Эмпайр-стейт-билдинг

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эмпайр-стейт-билдингЭмпайр-стейт-билдинг</tt>

</tt> </tt> </tt>

</tt>

</tt> </tt> </tt> </tt>

</tt>

</tt>

</tt>

</tt> </tt> </tt> </tt> </tt>

</tt>

</tt> </tt>

</tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt>

</tt>

</tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt> </tt>

</tt>

</tt> </tt>

Небоскрёб Нью-Йорка
Эмпайр-стейт-билдинг
англ. Empire State Building
40°44′52″ с. ш. 73°59′09″ з. д. / 40.74778° с. ш. 73.98583° з. д. / 40.74778; -73.98583 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=40.74778&mlon=-73.98583&zoom=14 (O)] (Я)Координаты: 40°44′52″ с. ш. 73°59′09″ з. д. / 40.74778° с. ш. 73.98583° з. д. / 40.74778; -73.98583 (G) [www.openstreetmap.org/?mlat=40.74778&mlon=-73.98583&zoom=14 (O)] (Я)
Период строительства1929—1931
Входит в NRHP с17 ноября 1982
Статус NHL с24 июня 1986
Статус NYCL с19 мая 1981
Стильар-деко
Материалысталь, алюминий, гранит, бетон, известняк
Высота443,2 м
Высота по крыше381 м
Высота верхнего этажа373,1 м
Высота смотровой площадки373,1 м
Ширина140 м
Площадь помещений208 879 м²
Количество лифтов73
Этажность103[1]
Финансовые характеристики
Стоимость41 млн $ (629 млн $ в 2014 году)
ПроектировщикShreve, Lamb and Harmon
СобственникW&H Properties
ДевелоперStarrett Brothers and Eken
Расположение
АдресМанхэттенПятая авеню, 350
Метро34th St – Herald Sq (B, D, F, M)
Эмпайр-стейт-билдинг
Emporis[emporis.com/en/wm/bu/?id=114095 114095]
SkyscraperPage[skyscraperpage.com/cities/?buildingID=23 23]
Сайт[esbnyc.com com]
К:Объекты Национального реестра исторических мест в Нью-ЙоркеК:Национальные исторические памятники в Нью-ЙоркеК:Здания и сооружения МанхэттенаК:Небоскрёбы Нью-ЙоркаК:Небоскрёбы высотой свыше 350 метров‎К:Появились в 1931 году в США

Эмпайр-стейт-билдинг[2][3] (англ. Empire State Building) — 103-этажный небоскрёб, расположенный в Нью-Йорке на острове Манхэттен. Офисное здание. С 1931 по 1970, до открытия Северной башни Всемирного торгового центра, являлся одним из самых высоких зданий мира. В 2001 году, когда рухнули башни Всемирного торгового центра, небоскрёб снова стал самым высоким зданием Нью-Йорка до 2012 года, когда строящийся Всемирный торговый центр 1 достиг большей высоты. Архитектуру здания относят к стилю ар-деко.

В 1986 году Эмпайр-стейт-билдинг вошёл в список национальных исторических памятников США.[4][5][6] В 2007 году здание под номером один вошло в список лучших американских архитектурных решений по версии Американского института архитекторов.[7] Владельцем и управляющим зданием является компания W&H Properties.[8] Находится башня на Пятой авеню между Западными 33-й и 34-й улицами.

Эмпайр-стейт-билдинг в настоящее время является четвёртым по высоте небоскрёбом в Соединённых Штатах, уступая Башне Свободы в Нью-Йорке, Уиллис-тауэр и Международному отелю и башне Трампа в Чикаго, и 22-м по высоте в мире. Здание в настоящее время реконструируется за 550 млн долларов, 120 млн из которых идут на преобразования здания в экологичную структуру с более низким энергопотреблением.

Холл длиной 30 метров и высотой в 3 этажа, отделан мрамором и украшен восемью панно с изображением 7 чудес света и восьмое — это сам Эмпайр-Стейт-Билдинг. В зале «Рекорды Гиннеса» собрана уникальная коллекция необычных рекордов. Поднявшись на лифте за минуту, можно попасть на смотровую площадку на 86-м или 102-м этаже.





История

Проектирование

Башня получила своё название от обиходного наименования американского штата Нью-Йорк, который называют «имперский штат». Название башни можно также перевести как «Дом Имперского Штата», проект его выполнила архитектурная фирма «Шрив, Лэм и Хармон» (англ. Shreve, Lamb and Harmon) (главным архитектором проекта был Уилльям Ф. Лэмб). При проектировании использовались более ранние разработки для зданий Рейнольдс-билдинг в Уинстон-Сейлеме, Северная Каролина и Керью Тауэр (англ. Carew Tower) в Цинциннати, Огайо. Существует известная традиция: персонал Эмпайр-стейт-билдинг каждый год на День отцов (третье воскресенье июня) посылает открытку персоналу Рейнольдс-билдинг, отдавая ему дань почтения.

Главными подрядчиками строительства были The Starrett Brothers and Eken, финансировался проект Джоном Раскобом (англ. John J. Raskob) и Пьером Дюпоном, президентом DuPont.

