Ядерный паритет

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Я́дерный парите́т — ситуация, когда противостоящие государства-сверхдержавы (и их союзники) обладают сравнимыми возможностями стратегических ударных ядерных сил. Поскольку одновременно сверхдержавы имели и крупнейшие вооружённые силы (основой которых и является ядерное оружие) и стратегический паритет, данное понятие фактически тождественно военно-стратегическому паритету. Эти понятия лежали в основе холодной войны, и соответственно бо́льшей части мировой политики второй половины XX века, хотя несколько по-разному отражались в военных доктринах ядерных держав в разное время.





США

Массированное возмездие

Доминировавший после окончания Второй мировой войны в Европе в военном отношении Советский Союз считался угрозой для западных стран, и было принято решение интенсивно наращивать ядерные силы для возможного крупного удара по СССР. Президент США Дуайт Эйзенхауэр назвал этот подход «массированным возмездием» (англ. massive retaliation). Однако вскоре развитие арсенала и способов его доставки по обе стороны достигли такого предела, что потребовалась новая доктрина.

Взаимное гарантированное уничтожение — ядерное сдерживание

Новая доктрина США появилась в результате исследований Джона Нэша и Томаса Шеллинга в области теории игр, сотрудничества и конфликта. В 1960-х годах министр обороны США Роберт Макнамара употребил термин «гарантированное уничтожение» — по его словам, способность США нанести значительный вред СССР после первого ядерного удара. Впоследствии появились термины «взаимное гарантированное уничтожение» (англ. mutual assured destruction), а также «ядерное сдерживание» (англ. nuclear deterrence), обозначающие ключевой момент стратегии: зная, что после успешного первого удара разрушительный ответный удар неизбежен, противники вряд ли пойдут на конфликт, так как это гарантированное уничтожение обеих сторон.

Данный подход, принятый обеими сторонами, успешно предотвратил ядерную войну и большинство ядерных конфликтов в XX веке. Недостатки подхода проявились во время Карибского кризиса, произошедшего во времена значительного перевеса ядерных сил США, а также ряда случаев ложного срабатывания СПРН.

В конце холодной войны был принят и выполнен ряд соглашений о количественном сокращении ядерных сил (см. Разоружение ниже), однако до последнего времени их у США и России по-прежнему хватает для взаимного уничтожения, так как число ядерных боезарядов в 2009 году составляло: около 9600 у США[1] (готовые к установке и уже размещённые на носителях) и 12683 у России[2].

Современная доктрина США

В настоящее время США приняли и активно следуют доктрине абсолютного военного доминирования над потенциальными противниками, исключающей не только паритет, но и саму возможность достижения паритета в будущем. Стратегия национальной безопасности, принятая в 2002 году администрацией Джорджа Буша, гласит[3]:

Наши вооружённые силы будут достаточно оснащены для того, чтобы убедить потенциальных противников не наращивать свои вооружения в надежде превзойти или сравняться с мощью Соединённых Штатов.

Также в 2002 году США вышли из договора об ограничении систем противоракетной обороны, принятого в 1972 году для ограничения гонки вооружений. Некоторые американские эксперты указывают на то, что дорогостоящие современные разработки систем противоракетной обороны не в состоянии защитить от первого удара и, следовательно, могут быть полезны США только в качестве защиты от ослабленного ответного удара[4].

Последняя Стратегия национальной безопасности США была опубликована правительством Барака Обамы в мае 2010 г.[5]

СССР и Россия

В СССР официальная точка зрения с самого начала гонки вооружений объясняла развитие ядерных сил необходимостью сдерживания агрессии США.

Ядерный паритет

С самого появления ядерного оружия СССР стремился развить ядерные силы, сопоставимые с американскими. СССР вторым испытал ядерную бомбу 29 августа 1949 года, и первым — готовую водородную 12 августа 1953 года. Ценой немалых усилий примерный паритет был достигнут к середине семидесятых годов. Термин «ядерный паритет» был распространён в основном в СССР, так как доктрины США делали упор либо на превосходстве, либо на гарантированном втором ударе.

Разоружение и разумная достаточность

Постепенно с развитием вооружений и количественным сокращением армии — и особенно после достижения ядерного паритета — в СССР становится общепринятой официальная позиция «борьбы за разоружение». Был принят ряд ключевых международных договоров, ограничивающих развитие ядерного оружия при сохранении паритета, в том числе:

За СНВ-1 и распадом СССР последовал ряд дополнительных договоров, количественно ограничивающих арсенал России и США, в том числе:

Современная доктрина России

Официальный документ «Военная доктрина Российской Федерации», принятый 21 апреля 2000 года, содержит следующие положения:

  • Россия «сохраняет статус ядерной державы для сдерживания (предотвращения) агрессии против неё и (или) её союзников»;
  • «готова к дальнейшему сокращению своего ядерного оружия на двусторонней основе… до минимальных уровней, отвечающих требованиям стратегической стабильности».

В комментариях Министерства обороны указывается, что «сдерживание будет основываться на их (сил) способности в ответных действиях нанести ущерб, размеры которого поставили бы под сомнение достижение целей возможной агрессии».

