Гау, Эдуард Петрович

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Э. Гау»)
Перейти к: навигация, поиск
Эдуард Петрович Гау
Имя при рождении:

Эдуард Петрович Гау

Дата рождения:

1807(1807)

Место рождения:

Ревель

Дата смерти:

1887(1887)

Подданство:

Российская империя

Учёба:

Академия художеств Дрездена, Императорская Академия художеств

Награды:

Серебряная медаль Императорской Академии художеств

Звания:

академик

Работы на Викискладе

Эдуард Петрович (Иванович) Гау (1807, Ревель1887) — русский художник, мастер архитектурной акварели. Художник работал с акварелью в технике отмывки. Его «портреты интерьеров» выполнены с большим мастерством — точное построение перспективы, прорисовка деталей очень тщательная.





Биография

Эдуард Петрович Гау родился в 1807 году в Ревеле (ныне город Таллин) и «состоял в русском подданстве». Его отец Иоганн (Иоганнес) Гау (1771, Фленсбург — 1838, Ревель), не получив специального художественного образования, был известен как «ландшафтный художник» и декоратор. Младший брат Владимир стал одним из ведущих мастеров камерного акварельного портрета. Эдуард занимался рисованием с детства и в 18301832 годах на свои средства обучался живописи в Академии художеств Дрездена. В 1838 (или 1836[1]) году Санкт-Петербургской Императорской Академией художеств ему было присвоено звание неклассного художника и вручена серебряная медаль. В 1854 (или в 1864[1]) году Эдуарду Петровичу было присвоено звание академика перспективной акварельной живописи.

Наибольшую известность художнику принесли акварели интерьеров известных зданий Москвы, Санкт-Петербурга, Гатчины, написанные по заказу императорской семьи, хотя известно и несколько портретов в его исполнении. В Москве он рисовал интерьеры Большого Кремлёвского дворца, Николаевского дворца; в Санкт-Петербурге — Михайловского замка, Зимнего дворца и Эрмитажа, в Гатчине — интерьеры Большого Гатчинского дворца.

Гатчинские работы

Только в Гатчинском дворце Гау было написано 59 акварелей, часть из которых до 1920-х годов хранилась в коллекции дворца, и лишь потом была передана в Эрмитаж. В Гатчине Гау впервые появился в 1862 году для создания акварелей с видами кабинетов Николая I и Александра II и продолжил работу во дворце только в 1874 году.

Гатчинские акварели представляют собой особую ценность, поскольку Большой Гатчинский дворец был полностью сожжён во время Великой Отечественной войны отступающими немецкими войсками, и эти картины служат ценным материалом при проведении реставрации интерьеров дворца. Последние работы художника были сделаны в Большом Гатчинском дворце и отмечены 1880 годом.

Галерея

Напишите отзыв о статье "Гау, Эдуард Петрович"

Примечания

  1. 1 2 [www.antiqinfo.narod.ru/kondakov/kond-051.htm Гау, Эдуард Петрович] // [leb.nlr.ru/fullpage/330181/Юбилейный-справочник-Императорской-Академии-художеств Юбилейный справочник Императорской Академии художеств. 1764-1914] / Сост. С.Н. Кондаков. — СПб.: т-во Р. Голике и А. Вильборг, 1914-1915. — Т. 2 Список русских художников к Юбилейному справочнику Императорской Академии художеств.. — С. 46. — 272 с.

Литература

  • О дозволении по Высочайшему повелению академику Гау изготовления рисунков внутренних видов Гатчинского дворца и об отводе ему помещения. 1877 год // Дворец и парк Гатчины в документах, письмах и воспоминаниях. XIX век / Руководитель проекта Н. С. Батенин. — СПб.: Союз-Дизайн, 2007. — С. 351-352. — 432 с. — 2000 экз. — ISBN 5-85871-207-X.

Ссылки

  • [www.art-catalog.ru/artist.php?id_artist=280 Арт-каталог. Гау Эдуард Петрович]
  • [history-gatchina.ru/museum/hau/ Императорские покои Гатчинского дворца в акварелях Эдуарда Гау]
  • [www.antiqinfo.narod.ru/kondakov/kond-051.htm Антикварная библиотека. Список русских художников Императорской академии художеств (стр. 46)]
  • [www.runivers.ru/lib/reader/144504/ Интерьеры Зимнего дворца, времен Николая 1 в акварелях Эдуарда Гау] на сайте Руниверс

