Бульвер-Литтон, Эдвард

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Э.Дж. Булвер-Литтон»)
Перейти к: навигация, поиск
Эдвард Бульвер-Литтон
Edward Bulwer-Lytton

Г. У. Пикерсгилл. Портрет Э. Бульвер-Литтона.
Имя при рождении:

Эдвард Джордж Эрл Литтон Бульвер

Дата рождения:

25 мая 1803(1803-05-25)

Место рождения:

Лондон

Дата смерти:

18 января 1873(1873-01-18) (69 лет)

Место смерти:

Торки, Девоншир

Род деятельности:

прозаик, поэт, драматург

Жанр:

исторический роман, светский роман, литература ужасов

[www.lib.ru/PXESY/LITTON/ Произведения на сайте Lib.ru]

Э́двард Бу́львер-Ли́ттон, 1-й барон Литтон (англ. Edward George Earle Lytton Bulwer-Lytton, 1st Baron Lytton, 25 мая 1803 — 18 января 1873) — английский писатель.





Биография

Его фамилия при рождении была просто Бульвер, а Эрл и Литтон — это средние имена. В 1844 году получил титул барона Литтона, и с тех пор его фамилия официально стала Бульвер-Литтон. Сын генерала Вильяма Бульвера, получил под руководством своей матери, урождённой Литтон, тщательное домашнее образование.

Поступив в Кембриджский университет, впервые обратил на себя внимание поэмой «Sculpture», за которую был удостоен премии. В 1831 году был избран в члены нижней палаты и примкнул к партии вигов; хотя в парламенте особенно выдающейся роли не играл, но был некоторое время горячим приверженцем идей этой партии и проводил их в своих произведениях. Впоследствии в его воззрениях произошёл переворот, и в 1852—59 гг. он находился в рядах тори; в 1858—59 гг. даже занимал пост статс-секретаря колоний в консервативном министерстве. В 1866 г. Бульвер-Литтон с титулом лорда Литтона, унаследованным по смерти последнего представителя этого рода, вступил в верхнюю палату. Бульвер-Литтон не был счастлив в семейной жизни: он должен был развестись со своей женой Розиной, также писательницей, которая впоследствии выставила его в очень мрачных красках в скандальном романе «Cleveby», наделавшем в своё время много шума.

Более всего известен романом «Пелэм, или Приключения джентльмена» (1828), который пользовался успехом в Европе. А. С. Пушкин под впечатлением от него собирался писать роман «Русский Пелам»; от этого замысла сохранилось несколько развёрнутых планов.[1].

Под впечатлением полотна Карла Брюллова «Последний день Помпеи» написал роман «Последние дни Помпеи».

Бульвер-Литтон был членом общества английских розенкрейцеров, интересовался оккультизмом, и многие его произведения («Занони» и другие в жанре ужасов) следует читать именно в таком контексте.

В связи с этим интересен и его поздний роман «Грядущая раса» (1871), одно из первых произведений научной фантастики, где рассказывалось о сверх-цивилизации, живущей под поверхностью Земли. Тут впервые появляется придуманное автором понятие «Вриль» для обозначения магической энергии; тот, кто овладевает ей — становится хозяином своей судьбы и всего мира.

Фраза «Стояла тёмная ненастная ночь» (англ. It was a dark and stormy night), начинающая роман «Пол Клиффорд», служит названием конкурса на самое худшее начало художественного произведения, проводимого факультетом английского языка Университета штата в Сан-Хосе. Призовой фонд — 250 долларов США, основной критерий — «словесная избыточность, напыщенность, замысловатость, словоблудие и клинический бред».

Его брат Генри и сын Роберт, помимо карьеры на дипломатическом поприще, успели также сделать себе имена и в литературе[2][3].

