Ярцев, Владимир Егорович

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Владимир Егорович Ярцев
Дата рождения

15 октября 1924(1924-10-15)

Место рождения

посёлок рудника № 3, Донецкая губерния, Украинская ССР, СССР[1]

Дата смерти

8 ноября 1956(1956-11-08) (32 года)

Место смерти

в районе острова Чепель близ Будапешта, Венгерская Народная Республика[2]

Принадлежность

СССР СССР

Род войск

ВВС СССР

Годы службы

19411956

Звание гвардии старший лейтенант

<imagemap>: неверное или отсутствующее изображение

Сражения/войны

Великая Отечественная война
Венгерское восстание 1956 года

Награды и премии

Влади́мир Его́рович Я́рцев (15 октября 1924 года  — 8 ноября 1956 года) — участник венгерских событий 1956 года, начальник связи авиационной эскадрильи 880-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка Южной группы войск, Герой Советского Союза, гвардии старший лейтенант.





Биография

Родился 15 октября 1924 года в посёлке рудника № 3 (ныне посёлок Дзержинского, Ровеньковский горсовет, Луганская область, Украина) в семье рабочего. Русский. Член ВКП(б)/КПСС с 1946 года. Окончил среднюю школу.

В Красной Армии с 1941 года. В Отечественной войне с сентября по декабрь 1941 года в составе 6-го стрелкового корпуса Юго-Западного фронта, с марта по ноябрь 1943 года в составе 67-го штурмового авиационного полка 16-й воздушной армии Белорусского фронта, с января по май 1945 года старший сержант Ярцев воевал старшим воздушным стрелком-радистом 970-го бомбардировочного авиационного полка 327-й бомбардировочной авиационной дивизии 16-й воздушной армии. За время войны был четырежды ранен, награждён орденом Красной Звезды.

В 1950-х годах проходил служил в Военно-воздушных силах Южной группы советских войск (Венгерская Народная Республика).

Начальник связи авиационной эскадрильи 880-го гвардейского бомбардировочного авиационного полка гвардии старший лейтенант Владимир Ярцев осенью 1956 года в составе советских войск принимал участие в венгерских событиях, официально именовавшихся как «подавление контрреволюционного мятежа».

8 ноября 1956 года В. Е. Ярцев, в составе экипажа бомбардировщика Ил-28 (командир — гвардии капитан Бобровский Александр Андреевич, штурман — гвардии капитан Кармишин Дмитрий Дмитриевич) выполнял боевое задание командования — аэрофотосъёмку военных заводов. Успешно выполнив поставленную задачу и передав ценные разведданные в штаб, советские лётчики при возвращении на свой аэродром подверглись зенитному обстрелу в районе острова Чепель. Самолёт был сбит. Экипаж погиб, до конца исполнив воинский и интернациональный долг.

Останки отважных офицеров-гвардейцев вывезены в Советский Союз, и с воинскими почестями погребены на Лычаковском кладбище областного центра Львовской области Украины — города Львова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 декабря 1956 года за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, гвардии старшему лейтенанту Ярцеву Владимиру Егоровичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Награды

Награждён орденом Ленина, двумя орденами Красной Звезды, медалями.

Память

  • Надгробный памятник на могиле во Львове[3].

Напишите отзыв о статье "Ярцев, Владимир Егорович"

Примечания

  1. Ныне посёлок Дзержинского, Ровеньковский горсовет, Луганская область, Украина.
  2. Ныне в черте города Будапешта, Венгрия[geoman.ru/geography/item/f00/s07/e0007928/index.shtml] (Проверено 22 марта 2009).
  3. [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?id=15460 Фото надгробного памятника] (Проверено 30 ноября 2009).

Ссылки

 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3945 Ярцев, Владимир Егорович]. Сайт «Герои Страны». (Проверено 30 ноября 2009)

