Эркюль Пуаро

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эркюль Пуаро
фр. Hercule Poirot

Дэвид Суше в роли Эркюля Пуаро
Создатель:

Агата Кристи

Произведения:

33 романа
54 рассказа
1 пьеса

Пол:

мужской

Национальность:

бельгиец

Семья:

нет

Дети:

нет

Роль исполняет:

Остин Тревор
Альберт Финни
Питер Устинов
Дэвид Суше
Константин Райкин
Анатолий Равикович и др.

Эркю́ль Пуаро́ (фр. Hercule Poirot) — литературный персонаж известной английской писательницы Агаты Кристи, бельгийский детектив, главный герой 33 романов, 54 рассказов и 1 пьесы, написанных между 1920 и 1975 годами, и поставленных по ним фильмов, телесериалов, театральных и радиопостановок.





Внешний вид и личные качества

Эркюль Пуаро небольшого роста, с яйцеобразной головой, чёрными волосами, которые с возрастом он начинает красить[1] (некоторые экранные воплощения изображены лысеющими или лысыми), «кошачьими глазами»[2], строго ухоженными одеждой, обувью (лакированными кожаными туфлями) и усами, являющимися предметом его гордости. Манера Пуаро одеваться с годами оказывается устаревшей[3]. Пуаро всегда держит своё жилище в чистоте. В его доме царит идеальный порядок, и все стоит на своих местах. Его одежда всегда чиста, на нём нет ни единой пылинки. Эта почти маниакальная страсть к порядку помогает ему и в раскрытии преступлений. Пуаро очень пунктуален, носит с собой карманные часы[4]. Он всегда придерживается строго определённого баланса в банковском счёте — 444 фунта 4 шиллинга 4 пенса[5].

Пуаро не отличается скромностью и открыто называет себя великим человеком (в сериале ВВС с Дэвидом Суше показано, что эта черта является для Пуаро своего рода маской, которой сыщик прикрывает свою личную уязвимость). Расследование он старается завершить драматическим финалом, иногда даже с театральными элементами. Именно поэтому он никогда не посвящает в свои выводы ни капитана Гастингса, ни инспектора Джеппа, а оставляет все подробности и решение очередной головоломки на «последний акт».

Раскрывая в процессе расследования семейные драмы и любовные тайны, даже некоторые незначительные преступления, он делает их достоянием общественности только по крайней необходимости.

За всё время проживания в Англии Пуаро ни разу не интересовался женщинами. Он сам говорил, что женщины его слабость, но он не влюблялся ни в кого. Сыщик влюбился лишь однажды в Бельгии, когда был молодым и работал в полиции, в девушку по имени Вирджиния Меснар, но этот роман не был удачным.

Графиня Вера Русакова (Countess Vera Rossakoff) — давняя любовь Пуаро (роман «Большая четвёрка»).

Пуаро хорошо владеет английским языком, но иногда говорит с сильным акцентом, забывая отдельные английские слова. Он объясняет это в романе «Трагедия в трёх актах»: когда он говорит с сильным акцентом, все начинают думать, что это простой иностранец, который даже не умеет говорить на английском, и не обращают на него внимания. Это помогает Пуаро поймать убийцу, не спугнув его[6].

Биография

Пуаро, наряду с мисс Марпл, является одним из двух главных героев произведений Агаты Кристи. Пуаро — бельгийский эмигрант, бывший полицейский. Это послужило объяснением в первой книге о нём (вообще первый роман писательницы) «Загадочное происшествие в Стайлзе», почему такой опытный детектив без работы находится в сельской местности — ведь Бельгия во время действия и написания романа (1916 год, опубликован в 1920) была оккупирована Германией во время Первой мировой войны. Агата Кристи писала в своей «Автобиографии», что в городе Торки, где она жила, было много бельгийских эмигрантов.[7]

Есть много версий о появлении его имени Эркюль (французская форма от «Геркулес»): указывали на Эркюля Попо — образ миссис Мари Беллок Лаундс, другие говорили об Эркюле Фламбо Гилберта Честертона; фамилии Пуаро: «Месье Пуаре, отставного бельгийского полицейского, живущего в Лондоне» Фрэнка Эванса Хауэла[8], «Пуаро» по-французски также созвучно луку-порею[9].

Предшественниками Пуаро в детективном жанре были Огюст Дюпен Эдгара По и Шерлок Холмс Артура Конан Дойля. Указывают на сходство Пуаро с инспектором Ано Альфреда Мейсона.

Некоторое время Пуаро работал как частный детектив и держал своё детективное агентство, где работала мисс Лемон. Действие многих романов начинается именно там. Последние дела Пуаро, в описании которых фигурирует детективное агентство, опубликованы в сборнике «Подвиги Геракла». В последующих произведениях детективное агентство не упоминается. Однако Пуаро всё равно выступает именно как профессиональный частный детектив, а не как любитель. Пуаро становится знаменитым на всю Англию, выполняя даже расследования государственной важности. Он раскрывает множество дел и почти никогда не ошибается. Единственное его поражение происходит в Бельгии в 1893 г. и описывается Агатой Кристи в рассказе «Коробка шоколада» и упоминается в романе «Загадка Эндхауза». Несколько раз Пуаро пытается «уйти со сцены», но преступления настигают его везде, где бы он ни появился.

Уже в первом романе Пуаро был пожилым человеком и прожил после того ещё десятилетия. Тем не менее, сама Агата Кристи ни разу ни в произведениях, ни в комментариях не высказывала никаких намеков на точный возраст или же дату рождения Пуаро. События романов Агаты Кристи происходят в то же время, в которое они были написаны, если другое специально не оговорено. Таким образом получилось, что Пуаро очень медленно стареет, формально прожив более ста лет.

