Стюарт, Джеймс Фрэнсис Эдуард

Поделись знанием:
(перенаправлено с «Яков III (претендент)»)
Перейти к: навигация, поиск
Джеймс Фрэнсис Эдуард Стюарт
James Francis Edward Stuart<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

<tr><td colspan="2" style="text-align: center; border-top: solid darkgray 1px;"></td></tr>

«Старый претендент»
16 сентября 1701 года — 1 января 1766 года
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Карл Эдуард
 
Вероисповедание: католик
Рождение: 10 июня 1688(1688-06-10)
Сент-Джеймсский дворец, Лондон, Королевство Англия
Смерть: 1 января 1766(1766-01-01) (77 лет)
Рим, Папская область
Род: Стюарты
Имя при рождении: James Francis Edward Stuart
Отец: Яков II
Мать: Мария Моденская
Супруга: Мария Клементина Собеская
Дети: Карл Эдуард, Генрих Бенедикт Стюарт

Джеймс Фрэнсис Эдуард Стюарт (англ. James Francis Edward Stuart, 10 июня 1688, Лондон — 1 января 1766, Рим) — он же Джеймс Старый Претендент (англ. James the Old Pretender), шевалье де Сен-Жорж (фр. Chevalier de St. George), единственный сын Якова II и Марии Моденской, претендент на английский престол под именем Якова III (James III) и на шотландский под именем Якова VIII (James VIII). Он сам и его приверженцы считали его королём на протяжении без малого 64 лет — то есть дольше, чем какой бы то ни было британский монарх царствовал реально, кроме Елизаветы II, побившей данный рекорд 23 мая 2016 года (ненамного меньше, впоследствии, в 18371901 годах, правила королева Виктория).





Биография

Перед «Славной революцией»

Вступивший на престол в 52-летнем возрасте Яков II к этому времени не имел законных сыновей (все пятеро мальчиков, родившиеся от его двух браков, умерли в раннем детстве). Английская протестантская оппозиция надеялась, что после смерти католика Якова II престол перейдёт к одной из его двух взрослых дочерей от первого брака, Марии или Анне, которые были воспитаны в протестантизме и замужем за протестантскими принцами — соответственно Вильгельмом III Оранским и Георгом Датским. Однако рождение 10 июня наследного принца Джеймса, принца Уэльского, разрушило все планы на мирное урегулирование конфликта и сделало реальной перспективой возвращение католицизма как господствующей религии.

30 июня по юлианскому (10 июля по григорианскому) группа дворян («Бессмертная Семерка»), возглавляемая Джоном Черчиллем, в тайном письме призвала принца Вильгельма Оранского и его армию в Англию — на английский престол, дабы защитить протестантскую веру.

Во время «Славной революции»

5 ноября Вильгельм высадился на английском побережье. Ряд протестантов, включая дочь Якова Анну, присоединилась к нему. Несмотря на численное превосходство собственной армии, Яков II не отдает приказ отразить вторжение, а 11 ноября бежал во Францию. По дороге он выбросил в Темзу Большую государственную печать. Захваченный в Кенте, он был помещён под охрану голландской гвардии.

После смерти Якова II (1701) Франция, Испания, папа и герцоги Пармы и Модены открыто признали 13-летнего принца Уэльского королём, а английский парламент объявил его государственным изменником.

Во время войны за испанское наследство Яков надеялся захватить с помощью Людовика XIV утраченный отцом престол. В 1708 году французский флот из 32 больших кораблей покинул Дюнкеркскую гавань, увозя претендента и войска к шотландским берегам, но вынужден был возвратиться назад, не достигнув цели.

Позже Яков сражался в рядах французских войск; но по Утрехтскому миру (1713) Франция должна была признать протестантскую династию в Англии и вследствие этого удалить претендента. После восшествия на престол Георга I в Шотландии вспыхнуло восстание (англ.): осенью 1715 года от 10 до 15 тысяч вооружённых якобитов под командованием графа Мара проникли в Англию, но потерпели поражение при Престоне.

В то же время претендент почти без свиты появился в Шотландии, и 27 января 1716 года был коронован в Скуне, под именем Якова VIII. Однако вскоре был вынужден бежать на континент. Обратный путь во Францию ему был закрыт; после смерти в сентябре 1715 года Людовика XIV возглавивший правительство регент Филипп II Орлеанский стал рассматривать поддержку британского претендента как слишком обременительную.

