Яговдик, Владимир Иванович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Влади́мир Ива́нович Яго́вдик
белор. Уладзі́мір Іва́навіч Яго́ўдзік
Дата рождения:

14 февраля 1956(1956-02-14) (68 лет)

Место рождения:

д. Костровичи, Слонимский район, Гродненская область, Белорусская ССР

Гражданство:

Белорусская ССР Белорусская ССР
Белоруссия Белоруссия

Род деятельности:

прозаик, драматург, переводчик, поэт

Жанр:

детская литература, сказка

Язык произведений:

белорусский

Дебют:

1972

Награды:

Премия имени Янки Мавра

Влади́мир Ива́нович Яго́вдик (Яга́вдик) (белор. Уладзі́мір Іва́навіч Яго́ўдзік (Яга́ўдзік); род. в 1956) — белорусский писатель. Член Союза писателей СССР (1985). Лауреат Премии Федерации профсоюзов Белоруссии (1993). Лауреат Премии имени Янки Мавра (1994).





Биография

Родился 14 февраля 1956 года в крестьянской семье в д. Костровичи Слонимского района Гродненской области.

Учился в Дятловской, Слонимской, Зельвенской школах-интернатах. В 1978 году окончил филологический факультет Белорусского государственного университета. В 1978—1982 годах являлся корреспондентом Брестской областной газеты «Заря», редакторам Брестской областной студии телевидения. В 1982—1990 годах — сотрудник газеты «Літаратура і мастацтва», журнала «Нёман». С 1990 года — редактор газеты «Дзеці і мы», с 1995 года — журнала «Лесавік». В 1997—2003 годах — главный редактор детского журнала «Бярозка»[1].

Творчество

Дебютировал стихами в 1972 году (газета «Гродненская правда»). Известен как автор прозы, стихов и пьес для детей. Пишет о профессиональных и самодеятельных художниках Республики Беларусь (альбом «Алена Кіш» (1990), «Алена Лось : Жывапіс. Графіка» (2009)). Выступает также как литературный критик и переводчик с русского и украинского языков. Перевёл на белорусский язык отдельные произведения Л. Леонова, В. Астафьева, Ю. Бондарева, Н. Виграновского. Пьесы В. И. Яговдика ставились в кукольных и драматических театрах Белоруссии, на Белорусском радио и телевидении.

Драматургия

  • белор. «Залатое зярнятка» («Золотое зёрнышко») (поставлена в 1983 году)
  • белор. «Сонейка, свяці!» («Солнышко, свети!») (поставлена в 1985 году)
  • белор. «Пякла баба калачы» («Пекла баба калачи») (с А. Шкилёнком, поставлена в 1987 году)
  • белор. «Сакрэты вогніка» («Секреты огника») (поставлена в 1987 году)
  • белор. «Усміхніся, прынцэса...» («Улыбнись, принцесса…») (поставлена в 1990 году)

Библиография

Книги прозы

  • белор. «Стронга : Аповесць і апавяданні» («Стронга : Повести и рассказы») (1984)
  • белор. «Вочы начніцы : Аповесць» («Глаза ночницы : повести») (1989)
  • белор. «Прыручэнне птушкі : Аповесць, апавяданні, эсэ» («Приручение птицы : повесть, рассказы, эссе») (1989)
  • белор. «Шчыраю ноччу : проза» («Честной ночью : проза») (2009)

Книги сказок

  • белор. «Сонейка, свяці!» («Солнышко, свети!») (1988)
  • белор. «Заклятыя скарбы : Беларускія легенды і паданні» («Заклятые клады : белорусские легенды и предания») (1992) (художник — А. Новицкий)
  • белор. «Янка і Ружа : Аповесць-казка» («Янка и Роза : повесть-сказка») (1993) (художник — В. Н. Вишневский)
  • белор. «Ці вернецца князь Кук?» («Вернётся ли князь Кук?») (1993) (художник — В. Н. Вишневский)
  • белор. «Свята летаўца : Апавяданні, аповесці, казкі» («Праздник летовца : повести, рассказы, сказки») (1996) (художник — А. Н. Хилькевич)
  • белор. «Бабуліна варта : Апавяданні і аповесці-казкі» («Бабушкин караул : рассказы и повести-сказки») (1999) (художник — Е. Г. Лось)
  • белор. «Царэўна ў падземным царстве : Беларускія народныя казкі са збору А. М. Афанасьева» («Царевна в подземном царстве : Белорусские народные сказки с собрания В. Афанасьева») (2000) (художник — П. Ю. Татарников)
  • белор. «Менеск і яго браты» («Менеск и его братья») (2004) (художник — И. Л. Гордиёнок)
  • белор. «Крылатая дружына, або Птушкі ў беларускім фальклоры» («Крылатая дружина, или Птицы в белорусском фольклоре») (2006)
  • белор. «Спеўны кірмаш : казкі вандроўнага тэатра» («Песенная ярмарка : сказки бродячего театра») (2011) (художник — Е. Г. Лось)