Ещё в 1930 году Агата Кристи назвала Пуаро «невыносимым», а в 1960 «мерзким, напыщенным, утомительным, эгоцентричным, малоподвижным». Но читатели любили его, и Кристи не покидала персонаж, считая это своей обязанностью перед ними.[8] Пуаро умирает только за год до смерти Агаты Кристи в романе «Занавес», опубликованном в 1975 году. Действие проходит в Стайлзе, там же, где началась его триумфальная карьера в Англии. Эркюль Пуаро стал единственным вымышленным персонажем, на которого был предоставлен некролог на первой полосе «Нью-Йорк Таймс»: «6 августа 1975. Умер Эркюль Пуаро, известный бельгийский детектив».[10]

На данное время права на персонаж принадлежат внуку писательницы Мэтью Притчарду.

Метод

Имя Эркюль происходит от античного героя Геркулеса (Геракла), но, если первый совершает свои подвиги благодаря невероятной физической силе, то Пуаро с помощью «маленьких серых клеточек» мозга.

Метод Пуаро заключается в том, чтобы увязать все факты, какими бы незначительными они ни казались, в единую картину. Он способен запоминать мельчайшие детали показаний свидетелей. Кроме того, он весьма наблюдателен — от его глаз не скроется ни единая улика. Именно эти детали приводят его к правильному решению задачи.

Стремление к истине и отсутствие щепетильности позволяет ему рыться в чужих вещах, читать чужие письма и подслушивать разговоры. Гастингс как типичный английский джентльмен всегда протестует против подобных методов. Пуаро также любитель психологических экспериментов. Такие опыты не раз позволяли ему вычислить убийцу. Пуаро говорит о роли детектива[11]:

Эксперты собирают факты, а роль детектива — разгадать преступление методом логической дедукции, правильно восстановить цепь событий, увязав их с уликами. Но превыше всего — понять психологию преступника.

А в романе «Драма в трёх актах» Пуаро говорит:[12]

Воссоздать картину преступления — вот цель детектива. Для этого необходимо складывать известные вам факты так, будто вы строите карточный домик. Если какой-то факт не ложится в нужное место, — если карта не сохраняет равновесия, — надо начинать заново, или все ваше построение рухнет.

Спутники

Часто Пуаро сопровождает капитан Гастингс (в 8 романах до 1940 года и большинстве рассказов). Пуаро расследует многие преступления в одиночку, а иногда его сопровождают мисс Лемон, Ариадна Оливер или старший инспектор Джепп. В одном из романов спутником Пуаро становится персонаж, который, оказывается, и был убийцей. В романах «Карты на стол», «Смерть на Ниле» и некоторых других Пуаро ведёт дело с другими героями Кристи. В романах «Трагедия в трёх актах» и «Часы» Пуаро выступает не в главной роли, но именно он разгадывает загадку в конце.

Капитан Артур Гастингс

В первой же книге Пуаро встречается с капитаном Гастингсом, с которым он познакомился ещё ранее в Бельгии, и они становятся друзьями. Присутствует Артур Гастингс и в последней книге с участием Эркюля Пуаро «Занавес», где становится главным героем и раскрывает тайну сюжета уже после смерти великого сыщика.

Артур Гастингс — военный в отставке, галантный сентиментальный джентльмен, истинный представитель Англии своего времени; имеет развитое воображение, мужественный и верный друг Пуаро. Считает, что «неплохо понимает женщин», однако зачастую обманывается в своих ожиданиях; практически в каждой книге встречает женщину, к которой испытывает чувство от симпатии и сочувствия до влюбленности и даже любви («Убийство на поле для гольфа»). Пуаро считает Гастингса не очень сообразительным, но полезным своей способностью «спотыкаться» о правду.[13]

В конце «Безмолвного свидетеля» капитан приобретает терьера, названного Бобом. Гастингс женится на молодой певице Далси Дювин («Убийство на поле для гольфа») и уезжает с ней в Аргентину, где у них рождаются два мальчика и две девочки. Иногда он приезжает в Англию по делам, и навестить Пуаро. Его жена умирает перед действием «Занавеса», там же появляется его взрослая дочь Джудит.

Ариадна Оливер

Ариадна Оливер сопровождает Пуаро почти во всех поздних романах Кристи. Она заменяет Гастингса и вместо него делает традиционный детективный приём: говорит что-нибудь, что случайно подсказывает Пуаро правильное решение. Впервые встречается с Пуаро в романе «Карты на стол», а последняя книга, в которой присутствует миссис Оливер — «Слоны умеют помнить».

Детективная писательница Ариадна Оливер, написавшая более пятидесяти шести романов, являлась для Агаты Кристи самокарикатурой. Главный её герой финн Свен Гьерсон уже порядочно надоел ей, но она продолжает писать о нём, угождая читателям и издателям. Пуаро никогда не интересовался её творчеством. Известно, что она ненавидит алкоголь и публичные выступления и обожает яблоки; часто меняет причёску, головные уборы и одежду.

Старший инспектор Джепп

Старший инспектор Скотланд-Ярда Джепп присутствует почти во всех ранних романах о Пуаро. Он обычно ничем не помогает сыщику, а только ведёт официальное расследование. Впервые появляется в романе «Таинственное происшествие в Стайлз». С Пуаро они познакомились ещё в Бельгии. В некоторых произведениях роль старшего инспектора ограничивается тем, что он арестовывает разоблаченного убийцу. Последний роман, в котором он появляется, — это «Раз, два — пряжку застегни».

Мисс Лемон

Мисс Лемон — секретарша Пуаро. Появляется далеко не во всех романах. Роль мисс Лемон незначительна. Пуаро, имея детективное агентство, должен иметь и секретаря. Иногда играет важную роль в расследованиях, помогая Пуаро не только в качестве секретаря.

Вероятный прототип

В своих мемуарах А. Кристи писала, что когда она придумывала главного героя для нового детективного романа, то вспомнила о жителях Бельгии, бежавших в Торки от Первой мировой войны, но прямого указания на то, что у Пуаро был реальный прототип, она не даёт:

«Почему бы моему детективу не стать бельгийцем?» — подумала я. Среди беженцев можно было встретить кого угодно. Как насчет бывшего полицейского офицера? В отставке. Не слишком молодого. Какую же я ошибку совершила тогда! В результате моему сыщику теперь перевалило за сто лет.