Другие государства

Понятие «ядерный паритет» применяется в основном к СССР/России и США с их союзниками. До сих пор ядерный арсенал ни одной страны пока не может сравниться с запасами России и США. Остальные ядерные державы периодически пропагандируют свои ядерные возможности в политических целях с ограниченными региональными последствиями.

Самым мощным ядерным государством, хотя и значительно уступающим России и США, является КНР, имеющая приблизительно 500 ядерных боеголовок и активно расширяющая свой ядерный арсенал.

Другие государства, такие как Индия, Пакистан, Великобритания, Франция и КНДР, имеют незначительный ядерный запас и не слишком развивают его. Израиль значительно развивает своё ядерное вооружение, но тщательно скрывает любую информацию о количестве.

См. также

Напишите отзыв о статье "Ядерный паритет"

Ссылки

  • [web.archive.org/web/20070502085949/news.mail.ru/politics/1313045/| США усомнились в боеспособности ядерных сил России — статья в Известиях]
  • [hirosima.scepsis.ru/Documents/index.htm Документы и соглашения, направленные на ограничение и уничтожение ядерного оружия, прекращение ядерных испытаний]
  • [nationalstrategy.com/NSFReview/Winter2009Vol19No1USNSS2010.aspx Стратегия национальной безопасности США 2010 г.]

Примечания

  1. [www.interfax-russia.ru/r/B/themeday/486.html?id_issue=12283366 В составе ядерного арсенала...] (рус.), interfax.ru (22 мая 2024). Проверено 22 мая 2024.
  2. [russianforces.org/rus/current/ Стратегическое ядерное вооружение России]
  3. [www.whitehouse.gov/nsc/nss9.html National Security Council]
  4. [www.foreignaffairs.org/20060301faessay85204-p10/keir-a-lieber-daryl-g-press/the-rise-of-u-s-nuclear-primacy.html The Rise of U.S. Nuclear Primacy]
  5. [nationalstrategy.com/NSFReview/Winter2009Vol19No1USNSS2010.aspx U.S. National Security Strategy 2010; Winter 2009 Volume 19, Issue 1]

Отрывок, характеризующий Ядерный паритет

Ростов увидал отвозимых пленных и поскакал за ними, чтобы посмотреть своего француза с дырочкой на подбородке. Он в своем странном мундире сидел на заводной гусарской лошади и беспокойно оглядывался вокруг себя. Рана его на руке была почти не рана. Он притворно улыбнулся Ростову и помахал ему рукой, в виде приветствия. Ростову все так же было неловко и чего то совестно.
Весь этот и следующий день друзья и товарищи Ростова замечали, что он не скучен, не сердит, но молчалив, задумчив и сосредоточен. Он неохотно пил, старался оставаться один и о чем то все думал.
Ростов все думал об этом своем блестящем подвиге, который, к удивлению его, приобрел ему Георгиевский крест и даже сделал ему репутацию храбреца, – и никак не мог понять чего то. «Так и они еще больше нашего боятся! – думал он. – Так только то и есть всего, то, что называется геройством? И разве я это делал для отечества? И в чем он виноват с своей дырочкой и голубыми глазами? А как он испугался! Он думал, что я убью его. За что ж мне убивать его? У меня рука дрогнула. А мне дали Георгиевский крест. Ничего, ничего не понимаю!»
Но пока Николай перерабатывал в себе эти вопросы и все таки не дал себе ясного отчета в том, что так смутило его, колесо счастья по службе, как это часто бывает, повернулось в его пользу. Его выдвинули вперед после Островненского дела, дали ему батальон гусаров и, когда нужно было употребить храброго офицера, давали ему поручения.


