Эпидемия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Эпиде́мия (греч. ἐπιδημία — повальная болезнь, от ἐπι — на, среди и δῆμος — народ) — прогрессирующее во времени и пространстве распространение инфекционного заболевания среди людей, значительно превышающее обычно регистрируемый на данной территории уровень заболеваемости, и способное стать источником чрезвычайной ситуации. В обиходе универсальным эпидемиологическим порогом считается заболевание 5% жителей территории, или иногда 5% какой-либо социальной группы. Однако многие медицинские ведомства рассчитывают собственные эпидемические пороги для обычных заболеваний, исходя из среднестатистического уровня этого заболевания в течение многих лет. Такие эпидемические пороги могут быть равны, например, 1%.[1] Первоначально под термином «эпидемия» понималось лишь распространение инфекционных заболеваний (чума, оспа, тиф, холера, дифтерия, скарлатина, корь, грипп и другие). Однако теперь термин может употребляться в отношении распространения чего угодно среди людей (например, эпидемия туризма).

Раздел медицины, изучающий эпидемии и методы борьбы с ними, — эпидемиология. Она изучает эпидемии как инфекционных, так и неинфекционных заболеваний.

Эпидемический процесс заключается в непрерывной передаче заболевания (в случае инфекционного заболевания — возбудителя инфекции) в коллективе. Иначе говоря, для возникновения эпидемического процесса необходимы три фактора (или условия):

  • источник возбудителя инфекционного процесса или причины неинфекционного заболевания;
  • механизмы передачи;
  • восприимчивые к заболеванию люди, животные, насекомые или растения (живые организмы).

На возникновение и течение эпидемий влияют как процессы, протекающие в природных условиях (природная очаговость, эпизоотии и т. п.), так и социальные факторы (коммунальное благоустройство, бытовые условия, состояние здравоохранения и др.).

Инфекции, источниками которых является только человек, являются антропонозами, источниками которых являются и человек, и животные, — антропозоонозами.

При всех инфекционных заболеваниях от момента заражения до появления первых видимых признаков заболевания проходит определенное время, называемое инкубационным периодом. Длительность этого периода при различных инфекциях неодинакова — от нескольких часов до нескольких месяцев.

В зависимости от характера заболевания основными механизмами передачи возбудителя инфекции во время эпидемии могут быть:

Иногда играют роль несколько механизмов передачи возбудителя инфекции. От того, каким путём он проник в организм человека, будет зависеть течение инфекционной болезни. Например, весьма различны легочная, кишечная и кожно-бубонная форма чумы или сибирской язвы. Инфекционные факторы могут быть также факторами риска неинфекционных заболеваний.





Крупнейшие эпидемии

Эпидемии с невыясненной этиологией

Причины некоторых эпидемий остались невыясненными, например:

  • Абу мук-мук — в Центральной Африке наблюдалась эпидемия заболевания, сходного с ветряной оспой.
  • В XVI веке по Европе прокатилась волна эпидемии болезни, получившей название «Английская потливая горячка», или «Английский пот».

См. также

-демия -зоотия -фития
Эн- Эндемия Энзоотия Энфития
Эпи- Эпидемия Эпизоотия Эпифития
Пан- Пандемия Панзоотия Панфития

Напишите отзыв о статье "Эпидемия"

Примечания

  1. 75.rospotrebnadzor.ru/sites/default/files/mp312000510.doc
  2. [www.supotnitskiy.ru/stat/stat51.htm#gl2 Супотницкий М. В. Пандемия «испанки» 1918—1920 гг. в контексте других гриппозных пандемий и «птичьего гриппа».]
  3. [www.census.gov/population/international/data/worldpop/table_history.php Historical Estimates of World Population]. Проверено 29 марта 2013.
  4. [wwwnc.cdc.gov/eid/article/12/1/05-0979_article.htm 1918 Influenza: the Mother of All Pandemics]. Centers for Disease Control and Prevention (January 2006). doi:[dx.doi.org/10.3201/eid1201.050979 10.3201/eid1201.050979]. Проверено 9 мая 2009. [www.webcitation.org/5kCUlGdKu Архивировано из первоисточника 1 октября 2009].
  5. Patterson, KD (Spring 1991). «The geography and mortality of the 1918 influenza pandemic». Bull Hist Med. 65 (1): 4–21. PMID 2021692.
  6. Billings, Molly [virus.stanford.edu/uda/ The 1918 Influenza Pandemic]. Virology at Stanford University. Проверено 1 мая 2009. [www.webcitation.org/5gWiCreh4 Архивировано из первоисточника 4 мая 2009].
  7. Johnson NP, Mueller J (2002). «Updating the accounts: global mortality of the 1918–1920 "Spanish" influenza pandemic». Bull Hist Med 76 (1): 105–15. DOI:10.1353/bhm.2002.0022. PMID 11875246.

Ссылки

  • [www.utro.ru/articles/2008/02/21/718231.shtml Первая эпидемиологическая карта мира.]
  • [epidemics.ru/ Эпидемии и Пандемии: прошлое и настоящее].
  • [www.vokrugsveta.ru/telegraph/pulse/525/ Популярная статья о современных эпидемиях].