— [lib.co.ua/memoir/kristiagata/avtobiografija.jsp#3 Агата Кристи, Автобиография]

В XXI веке отставной морской офицер Майкл Клэпп, исследуя историю собственной семьи, случайно нашёл в записях своей бабушки информацию о жандарме</span>ruen из пригорода Льежа Эрсталя, который проживал в Торки на той же улице, что и писательница.[14] По его имени и возрасту, а также имени и возрасту сына удалось установить, что беженца звали Жак Жозеф Амуар[14], родился он в 1858 году, а познакомился с молодой Кристи на благотворительном вечере 6 января 1915 года[15].

Произведения

Список произведений в хронологическом порядке

  1. Коробка конфет / The Chocolate Box (рассказ)
  2. Загадочное происшествие в Стайлзе / The Mysterious Affair at Styles (роман)
  3. Похищение премьер-министра / The Kidnapped Prime Minister (рассказ)
  4. Наследство Лемезюрье / The Lemesurier Inheritance (рассказ)
  5. Дело на Балу победы / The Affair at the Victory Ball (рассказ)
  6. Исчезновение мистера Дэвенхейма / The Disappearance of Mr. Davenheim (рассказ) (1924)
  7. Плимутский экспресс / The Plymouth Express (рассказ)
  8. Загадка дешевой квартиры / The Adventure of the Cheap Flat (рассказ)
  9. Чертежи субмарины / The Submarine Plans (рассказ)
  10. Исчезновение клэпемской кухарки / The Adventure of the Clapham Cook (рассказ)
  11. Корнуолльская тайна / The Cornish Mystery (рассказ)
  12. Трагедия в Марсдон-Мэнор / The Tragedy at Marsdon Manor (рассказ)
  13. Убийство в Хантерс-Лодж (Тайна охотничьего дома)/ The Mystery of Hunter’s Lodge (рассказ)
  14. Месть фараона (Тайна египетской гробницы) / The Adventure of the Egyptian Tomb (рассказ) (1953)
  15. Переполох в отеле «Гранд Метрополитен» (Похищение драгоценностей в "Гранд Метрополитен")/ The Jewel Robbery at the Grand Metropolitan (рассказ)
  16. Тайна Маркет-Бэйзинга / The Market Basing Mystery (рассказ)
  17. Король треф / The King of Clubs (рассказ)
  18. Тайна смерти итальянского графа (Убийство графа Фоскатини)/ The Adventure of the Italian Nobleman (рассказ)
  19. Двойная улика / The Double Clue (рассказ)
  20. Приключение Джонни Уэйверли / The Adventure of Johnnie Waverly (рассказ)
  21. Пропавшее завещание / The Case of the Missing Will (рассказ)
  22. Затерянный прииск / The Lost Mine (рассказ)
  23. Кража в миллион долларов / The Million Dollar Bond Robbery (рассказ)
  24. Дама под вуалью / The Veiled Lady (рассказ)
  25. Тайна «Звезды Запада» / The Adventure of «The Western Star» (рассказ) (1924)
  26. Убийство на поле для гольфа / The Murder on the Links (роман)
  27. Двойной грех / Double Sin (рассказ)
  28. Приключение рождественского пудинга / The Adventure of the Christmas Pudding [Другое название: The Theft of the Royal Ruby] (рассказ)
  29. Большая четвёрка / The Big Four (роман)
  30. Убийство Роджера Экройда / The Murder of Roger Ackroyd (роман)
  31. Тайна «Голубого поезда» / The Mystery of the Blue Train (роман)
  32. Квартира на четвёртом этаже / The Third Floor Flat (рассказ)
  33. Неудачник / The Under Dog (рассказ)
  34. Осиное гнездо / Wasps' Nest (рассказ)
  35. Тайна испанского сундука / The Mystery of the Spanish Chest [Название в более поздней публикации: Тайна багдадского сундука / The Mystery of the Baghdad Chest] (рассказ)
  36. Загадка Эндхауза / Peril at End House (роман)
  37. Смерть лорда Эджвера / Lord Edgware Dies [Другое название: Thirteen at Dinner] (роман)
  38. Чёрный кофе / Black Coffee (пьеса, переработана в роман Чарльзом Осборном)
  39. Убийство в Месопотамии / Murder in Mesopotamia (роман)
  40. Убийство в «Восточном экспрессе» / Murder on the Orient Express [Другое название: Murder in the Calais Coach] (роман)
  41. Трагедия в трёх актах / Three Act Tragedy [Другое название: Murder in Three Acts] (роман)
  42. Смерть в облаках / Death in the Clouds [Другое название: Death in the Air] (роман)
  43. Что в садике растёт у Мэри? / How Does Your Garden Grow? (рассказ)
  44. Зеркало мертвеца / Dead Man’s Mirror [Другое название: Второй удар гонга / The Second Gong] (рассказ)
  45. Убийства по алфавиту / The A.B.C. Murders [Другое название: Alphabet murders] (роман)
  46. Безмолвный свидетель / Dumb Witness [Другое название: Poirot Loses a Client] (роман)
  47. Морское расследование / Problem at Sea (рассказ)
  48. Треугольник на Родосе / Triangle at Rhodes (рассказ)
  49. Невероятная кража / The Incredible Theft (рассказ)
  50. Убийство в проходном дворе / Murder in the Mews (рассказ)
  51. Карты на стол / Cards on the Table (роман)
  52. Смерть на Ниле / Death on the Nile (роман)
  53. Встреча со смертью / Appointment with Death (роман)
  54. Рождество Эркюля Пуаро / Hercule Poirot’s Christmas [Другие названия: Murder for Christmas, A Holiday for Murder] (роман)
  55. Жёлтые ирисы / Yellow Iris (рассказ)
  56. Сон / The Dream (рассказ)
  57. Раз, два — пряжку застегни / One, Two, Buckle My Shoe [Другие названия: Overdose of Death, The Patriotic Murders] (роман)
  58. Печальный кипарис / Sad Cypress (роман)
  59. «Немейский лев» / «The Nemean Lion» (рассказ)
  60. «Лернейская гидра» / «The Lernaean Hydra» (рассказ)
  61. «Керинейская лань» / «The Arcadian Deer» (рассказ)
  62. «Эриманфский вепрь» / «The Erymanthian Boar» (рассказ)
  63. «Авгиевы конюшни» / «The Augean Stables» (рассказ)
  64. «Стимфалийские птицы» / «The Stymphalean Birds» (рассказ)
  65. «Критский бык» / «The Cretan Bull» (рассказ)
  66. «Кони Диомеда» / «The Horses of Diomedes» (рассказ)
  67. «Пояс Ипполиты» / «The Girdle of Hyppolita» (рассказ)
  68. «Стадо Гериона» / «The Flock of Geryon» (рассказ)
  69. «Яблоки Гесперид» / «The Apples of Hesperides» (рассказ)
  70. «Укрощение Цербера» / «The Capture of Cerberus» (рассказ)
  71. Зло под солнцем / Evil Under the Sun (роман)
  72. Двадцать четыре чёрных дрозда / Four and Twenty Blackbirds (рассказ)
  73. Пять поросят / Five Little Pigs [Другое название: Murder in Retrospect] (роман)
  74. Лощина / The Hollow [Другое название: Murder after Hours] (роман)
  75. Берег удачи / Taken at the Flood [Другое название: There Is a Tide] (роман)
  76. Миссис Макгинти с жизнью рассталась / Mrs McGinty’s Dead [Другое название: Blood Will Tell] (роман)
  77. После похорон / After the Funeral [Другое название: Funerals are Fatal] (роман)
  78. Хикори Дикори Док / Hickory Dickory Dock [Другое название: Hickory Dickory Death] (роман)
  79. Глупость мертвеца / Dead Man’s Folly (роман)
  80. Кошка среди голубей / Cat Among the Pigeons (роман)
  81. Часы / The Clocks (роман)
  82. Третья девушка / Third Girl (роман)
  83. Вечеринка в Хэллоуин / Hallowe’en Party (роман)
  84. Слоны могут помнить / Elephants Can Remember (роман)
  85. Занавес / Curtain (роман)

