Нэгиси, Эйити

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Э. Нэгиси»)
Перейти к: навигация, поиск
Эйити Нэгиси
根岸 英一
Дата рождения:

14 июля 1935(1935-07-14) (84 года)

Место рождения:

Синьцзин, Маньчжоу-го
(ныне Чанчунь, КНР)

Страна:

Япония Япония

Научная сфера:

органическая химия

Место работы:

Teijin (1958—1960, 1963—1966)
Университет Пердью (1966—1972)
Сиракузский университет (1972—1979)
Университет Пердью (1979—)

Учёная степень:

доктор философии по органической химии (1963)

Альма-матер:

Университет Токио
Пенсильванский университет

Награды и премии:

Нобелевская премия по химии (2010)

Эйи́ти Нэги́си (яп. 根岸 英一 Нэгиси Эйити?, род. 14 июля 1935 года, Чанчунь) — японский[1] химик. Известен за открытие так называемой реакции Нэгиси (англ.). Почётный профессор Университета Пердью (США). Нобелевский лауреат в области химии за 2010 год.





Биография

Родился в 1935 году в городе Чанчунь (в то время — столица марионеточного японского государства Маньчжоу-го, в настоящее время принадлежит Китаю). В 1958 году окончил бакалавриат по направлению «Органическая химия» Токийского университета. С 1958 по 1960 годы работал в компании Teijin (англ.). Получил степень доктора философии по органической химии в Пенсильванском университете в 1963 году. После получения диплома снова вернулся в компанию Teijin (англ.), в которой проработал до 1966 года. Затем переехал в США, где два года работал постдоком у Герберта Брауна в Университете Пердью. В 1968 году получил там же должность ассистент-профессора. В 1972—1979 годах работал в Сиракузском университете, сначала на должности ассистент-профессора, а с 1976 года как доцент-профессор. В 1979 году возвращается в Университет Пердью на должность полного профессора. С 1999 года почётный профессор химии Университета Пердью.

Научные достижения

Нэгиси начал свои научные исследования в 1966 году под руководством Герберта Брауна. Первые его работы были посвящены изучению различных борорганических (англ.) реакций образования углерод-углеродных связей. Через некоторое время учёный пришёл к осознанию того, что необходимо сконцентрироваться на поиске каталитических реакций, ускоряющих синтез.

В 1972 году Нэгиси начал исследования металлорганических реакций, катализируемых переходными металлами. В течение 1976—1978 годов Нэгиси опубликовал порядка 10 работ, описывающих реакции кросс-сочетания (англ.) с участием различных металлорганических веществ, содержащих магний, цинк, бор, алюминий, стронций и цирконий, катализируемых палладием или никелем. Сегодня реакции, которые содержат цинк, алюминий или цирконий, называются реакциями Негиши. За эти открытия Нэгиси был награждён Нобелевской премией по химии 2010 года[2].

Членство в научных обществах

Напишите отзыв о статье "Нэгиси, Эйити"

Примечания

  1. С начала 1960-х годов живёт и работает в США, однако американского гражданства не имеет
  2. [nobelprize.org/nobel_prizes/chemistry/laureates/2010/ The Nobel Prize in Chemistry 2010] (англ.)

Литература

  • R. Van Noorden [www.nature.com/news/2010/101006/full/news.2010.511.html Clever coupling catalysts lauded by chemistry Nobel] // Nature. — 6.10.2010
  • А. Борисова. [trv-science.ru/2010/10/12/nobelevskie-kross-sochetaniya/ Нобелевские кросс-сочетания] // Троицкий вариант. — № 64, c. 5, 7 (12.10.2010)

Ссылки

  • [www.chem.purdue.edu/people/faculty/faculty.asp?itemID=52 Ei-ichi Negishi] на официальном сайте Университета Пердью (англ.)
  • [www.chem.purdue.edu/negishi/Indroduction.htm Биография] на официальном сайте Университета Пердью (англ.)
  • [www.chem.purdue.edu/negishi/Cv.htm Curriculum Vitae] (англ.)