Строительство

Земляные работы на участке начались 22 января 1930 года, а сооружение самой башни началось 17 марта — в День святого Патрика. На стройке работали 3400 рабочих, преимущественно эмигранты из Европы, а также несколько сотен строителей-монтажников стальных конструкций из племени могавков, многие из которых приехали на стройку из резервации Канаваке близ Монреаля. Согласно официальным данным, во время строительства было зафиксировано шесть смертельных случаев среди рабочих.[9]

Снимки фотографа Льюиса Викеса Хайна представляют собой не только важные исторические источники, запечатлевшие этапы строительства здания, но также отображают жизнь и условия труда рабочих того времени. На фотографии слева изображён монтажник, сидящий на стальной балке, данный образ — является символом той эпохи, а также одним из самых узнаваемых образов, связанных с Эмпайр-стейт-билдинг.

Строительство здания стало частью высотной гонки, проходящей в Нью-Йорке в то время. Два других проекта, участвовавших в этой гонке — Уолл-стрит, 40 и Крайслер Билдинг, были на стадии реализации, когда Эмпайр-стейт-билдинг только начинал строиться. Каждый из проектов-соперников держал титул высочайшего здания в течение нескольких месяцев, пока Эмпайр-стейт-билдинг не превзошёл их всех. На строительство ушло всего 410 дней. За неделю строились примерно четыре с половиной этажа, а в наиболее интенсивный период за 10 дней были возведены 14 этажей. Официальное открытие состоялось 1 мая 1931 года, когда президент США Герберт Гувер включил освещение здания, нажав на кнопку в Вашингтоне. Уже в следующем году первым использованием освещения на верхушке здания было празднование победы Рузвельта над Гувером в президентской гонке в ноябре 1932 года.[10]

Открытие

Дети губернатора Смита перерезали ленточку, на открытии здания 1 мая 1931 года, в это время в США шла Великая депрессия. Поэтому сдать удалось далеко не все помещения, а здание получило название «Пустой-стейт-билдинг» (англ. Empty State Building). Прошло десять лет, пока все помещения, наконец, были сданы.[11][12] Здание не приносило дохода владельцам до 1950 года. Только в 1951 году, после продажи Роджеру Стивенсу и его партнёрам за 51 млн долларов (рекордная для тех времён цена, уплаченная за одиночное сооружение), здание перестало быть убыточным.[13]

События

В начале эксплуатации здания его шпиль задумывалось использовать в качестве причальной мачты для дирижаблей. 102-й этаж был причальной платформой со сходнями для подъёма на дирижабль. Специальный лифт, курсирующий между 86-м и 102-м этажами, мог использоваться для транспортировки пассажиров. Регистрация, по задумке, производилась на 86 этаже[14]. Однако идея воздушного терминала была признана несостоятельной ввиду соображений безопасности (сильные и нестабильные воздушные потоки наверху здания делали причаливание очень сложным, и после первой попытки стало понятно, что эта идея утопична). Ни один цеппелин так и не причалил к зданию. В 1952 году на месте терминала было размещено телекоммуникационное оборудование.

28 июля 1945 года бомбардировщик ВВС США B-25 «Митчелл», пилотируемый в густом тумане подполковником Уильямом Смитом, врезался в северный фасад здания (англ.) между 79 и 80-м этажами. Один из двигателей пробил башню насквозь и упал на соседнее здание, другой свалился в шахту лифта. Пожар, возникший в результате столкновения, был потушен уже через 40 минут. В инциденте погибло 14 человек.[15][16] Лифтёр Бетти Лу Оливер выжила после падения в лифте с высоты 75 этажа — это достижение попало в Книгу Гиннесса.[17] Несмотря на это происшествие, здание не было закрыто, и работа в большинстве офисов на следующий рабочий день не остановилась.

Самоубийства

За всё время эксплуатации здания здесь было совершено более тридцати самоубийств.[18] Первое самоубийство произошло сразу после завершения строительства недавно уволенным рабочим. В 1947 году вокруг наблюдательной площадки был возведён забор, так как всего за три недели здесь было совершено пять попыток суицида.[19]. Одной из самоубийц была 23-летняя Эвелин Макхейл. В 1979 году мисс Элвита Адамс решила свести счёты с жизнью и прыгнула с 86-го этажа. Но сильный ветер забросил мисс Адамс на 85-й этаж, и она отделалась только переломом бедра. Одно из последних самоубийств произошло 13 апреля 2007 года, когда с 69 этажа выбросился адвокат, терпевший неудачи в своей профессиональной деятельности.[20]

Высота

Здание имеет высоту 443,2 м до верхушки шпиля и 381 м до крыши. В течение 41 года оно было самым высоким зданием в Нью-Йорке, а в течение 23 лет — самым высоким сооружением в мире. В 1972 году северная башня Всемирного торгового центра обогнала Эмпайр-стейт-билдинг по высоте и стала самым высоким зданием в мире. После разрушения башен Всемирного торгового центра в результате террористического акта 11 сентября 2001 года Эмпайр-стейт-билдинг снова стал высочайшим зданием в Нью-Йорке и до 2009 года оставался вторым по высоте в США после Уиллис-Тауэр в Чикаго. Однако, на сегодняшний день Эмпайр-стейт-билдинг является пятым по высоте зданием в США.

Здание вошло в десятку красивейших зданий Манхэттена, заняв четвёртое место (после здания Woolworth Building, занявшего третье место).