Наиболее известными романами о Пуаро являютсяК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 5480 дней] «Убийство в Восточном Экспрессе», «Загадка Эндхауза», «Смерть на Ниле» «Убийства по алфавиту», «Убийство в Месопотамии», «Убийство Роджера Экройда»[16], «Занавес». Романы «Драма в трёх актах» и «Убийство Роджера Экройда» заслужили название шедевров детективного жанраК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 5480 дней].

Эркюлю Пуаро также посвящены сборники рассказов: «Пуаро ведёт следствие», «Убийство в проходном дворе», «Подвиги Геракла», «Приключение рождественского пудинга» и «Ранние дела Пуаро».

В произведениях, посвящённых Пуаро, Агата Кристи часто иронизирует над ксенофобией британцев, их высокомерно-пренебрежительным отношением к иностранцам. С подобным отношением к себе постоянно сталкивается и сам Эркюль Пуаро.

Фильмы и телесериалы

см.* Список эпизодов телесериала «Пуаро Агаты Кристи».

Некоторые исполнители роли Пуаро

Остин Тревор

Первый исполнитель роли Пуаро. Впервые появился в фильме «Алиби» (1931), снятом по мотивам романа «Убийство Роджера Экройда». Также снялся в фильмах «Чёрный кофе» и «Смерть лорда Эджвера». Любопытно отметить, что образ Тревора не соответствует внешности литературного прототипа — у него отсутствуют усы.

Альберт Финни

Исполнил роль Пуаро в 1974 году в фильме «Убийство в восточном экспрессе». Фильм номинировался на «Оскар», но не был награждён[17].

Питер Устинов

Питер Устинов снялся в 6 фильмах (19781988) о сыщике: «Смерть на Ниле», «Зло под солнцем», «Смерть лорда Эджвейра», «Загадка мертвеца», «Убийство в трёх актах» и «Свидание со смертью»

Дэвид Суше

Дэвид Суше считается лучшим Пуаро[18]. Снимается в телесериале «Пуаро Агаты Кристи». Снялся в 70 фильмах, по мотивам рассказов и романов. Сериал удостоился 4 премий BAFTA и 5 номинаций на неё же, а также Кристофер Ганнинг был номинирован на премию Ivon Novello за музыку к сериалу и фильмам. Дэвид Суше три года подряд (с 1989 по 1992) номинировался на премию BAFTA за роль Пуаро, но так ни разу её не получил. Зато BAFTA однажды досталась Хью Фрейзеру за роль Гастингса.[19]

Другие

См. также

Напишите отзыв о статье "Эркюль Пуаро"

Примечания

  1. «Убийства по алфавиту». Глава 1.
  2. «Происшествие в Стайлз». Глава 5.
  3. «Пять поросят», Глава 7.
  4. «Мечта»
  5. «Ранние дела Пуаро», рассказ «Затерянный прииск»
  6. «Трагедия в трёх актах». Акт третий, глава пятнадцатая.
  7. [www.lady-agata.narod.ru/tvstailz.htm Создание первого романа.].
  8. 1 2 Chris Willis, London Metropolitan University. [www.litencyc.com/php/speople.php?rec=true&UID=5054 Agatha Christie (1890-1976)]. Проверено 6 сентября 2006. [www.webcitation.org/61Cc4hEl6 Архивировано из первоисточника 25 августа 2011].
  9. fr:Poireau
  10. [uk.agathachristie.com/story-explorer/characters/poirot/ Official Agatha Christie Website](недоступная ссылка — история). Проверено 5 сентября 2006. [web.archive.org/20080926181208/uk.agathachristie.com/story-explorer/characters/poirot/ Архивировано из первоисточника 26 сентября 2008].
  11. [lib.aldebaran.ru/author/kristi_agata/kristi_agata_ubiistvo_na_pole_dlya_golfa/ :: Агата Кристи :: Убийство на поле для гольфа :: скачать книгу в rtf, fb2, iSilo, Rocket eBook :: Библиотека OCR Альдебаран]
  12. [www.agatachristie.ru/id-al-books-1932/ Трагедия в трех актах]. Последняя глава
  13. Bunson, Matthew (2000), "Hastings, Captain Arthur, O.B.E.", The Complete Christie: An Agatha Christie Encyclopedia, New York: Pocket Books 
  14. 1 2 [www.echo.msk.ru/programs/booknews/1322586-echo Радио ЭХО Москвы :: Книжные новости, 18.05.2014 14:54: Илья Эш]
  15. [itar-tass.com/kultura/1189509 ИТАР-ТАСС: Культура - Исследователи установили личность предполагаемого прототипа Эркюля Пуаро]
  16. [www.book-review.ru/news/news2584.html Слоны, киты и остальное]
  17. Фильмы об Эркюле Пуаро [www.lady-agata.narod.ru/finni.html Фильм «Убийство в Восточном экспрессе»]
  18. [www.lady-agata.narod.ru/sushet.html О Дэвиде Суше]
  19. [www.lady-agata.narod.ru/filmpuaro.html О сериале «Пуаро Агаты Кристи»]