Сочинения

  • «Пелэм, или Приключения джентльмена» (1828)
  • «Юджин Эрам» (1832)
  • «Последние дни Помпеи» (1834)
  • «Риенци, последний из римских трибунов» (1835)
  • «Занони» («Призрак») (1842)
  • «Гарольд, последний из саксов» (1848)
  • «Кэкстоны» (1849)
  • «Мой роман» (1851)
  • «Грядущая раса» (1871),[4][5] переиздавалась под названием «Врил: Сила грядущей расы»
  • «Кенелм Чилингли, его приключения и взгляды на жизнь» (1873)

Пьесы

  • «Леди из Лиона» (1839)
  • «Деньги» (1840)
  • «Ришельё» (1839)
  • «Герцогиня ла Вальер»

Переводы на русский язык

  • «Рейнские пилигримы» (Москва, 1835)
  • «Лейла, или осада Гренады» (Москва, 1842)
  • «Гародьд, последний саксонский король в Англии» (СПб., 1848)
  • «Эрнест Мальтраверс» (СПб., 1850)
  • «Какстоны» (семейная картина, 2 т., Москва, 1851)
  • «Мой роман, или разнообразие английской жизни» (СПб., 1853)
  • «Пельгам» (СПб., 1859)
  • «Евгений Арам» (СПб., 1860)
  • «Странная история» (СПб., 1865)
  • «Что он с этим сделает» (СПб.,. 1870)
  • «Павзаний, спартанец» (Москва, 1871)
  • «Свобода без закона, или последний римский трибун» (Моск., 1871)
  • «Кенельм Чилингли, его приключения и мнения» (СПб., 1873 и Москва, 1874)
  • «Парижане» (Москва, 1875)
  • «Герцогиня ла Вальер» (драма в 5 д., пер. А. Кейзера, Моск., 1874)
  • «Король англосаксов» (Москва, 1878)
  • «Последний барон» (СПб., 1879)
  • «Призрак» (СПб, 1880)
  • «Король Артур» (в переделке для детей с карт., Москва, 1882)
  • «Завоевание Англии норманнами» (Москва, 1883)
  • «Последние дни Помпеи» (СПб., 1886)
  • «Грядущая раса» (перев. А. Каменского, СПб., 1891)
  • «Странная история» (перев. Ю. Горшковой, Самара, 2012)

Напишите отзыв о статье "Бульвер-Литтон, Эдвард"

Примечания

  1. Напр.: Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин». Комментарий. Л., 1983.
  2. Бульвер, Генри // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. В. Сытина, 1911—1915.</span>
  3. Бульвер, Эдвард-Роберт // Военная энциклопедия : [в 18 т.] / под ред. В. Ф. Новицкого [и др.]. — СПб. ; [М.] : Тип. т-ва И. В. Сытина, 1911—1915.</span>
  4. [www.lib.ru/PXESY/LITTON/litton_race.txt Публичная электронная библиотека: Эдуардъ Бульверъ (лордъ Литтон). «Грядущая раса»]
  5. [books.prometey.org/read/l4/6711.html Публичная электронная библиотека: Эдуардъ Бульверъ (лордъ Литтон). «Грядущая раса»]
  6. </ol>

Сочинения

  • Булвер-Литтон Э. Пелэм, или Приключения джентльмена. М., 1958
  • Булвер-Литтон Э. Пьесы. М., 1960
  • Булвер-Литтон Э. Кенелм Чиллингли, его приключения и взгляды на жизнь. М., 1985
  • Булвер-Литтон Э. Последние дни Помпеи; Пелэм. М., 1988
  • Булвер-Литтон Э. Призрак. М., 1994

Литература

  • Бульвер Литтон, Эдвард-Джорж-Чарльс // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Матвеенко И. А. Восприятие творчества Э.Бульвера-Литтона в России 1830—1850-х гг. — Томск, 2005. — 248 с.
  • Чичерин А. В. «Пелэм» Бульвер-Литтона // Бульвер-Литтон Э. Пелэм, или Приключения джентльмена. М., 1958.
  • Christensen, Allan Conrad (1976). Edward Bulwer-Lytton: The Fiction of New Regions. Athens, Georgia: The University of Georgia Press. ISBN 0-8203-0387-9.
  • Mitchell L. G., (2003). Bulwer Lytton: The Rise and Fall of a Victorian Man of Letters. London & New York:: Hambledon and London. ISBN 1-85285-423-5. (Distributed in the U.S. and Canada by Palgrave Macmillan)