Книги прозы для детей

  • белор. «Дзівосны карабель : Апавяданні пра птушак і жывёл» («Чудесный корабль : Рассказы про птиц и зверей») (1995)
  • белор. «У царстве Вадзяніка : Апавяданні» («В царстве Водяного : рассказы») (1995) (художник — В. Жук)
  • белор. «Грыбок, грыбок, выстаў лабок : Апавяданні» («Гриб, грибок, выставь лобик : рассказы») (1997) (художник — Е. Г. Лось)
  • белор. «Сем цудаў Беларусі» («Семь чудес Белоруссии») (1999) (художник — П. Ю. Татарников)
  • белор. «Аповесць мінулых гадоў : Старонкі летапісу» («Повесть временных лет : Страницы летописи») (1999) (художник — П. Ю. Татарников)
  • белор. «Птушыная дарога : Апавяданні» («Птичья дорога : рассказы») (2002) (художник — Ю. Струков)
  • белор. «Рэха турынага рога : Апавяданні» («Эхо турьего рога : рассказы») (2002) (художник — П. Ю. Татарников)
  • белор. «Звярынец апошняга ледавіка : Апавяданні» («Зверинец последнего оледенения : рассказы») (2003) (художник — П. Ю. Татарников)
  • белор. «Сонечныя пялёсткі : Апавяданні» («Солнечные лепестки : рассказы») (2003)
  • белор. «Цікаўныя выдраняты : Апавяданні» («Любопытные выдрята : рассказы») (2003)
  • белор. «Нацыянальныя паркі і запаведнікі Беларусі» («Национальные парки и заповедники Белоруссии») (2004)
  • белор. «Барабаншчыкі вясны : кніжка пра дзятлаў» («Барабанщики весны : книжка про дятлов») (2008)
  • белор. «Вочы Зямлі : кніжка пра беларускія азёры» («Глаза земли : книжка про белорусские озёра») (2008) (художник — Е. Г. Лось)
  • белор. «Адмірал і яго каманда : кніжка пра матылькоў Беларусі» («Адмирал и его команда : книжка про бабочек Белоруссии») (2008) (художник — Е. Г. Лось)
  • белор. «Нацыянальны парк "Белавежская пушча"» («Национальный парк „Беловежская пуща“») (2009)
  • белор. «Нацыянальны парк "Прыпяцкі"» («Национальный парк „Припятский“») (2009)
  • белор. «Славутыя рыбаловы» («Знаменитые рыболовы») (2009)
  • белор. «Жывая вада крыніц» («Живая вода родников») (2009)
  • белор. «Бярэзінскі біясферны запаведнік» («Березинский биосферный заповедник») (2010)
  • белор. «Нацыянальны парк "Браслаўскія азёры"» («Национальный парк „Браславский“») (2010)
  • белор. «Па слядах ваўка» («По следах волка») (2010) (художник — Е. Г. Лось)
  • белор. «На далонях вечнасці» («На ладонях вечности») (2010) (совместно с А. Бутевичем, художник — П. Ю. Татарников)
  • белор. «Срэбнакрылыя стужкі» («Серебряные ленточки») (2010)
  • белор. «Птушкі побач з намі» («Птицы рядом с нами») (2011)
  • белор. «Чаму зніклі маманты?» («Почему исчезли мамонты?») (2011) (художник — П. Ю. Татарников)
  • белор. «Беларуская лета» («Белорусское лето») (2011)
  • белор. «У госці да мядзведзяў» («В гости к медведям») (2012)
  • белор. «Беларуская восень» («Белорусская осень») (2012)
  • белор. «Беларуская зіма» («Белорусская зима») (2012)
  • белор. «Беларуская вясна» («Белорусская весна») (2012)
  • белор. «Таямнічая замова» («Таинственное заклятье») (2012)
  • белор. «Рыжая акрабатка» («Рыжая акробатка») (2012)
  • белор. «Зайцаў хлеб» («Заячий хлеб») (2013)
  • белор. «Год-карагод : апавяданні и мініяцюры» («Год-хоровод : рассказы и миниатюры») (2013)
  • белор. «Шлях Рагвалода : апавяданні, аповесці, пераказы» («Путь Рогволода : рассказы, повести, пересказы») (2013)
  • белор. «Начны князь» («Ночной князь») (2013)
  • белор. «Вячэра для вожыка» («Ужин для ёжика») (2013)