Ссылки

  • [www.lady-agata.narod.ru/puaro.htm Характер Пуаро]

Отрывок, характеризующий Эркюль Пуаро

Она оделась, умылась, прочла молитвы и вышла на крыльцо. К крыльцу поданы были без лошадей экипажи, в которые укладывали вещи.
Утро было теплое и серое. Княжна Марья остановилась на крыльце, не переставая ужасаться перед своей душевной мерзостью и стараясь привести в порядок свои мысли, прежде чем войти к нему.
Доктор сошел с лестницы и подошел к ней.
– Ему получше нынче, – сказал доктор. – Я вас искал. Можно кое что понять из того, что он говорит, голова посвежее. Пойдемте. Он зовет вас…
Сердце княжны Марьи так сильно забилось при этом известии, что она, побледнев, прислонилась к двери, чтобы не упасть. Увидать его, говорить с ним, подпасть под его взгляд теперь, когда вся душа княжны Марьи была переполнена этих страшных преступных искушений, – было мучительно радостно и ужасно.
– Пойдемте, – сказал доктор.
Княжна Марья вошла к отцу и подошла к кровати. Он лежал высоко на спине, с своими маленькими, костлявыми, покрытыми лиловыми узловатыми жилками ручками на одеяле, с уставленным прямо левым глазом и с скосившимся правым глазом, с неподвижными бровями и губами. Он весь был такой худенький, маленький и жалкий. Лицо его, казалось, ссохлось или растаяло, измельчало чертами. Княжна Марья подошла и поцеловала его руку. Левая рука сжала ее руку так, что видно было, что он уже давно ждал ее. Он задергал ее руку, и брови и губы его сердито зашевелились.
Она испуганно глядела на него, стараясь угадать, чего он хотел от нее. Когда она, переменя положение, подвинулась, так что левый глаз видел ее лицо, он успокоился, на несколько секунд не спуская с нее глаза. Потом губы и язык его зашевелились, послышались звуки, и он стал говорить, робко и умоляюще глядя на нее, видимо, боясь, что она не поймет его.
Княжна Марья, напрягая все силы внимания, смотрела на него. Комический труд, с которым он ворочал языком, заставлял княжну Марью опускать глаза и с трудом подавлять поднимавшиеся в ее горле рыдания. Он сказал что то, по нескольку раз повторяя свои слова. Княжна Марья не могла понять их; но она старалась угадать то, что он говорил, и повторяла вопросительно сказанные им слона.
– Гага – бои… бои… – повторил он несколько раз. Никак нельзя было понять этих слов. Доктор думал, что он угадал, и, повторяя его слова, спросил: княжна боится? Он отрицательно покачал головой и опять повторил то же…
– Душа, душа болит, – разгадала и сказала княжна Марья. Он утвердительно замычал, взял ее руку и стал прижимать ее к различным местам своей груди, как будто отыскивая настоящее для нее место.
– Все мысли! об тебе… мысли, – потом выговорил он гораздо лучше и понятнее, чем прежде, теперь, когда он был уверен, что его понимают. Княжна Марья прижалась головой к его руке, стараясь скрыть свои рыдания и слезы.
Он рукой двигал по ее волосам.
– Я тебя звал всю ночь… – выговорил он.
– Ежели бы я знала… – сквозь слезы сказала она. – Я боялась войти.
Он пожал ее руку.
– Не спала ты?
– Нет, я не спала, – сказала княжна Марья, отрицательно покачав головой. Невольно подчиняясь отцу, она теперь так же, как он говорил, старалась говорить больше знаками и как будто тоже с трудом ворочая язык.
– Душенька… – или – дружок… – Княжна Марья не могла разобрать; но, наверное, по выражению его взгляда, сказано было нежное, ласкающее слово, которого он никогда не говорил. – Зачем не пришла?
«А я желала, желала его смерти! – думала княжна Марья. Он помолчал.
– Спасибо тебе… дочь, дружок… за все, за все… прости… спасибо… прости… спасибо!.. – И слезы текли из его глаз. – Позовите Андрюшу, – вдруг сказал он, и что то детски робкое и недоверчивое выразилось в его лице при этом спросе. Он как будто сам знал, что спрос его не имеет смысла. Так, по крайней мере, показалось княжне Марье.
– Я от него получила письмо, – отвечала княжна Марья.
Он с удивлением и робостью смотрел на нее.
– Где же он?
– Он в армии, mon pere, в Смоленске.
Он долго молчал, закрыв глаза; потом утвердительно, как бы в ответ на свои сомнения и в подтверждение того, что он теперь все понял и вспомнил, кивнул головой и открыл глаза.
– Да, – сказал он явственно и тихо. – Погибла Россия! Погубили! – И он опять зарыдал, и слезы потекли у него из глаз. Княжна Марья не могла более удерживаться и плакала тоже, глядя на его лицо.
Он опять закрыл глаза. Рыдания его прекратились. Он сделал знак рукой к глазам; и Тихон, поняв его, отер ему слезы.
