Эсмеральдас

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Город
Эсмеральдас
Esmeraldas
Страна
Эквадор
Провинция
Эсмеральдас (провинция)
Координаты
Население
154 035[1] человек (2010)
Часовой пояс
Показать/скрыть карты

Эсмеральдас — прибрежный город на северо-западе Эквадора. Находится в одноименном кантоне и является административным центром провинции Эсмеральдас. В городе расположен международный морской порт, выходящий к Тихому океану, и небольшой аэропорт. Является одним из важных портов страны после Гуаякиля. Эсмеральдас — главный торговый центр в регионе, через него вывозятся сельскохозяйственные продукты и пиломатериалы.





Экономика

Городской порт важен для северной части Эквадора. В основном идёт на экспорт древесина, затем — бананы и другие сельскохозяйственные продукты. Развита туристическая отрасль.

Сельское хозяйство и животноводство

Местность позволяет выращивать рис, кукурузу, различные виды пальм, базилик и множество различных тропических фруктов. Произрастает много видов лесов. Скотоводство и рыболовство (добываются окунь, тунец и др.) имеют важное значение в экономике города.

Промышленность

Основными отраслями производства являются обработка древесины, химическая и нефтяная промышленности. В 1987 году уже обрабатывалось 90 тыс. баррелей нефти в день. В 1995 — 110 тысяч.

Известные уроженцы

Напишите отзыв о статье "Эсмеральдас"

Примечания

  1. [www.citypopulation.de/Ecuador-Cities.html?cityid=896 Citypopulation.de]



Отрывок, характеризующий Эсмеральдас

«Ах, скорее, скорее вернуться к тому времени, и чтобы теперешнее все кончилось поскорее, поскорее, чтобы оставили они меня в покое!»


Лысые Горы, именье князя Николая Андреича Болконского, находились в шестидесяти верстах от Смоленска, позади его, и в трех верстах от Московской дороги.
В тот же вечер, как князь отдавал приказания Алпатычу, Десаль, потребовав у княжны Марьи свидания, сообщил ей, что так как князь не совсем здоров и не принимает никаких мер для своей безопасности, а по письму князя Андрея видно, что пребывание в Лысых Горах небезопасно, то он почтительно советует ей самой написать с Алпатычем письмо к начальнику губернии в Смоленск с просьбой уведомить ее о положении дел и о мере опасности, которой подвергаются Лысые Горы. Десаль написал для княжны Марьи письмо к губернатору, которое она подписала, и письмо это было отдано Алпатычу с приказанием подать его губернатору и, в случае опасности, возвратиться как можно скорее.
Получив все приказания, Алпатыч, провожаемый домашними, в белой пуховой шляпе (княжеский подарок), с палкой, так же как князь, вышел садиться в кожаную кибиточку, заложенную тройкой сытых саврасых.
Колокольчик был подвязан, и бубенчики заложены бумажками. Князь никому не позволял в Лысых Горах ездить с колокольчиком. Но Алпатыч любил колокольчики и бубенчики в дальней дороге. Придворные Алпатыча, земский, конторщик, кухарка – черная, белая, две старухи, мальчик казачок, кучера и разные дворовые провожали его.
Дочь укладывала за спину и под него ситцевые пуховые подушки. Свояченица старушка тайком сунула узелок. Один из кучеров подсадил его под руку.
– Ну, ну, бабьи сборы! Бабы, бабы! – пыхтя, проговорил скороговоркой Алпатыч точно так, как говорил князь, и сел в кибиточку. Отдав последние приказания о работах земскому и в этом уж не подражая князю, Алпатыч снял с лысой головы шляпу и перекрестился троекратно.
– Вы, ежели что… вы вернитесь, Яков Алпатыч; ради Христа, нас пожалей, – прокричала ему жена, намекавшая на слухи о войне и неприятеле.
– Бабы, бабы, бабьи сборы, – проговорил Алпатыч про себя и поехал, оглядывая вокруг себя поля, где с пожелтевшей рожью, где с густым, еще зеленым овсом, где еще черные, которые только начинали двоить. Алпатыч ехал, любуясь на редкостный урожай ярового в нынешнем году, приглядываясь к полоскам ржаных пелей, на которых кое где начинали зажинать, и делал свои хозяйственные соображения о посеве и уборке и о том, не забыто ли какое княжеское приказание.
Два раза покормив дорогой, к вечеру 4 го августа Алпатыч приехал в город.
По дороге Алпатыч встречал и обгонял обозы и войска. Подъезжая к Смоленску, он слышал дальние выстрелы, но звуки эти не поразили его. Сильнее всего поразило его то, что, приближаясь к Смоленску, он видел прекрасное поле овса, которое какие то солдаты косили, очевидно, на корм и по которому стояли лагерем; это обстоятельство поразило Алпатыча, но он скоро забыл его, думая о своем деле.