Ссылки

  • [bibliograph.ru/Biblio/B/bulwer-lytton_e/bulwer-lytton_e.html Библиография русских переводов]
  • [az.lib.ru/b/bulxwerlitton_e_d/ Сочинения Бульвер-Литтон на сайте Lib.ru: Классика]
  • [page.divo.ru/lukas/perevod/F_Bulwer.html Бульвер-Литтон — биографическая справка и стихотворения в переводах Александра Лукьянова] (недоступная ссылка с 26-05-2013 (2795 дней))
  • [www.krugosvet.ru/enc/kultura_i_obrazovanie/literatura/BULVER-LITTON_EDUARD_DZHORDZH.html Бульвер-Литтон, Эдвард] // Энциклопедия «Кругосвет».

Отрывок, характеризующий Бульвер-Литтон, Эдвард

Между тем по диспозиции: «die erste Colonne marschiert» [первая колонна идет (нем.) ] и т. д., пехотные войска опоздавших колонн, которыми командовал Бенигсен и управлял Толь, выступили как следует и, как всегда бывает, пришли куда то, но только не туда, куда им было назначено. Как и всегда бывает, люди, вышедшие весело, стали останавливаться; послышалось неудовольствие, сознание путаницы, двинулись куда то назад. Проскакавшие адъютанты и генералы кричали, сердились, ссорились, говорили, что совсем не туда и опоздали, кого то бранили и т. д., и наконец, все махнули рукой и пошли только с тем, чтобы идти куда нибудь. «Куда нибудь да придем!» И действительно, пришли, но не туда, а некоторые туда, но опоздали так, что пришли без всякой пользы, только для того, чтобы в них стреляли. Толь, который в этом сражении играл роль Вейротера в Аустерлицком, старательно скакал из места в место и везде находил все навыворот. Так он наскакал на корпус Багговута в лесу, когда уже было совсем светло, а корпус этот давно уже должен был быть там, с Орловым Денисовым. Взволнованный, огорченный неудачей и полагая, что кто нибудь виноват в этом, Толь подскакал к корпусному командиру и строго стал упрекать его, говоря, что за это расстрелять следует. Багговут, старый, боевой, спокойный генерал, тоже измученный всеми остановками, путаницами, противоречиями, к удивлению всех, совершенно противно своему характеру, пришел в бешенство и наговорил неприятных вещей Толю.
– Я уроков принимать ни от кого не хочу, а умирать с своими солдатами умею не хуже другого, – сказал он и с одной дивизией пошел вперед.
Выйдя на поле под французские выстрелы, взволнованный и храбрый Багговут, не соображая того, полезно или бесполезно его вступление в дело теперь, и с одной дивизией, пошел прямо и повел свои войска под выстрелы. Опасность, ядра, пули были то самое, что нужно ему было в его гневном настроении. Одна из первых пуль убила его, следующие пули убили многих солдат. И дивизия его постояла несколько времени без пользы под огнем.