Потом он открыл глаза и сказал что то, чего долго никто не мог понять и, наконец, понял и передал один Тихон. Княжна Марья отыскивала смысл его слов в том настроении, в котором он говорил за минуту перед этим. То она думала, что он говорит о России, то о князе Андрее, то о ней, о внуке, то о своей смерти. И от этого она не могла угадать его слов.
– Надень твое белое платье, я люблю его, – говорил он.
Поняв эти слова, княжна Марья зарыдала еще громче, и доктор, взяв ее под руку, вывел ее из комнаты на террасу, уговаривая ее успокоиться и заняться приготовлениями к отъезду. После того как княжна Марья вышла от князя, он опять заговорил о сыне, о войне, о государе, задергал сердито бровями, стал возвышать хриплый голос, и с ним сделался второй и последний удар.
Княжна Марья остановилась на террасе. День разгулялся, было солнечно и жарко. Она не могла ничего понимать, ни о чем думать и ничего чувствовать, кроме своей страстной любви к отцу, любви, которой, ей казалось, она не знала до этой минуты. Она выбежала в сад и, рыдая, побежала вниз к пруду по молодым, засаженным князем Андреем, липовым дорожкам.
– Да… я… я… я. Я желала его смерти. Да, я желала, чтобы скорее кончилось… Я хотела успокоиться… А что ж будет со мной? На что мне спокойствие, когда его не будет, – бормотала вслух княжна Марья, быстрыми шагами ходя по саду и руками давя грудь, из которой судорожно вырывались рыдания. Обойдя по саду круг, который привел ее опять к дому, она увидала идущих к ней навстречу m lle Bourienne (которая оставалась в Богучарове и не хотела оттуда уехать) и незнакомого мужчину. Это был предводитель уезда, сам приехавший к княжне с тем, чтобы представить ей всю необходимость скорого отъезда. Княжна Марья слушала и не понимала его; она ввела его в дом, предложила ему завтракать и села с ним. Потом, извинившись перед предводителем, она подошла к двери старого князя. Доктор с встревоженным лицом вышел к ней и сказал, что нельзя.
– Идите, княжна, идите, идите!
Княжна Марья пошла опять в сад и под горой у пруда, в том месте, где никто не мог видеть, села на траву. Она не знала, как долго она пробыла там. Чьи то бегущие женские шаги по дорожке заставили ее очнуться. Она поднялась и увидала, что Дуняша, ее горничная, очевидно, бежавшая за нею, вдруг, как бы испугавшись вида своей барышни, остановилась.
– Пожалуйте, княжна… князь… – сказала Дуняша сорвавшимся голосом.
– Сейчас, иду, иду, – поспешно заговорила княжна, не давая времени Дуняше договорить ей то, что она имела сказать, и, стараясь не видеть Дуняши, побежала к дому.
– Княжна, воля божья совершается, вы должны быть на все готовы, – сказал предводитель, встречая ее у входной двери.
– Оставьте меня. Это неправда! – злобно крикнула она на него. Доктор хотел остановить ее. Она оттолкнула его и подбежала к двери. «И к чему эти люди с испуганными лицами останавливают меня? Мне никого не нужно! И что они тут делают? – Она отворила дверь, и яркий дневной свет в этой прежде полутемной комнате ужаснул ее. В комнате были женщины и няня. Они все отстранились от кровати, давая ей дорогу. Он лежал все так же на кровати; но строгий вид его спокойного лица остановил княжну Марью на пороге комнаты.
«Нет, он не умер, это не может быть! – сказала себе княжна Марья, подошла к нему и, преодолевая ужас, охвативший ее, прижала к щеке его свои губы. Но она тотчас же отстранилась от него. Мгновенно вся сила нежности к нему, которую она чувствовала в себе, исчезла и заменилась чувством ужаса к тому, что было перед нею. «Нет, нет его больше! Его нет, а есть тут же, на том же месте, где был он, что то чуждое и враждебное, какая то страшная, ужасающая и отталкивающая тайна… – И, закрыв лицо руками, княжна Марья упала на руки доктора, поддержавшего ее.
В присутствии Тихона и доктора женщины обмыли то, что был он, повязали платком голову, чтобы не закостенел открытый рот, и связали другим платком расходившиеся ноги. Потом они одели в мундир с орденами и положили на стол маленькое ссохшееся тело. Бог знает, кто и когда позаботился об этом, но все сделалось как бы само собой. К ночи кругом гроба горели свечи, на гробу был покров, на полу был посыпан можжевельник, под мертвую ссохшуюся голову была положена печатная молитва, а в углу сидел дьячок, читая псалтырь.
Как лошади шарахаются, толпятся и фыркают над мертвой лошадью, так в гостиной вокруг гроба толпился народ чужой и свой – предводитель, и староста, и бабы, и все с остановившимися испуганными глазами, крестились и кланялись, и целовали холодную и закоченевшую руку старого князя.