Очерки

  • белор. «Белыя рысы на чорным полі : Кніга пра пісьменнікаў і мастакоў» («Белые линии на чёрном поле : книга о писателях и художниках») (1995)

Избранное

В переводе на русский язык

  • Яговдик, В. И. Стронга : Повесть, рассказы / В. И. Яговдик; Пер. с белорус. В. Щедриной. — Москва : Молодая гвардия, 1987. — 141 с.
  • Яговдик, В. И. Горсть ягод : рассказы о природе / В. И. Яговдик; Пер. с белорус. В. Машкова; худож. Ю. Н. Алисевич. — Минск : М. Яговдик, 2007. — 62 с.
  • Принцесса в подземном царстве : белорусские народные сказки / пересказ В. Яговдика; вступительная статья О. Афанасьевой; худож. П. Ю. Татарников. — Москва : Издательский Дом Мещерякова, 2012. — 109 с.

Награды и звания

Напишите отзыв о статье "Яговдик, Владимир Иванович"

Примечания

  1. Уладзімір Ягоўдзік // Беларускія пісьменнікі (1917—1990) : Даведнік / Склад. А. К. Гардзіцкі; нав. рэд. А. Л. Верабей. — Мн.: Мастацкая літаратура, 1994. — С. 627.

Литература

  • Ягоўдзік Уладзімір // Беларускія пісьменнікі : біябібліяграфічны слоўнік : У 6 т. Т. 6. — Мінск : БелЭн імя П. Броўкі, 1995. — С. 465—466.

Ссылки

  • [knihi.com/Uladzimir_Jahoudzik/ Владимир Иванович Яговдик] на сайте Беларуская палічка  (белор.)

