Эльструп, Ларс

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Ларс Эльструп
Общая информация
Полное имя Ларс Даль Эльструп
Родился 24 марта 1963(1963-03-24) (59 лет)
Робю, Дания
Гражданство Дания
Позиция нападающий
Информация о клубе
Клуб завершил карьеру
Карьера
Молодёжные клубы
Фьорден и Хандал
Клубная карьера*
1981—1985 Рандерс 136 (59)
1986 Брондбю 7 (2)
1986—1988 Фейеноорд 65 (9)
1988—1989 Оденсе 28 (17)
1988—1989 Лутон Таун 60 (19)
1991—1993 Оденсе 44 (24)
Национальная сборная**
1988—1993 Дания 34 (13)
Международные медали
Чемпионаты Европы
Золото Швеция 1992

* Количество игр и голов за профессиональный клуб считается только для различных лиг национальных чемпионатов.

** Количество игр и голов за национальную сборную в официальных матчах.

Ларс Даль Э́льструп (дат. Lars Dahl Elstrup; 24 марта 1963, Робю, Дания) — датский футболист, победитель чемпионата Европы 1992 года в Швеции.

Эльструп родился в деревушке Робю. Профессиональную карьеру он начал в «Рандерсе Фрея». Там он стал хорошим нападающим, и в 1986 году перешёл во флагман датского футбола — «Брондбю». Уже после семи игр в «Брондбю» молодого игрока заметили в нидерландском «Фейеноорде».

В Нидерландах Эльструп забил лишь девять голов и вернулся в Данию — в «Оденсе». В 16 играх он забил 14 голов. После этого на игрока обратил внимание главный тренер датской сборной Зепп Пионтек и пригласил его в сборную. Ларс прекрасно дебютировал, забив два гола в ворота Швеции.

В 1989 году Эльструпа за рекордные для клуба 850 000 фунтов стерлингов купил «Лутон Таун». В 1991 году он забил 18 голов за клуб и помог «Лутону» остаться в высшем дивизионе.

После этого Эльструп вернулся в Данию и снова стал играть за «Оденсе».

В 1992 году наступил «звездный час» форварда — он был включён в заявку на Евро-1992. Там он не рассматривался как игрок основного состава, но 17 июня вышел на замену в третьем матче группового турнира с Францией и забил решающий гол для своей команды, подставив ногу под несильный прострел. Также он вышел на замену и в полуфинальном матче против Голландии и забил один из послематчевых пенальти.

В 1993 году Эльструп неожиданно вступает в секту «Дикие гуси», принимает имя «Дикая река» и бросает футбол. Несколько лет он проводил в медитациях. Затем он неоднократно пытался покончить с собой. В 1999 году Эльструпа арестовывают за неприличное поведенние (эксгибиционизм). За это Эльструп был исключён из секты.

В январе 2000 года Эльструп сделал попытку вернуться в профессиональный футбол, начав тренировки в составе «Оденсе». Однако вскоре он покинул команду после того, как клуб отказался оплачивать его работу во время тренировочного периода. Живёт в Виссенбьерге.

Напишите отзыв о статье "Эльструп, Ларс"



Ссылки

  • [my-albion.livejournal.com/10184.html Отступники. Часть 3]
  • [fannet.org/players/lars-elstrup Статистика]
  • [www.sport.ru/ru/news/20080523/euro2008/articlep89192/ Описание гола]


Отрывок, характеризующий Эльструп, Ларс

Остальная пехота поспешно проходила по мосту, спираясь воронкой у входа. Наконец повозки все прошли, давка стала меньше, и последний батальон вступил на мост. Одни гусары эскадрона Денисова оставались по ту сторону моста против неприятеля. Неприятель, вдалеке видный с противоположной горы, снизу, от моста, не был еще виден, так как из лощины, по которой текла река, горизонт оканчивался противоположным возвышением не дальше полуверсты. Впереди была пустыня, по которой кое где шевелились кучки наших разъездных казаков. Вдруг на противоположном возвышении дороги показались войска в синих капотах и артиллерия. Это были французы. Разъезд казаков рысью отошел под гору. Все офицеры и люди эскадрона Денисова, хотя и старались говорить о постороннем и смотреть по сторонам, не переставали думать только о том, что было там, на горе, и беспрестанно всё вглядывались в выходившие на горизонт пятна, которые они признавали за неприятельские войска. Погода после полудня опять прояснилась, солнце ярко спускалось над Дунаем и окружающими его темными горами. Было тихо, и с той горы изредка долетали звуки рожков и криков неприятеля. Между эскадроном и неприятелями уже никого не было, кроме мелких разъездов. Пустое пространство, саженей в триста, отделяло их от него. Неприятель перестал стрелять, и тем яснее чувствовалась та строгая, грозная, неприступная и неуловимая черта, которая разделяет два неприятельские войска.
«Один шаг за эту черту, напоминающую черту, отделяющую живых от мертвых, и – неизвестность страдания и смерть. И что там? кто там? там, за этим полем, и деревом, и крышей, освещенной солнцем? Никто не знает, и хочется знать; и страшно перейти эту черту, и хочется перейти ее; и знаешь, что рано или поздно придется перейти ее и узнать, что там, по той стороне черты, как и неизбежно узнать, что там, по ту сторону смерти. А сам силен, здоров, весел и раздражен и окружен такими здоровыми и раздраженно оживленными людьми». Так ежели и не думает, то чувствует всякий человек, находящийся в виду неприятеля, и чувство это придает особенный блеск и радостную резкость впечатлений всему происходящему в эти минуты.
На бугре у неприятеля показался дымок выстрела, и ядро, свистя, пролетело над головами гусарского эскадрона. Офицеры, стоявшие вместе, разъехались по местам. Гусары старательно стали выравнивать лошадей. В эскадроне всё замолкло. Все поглядывали вперед на неприятеля и на эскадронного командира, ожидая команды. Пролетело другое, третье ядро. Очевидно, что стреляли по гусарам; но ядро, равномерно быстро свистя, пролетало над головами гусар и ударялось где то сзади. Гусары не оглядывались, но при каждом звуке пролетающего ядра, будто по команде, весь эскадрон с своими однообразно разнообразными лицами, сдерживая дыханье, пока летело ядро, приподнимался на стременах и снова опускался. Солдаты, не поворачивая головы, косились друг на друга, с любопытством высматривая впечатление товарища. На каждом лице, от Денисова до горниста, показалась около губ и подбородка одна общая черта борьбы, раздраженности и волнения. Вахмистр хмурился, оглядывая солдат, как будто угрожая наказанием. Юнкер Миронов нагибался при каждом пролете ядра. Ростов, стоя на левом фланге на своем тронутом ногами, но видном Грачике, имел счастливый вид ученика, вызванного перед большою публикой к экзамену, в котором он уверен, что отличится. Он ясно и светло оглядывался на всех, как бы прося обратить внимание на то, как он спокойно стоит под ядрами. Но и в его лице та же черта чего то нового и строгого, против его воли, показывалась около рта.