Параметры

Архитектура

В здании 103 этажа, его высота — 381,3 метра. Вместе с телевизионной башней, надстроенной в 50-е годы, он достигает общей высоты 443 метра. Ширина у основания около 140 м. Коммерческие площади занимают первые 85 этажей здания (257 211 м²). Остальные 16 этажей — это надстройка в стиле ар-деко, на 102 этаже расположена смотровая площадка. Эмпайр-стейт-билдинг — первое здание в мире, имеющее более 100 этажей. В башне расположены 6500 окон и 73 лифта. Здание весит 331 000 тонн, построено на двухэтажном фундаменте и поддержано стальной конструкцией весом в 54 400 тонн. На него пошло десять миллионов кирпичей и 700 километров кабеля. Общая площадь окон — два гектара, а площадь фундамента — более 8 тыс. м². Лестница насчитывает 1860 ступеней, один раз в год проводится соревнование на скорейший подъём. В офисных помещениях могут разместиться пятнадцать тысяч человек, а лифты способны за один час перевезти 10 000 человек. В башне расположено около одной тысячи офисов, количество сотрудников составляет двадцать одну тысячу человек, что делает Эмпайр-стейт-билдинг вторым по числу сотрудников зданием Америки после Пентагона. Общая длина труб инфраструктуры достигает 113 км, длина электрических проводов — 760 км.[21] Отопление паровое низкого давления. Для отделки были использованы известняковые плиты.

Поскольку небоскрёб окружён различными деловыми зданиями, то снизу полностью не обозревается. Он выполнен в скромном, но элегантном стиле ар-деко. В отличие от большинства современных небоскрёбов, фасад башни выполнен в классическом стиле.[7] По серому каменному фасаду ввысь тянутся полосы нержавеющей стали, а верхние этажи расположены тремя уступами. Холл внутри имеет длину тридцать метров и высоту в три этажа. Он украшен панно с изображениями семи чудес света, только к ним добавлено и восьмое: сам Эмпайр-стейт-билдинг. В зале Рекордов Гиннесса собрана информация о необычных рекордах и рекордсменах.

Освещение и подсветка

В 1964 году на башню была установлена система прожекторного освещения для того, чтобы подсвечивать верхушку в цветовой гамме, соответствующей каким-либо событиям, памятным датам или праздникам (День святого Патрика, Рождество и так далее)[22]. С тех пор подсветка здания становится неповторимым зрелищем: каждому дню недели соответствует свой цвет, а в праздничные дни и знаменательные даты небоскрёб подсвечивают особые комбинации цветов. Например, после восьмидесятилетнего юбилея и последовавшей за ним смерти Фрэнка Синатры, подсветка здания была выполнена в синих тонах, из-за прозвища певца «Мистер Голубые глаза». После смерти актрисы Фэй Рэй 8 августа 2004 года, освещение башни было полностью выключено на 15 минут[23].

Традиционно, в дополнение к обычному освещению, подсветка здания выполняется в цветах нью-йоркских спортивных команд в те дни, когда в городе проходят матчи этих команд (оранжевый, синий и белый для Нью-Йорк Никс, красный, белый и синий для Нью-Йорк Рейнджерс и т. д.). Во время теннисного турнира US Open в подсветке доминирует жёлтый цвет (цвет теннисного мяча). В июне 2002 года, в дни празднования юбилея Её Величества Королевы Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии Елизаветы II, подсветка была пурпурно-золотой (цвета дома Виндзоров). Во время проведения гей-прайдов башня подсвечивается в цвета радужного флага.[24]

Смотровые площадки

Смотровые площадки Эмпайр-стейт-билдинг являются одним из самых популярных мест паломничества туристов в Нью-Йорке и одними из самых посещаемых смотровых площадок в мире. Всего их посетило более 110 миллионов человек. Площадка на 86-м этаже имеет угол обзора в 360 градусов.

Панорамный снимок 360° Нью-Йорка со здания Эмпайр-стейт-билдинг весной 2005 года.

Ещё одна смотровая площадка открыта на 102 этаже. В 1999 году она была закрыта, затем снова открыта в 2005 году. Верхняя площадка полностью закрыта, её площадь намного меньше площади нижней площадки. Из-за большого количества посетителей, верхняя площадка закрывается в наиболее напряжённые дни. Туристы оплачивают посещение смотровых площадок в кассе на 86 этаже (для посещения 102 этажа существует отдельная дополнительная оплата)[25].

Аттракционы

На втором этаже здания находится аттракцион, открытый в 1994 году для туристов. Аттракцион называется New York Skyride и представляет собой имитатор воздушного путешествия по городу. Длительность аттракциона — 25 минут.

С 1994 по 2002 год действовала старая версия аттракциона, в которой Джеймс Духан, Скотти из сериала «Звёздный Путь», в качестве пилота самолёта, в юмористическом стиле пытался сохранить контроль над самолётом во время шторма. После теракта 11 сентября 2001 года, этот аттракцион был закрыт. В новой версии сюжет остался прежним, однако башни Всемирного торгового центра были убраны из декораций, а пилотом вместо Духана стал Кевин Бэйкон. Новая версия преследовала прежде всего не развлекательные, а образовательные и информационные цели. В неё также были включены патриотические элементы.

