понимали способность предвидеть будущие состояния материальных явлений без умозаключений на основе известных фактов.

Изучение экстрасенсорики

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Некоторые учёные пытались изучать людей, которые декларировали у себя наличие экстрасенсорных способностей. В частности, множество экспериментов были проведены учёными Райном и Соулом. Однако их исследование подвергается подробной критике в книге Дж. Спенсер-Брауна (англ.) «Вероятность и научный вывод» (англ. Probability and Scientific Inference).

Большая часть экспериментов отличается ненаучным подходом (методологической некорректностью и невоспроизводимостью), то есть не отвечают требованиям, предъявляемым к достоверности научного эксперимента. Спенсер-Браун критикует ошибочную положительную интерпретацию статистических данных: например, в экспериментах с картами Зенера или машинками для выбрасывания игральных костей (последние используются для изучения психокинеза) при длинной серии тестов могут получаться последовательности результатов, кажущиеся неслучайными и закономерными, однако, они на самом деле и являются проявлением истинной случайности, поэтому эти серии невоспроизводимы[4]. Верующие во внечувственное восприятие объясняют невоспроизводимость особенностями некоего экстрасенсорного восприятия, декларируя их неустойчивость вследствие появления неизвестных «неблагоприятных» внутренних или внешних условий либо требующих труднодостижимых и легко нарушаемых особых состояний психики участников эксперимента, то есть остаются эзотерическими практиками, декларирующими зависимость результатов от личности оператора и невоспроизводимость эффекта инструментальными средствами.

Аналогична ситуация и с теоретическим обоснованием существующих явлений людьми, далёкими от научного подхода: в большинстве случаев внечувственное восприятие объясняется нематериальными механизмами, то есть требует агентов (таких, как торсионные либо микролептонные поля и т. п.), стоящих вне области науки, занимающейся только материальными объектами. Крайним случаем являются объяснения, лежащие не в научной, а в оккультной сфере, как, например, в случае с видением некоего ореола (ауры) биологических либо физических объектов и т. д. и т. п.

Станислав Лем в своём труде «Сумма технологии»[4] обосновывает отсутствие экстрасенсорных способностей людей тем, что такая полезная функция организма появилась бы эволюционно уже давно и у нескольких видов животных, чего, однако, не наблюдается.

Экстрасенсы

Экстрасенсами в узком смысле слова называют людей, якобы обладающих экстрасенсорными способностями. Но поскольку нет подтверждённых случаев существования таких людей, то обычно таким словом называют людей, которые заявляют, что обладают экстрасенсорными способностями.

В настоящее время экстрасенсы относятся к людям шоу-бизнеса[5][неавторитетный источник?], заработки которых включают, но не ограничиваются: выступлениями в цирке (см. Вольф Мессинг), в телепередачах (таких как: Битва экстрасенсов), но большей частью оказывая различные «услуги» населению («снятие порчи», «наложение заговора» и др.)[5][неавторитетный источник?]. В России для ведения подобной деятельности достаточно получить лицензию, подтверждающую наличие медицинского образования (достаточно — некоторые курсы). Только в случае нанесения ущерба здоровью или жизни человека экстрасенсы привлекаются к уголовной или административной ответственности[5][неавторитетный источник?].

Следует отметить, что периодически возникают организации, посвящающие свою деятельность разоблачению экстрасенсов. Например, известный иллюзионист Джеймс Рэнди, основал Просветительский фонд своего имени, предлагающий миллион американских долларов любому, продемонстрировавшему экстрасенсорные возможности в условиях строго поставленного эксперимента[6]. Несмотря на многолетний призыв и ежемесячные несколько десятков попыток, миллион пока никто не получил.

См. также

Напишите отзыв о статье "Экстрасенсорное восприятие"

Примечания

  1. Б. Р. Бугельски. [dic.academic.ru/dic.nsf/enc_psychology/1306/Экстрасенсорное Экстрасенсорное восприятие (extrasensory perception)] // Психологическая энциклопедия
  2. National Science Board. [www.nsf.gov/statistics/seind06/c7/c7s2.htm#c7s2l3 Chapter 7: Science and Technology: Public Attitudes and Understanding]. Science and Engineering Indicators 2006. National Science Foundation (2006). Проверено 3 сентября 2010. [www.webcitation.org/617VmAeHP Архивировано из первоисточника 22 августа 2011].