Брак и семейная жизнь

3 сентября 1719 года Джеймс сочетался браком с Марией Клементиной Собеской. Супругов пригласил жить в Рим Папа Климент XI, выделивший им дворец в городе (Палаццо Мути) и виллу. Католическая церковь также предоставила им ежегодное пособие 12,000 крон из папского казначейства.

В этом браке родилось двое сыновей:

После рождения младшего сына Мария оставила семью и ушла в монастырь, где умерла позднее. Причиной разрыва супругов стала измена Джеймса.

Последняя попытка

Только в 1727 году, после смерти Георга I, Джеймс решился снова попытать счастье. Поддерживаемый папой, он отправился в Геную, чтобы оттуда переправиться в Англию, но вскоре убедился в неосуществимости своего плана.

Во время Второго якобитского восстания (17451746) вождём заговорщиков был уже не состарившийся Джеймс, а его сын Карл Эдуард. Джеймс умер в Риме в 1766 году. Он похоронен в римском Соборе Святого Петра. После его кончины папство признало монархами Великобритании Ганноверов.

Интересные факты

  • С именем Джеймса Фрэнсиса Эдуарда Стюарта и его анонимным пребыванием на костюмированном маскараде «Les Fêtes de l’Inconnu» в 1714 году связывется некоторыми искусствоведами одна из версий происхождения названия пьесы «Les Barricades Mystérieuses» французского композитора Франсуа Куперена для клавесина.
При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
Предшественник:
Яков II и VII
Якобитский претендент
(как Яков III и VIII)

17011766
Преемник:
Карл Эдуард Стюарт
(Карл III)

Напишите отзыв о статье "Стюарт, Джеймс Фрэнсис Эдуард"

