Эффект ложного консенсуса

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Эффе́кт ло́жного консе́нсуса (или Эффект ложного согласия) — это склонность проецировать свой способ мышления на других людей.[1] Иными словами, люди склонны полагать, что все остальные думают точно так же, как они сами. Эта предполагаемая корреляция, не подтверждающаяся данными статистики, вызывает впечатление несуществующего консенсуса. Такое логическое заблуждение затрагивает группу людей или отдельных личностей, предполагающих что их собственные мнения, верования и пристрастия значительно более распространены в обществе, чем это есть на самом деле.

Эта предвзятость часто присутствует в групповой среде, где один человек думает, что коллективное мнение их группы совпадает с мнением большинства. Поскольку члены группы достигают консенсуса и редко сталкиваются с теми, кто спорит с этим, они имеют склонность считать, что все думают таким же образом.

Кроме того, сталкиваясь со случаями, когда этот консенсус отсутствует, люди часто полагают, что те, кто не соглашается с ними, являются в чем-то неполноценными.

Единой причины для этого когнитивного искажения нет; предполагается, что лежащими в основе факторами являются эвристика доступности (англ. availability heuristic) и завышение самооценки (англ. self-serving bias), по крайней мере отчасти. Также за этим феноменом может скрываться защитный механизм.

Эффект ложного консенсуса может быть противопоставлен феномену множественного невежества (англ. pluralistic ignorance), который характеризуется тем, что люди про себя презирают, но на публике поддерживают норму (или верование). Напротив, при эффекте ложного консенсуса люди считают, что большинство других думают так же как они, хотя на самом деле большая часть не думает так же (и открыто выражает своё несогласие). К примеру, «феномен множественного невежества» может заставить студента пить алкоголь в неразумных количествах, потому что он считает, что ВСЕ это делают, хотя на самом деле остальные тоже хотели бы избежать пьянок, но никто не высказывает такие мысли из-за страха быть отверженным. Эффект ложного консенсуса в той же ситуации может означать, что студент верит, что большинству нравится пить алкоголь в больших количествах, в то время как им на самом деле это не нравится, и они открыто говорят об этом.



См. также

Напишите отзыв о статье "Эффект ложного консенсуса"

Примечания

  1. [www.psychologycampus.com/social-psychology/false-consensus.html False Consensus & False Uniqueness] (англ.). Psychology Campus.com. [www.webcitation.org/671Zf1x6I Архивировано из первоисточника 19 апреля 2012].

Ссылки

  • [chugreev.ru/s-literature/falseconsent.html Фрагмент из книги: Социальная психология / Ш. Тейлор, Л. Пипло, Д. Сирс. — 10-е изд. СПб.: Питер, 2004.]



Отрывок, характеризующий Эффект ложного консенсуса

Пьера провели в освещенную большую столовую; через несколько минут послышались шаги, и княжна с Наташей вошли в комнату. Наташа была спокойна, хотя строгое, без улыбки, выражение теперь опять установилось на ее лице. Княжна Марья, Наташа и Пьер одинаково испытывали то чувство неловкости, которое следует обыкновенно за оконченным серьезным и задушевным разговором. Продолжать прежний разговор невозможно; говорить о пустяках – совестно, а молчать неприятно, потому что хочется говорить, а этим молчанием как будто притворяешься. Они молча подошли к столу. Официанты отодвинули и пододвинули стулья. Пьер развернул холодную салфетку и, решившись прервать молчание, взглянул на Наташу и княжну Марью. Обе, очевидно, в то же время решились на то же: у обеих в глазах светилось довольство жизнью и признание того, что, кроме горя, есть и радости.
– Вы пьете водку, граф? – сказала княжна Марья, и эти слова вдруг разогнали тени прошедшего.
– Расскажите же про себя, – сказала княжна Марья. – Про вас рассказывают такие невероятные чудеса.
– Да, – с своей, теперь привычной, улыбкой кроткой насмешки отвечал Пьер. – Мне самому даже рассказывают про такие чудеса, каких я и во сне не видел. Марья Абрамовна приглашала меня к себе и все рассказывала мне, что со мной случилось, или должно было случиться. Степан Степаныч тоже научил меня, как мне надо рассказывать. Вообще я заметил, что быть интересным человеком очень покойно (я теперь интересный человек); меня зовут и мне рассказывают.
Наташа улыбнулась и хотела что то сказать.
– Нам рассказывали, – перебила ее княжна Марья, – что вы в Москве потеряли два миллиона. Правда это?
– А я стал втрое богаче, – сказал Пьер. Пьер, несмотря на то, что долги жены и необходимость построек изменили его дела, продолжал рассказывать, что он стал втрое богаче.
– Что я выиграл несомненно, – сказал он, – так это свободу… – начал он было серьезно; но раздумал продолжать, заметив, что это был слишком эгоистический предмет разговора.
– А вы строитесь?
– Да, Савельич велит.
– Скажите, вы не знали еще о кончине графини, когда остались в Москве? – сказала княжна Марья и тотчас же покраснела, заметив, что, делая этот вопрос вслед за его словами о том, что он свободен, она приписывает его словам такое значение, которого они, может быть, не имели.
– Нет, – отвечал Пьер, не найдя, очевидно, неловким то толкование, которое дала княжна Марья его упоминанию о своей свободе. – Я узнал это в Орле, и вы не можете себе представить, как меня это поразило. Мы не были примерные супруги, – сказал он быстро, взглянув на Наташу и заметив в лице ее любопытство о том, как он отзовется о своей жене. – Но смерть эта меня страшно поразила. Когда два человека ссорятся – всегда оба виноваты. И своя вина делается вдруг страшно тяжела перед человеком, которого уже нет больше. И потом такая смерть… без друзей, без утешения. Мне очень, очень жаль еe, – кончил он и с удовольствием заметил радостное одобрение на лице Наташи.