Эмпайр-стейт-билдинг в искусстве

  • В 1933 году на экраны вышел кинофильм «Кинг-Конг», в котором именно на крыше Эмпайр-стейт-билдинга происходило сражение с гигантской гориллой. Образ этого здания оказался запечатлённым в сознании миллионов зрителей: по его стенам вверх карабкалось чудовище, которое сверху атаковали многочисленные самолёты. В 1983 году, в рамках празднования 50-летия этого фильма, на вершину здания был установлен надувной Кинг-Конг в натуральную величину. В 2005 году был снят ремейк культовой картины 30-х годов, в котором финальная сцена также проходит на башне.
  • В 1964 году был снят документальный фильм Энди Уорхола «Эмпайр». Весь фильм длительностью 8 часов и 5 минут представляет собой фиксированную съёмку Эмпайр-стейт-билдинга.

Список кинематографических картин, в которых появляется Эмпайр-стейт-билдинг, ведётся на официальном веб-сайте здания.[26]

Спортивные состязания

Эмпайр-стейт-билдинг — не только одно из самых высоких зданий в городе, визитная карточка Манхэттена и символ американской архитектуры, но и площадка для бега. 5 февраля на лестницах Эмпайр-стейт-билдинга проходят соревнования по бегу. Хорошо подготовленным бегунам удаётся преодолеть 1576 ступеней здания — с 1 по 86 этаж — за несколько минут. В 2003 году Полом Крейком был установлен рекорд, который до сих пор не побит — 9 минут 33 секунды. Кроме того, проводятся соревнования среди пожарных и полицейских, которые, в отличие от обычных бегунов, должны бежать с полной выкладкой.

Галерея

См. также

Напишите отзыв о статье "Эмпайр-стейт-билдинг"

Ссылки

Примечания

  1. [newyork.cbslocal.com/guide/inaccessible-new-york-up-to-the-103rd-floor-of-the-empire-state-building/ Inaccessible New York: Up To The 103rd Floor Of The Empire State Building].
  2. Эмпайр-стейт-билдинг, -а и нескл., м. (здание в Нью-Йорке). Лопатин В. В., Нечаева И. В., Чельцова Л. К. Прописная или строчная? Орфографический словарь. — М.: Эксмо, 2009. — С. 497. — 512 с.
  3. Также встречаются иные варианты написания, например, в книге Д. И. Ермоловича «Имена собственные на стыке языков и культур» (издание 2001 года) в главе 4.1.2 «Топонимы в переводе» приводится написание «Эмпайр Стейт Билдинг»
  4. [tps.cr.nps.gov/nhl/detail.cfm?ResourceId=1842&ResourceType=Building Empire State Building]. Список национальных исторических памятников. National Park Service (11 сентября 2007). [www.webcitation.org/61HNAdO6j Архивировано из первоисточника 28 августа 2011]. (англ.)
  5. [pdfhost.focus.nps.gov/docs/NHLS/Text/82001192.pdf "Empire State Building", 26 апреля 1985, Кэролин Питтс]PDF (138 Кб) Кандидаты на звание национального исторического памятника]. National Park Service (26 апреля 1985). (англ.)
  6. [[pdfhost.focus.nps.gov/docs/NHLS/Photos/82001192.pdf Фотографии здания и интерьеров, 1978.]PDF (702 Кб) Национальный реестр исторических мест США]. National Park Service (26 апреля 1985). (англ.)
  7. 1 2 White, Norval & Willensky, Elliot; AIA Guide to New York City, 4th Edition; New York Chapter, American Institute of Architects; Crown Publishers. 2000. p.226.
  8. [www.esbnycleasing.com W&H Properties — Empire State Building] (англ.)
  9. [history1900s.about.com/od/1930s/a/empirefacts.htm about.com Интересные факты об Эмпайр-стейт-билдинг] (англ.)
  10. [www.esbnyc.com/tourism/tourism_history_towerlights.cfm История освещения здания] (англ.)
  11. [travel.nytimes.com/top/features/travel/destinations/unitedstates/newyork/newyorkcity/sight_details.html?vid=1083747021107&inline=nyt-classifier NYT Travel: Empire State Building] (англ.)
  12. [www.time.com/time/business/article/0,8599,1833243,00.html A Renters' Market in London] (англ.)
  13. [www.pbs.org/wnet/newyork/pbs.org]—Документальный фильм о Нью-Йорке.
  14. Kenneth T. Jackson: The Encyclopedia of New York City: The New York Historical Society; Yale University Press; 1995. стр. 375—376. (англ.)
  15. [www.tms.org/pubs/journals/JOM/0112/News/News8-0112.html «Empire State Building Withstood Airplane Impact»] (англ.)
  16. [www.elevator-world.com/magazine/archive01/9603-002.htm «Plane Hits Building — Woman Survives 75-Story Fall»] (англ.)
  17. [web.archive.org/web/20060317041607/www.guinnessworldrecords.com/content_pages/record.asp?recordid=53746 guinnessworldrecords.com]
  18. [web.archive.org/web/20060821141920/www.iht.com/articles/2006/04/26/features/empside.php iht.com]
  19. Compass American Guides: Manhattan, 4th Edition. Reavill, Gil and Zimmerman, Jean P. 160.
  20. [www.nydailynews.com/news/2007/04/14/2007-04-14_lawyer_dies_in_empire_suicide_horror.html New York Daily News]
  21. [www.esbnyc.com/tourism/tourism_facts.cfm?CFID=46899 Официальный сайт] (англ.)
  22. Lelyveld, Joseph. The Empire State to Glow at Night, The New York Times (23 февраля 1964). (англ.)
  23. [www.thevillager.com/villager_74/whateverhappenedtofay.html] thevillager.com
  24. [laughingsquid.com/the-empire-state-building-lit-up-with-rainbow-colors-in-honor-of-new-york-city-pride-week/ The Empire State Building Lit Up With Rainbow Colors In Honor of New York City Pride Week]
  25. [www.esbnyc.com/tickets/index.cfm?CFID=28691766&CFTOKEN=35278567 Empire State Building : Official Internet Site]
  26. [www.esbnyc.com/esb_story_movies.asp ESB in the Movies] (англ.). Empire State Building Company LLC. Проверено 17 апреля 2012. [www.webcitation.org/684dPu5pU Архивировано из первоисточника 31 мая 2012].
Предшественник:
Крайслер-билдинг
Самое высокое сооружение в мире
381 м по 1951 г, 443 м с 1951 г