Богучарово было всегда, до поселения в нем князя Андрея, заглазное именье, и мужики богучаровские имели совсем другой характер от лысогорских. Они отличались от них и говором, и одеждой, и нравами. Они назывались степными. Старый князь хвалил их за их сносливость в работе, когда они приезжали подсоблять уборке в Лысых Горах или копать пруды и канавы, но не любил их за их дикость.
Последнее пребывание в Богучарове князя Андрея, с его нововведениями – больницами, школами и облегчением оброка, – не смягчило их нравов, а, напротив, усилило в них те черты характера, которые старый князь называл дикостью. Между ними всегда ходили какие нибудь неясные толки, то о перечислении их всех в казаки, то о новой вере, в которую их обратят, то о царских листах каких то, то о присяге Павлу Петровичу в 1797 году (про которую говорили, что тогда еще воля выходила, да господа отняли), то об имеющем через семь лет воцариться Петре Феодоровиче, при котором все будет вольно и так будет просто, что ничего не будет. Слухи о войне в Бонапарте и его нашествии соединились для них с такими же неясными представлениями об антихристе, конце света и чистой воле.
В окрестности Богучарова были всё большие села, казенные и оброчные помещичьи. Живущих в этой местности помещиков было очень мало; очень мало было также дворовых и грамотных, и в жизни крестьян этой местности были заметнее и сильнее, чем в других, те таинственные струи народной русской жизни, причины и значение которых бывают необъяснимы для современников. Одно из таких явлений было проявившееся лет двадцать тому назад движение между крестьянами этой местности к переселению на какие то теплые реки. Сотни крестьян, в том числе и богучаровские, стали вдруг распродавать свой скот и уезжать с семействами куда то на юго восток. Как птицы летят куда то за моря, стремились эти люди с женами и детьми туда, на юго восток, где никто из них не был. Они поднимались караванами, поодиночке выкупались, бежали, и ехали, и шли туда, на теплые реки. Многие были наказаны, сосланы в Сибирь, многие с холода и голода умерли по дороге, многие вернулись сами, и движение затихло само собой так же, как оно и началось без очевидной причины. Но подводные струи не переставали течь в этом народе и собирались для какой то новой силы, имеющей проявиться так же странно, неожиданно и вместе с тем просто, естественно и сильно. Теперь, в 1812 м году, для человека, близко жившего с народом, заметно было, что эти подводные струи производили сильную работу и были близки к проявлению.
Алпатыч, приехав в Богучарово несколько времени перед кончиной старого князя, заметил, что между народом происходило волнение и что, противно тому, что происходило в полосе Лысых Гор на шестидесятиверстном радиусе, где все крестьяне уходили (предоставляя казакам разорять свои деревни), в полосе степной, в богучаровской, крестьяне, как слышно было, имели сношения с французами, получали какие то бумаги, ходившие между ними, и оставались на местах. Он знал через преданных ему дворовых людей, что ездивший на днях с казенной подводой мужик Карп, имевший большое влияние на мир, возвратился с известием, что казаки разоряют деревни, из которых выходят жители, но что французы их не трогают. Он знал, что другой мужик вчера привез даже из села Вислоухова – где стояли французы – бумагу от генерала французского, в которой жителям объявлялось, что им не будет сделано никакого вреда и за все, что у них возьмут, заплатят, если они останутся. В доказательство того мужик привез из Вислоухова сто рублей ассигнациями (он не знал, что они были фальшивые), выданные ему вперед за сено.
Наконец, важнее всего, Алпатыч знал, что в тот самый день, как он приказал старосте собрать подводы для вывоза обоза княжны из Богучарова, поутру была на деревне сходка, на которой положено было не вывозиться и ждать. А между тем время не терпело. Предводитель, в день смерти князя, 15 го августа, настаивал у княжны Марьи на том, чтобы она уехала в тот же день, так как становилось опасно. Он говорил, что после 16 го он не отвечает ни за что. В день же смерти князя он уехал вечером, но обещал приехать на похороны на другой день. Но на другой день он не мог приехать, так как, по полученным им самим известиям, французы неожиданно подвинулись, и он только успел увезти из своего имения свое семейство и все ценное.
Лет тридцать Богучаровым управлял староста Дрон, которого старый князь звал Дронушкой.
Дрон был один из тех крепких физически и нравственно мужиков, которые, как только войдут в года, обрастут бородой, так, не изменяясь, живут до шестидесяти – семидесяти лет, без одного седого волоса или недостатка зуба, такие же прямые и сильные в шестьдесят лет, как и в тридцать.
Дрон, вскоре после переселения на теплые реки, в котором он участвовал, как и другие, был сделан старостой бурмистром в Богучарове и с тех пор двадцать три года безупречно пробыл в этой должности. Мужики боялись его больше, чем барина. Господа, и старый князь, и молодой, и управляющий, уважали его и в шутку называли министром. Во все время своей службы Дрон нн разу не был ни пьян, ни болен; никогда, ни после бессонных ночей, ни после каких бы то ни было трудов, не выказывал ни малейшей усталости и, не зная грамоте, никогда не забывал ни одного счета денег и пудов муки по огромным обозам, которые он продавал, и ни одной копны ужи на хлеба на каждой десятине богучаровских полей.
Этого то Дрона Алпатыч, приехавший из разоренных Лысых Гор, призвал к себе в день похорон князя и приказал ему приготовить двенадцать лошадей под экипажи княжны и восемнадцать подвод под обоз, который должен был быть поднят из Богучарова. Хотя мужики и были оброчные, исполнение приказания этого не могло встретить затруднения, по мнению Алпатыча, так как в Богучарове было двести тридцать тягол и мужики были зажиточные. Но староста Дрон, выслушав приказание, молча опустил глаза. Алпатыч назвал ему мужиков, которых он знал и с которых он приказывал взять подводы.
Дрон отвечал, что лошади у этих мужиков в извозе. Алпатыч назвал других мужиков, и у тех лошадей не было, по словам Дрона, одни были под казенными подводами, другие бессильны, у третьих подохли лошади от бескормицы. Лошадей, по мнению Дрона, нельзя было собрать не только под обоз, но и под экипажи.
Алпатыч внимательно посмотрел на Дрона и нахмурился. Как Дрон был образцовым старостой мужиком, так и Алпатыч недаром управлял двадцать лет имениями князя и был образцовым управляющим. Он в высшей степени способен был понимать чутьем потребности и инстинкты народа, с которым имел дело, и потому он был превосходным управляющим. Взглянув на Дрона, он тотчас понял, что ответы Дрона не были выражением мысли Дрона, но выражением того общего настроения богучаровского мира, которым староста уже был захвачен. Но вместе с тем он знал, что нажившийся и ненавидимый миром Дрон должен был колебаться между двумя лагерями – господским и крестьянским. Это колебание он заметил в его взгляде, и потому Алпатыч, нахмурившись, придвинулся к Дрону.
– Ты, Дронушка, слушай! – сказал он. – Ты мне пустого не говори. Его сиятельство князь Андрей Николаич сами мне приказали, чтобы весь народ отправить и с неприятелем не оставаться, и царский на то приказ есть. А кто останется, тот царю изменник. Слышишь?
– Слушаю, – отвечал Дрон, не поднимая глаз.
Алпатыч не удовлетворился этим ответом.
– Эй, Дрон, худо будет! – сказал Алпатыч, покачав головой.
– Власть ваша! – сказал Дрон печально.
– Эй, Дрон, оставь! – повторил Алпатыч, вынимая руку из за пазухи и торжественным жестом указывая ею на пол под ноги Дрона. – Я не то, что тебя насквозь, я под тобой на три аршина все насквозь вижу, – сказал он, вглядываясь в пол под ноги Дрона.
Дрон смутился, бегло взглянул на Алпатыча и опять опустил глаза.
– Ты вздор то оставь и народу скажи, чтобы собирались из домов идти в Москву и готовили подводы завтра к утру под княжнин обоз, да сам на сходку не ходи. Слышишь?
Дрон вдруг упал в ноги.
– Яков Алпатыч, уволь! Возьми от меня ключи, уволь ради Христа.
– Оставь! – сказал Алпатыч строго. – Под тобой насквозь на три аршина вижу, – повторил он, зная, что его мастерство ходить за пчелами, знание того, когда сеять овес, и то, что он двадцать лет умел угодить старому князю, давно приобрели ему славу колдуна и что способность видеть на три аршина под человеком приписывается колдунам.
Дрон встал и хотел что то сказать, но Алпатыч перебил его:
– Что вы это вздумали? А?.. Что ж вы думаете? А?
– Что мне с народом делать? – сказал Дрон. – Взбуровило совсем. Я и то им говорю…
– То то говорю, – сказал Алпатыч. – Пьют? – коротко спросил он.
– Весь взбуровился, Яков Алпатыч: другую бочку привезли.
– Так ты слушай. Я к исправнику поеду, а ты народу повести, и чтоб они это бросили, и чтоб подводы были.
– Слушаю, – отвечал Дрон.
Больше Яков Алпатыч не настаивал. Он долго управлял народом и знал, что главное средство для того, чтобы люди повиновались, состоит в том, чтобы не показывать им сомнения в том, что они могут не повиноваться. Добившись от Дрона покорного «слушаю с», Яков Алпатыч удовлетворился этим, хотя он не только сомневался, но почти был уверен в том, что подводы без помощи воинской команды не будут доставлены.
И действительно, к вечеру подводы не были собраны. На деревне у кабака была опять сходка, и на сходке положено было угнать лошадей в лес и не выдавать подвод. Ничего не говоря об этом княжне, Алпатыч велел сложить с пришедших из Лысых Гор свою собственную кладь и приготовить этих лошадей под кареты княжны, а сам поехал к начальству.