Отрывок, характеризующий Яговдик, Владимир Иванович

– Позвольте, барышня, нельзя так, – говорила горничная, державшая волоса Наташи.
– Ах, Боже мой, ну после! Вот так, Соня.
– Скоро ли вы? – послышался голос графини, – уж десять сейчас.
– Сейчас, сейчас. – А вы готовы, мама?
– Только току приколоть.
– Не делайте без меня, – крикнула Наташа: – вы не сумеете!
– Да уж десять.
На бале решено было быть в половине одиннадцатого, a надо было еще Наташе одеться и заехать к Таврическому саду.
Окончив прическу, Наташа в коротенькой юбке, из под которой виднелись бальные башмачки, и в материнской кофточке, подбежала к Соне, осмотрела ее и потом побежала к матери. Поворачивая ей голову, она приколола току, и, едва успев поцеловать ее седые волосы, опять побежала к девушкам, подшивавшим ей юбку.
Дело стояло за Наташиной юбкой, которая была слишком длинна; ее подшивали две девушки, обкусывая торопливо нитки. Третья, с булавками в губах и зубах, бегала от графини к Соне; четвертая держала на высоко поднятой руке всё дымковое платье.
– Мавруша, скорее, голубушка!
– Дайте наперсток оттуда, барышня.
– Скоро ли, наконец? – сказал граф, входя из за двери. – Вот вам духи. Перонская уж заждалась.
– Готово, барышня, – говорила горничная, двумя пальцами поднимая подшитое дымковое платье и что то обдувая и потряхивая, высказывая этим жестом сознание воздушности и чистоты того, что она держала.
Наташа стала надевать платье.
– Сейчас, сейчас, не ходи, папа, – крикнула она отцу, отворившему дверь, еще из под дымки юбки, закрывавшей всё ее лицо. Соня захлопнула дверь. Через минуту графа впустили. Он был в синем фраке, чулках и башмаках, надушенный и припомаженный.
– Ах, папа, ты как хорош, прелесть! – сказала Наташа, стоя посреди комнаты и расправляя складки дымки.
– Позвольте, барышня, позвольте, – говорила девушка, стоя на коленях, обдергивая платье и с одной стороны рта на другую переворачивая языком булавки.
– Воля твоя! – с отчаянием в голосе вскрикнула Соня, оглядев платье Наташи, – воля твоя, опять длинно!
Наташа отошла подальше, чтоб осмотреться в трюмо. Платье было длинно.
– Ей Богу, сударыня, ничего не длинно, – сказала Мавруша, ползавшая по полу за барышней.
– Ну длинно, так заметаем, в одну минутую заметаем, – сказала решительная Дуняша, из платочка на груди вынимая иголку и опять на полу принимаясь за работу.
В это время застенчиво, тихими шагами, вошла графиня в своей токе и бархатном платье.
– Уу! моя красавица! – закричал граф, – лучше вас всех!… – Он хотел обнять ее, но она краснея отстранилась, чтоб не измяться.
– Мама, больше на бок току, – проговорила Наташа. – Я переколю, и бросилась вперед, а девушки, подшивавшие, не успевшие за ней броситься, оторвали кусочек дымки.
– Боже мой! Что ж это такое? Я ей Богу не виновата…
– Ничего, заметаю, не видно будет, – говорила Дуняша.
– Красавица, краля то моя! – сказала из за двери вошедшая няня. – А Сонюшка то, ну красавицы!…
В четверть одиннадцатого наконец сели в кареты и поехали. Но еще нужно было заехать к Таврическому саду.
Перонская была уже готова. Несмотря на ее старость и некрасивость, у нее происходило точно то же, что у Ростовых, хотя не с такой торопливостью (для нее это было дело привычное), но также было надушено, вымыто, напудрено старое, некрасивое тело, также старательно промыто за ушами, и даже, и так же, как у Ростовых, старая горничная восторженно любовалась нарядом своей госпожи, когда она в желтом платье с шифром вышла в гостиную. Перонская похвалила туалеты Ростовых.
Ростовы похвалили ее вкус и туалет, и, бережа прически и платья, в одиннадцать часов разместились по каретам и поехали.


