Энгельгардт, Адам Григорьевич

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Адам Григорьевич Энгельгардт
Дата рождения

1776(1776)

Дата смерти

9 августа 1834(1834-08-09)

Принадлежность

Российская империя Российская империя

Адам Григорьевич Энгельгардт (1776—1834) — Генерал-майор, участник Отечественной войны 1812 года.



Биография

Родился в 1776 году. Происходил из древнего рода Остзейских дворян, сын польского камергера и полковника Георга Гергарда (1734-1814) и Александрины-Эмерентий, урожденной фон-дер-Рооп. В 1793 году поступил на службу капралом в Семёновский полк; в 1794 году произведен в фурьеры, в 1795 году в сержанты, в том же году 12 мая произведен в поручики и пожалован в кавалергарды.

6 декабря 1796 года произведен в ротмистры, с переводом в лейб-гусарский полк. 17 сентября 1797 года по собственному желанию уволен в отставку. В 1806 году Энгельгардт выбран в милицию тысячником. Во время Отечественной войны 1812 года принимал участие в походах и сражениях: под Тарутином, Малым-Ярославцем, Вязьмой, где по приказу генерала Паскевича, с эскадронами Елисаветградского гусарского и польского уланского полками защищал стрелков и разбил неприятельских егерей стоявших в колонне.

Был 6 ноября под Красным, в 1813 году при Ютер-Бок и Мерцане, 24 августа под крепостью Виттенберг, 6 и 7 октября в сражениях под Лейпцигом. В том же году произведен в майоры в Волынский уланский полк. 24 января 1814 года был при бомбардировании крепости Овены, 1 февраля того же года в деле при деревне Круи. В том же году за отличие при Лане произведен в подполковники. При взятии штурмом крепости Суассона, награждён золотой саблей с надписью за храбрость, 24,25 и 26 при Краоне и Лане, где он был произведен в подполковники и получил прусский орден за достоинство. Был при Берри-о-Баке, 7 марта при Реймсе, 23 мая был при отбитии у французов 24-х орудии при Питивье.

В 1815 году вернулся в Россию, но в том же году, с 23 июля назначен главным комиссаром над госпиталями, учрежденными во Франции от Рейна. В том же году переведен в польский уланский полк, а затем в Таганрогский уланский полк. В 1820 году в Харьковский драгунский полк, а в 1825 году в Санкт-Петербургский драгунский полк. В 1826 году назначен командиром Курляндского уланского полка и произведен в полковники.В 1828 году Энгельгардт получил Высочайшее благоволение за устройство и исправность полка. В том же году перешел с полком форсированным маршем через Молдавию и Валахию, был при занятии Бухареста, откуда с полком направился к Журже.

17 мая переправился через реку Ольту и затем 21 мая участвовал в деле при Калафате, за что пожалован орденом святой Анны 2-й ст. с алмазами. 17 июля Энгельгардт переправившись через Дунай, направился к Гирсову, а оттуда к Силистрии, где 16 августа в сражении был кантужен картечью в правую ногу. За участие при отбитии нападения неприятеля 30 августа и 3 сентября на левый фланг корпуса, блокировавшего Силистрию, награждён орденом святого Владимира 3-й ст.

Из под Силистрии он был направлен к Шумле, где находился в блокадном корпусе до снятия блокады. 27 ноября вернулся в Валахию на зимовые квартиры. За вторую половину кампании и за приведение полка в зимнее время в должное устройство получил Высочайшее благоволение. В кампании следующего года участвовал в преследовании неприятеля при Каурси, 17 и 19 мая в экспедициях к Разграду и Туртукаю и в деле при Ескимили.

Был при осаде и взятии Силистрии, 7 июля участвовал в делах при Дюльгер-Орду и Дервиш-Джеване, где 4-м эскадроном полка отбиты у неприятеля два знамени и пять орудий. 11 июля был в деле у реки Анданакой и взятии Мессемврии, 13 июля при Айдосе, 15 июля при взятии Карнабата, 19 июля в делах при Ямболе и Сливне и 31 июля в занятии Адрианополя. Из Адрианополя 22 августа он Энгельгардт выступил чрез Энос к Демотике для сношения с прибывшим в Архипелаг флотом.

В 1830 году получил аренду на 12 лет по 1000 р. в год, а в 1831 году получил Высочайшее благоволение за совершенную исправность и скорую сдачу Курляндского уланского полка. В том же году за отличия в сражениях и за храбрость произведен в генерал-майоры.Назначенный начальником Оренбургского казачьего войска, Энгельгардт 12 февраля 1831 года прибыл в Оренбург. Скончался 9 августа 1834 года. Был женат на Дарье Ивановне фон-Вальтер и имел от неё детей: Александра-Эрнеста-Гергарда (1807-1857), Эмилию, Владимира-Георга-Генриха (1810-?), Наталью (1820-1883).