    «…[A]bout three-fourths of Americans hold at least one pseudoscientific belief; i.e., they believed in at least 1 of the 10 survey items…[29]»

    «[29] Those 10 items were extrasensory perception (ESP), that houses can be haunted, ghosts/that spirits of dead people can come back in certain places/situations, telepathy/communication between minds without using traditional senses, clairvoyance/the power of the mind to know the past and predict the future, astrology/that the position of the stars and planets can affect people’s lives, that people can communicate mentally with someone who has died, witches, reincarnation/the rebirth of the soul in a new body after death, and channeling/allowing a „spirit-being“ to temporarily assume control of a body.»
  3. Milán, E.G.; O. Iborra, M. Hochel, M.A. Rodríguez Artacho, L.C. Delgado-Pastor, E. Salazar, A. González-Hernández (2012). «[www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1053810011002868 Auras in mysticism and synaesthesia: A comparison]». Consciousness and Cognition 21 (1): 258-268. DOI:10.1016/j.concog.2011.11.010. ISSN [worldcat.org/issn/1053-8100 1053-8100]. Проверено 2013-01-10.
  4. 1 2 Станислав Лем. «Сумма технологии». [www.lib.ru/LEM/summa/summgl8l.htm Глава восьмая. «Пасквиль на эволюцию». (l) «Экстрасенсорные явления»]
  5. 1 2 3 [biomagic.narod.ru/razoblachenie.htm Разоблачение колдунов, магов и экстрасенсов] // Биоэнергетика, магия. Наука, история исследования. [biomagic.narod.ru/info.htm Личный сайт некоего Андрея].
  6. Геннадий Матвеев. [gazetangn.com/archive/ngn0225/chimer.html Разрушитель химер] // Газета [gazetangn.com/ «На грани невозможного»], [gazetangn.com/archive/ngn0225/main.html № 25 (304)], 2002

Литература

  • Александров Е. Б. [klnran.ru/wp-content/uploads/2015/12/BVZN_16.pdf «Естествознание в мире духов»] // Комиссия РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований В защиту науки. — 2015. — № 15.
  • Юнг К. Синхронистичность: акаузальный, связующий принцип.

Отрывок, характеризующий Экстрасенсорное восприятие

На каждую из фраз Наполеона Балашев хотел и имел что возразить; беспрестанно он делал движение человека, желавшего сказать что то, но Наполеон перебивал его. Например, о безумии шведов Балашев хотел сказать, что Швеция есть остров, когда Россия за нее; но Наполеон сердито вскрикнул, чтобы заглушить его голос. Наполеон находился в том состоянии раздражения, в котором нужно говорить, говорить и говорить, только для того, чтобы самому себе доказать свою справедливость. Балашеву становилось тяжело: он, как посол, боялся уронить достоинство свое и чувствовал необходимость возражать; но, как человек, он сжимался нравственно перед забытьем беспричинного гнева, в котором, очевидно, находился Наполеон. Он знал, что все слова, сказанные теперь Наполеоном, не имеют значения, что он сам, когда опомнится, устыдится их. Балашев стоял, опустив глаза, глядя на движущиеся толстые ноги Наполеона, и старался избегать его взгляда.
– Да что мне эти ваши союзники? – говорил Наполеон. – У меня союзники – это поляки: их восемьдесят тысяч, они дерутся, как львы. И их будет двести тысяч.
И, вероятно, еще более возмутившись тем, что, сказав это, он сказал очевидную неправду и что Балашев в той же покорной своей судьбе позе молча стоял перед ним, он круто повернулся назад, подошел к самому лицу Балашева и, делая энергические и быстрые жесты своими белыми руками, закричал почти:
– Знайте, что ежели вы поколеблете Пруссию против меня, знайте, что я сотру ее с карты Европы, – сказал он с бледным, искаженным злобой лицом, энергическим жестом одной маленькой руки ударяя по другой. – Да, я заброшу вас за Двину, за Днепр и восстановлю против вас ту преграду, которую Европа была преступна и слепа, что позволила разрушить. Да, вот что с вами будет, вот что вы выиграли, удалившись от меня, – сказал он и молча прошел несколько раз по комнате, вздрагивая своими толстыми плечами. Он положил в жилетный карман табакерку, опять вынул ее, несколько раз приставлял ее к носу и остановился против Балашева. Он помолчал, поглядел насмешливо прямо в глаза Балашеву и сказал тихим голосом: – Et cependant quel beau regne aurait pu avoir votre maitre! [A между тем какое прекрасное царствование мог бы иметь ваш государь!]
Балашев, чувствуя необходимость возражать, сказал, что со стороны России дела не представляются в таком мрачном виде. Наполеон молчал, продолжая насмешливо глядеть на него и, очевидно, его не слушая. Балашев сказал, что в России ожидают от войны всего хорошего. Наполеон снисходительно кивнул головой, как бы говоря: «Знаю, так говорить ваша обязанность, но вы сами в это не верите, вы убеждены мною».
В конце речи Балашева Наполеон вынул опять табакерку, понюхал из нее и, как сигнал, стукнул два раза ногой по полу. Дверь отворилась; почтительно изгибающийся камергер подал императору шляпу и перчатки, другой подал носовои платок. Наполеон, ne глядя на них, обратился к Балашеву.
– Уверьте от моего имени императора Александра, – сказал оц, взяв шляпу, – что я ему предан по прежнему: я анаю его совершенно и весьма высоко ценю высокие его качества. Je ne vous retiens plus, general, vous recevrez ma lettre a l'Empereur. [Не удерживаю вас более, генерал, вы получите мое письмо к государю.] – И Наполеон пошел быстро к двери. Из приемной все бросилось вперед и вниз по лестнице.