Отрывок, характеризующий Ярцев, Владимир Егорович

Пьер вошел в кабинет графа Растопчина. Растопчин, сморщившись, потирал лоб и глаза рукой, в то время как вошел Пьер. Невысокий человек говорил что то и, как только вошел Пьер, замолчал и вышел.
– А! здравствуйте, воин великий, – сказал Растопчин, как только вышел этот человек. – Слышали про ваши prouesses [достославные подвиги]! Но не в том дело. Mon cher, entre nous, [Между нами, мой милый,] вы масон? – сказал граф Растопчин строгим тоном, как будто было что то дурное в этом, но что он намерен был простить. Пьер молчал. – Mon cher, je suis bien informe, [Мне, любезнейший, все хорошо известно,] но я знаю, что есть масоны и масоны, и надеюсь, что вы не принадлежите к тем, которые под видом спасенья рода человеческого хотят погубить Россию.
– Да, я масон, – отвечал Пьер.
– Ну вот видите ли, мой милый. Вам, я думаю, не безызвестно, что господа Сперанский и Магницкий отправлены куда следует; то же сделано с господином Ключаревым, то же и с другими, которые под видом сооружения храма Соломона старались разрушить храм своего отечества. Вы можете понимать, что на это есть причины и что я не мог бы сослать здешнего почт директора, ежели бы он не был вредный человек. Теперь мне известно, что вы послали ему свой. экипаж для подъема из города и даже что вы приняли от него бумаги для хранения. Я вас люблю и не желаю вам зла, и как вы в два раза моложе меня, то я, как отец, советую вам прекратить всякое сношение с такого рода людьми и самому уезжать отсюда как можно скорее.
– Но в чем же, граф, вина Ключарева? – спросил Пьер.
– Это мое дело знать и не ваше меня спрашивать, – вскрикнул Растопчин.
– Ежели его обвиняют в том, что он распространял прокламации Наполеона, то ведь это не доказано, – сказал Пьер (не глядя на Растопчина), – и Верещагина…
– Nous y voila, [Так и есть,] – вдруг нахмурившись, перебивая Пьера, еще громче прежнего вскрикнул Растопчин. – Верещагин изменник и предатель, который получит заслуженную казнь, – сказал Растопчин с тем жаром злобы, с которым говорят люди при воспоминании об оскорблении. – Но я не призвал вас для того, чтобы обсуждать мои дела, а для того, чтобы дать вам совет или приказание, ежели вы этого хотите. Прошу вас прекратить сношения с такими господами, как Ключарев, и ехать отсюда. А я дурь выбью, в ком бы она ни была. – И, вероятно, спохватившись, что он как будто кричал на Безухова, который еще ни в чем не был виноват, он прибавил, дружески взяв за руку Пьера: – Nous sommes a la veille d'un desastre publique, et je n'ai pas le temps de dire des gentillesses a tous ceux qui ont affaire a moi. Голова иногда кругом идет! Eh! bien, mon cher, qu'est ce que vous faites, vous personnellement? [Мы накануне общего бедствия, и мне некогда быть любезным со всеми, с кем у меня есть дело. Итак, любезнейший, что вы предпринимаете, вы лично?]
– Mais rien, [Да ничего,] – отвечал Пьер, все не поднимая глаз и не изменяя выражения задумчивого лица.
Граф нахмурился.
– Un conseil d'ami, mon cher. Decampez et au plutot, c'est tout ce que je vous dis. A bon entendeur salut! Прощайте, мой милый. Ах, да, – прокричал он ему из двери, – правда ли, что графиня попалась в лапки des saints peres de la Societe de Jesus? [Дружеский совет. Выбирайтесь скорее, вот что я вам скажу. Блажен, кто умеет слушаться!.. святых отцов Общества Иисусова?]
Пьер ничего не ответил и, нахмуренный и сердитый, каким его никогда не видали, вышел от Растопчина.

Когда он приехал домой, уже смеркалось. Человек восемь разных людей побывало у него в этот вечер. Секретарь комитета, полковник его батальона, управляющий, дворецкий и разные просители. У всех были дела до Пьера, которые он должен был разрешить. Пьер ничего не понимал, не интересовался этими делами и давал на все вопросы только такие ответы, которые бы освободили его от этих людей. Наконец, оставшись один, он распечатал и прочел письмо жены.
«Они – солдаты на батарее, князь Андрей убит… старик… Простота есть покорность богу. Страдать надо… значение всего… сопрягать надо… жена идет замуж… Забыть и понять надо…» И он, подойдя к постели, не раздеваясь повалился на нее и тотчас же заснул.
Когда он проснулся на другой день утром, дворецкий пришел доложить, что от графа Растопчина пришел нарочно посланный полицейский чиновник – узнать, уехал ли или уезжает ли граф Безухов.
Человек десять разных людей, имеющих дело до Пьера, ждали его в гостиной. Пьер поспешно оделся, и, вместо того чтобы идти к тем, которые ожидали его, он пошел на заднее крыльцо и оттуда вышел в ворота.