Х
После похорон отца княжна Марья заперлась в своей комнате и никого не впускала к себе. К двери подошла девушка сказать, что Алпатыч пришел спросить приказания об отъезде. (Это было еще до разговора Алпатыча с Дроном.) Княжна Марья приподнялась с дивана, на котором она лежала, и сквозь затворенную дверь проговорила, что она никуда и никогда не поедет и просит, чтобы ее оставили в покое.
Окна комнаты, в которой лежала княжна Марья, были на запад. Она лежала на диване лицом к стене и, перебирая пальцами пуговицы на кожаной подушке, видела только эту подушку, и неясные мысли ее были сосредоточены на одном: она думала о невозвратимости смерти и о той своей душевной мерзости, которой она не знала до сих пор и которая выказалась во время болезни ее отца. Она хотела, но не смела молиться, не смела в том душевном состоянии, в котором она находилась, обращаться к богу. Она долго лежала в этом положении.
Солнце зашло на другую сторону дома и косыми вечерними лучами в открытые окна осветило комнату и часть сафьянной подушки, на которую смотрела княжна Марья. Ход мыслей ее вдруг приостановился. Она бессознательно приподнялась, оправила волоса, встала и подошла к окну, невольно вдыхая в себя прохладу ясного, но ветреного вечера.
«Да, теперь тебе удобно любоваться вечером! Его уж нет, и никто тебе не помешает», – сказала она себе, и, опустившись на стул, она упала головой на подоконник.
Кто то нежным и тихим голосом назвал ее со стороны сада и поцеловал в голову. Она оглянулась. Это была m lle Bourienne, в черном платье и плерезах. Она тихо подошла к княжне Марье, со вздохом поцеловала ее и тотчас же заплакала. Княжна Марья оглянулась на нее. Все прежние столкновения с нею, ревность к ней, вспомнились княжне Марье; вспомнилось и то, как он последнее время изменился к m lle Bourienne, не мог ее видеть, и, стало быть, как несправедливы были те упреки, которые княжна Марья в душе своей делала ей. «Да и мне ли, мне ли, желавшей его смерти, осуждать кого нибудь! – подумала она.
Княжне Марье живо представилось положение m lle Bourienne, в последнее время отдаленной от ее общества, но вместе с тем зависящей от нее и живущей в чужом доме. И ей стало жалко ее. Она кротко вопросительно посмотрела на нее и протянула ей руку. M lle Bourienne тотчас заплакала, стала целовать ее руку и говорить о горе, постигшем княжну, делая себя участницей этого горя. Она говорила о том, что единственное утешение в ее горе есть то, что княжна позволила ей разделить его с нею. Она говорила, что все бывшие недоразумения должны уничтожиться перед великим горем, что она чувствует себя чистой перед всеми и что он оттуда видит ее любовь и благодарность. Княжна слушала ее, не понимая ее слов, но изредка взглядывая на нее и вслушиваясь в звуки ее голоса.
– Ваше положение вдвойне ужасно, милая княжна, – помолчав немного, сказала m lle Bourienne. – Я понимаю, что вы не могли и не можете думать о себе; но я моей любовью к вам обязана это сделать… Алпатыч был у вас? Говорил он с вами об отъезде? – спросила она.
Княжна Марья не отвечала. Она не понимала, куда и кто должен был ехать. «Разве можно было что нибудь предпринимать теперь, думать о чем нибудь? Разве не все равно? Она не отвечала.
– Вы знаете ли, chere Marie, – сказала m lle Bourienne, – знаете ли, что мы в опасности, что мы окружены французами; ехать теперь опасно. Ежели мы поедем, мы почти наверное попадем в плен, и бог знает…