Отрывок, характеризующий Стюарт, Джеймс Фрэнсис Эдуард


Весь этот день 25 августа, как говорят его историки, Наполеон провел на коне, осматривая местность, обсуживая планы, представляемые ему его маршалами, и отдавая лично приказания своим генералам.
Первоначальная линия расположения русских войск по Ко лоче была переломлена, и часть этой линии, именно левый фланг русских, вследствие взятия Шевардинского редута 24 го числа, была отнесена назад. Эта часть линии была не укреплена, не защищена более рекою, и перед нею одною было более открытое и ровное место. Очевидно было для всякого военного и невоенного, что эту часть линии и должно было атаковать французам. Казалось, что для этого не нужно было много соображений, не нужно было такой заботливости и хлопотливости императора и его маршалов и вовсе не нужно той особенной высшей способности, называемой гениальностью, которую так любят приписывать Наполеону; но историки, впоследствии описывавшие это событие, и люди, тогда окружавшие Наполеона, и он сам думали иначе.
Наполеон ездил по полю, глубокомысленно вглядывался в местность, сам с собой одобрительно или недоверчиво качал головой и, не сообщая окружавшим его генералам того глубокомысленного хода, который руководил его решеньями, передавал им только окончательные выводы в форме приказаний. Выслушав предложение Даву, называемого герцогом Экмюльским, о том, чтобы обойти левый фланг русских, Наполеон сказал, что этого не нужно делать, не объясняя, почему это было не нужно. На предложение же генерала Компана (который должен был атаковать флеши), провести свою дивизию лесом, Наполеон изъявил свое согласие, несмотря на то, что так называемый герцог Эльхингенский, то есть Ней, позволил себе заметить, что движение по лесу опасно и может расстроить дивизию.
Осмотрев местность против Шевардинского редута, Наполеон подумал несколько времени молча и указал на места, на которых должны были быть устроены к завтрему две батареи для действия против русских укреплений, и места, где рядом с ними должна была выстроиться полевая артиллерия.
Отдав эти и другие приказания, он вернулся в свою ставку, и под его диктовку была написана диспозиция сражения.
Диспозиция эта, про которую с восторгом говорят французские историки и с глубоким уважением другие историки, была следующая:
«С рассветом две новые батареи, устроенные в ночи, на равнине, занимаемой принцем Экмюльским, откроют огонь по двум противостоящим батареям неприятельским.
В это же время начальник артиллерии 1 го корпуса, генерал Пернетти, с 30 ю орудиями дивизии Компана и всеми гаубицами дивизии Дессе и Фриана, двинется вперед, откроет огонь и засыплет гранатами неприятельскую батарею, против которой будут действовать!
24 орудия гвардейской артиллерии,
30 орудий дивизии Компана
и 8 орудий дивизии Фриана и Дессе,
Всего – 62 орудия.
Начальник артиллерии 3 го корпуса, генерал Фуше, поставит все гаубицы 3 го и 8 го корпусов, всего 16, по флангам батареи, которая назначена обстреливать левое укрепление, что составит против него вообще 40 орудий.
Генерал Сорбье должен быть готов по первому приказанию вынестись со всеми гаубицами гвардейской артиллерии против одного либо другого укрепления.
В продолжение канонады князь Понятовский направится на деревню, в лес и обойдет неприятельскую позицию.
Генерал Компан двинется чрез лес, чтобы овладеть первым укреплением.
По вступлении таким образом в бой будут даны приказания соответственно действиям неприятеля.
Канонада на левом фланге начнется, как только будет услышана канонада правого крыла. Стрелки дивизии Морана и дивизии вице короля откроют сильный огонь, увидя начало атаки правого крыла.
Вице король овладеет деревней [Бородиным] и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Морана и Жерара, которые, под его предводительством, направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками армии.
Все это должно быть исполнено в порядке (le tout se fera avec ordre et methode), сохраняя по возможности войска в резерве.
В императорском лагере, близ Можайска, 6 го сентября, 1812 года».
Диспозиция эта, весьма неясно и спутанно написанная, – ежели позволить себе без религиозного ужаса к гениальности Наполеона относиться к распоряжениям его, – заключала в себе четыре пункта – четыре распоряжения. Ни одно из этих распоряжений не могло быть и не было исполнено.
В диспозиции сказано, первое: чтобы устроенные на выбранном Наполеоном месте батареи с имеющими выравняться с ними орудиями Пернетти и Фуше, всего сто два орудия, открыли огонь и засыпали русские флеши и редут снарядами. Это не могло быть сделано, так как с назначенных Наполеоном мест снаряды не долетали до русских работ, и эти сто два орудия стреляли по пустому до тех пор, пока ближайший начальник, противно приказанию Наполеона, не выдвинул их вперед.
Второе распоряжение состояло в том, чтобы Понятовский, направясь на деревню в лес, обошел левое крыло русских. Это не могло быть и не было сделано потому, что Понятовский, направясь на деревню в лес, встретил там загораживающего ему дорогу Тучкова и не мог обойти и не обошел русской позиции.
Третье распоряжение: Генерал Компан двинется в лес, чтоб овладеть первым укреплением. Дивизия Компана не овладела первым укреплением, а была отбита, потому что, выходя из леса, она должна была строиться под картечным огнем, чего не знал Наполеон.
Четвертое: Вице король овладеет деревнею (Бородиным) и перейдет по своим трем мостам, следуя на одной высоте с дивизиями Марана и Фриана (о которых не сказано: куда и когда они будут двигаться), которые под его предводительством направятся к редуту и войдут в линию с прочими войсками.
Сколько можно понять – если не из бестолкового периода этого, то из тех попыток, которые деланы были вице королем исполнить данные ему приказания, – он должен был двинуться через Бородино слева на редут, дивизии же Морана и Фриана должны были двинуться одновременно с фронта.
Все это, так же как и другие пункты диспозиции, не было и не могло быть исполнено. Пройдя Бородино, вице король был отбит на Колоче и не мог пройти дальше; дивизии же Морана и Фриана не взяли редута, а были отбиты, и редут уже в конце сражения был захвачен кавалерией (вероятно, непредвиденное дело для Наполеона и неслыханное). Итак, ни одно из распоряжений диспозиции не было и не могло быть исполнено. Но в диспозиции сказано, что по вступлении таким образом в бой будут даны приказания, соответственные действиям неприятеля, и потому могло бы казаться, что во время сражения будут сделаны Наполеоном все нужные распоряжения; но этого не было и не могло быть потому, что во все время сражения Наполеон находился так далеко от него, что (как это и оказалось впоследствии) ход сражения ему не мог быть известен и ни одно распоряжение его во время сражения не могло быть исполнено.