Отрывок, характеризующий Гау, Эдуард Петрович

– Vous vous enrolez pour la guerre, mon prince? [Вы собираетесь на войну, князь?] – сказала Анна Павловна.
– Le general Koutouzoff, – сказал Болконский, ударяя на последнем слоге zoff , как француз, – a bien voulu de moi pour aide de camp… [Генералу Кутузову угодно меня к себе в адъютанты.]
– Et Lise, votre femme? [А Лиза, ваша жена?]
– Она поедет в деревню.
– Как вам не грех лишать нас вашей прелестной жены?
– Andre, [Андрей,] – сказала его жена, обращаясь к мужу тем же кокетливым тоном, каким она обращалась к посторонним, – какую историю нам рассказал виконт о m lle Жорж и Бонапарте!
Князь Андрей зажмурился и отвернулся. Пьер, со времени входа князя Андрея в гостиную не спускавший с него радостных, дружелюбных глаз, подошел к нему и взял его за руку. Князь Андрей, не оглядываясь, морщил лицо в гримасу, выражавшую досаду на того, кто трогает его за руку, но, увидав улыбающееся лицо Пьера, улыбнулся неожиданно доброй и приятной улыбкой.
– Вот как!… И ты в большом свете! – сказал он Пьеру.
– Я знал, что вы будете, – отвечал Пьер. – Я приеду к вам ужинать, – прибавил он тихо, чтобы не мешать виконту, который продолжал свой рассказ. – Можно?
– Нет, нельзя, – сказал князь Андрей смеясь, пожатием руки давая знать Пьеру, что этого не нужно спрашивать.
Он что то хотел сказать еще, но в это время поднялся князь Василий с дочерью, и два молодых человека встали, чтобы дать им дорогу.
– Вы меня извините, мой милый виконт, – сказал князь Василий французу, ласково притягивая его за рукав вниз к стулу, чтоб он не вставал. – Этот несчастный праздник у посланника лишает меня удовольствия и прерывает вас. Очень мне грустно покидать ваш восхитительный вечер, – сказал он Анне Павловне.
Дочь его, княжна Элен, слегка придерживая складки платья, пошла между стульев, и улыбка сияла еще светлее на ее прекрасном лице. Пьер смотрел почти испуганными, восторженными глазами на эту красавицу, когда она проходила мимо него.
– Очень хороша, – сказал князь Андрей.
– Очень, – сказал Пьер.
Проходя мимо, князь Василий схватил Пьера за руку и обратился к Анне Павловне.
– Образуйте мне этого медведя, – сказал он. – Вот он месяц живет у меня, и в первый раз я его вижу в свете. Ничто так не нужно молодому человеку, как общество умных женщин.


Анна Павловна улыбнулась и обещалась заняться Пьером, который, она знала, приходился родня по отцу князю Василью. Пожилая дама, сидевшая прежде с ma tante, торопливо встала и догнала князя Василья в передней. С лица ее исчезла вся прежняя притворность интереса. Доброе, исплаканное лицо ее выражало только беспокойство и страх.
– Что же вы мне скажете, князь, о моем Борисе? – сказала она, догоняя его в передней. (Она выговаривала имя Борис с особенным ударением на о ). – Я не могу оставаться дольше в Петербурге. Скажите, какие известия я могу привезти моему бедному мальчику?
Несмотря на то, что князь Василий неохотно и почти неучтиво слушал пожилую даму и даже выказывал нетерпение, она ласково и трогательно улыбалась ему и, чтоб он не ушел, взяла его за руку.
– Что вам стоит сказать слово государю, и он прямо будет переведен в гвардию, – просила она.
– Поверьте, что я сделаю всё, что могу, княгиня, – отвечал князь Василий, – но мне трудно просить государя; я бы советовал вам обратиться к Румянцеву, через князя Голицына: это было бы умнее.
Пожилая дама носила имя княгини Друбецкой, одной из лучших фамилий России, но она была бедна, давно вышла из света и утратила прежние связи. Она приехала теперь, чтобы выхлопотать определение в гвардию своему единственному сыну. Только затем, чтоб увидеть князя Василия, она назвалась и приехала на вечер к Анне Павловне, только затем она слушала историю виконта. Она испугалась слов князя Василия; когда то красивое лицо ее выразило озлобление, но это продолжалось только минуту. Она опять улыбнулась и крепче схватила за руку князя Василия.
– Послушайте, князь, – сказала она, – я никогда не просила вас, никогда не буду просить, никогда не напоминала вам о дружбе моего отца к вам. Но теперь, я Богом заклинаю вас, сделайте это для моего сына, и я буду считать вас благодетелем, – торопливо прибавила она. – Нет, вы не сердитесь, а вы обещайте мне. Я просила Голицына, он отказал. Soyez le bon enfant que vous аvez ete, [Будьте добрым малым, как вы были,] – говорила она, стараясь улыбаться, тогда как в ее глазах были слезы.
– Папа, мы опоздаем, – сказала, повернув свою красивую голову на античных плечах, княжна Элен, ожидавшая у двери.
Но влияние в свете есть капитал, который надо беречь, чтоб он не исчез. Князь Василий знал это, и, раз сообразив, что ежели бы он стал просить за всех, кто его просит, то вскоре ему нельзя было бы просить за себя, он редко употреблял свое влияние. В деле княгини Друбецкой он почувствовал, однако, после ее нового призыва, что то вроде укора совести. Она напомнила ему правду: первыми шагами своими в службе он был обязан ее отцу. Кроме того, он видел по ее приемам, что она – одна из тех женщин, особенно матерей, которые, однажды взяв себе что нибудь в голову, не отстанут до тех пор, пока не исполнят их желания, а в противном случае готовы на ежедневные, ежеминутные приставания и даже на сцены. Это последнее соображение поколебало его.
– Chere Анна Михайловна, – сказал он с своею всегдашнею фамильярностью и скукой в голосе, – для меня почти невозможно сделать то, что вы хотите; но чтобы доказать вам, как я люблю вас и чту память покойного отца вашего, я сделаю невозможное: сын ваш будет переведен в гвардию, вот вам моя рука. Довольны вы?