Наташа с утра этого дня не имела ни минуты свободы, и ни разу не успела подумать о том, что предстоит ей.
В сыром, холодном воздухе, в тесноте и неполной темноте колыхающейся кареты, она в первый раз живо представила себе то, что ожидает ее там, на бале, в освещенных залах – музыка, цветы, танцы, государь, вся блестящая молодежь Петербурга. То, что ее ожидало, было так прекрасно, что она не верила даже тому, что это будет: так это было несообразно с впечатлением холода, тесноты и темноты кареты. Она поняла всё то, что ее ожидает, только тогда, когда, пройдя по красному сукну подъезда, она вошла в сени, сняла шубу и пошла рядом с Соней впереди матери между цветами по освещенной лестнице. Только тогда она вспомнила, как ей надо было себя держать на бале и постаралась принять ту величественную манеру, которую она считала необходимой для девушки на бале. Но к счастью ее она почувствовала, что глаза ее разбегались: она ничего не видела ясно, пульс ее забил сто раз в минуту, и кровь стала стучать у ее сердца. Она не могла принять той манеры, которая бы сделала ее смешною, и шла, замирая от волнения и стараясь всеми силами только скрыть его. И эта то была та самая манера, которая более всего шла к ней. Впереди и сзади их, так же тихо переговариваясь и так же в бальных платьях, входили гости. Зеркала по лестнице отражали дам в белых, голубых, розовых платьях, с бриллиантами и жемчугами на открытых руках и шеях.
Наташа смотрела в зеркала и в отражении не могла отличить себя от других. Всё смешивалось в одну блестящую процессию. При входе в первую залу, равномерный гул голосов, шагов, приветствий – оглушил Наташу; свет и блеск еще более ослепил ее. Хозяин и хозяйка, уже полчаса стоявшие у входной двери и говорившие одни и те же слова входившим: «charme de vous voir», [в восхищении, что вижу вас,] так же встретили и Ростовых с Перонской.
Две девочки в белых платьях, с одинаковыми розами в черных волосах, одинаково присели, но невольно хозяйка остановила дольше свой взгляд на тоненькой Наташе. Она посмотрела на нее, и ей одной особенно улыбнулась в придачу к своей хозяйской улыбке. Глядя на нее, хозяйка вспомнила, может быть, и свое золотое, невозвратное девичье время, и свой первый бал. Хозяин тоже проводил глазами Наташу и спросил у графа, которая его дочь?
– Charmante! [Очаровательна!] – сказал он, поцеловав кончики своих пальцев.
В зале стояли гости, теснясь у входной двери, ожидая государя. Графиня поместилась в первых рядах этой толпы. Наташа слышала и чувствовала, что несколько голосов спросили про нее и смотрели на нее. Она поняла, что она понравилась тем, которые обратили на нее внимание, и это наблюдение несколько успокоило ее.
«Есть такие же, как и мы, есть и хуже нас» – подумала она.
Перонская называла графине самых значительных лиц, бывших на бале.
– Вот это голландский посланик, видите, седой, – говорила Перонская, указывая на старичка с серебряной сединой курчавых, обильных волос, окруженного дамами, которых он чему то заставлял смеяться.
– А вот она, царица Петербурга, графиня Безухая, – говорила она, указывая на входившую Элен.
– Как хороша! Не уступит Марье Антоновне; смотрите, как за ней увиваются и молодые и старые. И хороша, и умна… Говорят принц… без ума от нее. А вот эти две, хоть и нехороши, да еще больше окружены.
Она указала на проходивших через залу даму с очень некрасивой дочерью.
– Это миллионерка невеста, – сказала Перонская. – А вот и женихи.
– Это брат Безуховой – Анатоль Курагин, – сказала она, указывая на красавца кавалергарда, который прошел мимо их, с высоты поднятой головы через дам глядя куда то. – Как хорош! неправда ли? Говорят, женят его на этой богатой. .И ваш то соusin, Друбецкой, тоже очень увивается. Говорят, миллионы. – Как же, это сам французский посланник, – отвечала она о Коленкуре на вопрос графини, кто это. – Посмотрите, как царь какой нибудь. А всё таки милы, очень милы французы. Нет милей для общества. А вот и она! Нет, всё лучше всех наша Марья то Антоновна! И как просто одета. Прелесть! – А этот то, толстый, в очках, фармазон всемирный, – сказала Перонская, указывая на Безухова. – С женою то его рядом поставьте: то то шут гороховый!
Пьер шел, переваливаясь своим толстым телом, раздвигая толпу, кивая направо и налево так же небрежно и добродушно, как бы он шел по толпе базара. Он продвигался через толпу, очевидно отыскивая кого то.
Наташа с радостью смотрела на знакомое лицо Пьера, этого шута горохового, как называла его Перонская, и знала, что Пьер их, и в особенности ее, отыскивал в толпе. Пьер обещал ей быть на бале и представить ей кавалеров.
Но, не дойдя до них, Безухой остановился подле невысокого, очень красивого брюнета в белом мундире, который, стоя у окна, разговаривал с каким то высоким мужчиной в звездах и ленте. Наташа тотчас же узнала невысокого молодого человека в белом мундире: это был Болконский, который показался ей очень помолодевшим, повеселевшим и похорошевшим.
– Вот еще знакомый, Болконский, видите, мама? – сказала Наташа, указывая на князя Андрея. – Помните, он у нас ночевал в Отрадном.
– А, вы его знаете? – сказала Перонская. – Терпеть не могу. Il fait a present la pluie et le beau temps. [От него теперь зависит дождливая или хорошая погода. (Франц. пословица, имеющая значение, что он имеет успех.)] И гордость такая, что границ нет! По папеньке пошел. И связался с Сперанским, какие то проекты пишут. Смотрите, как с дамами обращается! Она с ним говорит, а он отвернулся, – сказала она, указывая на него. – Я бы его отделала, если бы он со мной так поступил, как с этими дамами.