1931-1954
Преемник:
Мачта KWTV, Оклахома

Отрывок, характеризующий Эмпайр-стейт-билдинг

Засветились огни, и слышнее стал говор. Капитан Тушин, распорядившись по роте, послал одного из солдат отыскивать перевязочный пункт или лекаря для юнкера и сел у огня, разложенного на дороге солдатами. Ростов перетащился тоже к огню. Лихорадочная дрожь от боли, холода и сырости трясла всё его тело. Сон непреодолимо клонил его, но он не мог заснуть от мучительной боли в нывшей и не находившей положения руке. Он то закрывал глаза, то взглядывал на огонь, казавшийся ему горячо красным, то на сутуловатую слабую фигуру Тушина, по турецки сидевшего подле него. Большие добрые и умные глаза Тушина с сочувствием и состраданием устремлялись на него. Он видел, что Тушин всею душой хотел и ничем не мог помочь ему.
Со всех сторон слышны были шаги и говор проходивших, проезжавших и кругом размещавшейся пехоты. Звуки голосов, шагов и переставляемых в грязи лошадиных копыт, ближний и дальний треск дров сливались в один колеблющийся гул.
Теперь уже не текла, как прежде, во мраке невидимая река, а будто после бури укладывалось и трепетало мрачное море. Ростов бессмысленно смотрел и слушал, что происходило перед ним и вокруг него. Пехотный солдат подошел к костру, присел на корточки, всунул руки в огонь и отвернул лицо.
– Ничего, ваше благородие? – сказал он, вопросительно обращаясь к Тушину. – Вот отбился от роты, ваше благородие; сам не знаю, где. Беда!
Вместе с солдатом подошел к костру пехотный офицер с подвязанной щекой и, обращаясь к Тушину, просил приказать подвинуть крошечку орудия, чтобы провезти повозку. За ротным командиром набежали на костер два солдата. Они отчаянно ругались и дрались, выдергивая друг у друга какой то сапог.
– Как же, ты поднял! Ишь, ловок, – кричал один хриплым голосом.
Потом подошел худой, бледный солдат с шеей, обвязанной окровавленною подверткой, и сердитым голосом требовал воды у артиллеристов.
– Что ж, умирать, что ли, как собаке? – говорил он.
Тушин велел дать ему воды. Потом подбежал веселый солдат, прося огоньку в пехоту.
– Огоньку горяченького в пехоту! Счастливо оставаться, землячки, благодарим за огонек, мы назад с процентой отдадим, – говорил он, унося куда то в темноту краснеющуюся головешку.
За этим солдатом четыре солдата, неся что то тяжелое на шинели, прошли мимо костра. Один из них споткнулся.
– Ишь, черти, на дороге дрова положили, – проворчал он.
– Кончился, что ж его носить? – сказал один из них.
– Ну, вас!
И они скрылись во мраке с своею ношей.
– Что? болит? – спросил Тушин шопотом у Ростова.
– Болит.
– Ваше благородие, к генералу. Здесь в избе стоят, – сказал фейерверкер, подходя к Тушину.
– Сейчас, голубчик.
Тушин встал и, застегивая шинель и оправляясь, отошел от костра…
Недалеко от костра артиллеристов, в приготовленной для него избе, сидел князь Багратион за обедом, разговаривая с некоторыми начальниками частей, собравшимися у него. Тут был старичок с полузакрытыми глазами, жадно обгладывавший баранью кость, и двадцатидвухлетний безупречный генерал, раскрасневшийся от рюмки водки и обеда, и штаб офицер с именным перстнем, и Жерков, беспокойно оглядывавший всех, и князь Андрей, бледный, с поджатыми губами и лихорадочно блестящими глазами.
В избе стояло прислоненное в углу взятое французское знамя, и аудитор с наивным лицом щупал ткань знамени и, недоумевая, покачивал головой, может быть оттого, что его и в самом деле интересовал вид знамени, а может быть, и оттого, что ему тяжело было голодному смотреть на обед, за которым ему не достало прибора. В соседней избе находился взятый в плен драгунами французский полковник. Около него толпились, рассматривая его, наши офицеры. Князь Багратион благодарил отдельных начальников и расспрашивал о подробностях дела и о потерях. Полковой командир, представлявшийся под Браунау, докладывал князю, что, как только началось дело, он отступил из леса, собрал дроворубов и, пропустив их мимо себя, с двумя баталионами ударил в штыки и опрокинул французов.
– Как я увидал, ваше сиятельство, что первый батальон расстроен, я стал на дороге и думаю: «пропущу этих и встречу батальным огнем»; так и сделал.