Литература

Отрывок, характеризующий Эпидемия

– Однако затихать стала, – сказал Ферапонтов, выпив три чашки чая и поднимаясь, – должно, наша взяла. Сказано, не пустят. Значит, сила… А намесь, сказывали, Матвей Иваныч Платов их в реку Марину загнал, тысяч осьмнадцать, что ли, в один день потопил.
Алпатыч собрал свои покупки, передал их вошедшему кучеру, расчелся с хозяином. В воротах прозвучал звук колес, копыт и бубенчиков выезжавшей кибиточки.
Было уже далеко за полдень; половина улицы была в тени, другая была ярко освещена солнцем. Алпатыч взглянул в окно и пошел к двери. Вдруг послышался странный звук дальнего свиста и удара, и вслед за тем раздался сливающийся гул пушечной пальбы, от которой задрожали стекла.
Алпатыч вышел на улицу; по улице пробежали два человека к мосту. С разных сторон слышались свисты, удары ядер и лопанье гранат, падавших в городе. Но звуки эти почти не слышны были и не обращали внимания жителей в сравнении с звуками пальбы, слышными за городом. Это было бомбардирование, которое в пятом часу приказал открыть Наполеон по городу, из ста тридцати орудий. Народ первое время не понимал значения этого бомбардирования.
Звуки падавших гранат и ядер возбуждали сначала только любопытство. Жена Ферапонтова, не перестававшая до этого выть под сараем, умолкла и с ребенком на руках вышла к воротам, молча приглядываясь к народу и прислушиваясь к звукам.
К воротам вышли кухарка и лавочник. Все с веселым любопытством старались увидать проносившиеся над их головами снаряды. Из за угла вышло несколько человек людей, оживленно разговаривая.
– То то сила! – говорил один. – И крышку и потолок так в щепки и разбило.
– Как свинья и землю то взрыло, – сказал другой. – Вот так важно, вот так подбодрил! – смеясь, сказал он. – Спасибо, отскочил, а то бы она тебя смазала.
Народ обратился к этим людям. Они приостановились и рассказывали, как подле самих их ядра попали в дом. Между тем другие снаряды, то с быстрым, мрачным свистом – ядра, то с приятным посвистыванием – гранаты, не переставали перелетать через головы народа; но ни один снаряд не падал близко, все переносило. Алпатыч садился в кибиточку. Хозяин стоял в воротах.
– Чего не видала! – крикнул он на кухарку, которая, с засученными рукавами, в красной юбке, раскачиваясь голыми локтями, подошла к углу послушать то, что рассказывали.
– Вот чуда то, – приговаривала она, но, услыхав голос хозяина, она вернулась, обдергивая подоткнутую юбку.
Опять, но очень близко этот раз, засвистело что то, как сверху вниз летящая птичка, блеснул огонь посередине улицы, выстрелило что то и застлало дымом улицу.
– Злодей, что ж ты это делаешь? – прокричал хозяин, подбегая к кухарке.
В то же мгновение с разных сторон жалобно завыли женщины, испуганно заплакал ребенок и молча столпился народ с бледными лицами около кухарки. Из этой толпы слышнее всех слышались стоны и приговоры кухарки:
– Ой о ох, голубчики мои! Голубчики мои белые! Не дайте умереть! Голубчики мои белые!..
Через пять минут никого не оставалось на улице. Кухарку с бедром, разбитым гранатным осколком, снесли в кухню. Алпатыч, его кучер, Ферапонтова жена с детьми, дворник сидели в подвале, прислушиваясь. Гул орудий, свист снарядов и жалостный стон кухарки, преобладавший над всеми звуками, не умолкали ни на мгновение. Хозяйка то укачивала и уговаривала ребенка, то жалостным шепотом спрашивала у всех входивших в подвал, где был ее хозяин, оставшийся на улице. Вошедший в подвал лавочник сказал ей, что хозяин пошел с народом в собор, где поднимали смоленскую чудотворную икону.
К сумеркам канонада стала стихать. Алпатыч вышел из подвала и остановился в дверях. Прежде ясное вечера нее небо все было застлано дымом. И сквозь этот дым странно светил молодой, высоко стоящий серп месяца. После замолкшего прежнего страшного гула орудий над городом казалась тишина, прерываемая только как бы распространенным по всему городу шелестом шагов, стонов, дальних криков и треска пожаров. Стоны кухарки теперь затихли. С двух сторон поднимались и расходились черные клубы дыма от пожаров. На улице не рядами, а как муравьи из разоренной кочки, в разных мундирах и в разных направлениях, проходили и пробегали солдаты. В глазах Алпатыча несколько из них забежали на двор Ферапонтова. Алпатыч вышел к воротам. Какой то полк, теснясь и спеша, запрудил улицу, идя назад.
– Сдают город, уезжайте, уезжайте, – сказал ему заметивший его фигуру офицер и тут же обратился с криком к солдатам:
– Я вам дам по дворам бегать! – крикнул он.
Алпатыч вернулся в избу и, кликнув кучера, велел ему выезжать. Вслед за Алпатычем и за кучером вышли и все домочадцы Ферапонтова. Увидав дым и даже огни пожаров, видневшиеся теперь в начинавшихся сумерках, бабы, до тех пор молчавшие, вдруг заголосили, глядя на пожары. Как бы вторя им, послышались такие же плачи на других концах улицы. Алпатыч с кучером трясущимися руками расправлял запутавшиеся вожжи и постромки лошадей под навесом.
Когда Алпатыч выезжал из ворот, он увидал, как в отпертой лавке Ферапонтова человек десять солдат с громким говором насыпали мешки и ранцы пшеничной мукой и подсолнухами. В то же время, возвращаясь с улицы в лавку, вошел Ферапонтов. Увидав солдат, он хотел крикнуть что то, но вдруг остановился и, схватившись за волоса, захохотал рыдающим хохотом.
– Тащи всё, ребята! Не доставайся дьяволам! – закричал он, сам хватая мешки и выкидывая их на улицу. Некоторые солдаты, испугавшись, выбежали, некоторые продолжали насыпать. Увидав Алпатыча, Ферапонтов обратился к нему.
– Решилась! Расея! – крикнул он. – Алпатыч! решилась! Сам запалю. Решилась… – Ферапонтов побежал на двор.