Энсор, Джеймс

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Джеймс Энсор
James Ensor

Бюст в Остенде
Место рождения:

Остенде

Место смерти:

Остенде

Джеймс Энсор (англ. James Sidney Edouard, Baron Ensor; 13 апреля 1860, Остенде — 19 ноября 1949, там же) — бельгийский художник, график и живописец.





Биография

Родился в портовом городе Остенде. Его отец, англичанин по происхождению, держал лавку экзотических товаров (разнообразные сувениры, карнавальные маски, морские раковины). Джеймс Энсор с 15 лет оставил школу и брал уроки изобразительного искусства. Затем учился в Академии художеств в Брюсселе (1877—1880), где его одноклассником был Фернан Кнопф.

Вернулся в родной город, где вёл дела в лавке своей матери. Одновременно продолжал заниматься живописью. Стал одним из основателей брюссельской группы «XX». Состоял членом антверпенского объединения «Современное искусство». В 1929 году после первой большой ретроспективной выставки в Брюсселе получил титул барона.

Творчество

Энсор больше известен как живописец, однако продолжает расти интерес к его офортам. Графика Энсора отличается превосходными рисунками и печатью.

Художник испытал влияние импрессионизма. В 1883 году он отказался от импрессионистической манеры и бытовых сюжетов. Переход к символическим сюжетам вызвал непонимание современников. Талантливый одиночка запомнился своими эксцентричными, выразительными образами (черепа, скелеты, автопортреты, страдающий Христос), большинство из которых берёт начало в его детских воспоминаниях о товарах в сувенирной лавке родителей. Лучшие работы созданы между 1885 и 1891 годами (позже он пытался повторить самого себя).

Запоздавшее признание. Оказал влияние на становление экспрессионизма; Энсора называют предтечей сюрреализма и современного фантастического искусства.

Изображен на бельгийской почтовой марке 1974 года.

Напишите отзыв о статье "Энсор, Джеймс"

Примечания

Ссылки

  • [www.bibliotekar.ru/avanta/128.htm Джеймс Энсор]

Отрывок, характеризующий Энсор, Джеймс

– Сейчас, сейчас, – отвечал адъютант и, подскакав к толстому полковнику, стоявшему на лугу, что то передал ему и тогда уже обратился к Пьеру.
– Вы зачем сюда попали, граф? – сказал он ему с улыбкой. – Все любопытствуете?
– Да, да, – сказал Пьер. Но адъютант, повернув лошадь, ехал дальше.
– Здесь то слава богу, – сказал адъютант, – но на левом фланге у Багратиона ужасная жарня идет.
– Неужели? – спросил Пьер. – Это где же?
– Да вот поедемте со мной на курган, от нас видно. А у нас на батарее еще сносно, – сказал адъютант. – Что ж, едете?
– Да, я с вами, – сказал Пьер, глядя вокруг себя и отыскивая глазами своего берейтора. Тут только в первый раз Пьер увидал раненых, бредущих пешком и несомых на носилках. На том самом лужке с пахучими рядами сена, по которому он проезжал вчера, поперек рядов, неловко подвернув голову, неподвижно лежал один солдат с свалившимся кивером. – А этого отчего не подняли? – начал было Пьер; но, увидав строгое лицо адъютанта, оглянувшегося в ту же сторону, он замолчал.
Пьер не нашел своего берейтора и вместе с адъютантом низом поехал по лощине к кургану Раевского. Лошадь Пьера отставала от адъютанта и равномерно встряхивала его.
– Вы, видно, не привыкли верхом ездить, граф? – спросил адъютант.
– Нет, ничего, но что то она прыгает очень, – с недоуменьем сказал Пьер.
– Ээ!.. да она ранена, – сказал адъютант, – правая передняя, выше колена. Пуля, должно быть. Поздравляю, граф, – сказал он, – le bapteme de feu [крещение огнем].
Проехав в дыму по шестому корпусу, позади артиллерии, которая, выдвинутая вперед, стреляла, оглушая своими выстрелами, они приехали к небольшому лесу. В лесу было прохладно, тихо и пахло осенью. Пьер и адъютант слезли с лошадей и пешком вошли на гору.
– Здесь генерал? – спросил адъютант, подходя к кургану.
– Сейчас были, поехали сюда, – указывая вправо, отвечали ему.
Адъютант оглянулся на Пьера, как бы не зная, что ему теперь с ним делать.
– Не беспокойтесь, – сказал Пьер. – Я пойду на курган, можно?
– Да пойдите, оттуда все видно и не так опасно. А я заеду за вами.
Пьер пошел на батарею, и адъютант поехал дальше. Больше они не видались, и уже гораздо после Пьер узнал, что этому адъютанту в этот день оторвало руку.
Курган, на который вошел Пьер, был то знаменитое (потом известное у русских под именем курганной батареи, или батареи Раевского, а у французов под именем la grande redoute, la fatale redoute, la redoute du centre [большого редута, рокового редута, центрального редута] место, вокруг которого положены десятки тысяч людей и которое французы считали важнейшим пунктом позиции.