Между тем с фронта другая колонна должна была напасть на французов, но при этой колонне был Кутузов. Он знал хорошо, что ничего, кроме путаницы, не выйдет из этого против его воли начатого сражения, и, насколько то было в его власти, удерживал войска. Он не двигался.
Кутузов молча ехал на своей серенькой лошадке, лениво отвечая на предложения атаковать.
– У вас все на языке атаковать, а не видите, что мы не умеем делать сложных маневров, – сказал он Милорадовичу, просившемуся вперед.
– Не умели утром взять живьем Мюрата и прийти вовремя на место: теперь нечего делать! – отвечал он другому.
Когда Кутузову доложили, что в тылу французов, где, по донесениям казаков, прежде никого не было, теперь было два батальона поляков, он покосился назад на Ермолова (он с ним не говорил еще со вчерашнего дня).
– Вот просят наступления, предлагают разные проекты, а чуть приступишь к делу, ничего не готово, и предупрежденный неприятель берет свои меры.
Ермолов прищурил глаза и слегка улыбнулся, услыхав эти слова. Он понял, что для него гроза прошла и что Кутузов ограничится этим намеком.
– Это он на мой счет забавляется, – тихо сказал Ермолов, толкнув коленкой Раевского, стоявшего подле него.
Вскоре после этого Ермолов выдвинулся вперед к Кутузову и почтительно доложил:
– Время не упущено, ваша светлость, неприятель не ушел. Если прикажете наступать? А то гвардия и дыма не увидит.
Кутузов ничего не сказал, но когда ему донесли, что войска Мюрата отступают, он приказал наступленье; но через каждые сто шагов останавливался на три четверти часа.
Все сраженье состояло только в том, что сделали казаки Орлова Денисова; остальные войска лишь напрасно потеряли несколько сот людей.
Вследствие этого сражения Кутузов получил алмазный знак, Бенигсен тоже алмазы и сто тысяч рублей, другие, по чинам соответственно, получили тоже много приятного, и после этого сражения сделаны еще новые перемещения в штабе.
«Вот как у нас всегда делается, все навыворот!» – говорили после Тарутинского сражения русские офицеры и генералы, – точно так же, как и говорят теперь, давая чувствовать, что кто то там глупый делает так, навыворот, а мы бы не так сделали. Но люди, говорящие так, или не знают дела, про которое говорят, или умышленно обманывают себя. Всякое сражение – Тарутинское, Бородинское, Аустерлицкое – всякое совершается не так, как предполагали его распорядители. Это есть существенное условие.
Бесчисленное количество свободных сил (ибо нигде человек не бывает свободнее, как во время сражения, где дело идет о жизни и смерти) влияет на направление сражения, и это направление никогда не может быть известно вперед и никогда не совпадает с направлением какой нибудь одной силы.
Ежели многие, одновременно и разнообразно направленные силы действуют на какое нибудь тело, то направление движения этого тела не может совпадать ни с одной из сил; а будет всегда среднее, кратчайшее направление, то, что в механике выражается диагональю параллелограмма сил.
Ежели в описаниях историков, в особенности французских, мы находим, что у них войны и сражения исполняются по вперед определенному плану, то единственный вывод, который мы можем сделать из этого, состоит в том, что описания эти не верны.
Тарутинское сражение, очевидно, не достигло той цели, которую имел в виду Толь: по порядку ввести по диспозиции в дело войска, и той, которую мог иметь граф Орлов; взять в плен Мюрата, или цели истребления мгновенно всего корпуса, которую могли иметь Бенигсен и другие лица, или цели офицера, желавшего попасть в дело и отличиться, или казака, который хотел приобрести больше добычи, чем он приобрел, и т. д. Но, если целью было то, что действительно совершилось, и то, что для всех русских людей тогда было общим желанием (изгнание французов из России и истребление их армии), то будет совершенно ясно, что Тарутинское сражение, именно вследствие его несообразностей, было то самое, что было нужно в тот период кампании. Трудно и невозможно придумать какой нибудь исход этого сражения, более целесообразный, чем тот, который оно имело. При самом малом напряжении, при величайшей путанице и при самой ничтожной потере были приобретены самые большие результаты во всю кампанию, был сделан переход от отступления к наступлению, была обличена слабость французов и был дан тот толчок, которого только и ожидало наполеоновское войско для начатия бегства.


Наполеон вступает в Москву после блестящей победы de la Moskowa; сомнения в победе не может быть, так как поле сражения остается за французами. Русские отступают и отдают столицу. Москва, наполненная провиантом, оружием, снарядами и несметными богатствами, – в руках Наполеона. Русское войско, вдвое слабейшее французского, в продолжение месяца не делает ни одной попытки нападения. Положение Наполеона самое блестящее. Для того, чтобы двойными силами навалиться на остатки русской армии и истребить ее, для того, чтобы выговорить выгодный мир или, в случае отказа, сделать угрожающее движение на Петербург, для того, чтобы даже, в случае неудачи, вернуться в Смоленск или в Вильну, или остаться в Москве, – для того, одним словом, чтобы удержать то блестящее положение, в котором находилось в то время французское войско, казалось бы, не нужно особенной гениальности. Для этого нужно было сделать самое простое и легкое: не допустить войска до грабежа, заготовить зимние одежды, которых достало бы в Москве на всю армию, и правильно собрать находившийся в Москве более чем на полгода (по показанию французских историков) провиант всему войску. Наполеон, этот гениальнейший из гениев и имевший власть управлять армиею, как утверждают историки, ничего не сделал этого.