Полковому командиру так хотелось сделать это, так он жалел, что не успел этого сделать, что ему казалось, что всё это точно было. Даже, может быть, и в самом деле было? Разве можно было разобрать в этой путанице, что было и чего не было?
– Причем должен заметить, ваше сиятельство, – продолжал он, вспоминая о разговоре Долохова с Кутузовым и о последнем свидании своем с разжалованным, – что рядовой, разжалованный Долохов, на моих глазах взял в плен французского офицера и особенно отличился.
– Здесь то я видел, ваше сиятельство, атаку павлоградцев, – беспокойно оглядываясь, вмешался Жерков, который вовсе не видал в этот день гусар, а только слышал о них от пехотного офицера. – Смяли два каре, ваше сиятельство.
На слова Жеркова некоторые улыбнулись, как и всегда ожидая от него шутки; но, заметив, что то, что он говорил, клонилось тоже к славе нашего оружия и нынешнего дня, приняли серьезное выражение, хотя многие очень хорошо знали, что то, что говорил Жерков, была ложь, ни на чем не основанная. Князь Багратион обратился к старичку полковнику.
– Благодарю всех, господа, все части действовали геройски: пехота, кавалерия и артиллерия. Каким образом в центре оставлены два орудия? – спросил он, ища кого то глазами. (Князь Багратион не спрашивал про орудия левого фланга; он знал уже, что там в самом начале дела были брошены все пушки.) – Я вас, кажется, просил, – обратился он к дежурному штаб офицеру.
– Одно было подбито, – отвечал дежурный штаб офицер, – а другое, я не могу понять; я сам там всё время был и распоряжался и только что отъехал… Жарко было, правда, – прибавил он скромно.
Кто то сказал, что капитан Тушин стоит здесь у самой деревни, и что за ним уже послано.
– Да вот вы были, – сказал князь Багратион, обращаясь к князю Андрею.
– Как же, мы вместе немного не съехались, – сказал дежурный штаб офицер, приятно улыбаясь Болконскому.
– Я не имел удовольствия вас видеть, – холодно и отрывисто сказал князь Андрей.
Все молчали. На пороге показался Тушин, робко пробиравшийся из за спин генералов. Обходя генералов в тесной избе, сконфуженный, как и всегда, при виде начальства, Тушин не рассмотрел древка знамени и спотыкнулся на него. Несколько голосов засмеялось.
– Каким образом орудие оставлено? – спросил Багратион, нахмурившись не столько на капитана, сколько на смеявшихся, в числе которых громче всех слышался голос Жеркова.
Тушину теперь только, при виде грозного начальства, во всем ужасе представилась его вина и позор в том, что он, оставшись жив, потерял два орудия. Он так был взволнован, что до сей минуты не успел подумать об этом. Смех офицеров еще больше сбил его с толку. Он стоял перед Багратионом с дрожащею нижнею челюстью и едва проговорил:
– Не знаю… ваше сиятельство… людей не было, ваше сиятельство.
– Вы бы могли из прикрытия взять!
Что прикрытия не было, этого не сказал Тушин, хотя это была сущая правда. Он боялся подвести этим другого начальника и молча, остановившимися глазами, смотрел прямо в лицо Багратиону, как смотрит сбившийся ученик в глаза экзаменатору.
Молчание было довольно продолжительно. Князь Багратион, видимо, не желая быть строгим, не находился, что сказать; остальные не смели вмешаться в разговор. Князь Андрей исподлобья смотрел на Тушина, и пальцы его рук нервически двигались.
– Ваше сиятельство, – прервал князь Андрей молчание своим резким голосом, – вы меня изволили послать к батарее капитана Тушина. Я был там и нашел две трети людей и лошадей перебитыми, два орудия исковерканными, и прикрытия никакого.
Князь Багратион и Тушин одинаково упорно смотрели теперь на сдержанно и взволнованно говорившего Болконского.
– И ежели, ваше сиятельство, позволите мне высказать свое мнение, – продолжал он, – то успехом дня мы обязаны более всего действию этой батареи и геройской стойкости капитана Тушина с его ротой, – сказал князь Андрей и, не ожидая ответа, тотчас же встал и отошел от стола.
Князь Багратион посмотрел на Тушина и, видимо не желая выказать недоверия к резкому суждению Болконского и, вместе с тем, чувствуя себя не в состоянии вполне верить ему, наклонил голову и сказал Тушину, что он может итти. Князь Андрей вышел за ним.
– Вот спасибо: выручил, голубчик, – сказал ему Тушин.
Князь Андрей оглянул Тушина и, ничего не сказав, отошел от него. Князю Андрею было грустно и тяжело. Всё это было так странно, так непохоже на то, чего он надеялся.