Отрывок, характеризующий Нэгиси, Эйити

Соня прошла в буфет с рюмкой через залу. Наташа взглянула на нее, на щель в буфетной двери и ей показалось, что она вспоминает то, что из буфетной двери в щель падал свет и что Соня прошла с рюмкой. «Да и это было точь в точь также», подумала Наташа. – Соня, что это? – крикнула Наташа, перебирая пальцами на толстой струне.
– Ах, ты тут! – вздрогнув, сказала Соня, подошла и прислушалась. – Не знаю. Буря? – сказала она робко, боясь ошибиться.
«Ну вот точно так же она вздрогнула, точно так же подошла и робко улыбнулась тогда, когда это уж было», подумала Наташа, «и точно так же… я подумала, что в ней чего то недостает».
– Нет, это хор из Водоноса, слышишь! – И Наташа допела мотив хора, чтобы дать его понять Соне.
– Ты куда ходила? – спросила Наташа.
– Воду в рюмке переменить. Я сейчас дорисую узор.
– Ты всегда занята, а я вот не умею, – сказала Наташа. – А Николай где?
– Спит, кажется.
– Соня, ты поди разбуди его, – сказала Наташа. – Скажи, что я его зову петь. – Она посидела, подумала о том, что это значит, что всё это было, и, не разрешив этого вопроса и нисколько не сожалея о том, опять в воображении своем перенеслась к тому времени, когда она была с ним вместе, и он влюбленными глазами смотрел на нее.
«Ах, поскорее бы он приехал. Я так боюсь, что этого не будет! А главное: я стареюсь, вот что! Уже не будет того, что теперь есть во мне. А может быть, он нынче приедет, сейчас приедет. Может быть приехал и сидит там в гостиной. Может быть, он вчера еще приехал и я забыла». Она встала, положила гитару и пошла в гостиную. Все домашние, учителя, гувернантки и гости сидели уж за чайным столом. Люди стояли вокруг стола, – а князя Андрея не было, и была всё прежняя жизнь.
– А, вот она, – сказал Илья Андреич, увидав вошедшую Наташу. – Ну, садись ко мне. – Но Наташа остановилась подле матери, оглядываясь кругом, как будто она искала чего то.
– Мама! – проговорила она. – Дайте мне его , дайте, мама, скорее, скорее, – и опять она с трудом удержала рыдания.
Она присела к столу и послушала разговоры старших и Николая, который тоже пришел к столу. «Боже мой, Боже мой, те же лица, те же разговоры, так же папа держит чашку и дует точно так же!» думала Наташа, с ужасом чувствуя отвращение, подымавшееся в ней против всех домашних за то, что они были всё те же.
После чая Николай, Соня и Наташа пошли в диванную, в свой любимый угол, в котором всегда начинались их самые задушевные разговоры.


– Бывает с тобой, – сказала Наташа брату, когда они уселись в диванной, – бывает с тобой, что тебе кажется, что ничего не будет – ничего; что всё, что хорошее, то было? И не то что скучно, а грустно?
– Еще как! – сказал он. – У меня бывало, что всё хорошо, все веселы, а мне придет в голову, что всё это уж надоело и что умирать всем надо. Я раз в полку не пошел на гулянье, а там играла музыка… и так мне вдруг скучно стало…
– Ах, я это знаю. Знаю, знаю, – подхватила Наташа. – Я еще маленькая была, так со мной это бывало. Помнишь, раз меня за сливы наказали и вы все танцовали, а я сидела в классной и рыдала, никогда не забуду: мне и грустно было и жалко было всех, и себя, и всех всех жалко. И, главное, я не виновата была, – сказала Наташа, – ты помнишь?
– Помню, – сказал Николай. – Я помню, что я к тебе пришел потом и мне хотелось тебя утешить и, знаешь, совестно было. Ужасно мы смешные были. У меня тогда была игрушка болванчик и я его тебе отдать хотел. Ты помнишь?
– А помнишь ты, – сказала Наташа с задумчивой улыбкой, как давно, давно, мы еще совсем маленькие были, дяденька нас позвал в кабинет, еще в старом доме, а темно было – мы это пришли и вдруг там стоит…
– Арап, – докончил Николай с радостной улыбкой, – как же не помнить? Я и теперь не знаю, что это был арап, или мы во сне видели, или нам рассказывали.
– Он серый был, помнишь, и белые зубы – стоит и смотрит на нас…
– Вы помните, Соня? – спросил Николай…
– Да, да я тоже помню что то, – робко отвечала Соня…
– Я ведь спрашивала про этого арапа у папа и у мама, – сказала Наташа. – Они говорят, что никакого арапа не было. А ведь вот ты помнишь!
– Как же, как теперь помню его зубы.
– Как это странно, точно во сне было. Я это люблю.
– А помнишь, как мы катали яйца в зале и вдруг две старухи, и стали по ковру вертеться. Это было, или нет? Помнишь, как хорошо было?
– Да. А помнишь, как папенька в синей шубе на крыльце выстрелил из ружья. – Они перебирали улыбаясь с наслаждением воспоминания, не грустного старческого, а поэтического юношеского воспоминания, те впечатления из самого дальнего прошедшего, где сновидение сливается с действительностью, и тихо смеялись, радуясь чему то.
Соня, как и всегда, отстала от них, хотя воспоминания их были общие.
Соня не помнила многого из того, что они вспоминали, а и то, что она помнила, не возбуждало в ней того поэтического чувства, которое они испытывали. Она только наслаждалась их радостью, стараясь подделаться под нее.