После всего того, что сказал ему Наполеон, после этих взрывов гнева и после последних сухо сказанных слов:
«Je ne vous retiens plus, general, vous recevrez ma lettre», Балашев был уверен, что Наполеон уже не только не пожелает его видеть, но постарается не видать его – оскорбленного посла и, главное, свидетеля его непристойной горячности. Но, к удивлению своему, Балашев через Дюрока получил в этот день приглашение к столу императора.
На обеде были Бессьер, Коленкур и Бертье. Наполеон встретил Балашева с веселым и ласковым видом. Не только не было в нем выражения застенчивости или упрека себе за утреннюю вспышку, но он, напротив, старался ободрить Балашева. Видно было, что уже давно для Наполеона в его убеждении не существовало возможности ошибок и что в его понятии все то, что он делал, было хорошо не потому, что оно сходилось с представлением того, что хорошо и дурно, но потому, что он делал это.
Император был очень весел после своей верховой прогулки по Вильне, в которой толпы народа с восторгом встречали и провожали его. Во всех окнах улиц, по которым он проезжал, были выставлены ковры, знамена, вензеля его, и польские дамы, приветствуя его, махали ему платками.
За обедом, посадив подле себя Балашева, он обращался с ним не только ласково, но обращался так, как будто он и Балашева считал в числе своих придворных, в числе тех людей, которые сочувствовали его планам и должны были радоваться его успехам. Между прочим разговором он заговорил о Москве и стал спрашивать Балашева о русской столице, не только как спрашивает любознательный путешественник о новом месте, которое он намеревается посетить, но как бы с убеждением, что Балашев, как русский, должен быть польщен этой любознательностью.
– Сколько жителей в Москве, сколько домов? Правда ли, что Moscou называют Moscou la sainte? [святая?] Сколько церквей в Moscou? – спрашивал он.
И на ответ, что церквей более двухсот, он сказал:
– К чему такая бездна церквей?
– Русские очень набожны, – отвечал Балашев.
– Впрочем, большое количество монастырей и церквей есть всегда признак отсталости народа, – сказал Наполеон, оглядываясь на Коленкура за оценкой этого суждения.
Балашев почтительно позволил себе не согласиться с мнением французского императора.
– У каждой страны свои нравы, – сказал он.
– Но уже нигде в Европе нет ничего подобного, – сказал Наполеон.
– Прошу извинения у вашего величества, – сказал Балашев, – кроме России, есть еще Испания, где также много церквей и монастырей.
Этот ответ Балашева, намекавший на недавнее поражение французов в Испании, был высоко оценен впоследствии, по рассказам Балашева, при дворе императора Александра и очень мало был оценен теперь, за обедом Наполеона, и прошел незаметно.
По равнодушным и недоумевающим лицам господ маршалов видно было, что они недоумевали, в чем тут состояла острота, на которую намекала интонация Балашева. «Ежели и была она, то мы не поняли ее или она вовсе не остроумна», – говорили выражения лиц маршалов. Так мало был оценен этот ответ, что Наполеон даже решительно не заметил его и наивно спросил Балашева о том, на какие города идет отсюда прямая дорога к Москве. Балашев, бывший все время обеда настороже, отвечал, что comme tout chemin mene a Rome, tout chemin mene a Moscou, [как всякая дорога, по пословице, ведет в Рим, так и все дороги ведут в Москву,] что есть много дорог, и что в числе этих разных путей есть дорога на Полтаву, которую избрал Карл XII, сказал Балашев, невольно вспыхнув от удовольствия в удаче этого ответа. Не успел Балашев досказать последних слов: «Poltawa», как уже Коленкур заговорил о неудобствах дороги из Петербурга в Москву и о своих петербургских воспоминаниях.
После обеда перешли пить кофе в кабинет Наполеона, четыре дня тому назад бывший кабинетом императора Александра. Наполеон сел, потрогивая кофе в севрской чашке, и указал на стул подло себя Балашеву.
Есть в человеке известное послеобеденное расположение духа, которое сильнее всяких разумных причин заставляет человека быть довольным собой и считать всех своими друзьями. Наполеон находился в этом расположении. Ему казалось, что он окружен людьми, обожающими его. Он был убежден, что и Балашев после его обеда был его другом и обожателем. Наполеон обратился к нему с приятной и слегка насмешливой улыбкой.