«Кто они? Зачем они? Что им нужно? И когда всё это кончится?» думал Ростов, глядя на переменявшиеся перед ним тени. Боль в руке становилась всё мучительнее. Сон клонил непреодолимо, в глазах прыгали красные круги, и впечатление этих голосов и этих лиц и чувство одиночества сливались с чувством боли. Это они, эти солдаты, раненые и нераненые, – это они то и давили, и тяготили, и выворачивали жилы, и жгли мясо в его разломанной руке и плече. Чтобы избавиться от них, он закрыл глаза.
Он забылся на одну минуту, но в этот короткий промежуток забвения он видел во сне бесчисленное количество предметов: он видел свою мать и ее большую белую руку, видел худенькие плечи Сони, глаза и смех Наташи, и Денисова с его голосом и усами, и Телянина, и всю свою историю с Теляниным и Богданычем. Вся эта история была одно и то же, что этот солдат с резким голосом, и эта то вся история и этот то солдат так мучительно, неотступно держали, давили и все в одну сторону тянули его руку. Он пытался устраняться от них, но они не отпускали ни на волос, ни на секунду его плечо. Оно бы не болело, оно было бы здорово, ежели б они не тянули его; но нельзя было избавиться от них.
Он открыл глаза и поглядел вверх. Черный полог ночи на аршин висел над светом углей. В этом свете летали порошинки падавшего снега. Тушин не возвращался, лекарь не приходил. Он был один, только какой то солдатик сидел теперь голый по другую сторону огня и грел свое худое желтое тело.
«Никому не нужен я! – думал Ростов. – Некому ни помочь, ни пожалеть. А был же и я когда то дома, сильный, веселый, любимый». – Он вздохнул и со вздохом невольно застонал.
– Ай болит что? – спросил солдатик, встряхивая свою рубаху над огнем, и, не дожидаясь ответа, крякнув, прибавил: – Мало ли за день народу попортили – страсть!
Ростов не слушал солдата. Он смотрел на порхавшие над огнем снежинки и вспоминал русскую зиму с теплым, светлым домом, пушистою шубой, быстрыми санями, здоровым телом и со всею любовью и заботою семьи. «И зачем я пошел сюда!» думал он.
На другой день французы не возобновляли нападения, и остаток Багратионова отряда присоединился к армии Кутузова.