Получив известие о болезни Наташи, графиня, еще не совсем здоровая и слабая, с Петей и со всем домом приехала в Москву, и все семейство Ростовых перебралось от Марьи Дмитриевны в свой дом и совсем поселилось в Москве.
Болезнь Наташи была так серьезна, что, к счастию ее и к счастию родных, мысль о всем том, что было причиной ее болезни, ее поступок и разрыв с женихом перешли на второй план. Она была так больна, что нельзя было думать о том, насколько она была виновата во всем случившемся, тогда как она не ела, не спала, заметно худела, кашляла и была, как давали чувствовать доктора, в опасности. Надо было думать только о том, чтобы помочь ей. Доктора ездили к Наташе и отдельно и консилиумами, говорили много по французски, по немецки и по латыни, осуждали один другого, прописывали самые разнообразные лекарства от всех им известных болезней; но ни одному из них не приходила в голову та простая мысль, что им не может быть известна та болезнь, которой страдала Наташа, как не может быть известна ни одна болезнь, которой одержим живой человек: ибо каждый живой человек имеет свои особенности и всегда имеет особенную и свою новую, сложную, неизвестную медицине болезнь, не болезнь легких, печени, кожи, сердца, нервов и т. д., записанных в медицине, но болезнь, состоящую из одного из бесчисленных соединений в страданиях этих органов. Эта простая мысль не могла приходить докторам (так же, как не может прийти колдуну мысль, что он не может колдовать) потому, что их дело жизни состояло в том, чтобы лечить, потому, что за то они получали деньги, и потому, что на это дело они потратили лучшие годы своей жизни. Но главное – мысль эта не могла прийти докторам потому, что они видели, что они несомненно полезны, и были действительно полезны для всех домашних Ростовых. Они были полезны не потому, что заставляли проглатывать больную большей частью вредные вещества (вред этот был мало чувствителен, потому что вредные вещества давались в малом количестве), но они полезны, необходимы, неизбежны были (причина – почему всегда есть и будут мнимые излечители, ворожеи, гомеопаты и аллопаты) потому, что они удовлетворяли нравственной потребности больной и людей, любящих больную. Они удовлетворяли той вечной человеческой потребности надежды на облегчение, потребности сочувствия и деятельности, которые испытывает человек во время страдания. Они удовлетворяли той вечной, человеческой – заметной в ребенке в самой первобытной форме – потребности потереть то место, которое ушиблено. Ребенок убьется и тотчас же бежит в руки матери, няньки для того, чтобы ему поцеловали и потерли больное место, и ему делается легче, когда больное место потрут или поцелуют. Ребенок не верит, чтобы у сильнейших и мудрейших его не было средств помочь его боли. И надежда на облегчение и выражение сочувствия в то время, как мать трет его шишку, утешают его. Доктора для Наташи были полезны тем, что они целовали и терли бобо, уверяя, что сейчас пройдет, ежели кучер съездит в арбатскую аптеку и возьмет на рубль семь гривен порошков и пилюль в хорошенькой коробочке и ежели порошки эти непременно через два часа, никак не больше и не меньше, будет в отварной воде принимать больная.
Что же бы делали Соня, граф и графиня, как бы они смотрели на слабую, тающую Наташу, ничего не предпринимая, ежели бы не было этих пилюль по часам, питья тепленького, куриной котлетки и всех подробностей жизни, предписанных доктором, соблюдать которые составляло занятие и утешение для окружающих? Чем строже и сложнее были эти правила, тем утешительнее было для окружающих дело. Как бы переносил граф болезнь своей любимой дочери, ежели бы он не знал, что ему стоила тысячи рублей болезнь Наташи и что он не пожалеет еще тысяч, чтобы сделать ей пользу: ежели бы он не знал, что, ежели она не поправится, он не пожалеет еще тысяч и повезет ее за границу и там сделает консилиумы; ежели бы он не имел возможности рассказывать подробности о том, как Метивье и Феллер не поняли, а Фриз понял, и Мудров еще лучше определил болезнь? Что бы делала графиня, ежели бы она не могла иногда ссориться с больной Наташей за то, что она не вполне соблюдает предписаний доктора?
– Эдак никогда не выздоровеешь, – говорила она, за досадой забывая свое горе, – ежели ты не будешь слушаться доктора и не вовремя принимать лекарство! Ведь нельзя шутить этим, когда у тебя может сделаться пневмония, – говорила графиня, и в произношении этого непонятного не для нее одной слова, она уже находила большое утешение. Что бы делала Соня, ежели бы у ней не было радостного сознания того, что она не раздевалась три ночи первое время для того, чтобы быть наготове исполнять в точности все предписания доктора, и что она теперь не спит ночи, для того чтобы не пропустить часы, в которые надо давать маловредные пилюли из золотой коробочки? Даже самой Наташе, которая хотя и говорила, что никакие лекарства не вылечат ее и что все это глупости, – и ей было радостно видеть, что для нее делали так много пожертвований, что ей надо было в известные часы принимать лекарства, и даже ей радостно было то, что она, пренебрегая исполнением предписанного, могла показывать, что она не верит в лечение и не дорожит своей жизнью.
Доктор ездил каждый день, щупал пульс, смотрел язык и, не обращая внимания на ее убитое лицо, шутил с ней. Но зато, когда он выходил в другую комнату, графиня поспешно выходила за ним, и он, принимая серьезный вид и покачивая задумчиво головой, говорил, что, хотя и есть опасность, он надеется на действие этого последнего лекарства, и что надо ждать и посмотреть; что болезнь больше нравственная, но…
Графиня, стараясь скрыть этот поступок от себя и от доктора, всовывала ему в руку золотой и всякий раз с успокоенным сердцем возвращалась к больной.
Признаки болезни Наташи состояли в том, что она мало ела, мало спала, кашляла и никогда не оживлялась. Доктора говорили, что больную нельзя оставлять без медицинской помощи, и поэтому в душном воздухе держали ее в городе. И лето 1812 года Ростовы не уезжали в деревню.
Несмотря на большое количество проглоченных пилюль, капель и порошков из баночек и коробочек, из которых madame Schoss, охотница до этих вещиц, собрала большую коллекцию, несмотря на отсутствие привычной деревенской жизни, молодость брала свое: горе Наташи начало покрываться слоем впечатлений прожитой жизни, оно перестало такой мучительной болью лежать ей на сердце, начинало становиться прошедшим, и Наташа стала физически оправляться.