Элла (король Сассекса)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Элла
англ. Ælle<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>
Король Сассекса
477 — 514
Предшественник: титул учреждён
Преемник: Кисса
Бретвальда
488 — 514
Предшественник: титул учреждён
 
Смерть: 514(0514)
Отец: ЭслаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4644 дня]
Дети: сыновья: Кимен, Вленкинг, Кисса
дочь: АделаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 4644 дня]

Элла (англ. Ælle, умер в 514) — король Сассекса (477—514), Бретвальда (488—514).





Биография

Около 477 года саксы под предводительством Эллы и трёх его сыновей приплыли к берегам Британии и высадились около Кименесоры. В первом же сражении они разбили местных жителей, вынудив их бежать в лес. В 485 году саксы повторно одержали победу у Меркредесбурны, а в 491 году напали на крупный британский форт Андериду (современный город Певенси) и перебили в нём всех жителей. Дальнейшая судьба Эллы в «Англосаксонской хронике» не освещена. Очевидно, ему удалось укрепиться на юге Британии и создать там своё государство. Согласно Беде Достопочтенному, Элла был первым бретвальдой саксов[1].

Предполагается, что именно Элла командовал объединёнными силами саксов в сражении при горе Бадон, где саксы были разбиты бриттами, которыми, согласно Неннию, командовал король Артур. Это поражение крайне отрицательно сказалось на судьбе южных саксов: на протяжении последующих 150 лет они совсем не упоминались в документах.

Напишите отзыв о статье "Элла (король Сассекса)"

Примечания

  1. Беда Достопочтенный. «Церковная история народа англов» II, 5.

Литература

Ссылки

  • [www.fmg.ac/Projects/MedLands/ENGLAND,%20AngloSaxon%20&%20Danish%20Kings.htm#_Toc214769405 ENGLAND, ANGLO-SAXON & DANISH KINGS] (англ.). Foundation for Medieval Genealogy. Проверено 16 октября 2011. [www.webcitation.org/65Ni9xvXS Архивировано из первоисточника 12 февраля 2012].

Отрывок, характеризующий Элла (король Сассекса)

Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.