Князь Василий не обдумывал своих планов. Он еще менее думал сделать людям зло для того, чтобы приобрести выгоду. Он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха. У него постоянно, смотря по обстоятельствам, по сближениям с людьми, составлялись различные планы и соображения, в которых он сам не отдавал себе хорошенько отчета, но которые составляли весь интерес его жизни. Не один и не два таких плана и соображения бывало у него в ходу, а десятки, из которых одни только начинали представляться ему, другие достигались, третьи уничтожались. Он не говорил себе, например: «Этот человек теперь в силе, я должен приобрести его доверие и дружбу и через него устроить себе выдачу единовременного пособия», или он не говорил себе: «Вот Пьер богат, я должен заманить его жениться на дочери и занять нужные мне 40 тысяч»; но человек в силе встречался ему, и в ту же минуту инстинкт подсказывал ему, что этот человек может быть полезен, и князь Василий сближался с ним и при первой возможности, без приготовления, по инстинкту, льстил, делался фамильярен, говорил о том, о чем нужно было.
Пьер был у него под рукою в Москве, и князь Василий устроил для него назначение в камер юнкеры, что тогда равнялось чину статского советника, и настоял на том, чтобы молодой человек с ним вместе ехал в Петербург и остановился в его доме. Как будто рассеянно и вместе с тем с несомненной уверенностью, что так должно быть, князь Василий делал всё, что было нужно для того, чтобы женить Пьера на своей дочери. Ежели бы князь Василий обдумывал вперед свои планы, он не мог бы иметь такой естественности в обращении и такой простоты и фамильярности в сношении со всеми людьми, выше и ниже себя поставленными. Что то влекло его постоянно к людям сильнее или богаче его, и он одарен был редким искусством ловить именно ту минуту, когда надо и можно было пользоваться людьми.
Пьер, сделавшись неожиданно богачом и графом Безухим, после недавнего одиночества и беззаботности, почувствовал себя до такой степени окруженным, занятым, что ему только в постели удавалось остаться одному с самим собою. Ему нужно было подписывать бумаги, ведаться с присутственными местами, о значении которых он не имел ясного понятия, спрашивать о чем то главного управляющего, ехать в подмосковное имение и принимать множество лиц, которые прежде не хотели и знать о его существовании, а теперь были бы обижены и огорчены, ежели бы он не захотел их видеть. Все эти разнообразные лица – деловые, родственники, знакомые – все были одинаково хорошо, ласково расположены к молодому наследнику; все они, очевидно и несомненно, были убеждены в высоких достоинствах Пьера. Беспрестанно он слышал слова: «С вашей необыкновенной добротой» или «при вашем прекрасном сердце», или «вы сами так чисты, граф…» или «ежели бы он был так умен, как вы» и т. п., так что он искренно начинал верить своей необыкновенной доброте и своему необыкновенному уму, тем более, что и всегда, в глубине души, ему казалось, что он действительно очень добр и очень умен. Даже люди, прежде бывшие злыми и очевидно враждебными, делались с ним нежными и любящими. Столь сердитая старшая из княжен, с длинной талией, с приглаженными, как у куклы, волосами, после похорон пришла в комнату Пьера. Опуская глаза и беспрестанно вспыхивая, она сказала ему, что очень жалеет о бывших между ними недоразумениях и что теперь не чувствует себя вправе ничего просить, разве только позволения, после постигшего ее удара, остаться на несколько недель в доме, который она так любила и где столько принесла жертв. Она не могла удержаться и заплакала при этих словах. Растроганный тем, что эта статуеобразная княжна могла так измениться, Пьер взял ее за руку и просил извинения, сам не зная, за что. С этого дня княжна начала вязать полосатый шарф для Пьера и совершенно изменилась к нему.
– Сделай это для нее, mon cher; всё таки она много пострадала от покойника, – сказал ему князь Василий, давая подписать какую то бумагу в пользу княжны.
Князь Василий решил, что эту кость, вексель в 30 т., надо было всё таки бросить бедной княжне с тем, чтобы ей не могло притти в голову толковать об участии князя Василия в деле мозаикового портфеля. Пьер подписал вексель, и с тех пор княжна стала еще добрее. Младшие сестры стали также ласковы к нему, в особенности самая младшая, хорошенькая, с родинкой, часто смущала Пьера своими улыбками и смущением при виде его.
Пьеру так естественно казалось, что все его любят, так казалось бы неестественно, ежели бы кто нибудь не полюбил его, что он не мог не верить в искренность людей, окружавших его. Притом ему не было времени спрашивать себя об искренности или неискренности этих людей. Ему постоянно было некогда, он постоянно чувствовал себя в состоянии кроткого и веселого опьянения. Он чувствовал себя центром какого то важного общего движения; чувствовал, что от него что то постоянно ожидается; что, не сделай он того, он огорчит многих и лишит их ожидаемого, а сделай то то и то то, всё будет хорошо, – и он делал то, что требовали от него, но это что то хорошее всё оставалось впереди.
Более всех других в это первое время как делами Пьера, так и им самим овладел князь Василий. Со смерти графа Безухого он не выпускал из рук Пьера. Князь Василий имел вид человека, отягченного делами, усталого, измученного, но из сострадания не могущего, наконец, бросить на произвол судьбы и плутов этого беспомощного юношу, сына его друга, apres tout, [в конце концов,] и с таким огромным состоянием. В те несколько дней, которые он пробыл в Москве после смерти графа Безухого, он призывал к себе Пьера или сам приходил к нему и предписывал ему то, что нужно было делать, таким тоном усталости и уверенности, как будто он всякий раз приговаривал:
«Vous savez, que je suis accable d'affaires et que ce n'est que par pure charite, que je m'occupe de vous, et puis vous savez bien, que ce que je vous propose est la seule chose faisable». [Ты знаешь, я завален делами; но было бы безжалостно покинуть тебя так; разумеется, что я тебе говорю, есть единственно возможное.]
– Ну, мой друг, завтра мы едем, наконец, – сказал он ему однажды, закрывая глаза, перебирая пальцами его локоть и таким тоном, как будто то, что он говорил, было давным давно решено между ними и не могло быть решено иначе.
– Завтра мы едем, я тебе даю место в своей коляске. Я очень рад. Здесь у нас всё важное покончено. А мне уж давно бы надо. Вот я получил от канцлера. Я его просил о тебе, и ты зачислен в дипломатический корпус и сделан камер юнкером. Теперь дипломатическая дорога тебе открыта.
Несмотря на всю силу тона усталости и уверенности, с которой произнесены были эти слова, Пьер, так долго думавший о своей карьере, хотел было возражать. Но князь Василий перебил его тем воркующим, басистым тоном, который исключал возможность перебить его речь и который употреблялся им в случае необходимости крайнего убеждения.
– Mais, mon cher, [Но, мой милый,] я это сделал для себя, для своей совести, и меня благодарить нечего. Никогда никто не жаловался, что его слишком любили; а потом, ты свободен, хоть завтра брось. Вот ты всё сам в Петербурге увидишь. И тебе давно пора удалиться от этих ужасных воспоминаний. – Князь Василий вздохнул. – Так так, моя душа. А мой камердинер пускай в твоей коляске едет. Ах да, я было и забыл, – прибавил еще князь Василий, – ты знаешь, mon cher, что у нас были счеты с покойным, так с рязанского я получил и оставлю: тебе не нужно. Мы с тобою сочтемся.
То, что князь Василий называл с «рязанского», было несколько тысяч оброка, которые князь Василий оставил у себя.
В Петербурге, так же как и в Москве, атмосфера нежных, любящих людей окружила Пьера. Он не мог отказаться от места или, скорее, звания (потому что он ничего не делал), которое доставил ему князь Василий, а знакомств, зовов и общественных занятий было столько, что Пьер еще больше, чем в Москве, испытывал чувство отуманенности, торопливости и всё наступающего, но не совершающегося какого то блага.
Из прежнего его холостого общества многих не было в Петербурге. Гвардия ушла в поход. Долохов был разжалован, Анатоль находился в армии, в провинции, князь Андрей был за границей, и потому Пьеру не удавалось ни проводить ночей, как он прежде любил проводить их, ни отводить изредка душу в дружеской беседе с старшим уважаемым другом. Всё время его проходило на обедах, балах и преимущественно у князя Василия – в обществе толстой княгини, его жены, и красавицы Элен.