Источники

  • [dlib.rsl.ru/viewer/01003967000#?page=225 Сборник биографии кавалергардов]
  • Сергей Владимирович Волков Генералитет Российской империи: энциклопедический словарь генералов и адмиралов от Петра I до Николая II, Том 2 стр 795.
  • Алексей Васильевич Апрелков, Лев Алексеевич Попов Судьбы казацкие

Напишите отзыв о статье "Энгельгардт, Адам Григорьевич"

Ссылки

  • [www.proza.ru/2010/12/09/109 Энгельгарды]
  • [lit.lib.ru/g/grinimaer_w_a/text_0060.shtml Биографические справки о людях, оставивших заметный след в истории Южного Урала]

Отрывок, характеризующий Энгельгардт, Адам Григорьевич

Николай Ростов между тем стоял на своем месте, ожидая зверя. По приближению и отдалению гона, по звукам голосов известных ему собак, по приближению, отдалению и возвышению голосов доезжачих, он чувствовал то, что совершалось в острове. Он знал, что в острове были прибылые (молодые) и матерые (старые) волки; он знал, что гончие разбились на две стаи, что где нибудь травили, и что что нибудь случилось неблагополучное. Он всякую секунду на свою сторону ждал зверя. Он делал тысячи различных предположений о том, как и с какой стороны побежит зверь и как он будет травить его. Надежда сменялась отчаянием. Несколько раз он обращался к Богу с мольбою о том, чтобы волк вышел на него; он молился с тем страстным и совестливым чувством, с которым молятся люди в минуты сильного волнения, зависящего от ничтожной причины. «Ну, что Тебе стоит, говорил он Богу, – сделать это для меня! Знаю, что Ты велик, и что грех Тебя просить об этом; но ради Бога сделай, чтобы на меня вылез матерый, и чтобы Карай, на глазах „дядюшки“, который вон оттуда смотрит, влепился ему мертвой хваткой в горло». Тысячу раз в эти полчаса упорным, напряженным и беспокойным взглядом окидывал Ростов опушку лесов с двумя редкими дубами над осиновым подседом, и овраг с измытым краем, и шапку дядюшки, чуть видневшегося из за куста направо.
«Нет, не будет этого счастья, думал Ростов, а что бы стоило! Не будет! Мне всегда, и в картах, и на войне, во всем несчастье». Аустерлиц и Долохов ярко, но быстро сменяясь, мелькали в его воображении. «Только один раз бы в жизни затравить матерого волка, больше я не желаю!» думал он, напрягая слух и зрение, оглядываясь налево и опять направо и прислушиваясь к малейшим оттенкам звуков гона. Он взглянул опять направо и увидал, что по пустынному полю навстречу к нему бежало что то. «Нет, это не может быть!» подумал Ростов, тяжело вздыхая, как вздыхает человек при совершении того, что было долго ожидаемо им. Совершилось величайшее счастье – и так просто, без шума, без блеска, без ознаменования. Ростов не верил своим глазам и сомнение это продолжалось более секунды. Волк бежал вперед и перепрыгнул тяжело рытвину, которая была на его дороге. Это был старый зверь, с седою спиной и с наеденным красноватым брюхом. Он бежал не торопливо, очевидно убежденный, что никто не видит его. Ростов не дыша оглянулся на собак. Они лежали, стояли, не видя волка и ничего не понимая. Старый Карай, завернув голову и оскалив желтые зубы, сердито отыскивая блоху, щелкал ими на задних ляжках.
– Улюлюлю! – шопотом, оттопыривая губы, проговорил Ростов. Собаки, дрогнув железками, вскочили, насторожив уши. Карай почесал свою ляжку и встал, насторожив уши и слегка мотнул хвостом, на котором висели войлоки шерсти.
– Пускать – не пускать? – говорил сам себе Николай в то время как волк подвигался к нему, отделяясь от леса. Вдруг вся физиономия волка изменилась; он вздрогнул, увидав еще вероятно никогда не виданные им человеческие глаза, устремленные на него, и слегка поворотив к охотнику голову, остановился – назад или вперед? Э! всё равно, вперед!… видно, – как будто сказал он сам себе, и пустился вперед, уже не оглядываясь, мягким, редким, вольным, но решительным скоком.
– Улюлю!… – не своим голосом закричал Николай, и сама собою стремглав понеслась его добрая лошадь под гору, перескакивая через водомоины в поперечь волку; и еще быстрее, обогнав ее, понеслись собаки. Николай не слыхал своего крика, не чувствовал того, что он скачет, не видал ни собак, ни места, по которому он скачет; он видел только волка, который, усилив свой бег, скакал, не переменяя направления, по лощине. Первая показалась вблизи зверя чернопегая, широкозадая Милка и стала приближаться к зверю. Ближе, ближе… вот она приспела к нему. Но волк чуть покосился на нее, и вместо того, чтобы наддать, как она это всегда делала, Милка вдруг, подняв хвост, стала упираться на передние ноги.
– Улюлюлюлю! – кричал Николай.
Красный Любим выскочил из за Милки, стремительно бросился на волка и схватил его за гачи (ляжки задних ног), но в ту ж секунду испуганно перескочил на другую сторону. Волк присел, щелкнул зубами и опять поднялся и поскакал вперед, провожаемый на аршин расстояния всеми собаками, не приближавшимися к нему.
– Уйдет! Нет, это невозможно! – думал Николай, продолжая кричать охрипнувшим голосом.
– Карай! Улюлю!… – кричал он, отыскивая глазами старого кобеля, единственную свою надежду. Карай из всех своих старых сил, вытянувшись сколько мог, глядя на волка, тяжело скакал в сторону от зверя, наперерез ему. Но по быстроте скока волка и медленности скока собаки было видно, что расчет Карая был ошибочен. Николай уже не далеко впереди себя видел тот лес, до которого добежав, волк уйдет наверное. Впереди показались собаки и охотник, скакавший почти на встречу. Еще была надежда. Незнакомый Николаю, муругий молодой, длинный кобель чужой своры стремительно подлетел спереди к волку и почти опрокинул его. Волк быстро, как нельзя было ожидать от него, приподнялся и бросился к муругому кобелю, щелкнул зубами – и окровавленный, с распоротым боком кобель, пронзительно завизжав, ткнулся головой в землю.