Яснотка белая

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Яснотка белая
Научная классификация
Международное научное название

Lamium album L., 1753

Синонимы
  • Lamium brachyodon (Bordz.) Kuprian.
  • Lamium capitatum Sm.
  • Lamium dumeticola Klokov
  • Lamium hyrcanicum A.P.Khokhr.
  • Lamium niveum Rchb.f. nom. illeg.
  • Lamium parietariifolium Benth.
  • Lamium sempervirens A.P.Khokhr.
  • Lamium transcaucasicum A.P.Khokhr.
  • Lamium turkestanicum Kuprian.
  • Lamium vulgatum Benth.

Систематика
на Викивидах

Поиск изображений
на Викискладе
</tr>
EOL  579590
GRIN  [npgsweb.ars-grin.gov/gringlobal/taxonomydetail.aspx?id=314991 t:314991]
IPNI  [www.ipni.org/ipni/simplePlantNameSearch.do?find_wholeName=Lamium+album&output_format=normal&query_type=by_query&back_page=query_ipni.html ???]
TPL  [www.theplantlist.org/tpl1.1/search?q=Lamium+album ???]

Ясно́тка бе́лая, или глуха́я крапи́ва (лат. Lámium álbum) — многолетнее травянистое растение, вид рода Яснотка (Lamium) семейства Яснотковые (Lamiaceae), или Губоцветные (Labiatae).

Своим внешним видом, особенно формой сморщенных листьев, глухая крапива очень похожа на крапиву (Urtica), но, в отличие от неё, не имеет жгучих волосков.





Распространение и экология

Широко распространена в умеренной зоне Северного полушария: Малая, Передняя и Средняя Азия, Закавказье, Монголия, Китай, Япония, Корея, север Индостана, почти вся Европа.

В России встречается очень часто в Европейской части, на Северном Кавказе, в Сибири и на Дальнем Востоке.

Предпочитает затенённые места с достаточным увлажнением по берегам оврагов, где образует густые невысокие заросли.

Растёт в садах, огородах, на улицах, у заборов и хозяйственных построек, реже в кустарниках и лесах. Сорничает.

Ботаническое описание

Корневище ползучее горизонтальное.

Стебли четырёхгранные, прямостоячие, до 60 см высотой.

Листья супротивные. Черешки листьев до 4 см длиной (у верхушечных листьев много короче — до 1 см). Листовые пластинки яйцевидные или сердцевидные, морщинистые, до 10 см длиной, остропильчатые.

Всё растение коротко опушено.

Цветки сидячие, расположены в пазухах верхних листьев в ложных мутовках. Прицветники линейные, гораздо короче чашечки. Чашечка колокольчатая, с пятью зубцами. Зубцы длиннее трубки, шиловидно заострены. Зев косой. Венчики белые. На нижней губе — зеленоватые пятна. Трубка изогнутая, в зеве расширенная. Верхняя губа шлемовидная, согнута под прямым углом. Нижняя губа обратнопочковидная. Пыльники чёрно-фиолетовые. Цветёт в Центральной России почти весь период вегетации — с апреля до октября.

Формула цветка:  <math>\uparrow Ca_{(5)} \; Co_{(3+2)} \; A_4 \; G_{(\underline2)}</math>[2].

Плод — ценобий: дробный плод, состоящий из четырёх орешковидных частей (эремов). Эремы тёмно-серые яйцевидные с выростами. Плоды созревают в Центральной России в июне—октябре.

Значение и применение

Цветки и листья глухой крапивы содержат слизи, дубильные вещества, сапонины, аскорбиновую кислоту.

Глухая крапива является хорошим медоносом, в летнее время привлекая значительное количество насекомых (пчёл, шмелей, бабочек). Даёт много светлого нектара и пыльцы, но глубокое залегание нектара в сильно согнутой и выпяченной на нижней стороне трубочке венчика затрудняет работу пчёл[3].

Молодые листья можно использовать в пищу, по вкусу они напоминают шпинат.

Напишите отзыв о статье "Яснотка белая"

Примечания

  1. Об условности указания класса двудольных в качестве вышестоящего таксона для описываемой в данной статье группы растений см. раздел «Системы APG» статьи «Двудольные».
  2. Ботаника: учебник для студ. образоват. учреждений сред. проф. образования/ [А.С. Родионова и др.]. — М: Издательский центр "Академия", 2006. — С. 256. — 288 с. — ISBN 5-7695-2245-3.
  3. Абрикосов Х. Н. и др. Глухая крапива // [ashipunov.info/shipunov/school/books/slovarj-sprav_pchelovoda_1955.djvu Словарь-справочник пчеловода] / Сост. Федосов Н. Ф.. — М.: Сельхозгиз, 1955. — С. 77.

Литература

  • Губанов И. А., Киселёва К. В., Новиков В. С., Тихомиров В. Н. Иллюстрированный определитель растений Средней России. Т. 3. — М: Т-во научных изданий КМК, Ин-т технологических исследований. — 2004. — С. 125. ISBN 5-87317-163-7.
  • Атлас лекарственных растений СССР. — М., 1962.
  • Решетняк В. В., Цигура И. В. Травник, 1999.

Ссылки

Отрывок, характеризующий Яснотка белая

– Ах, и кучер уехал.
Но Соня, пошедшая в переднюю искать бумаги, нашла их в шляпе Пьера, куда он их старательно заложил за подкладку. Пьер было хотел читать.
– Нет, после обеда, – сказал старый граф, видимо, в этом чтении предвидевший большое удовольствие.
За обедом, за которым пили шампанское за здоровье нового Георгиевского кавалера, Шиншин рассказывал городские новости о болезни старой грузинской княгини, о том, что Метивье исчез из Москвы, и о том, что к Растопчину привели какого то немца и объявили ему, что это шампиньон (так рассказывал сам граф Растопчин), и как граф Растопчин велел шампиньона отпустить, сказав народу, что это не шампиньон, а просто старый гриб немец.
– Хватают, хватают, – сказал граф, – я графине и то говорю, чтобы поменьше говорила по французски. Теперь не время.
– А слышали? – сказал Шиншин. – Князь Голицын русского учителя взял, по русски учится – il commence a devenir dangereux de parler francais dans les rues. [становится опасным говорить по французски на улицах.]
– Ну что ж, граф Петр Кирилыч, как ополченье то собирать будут, и вам придется на коня? – сказал старый граф, обращаясь к Пьеру.
Пьер был молчалив и задумчив во все время этого обеда. Он, как бы не понимая, посмотрел на графа при этом обращении.
– Да, да, на войну, – сказал он, – нет! Какой я воин! А впрочем, все так странно, так странно! Да я и сам не понимаю. Я не знаю, я так далек от военных вкусов, но в теперешние времена никто за себя отвечать не может.
После обеда граф уселся покойно в кресло и с серьезным лицом попросил Соню, славившуюся мастерством чтения, читать.
– «Первопрестольной столице нашей Москве.
Неприятель вошел с великими силами в пределы России. Он идет разорять любезное наше отечество», – старательно читала Соня своим тоненьким голоском. Граф, закрыв глаза, слушал, порывисто вздыхая в некоторых местах.
Наташа сидела вытянувшись, испытующе и прямо глядя то на отца, то на Пьера.
Пьер чувствовал на себе ее взгляд и старался не оглядываться. Графиня неодобрительно и сердито покачивала головой против каждого торжественного выражения манифеста. Она во всех этих словах видела только то, что опасности, угрожающие ее сыну, еще не скоро прекратятся. Шиншин, сложив рот в насмешливую улыбку, очевидно приготовился насмехаться над тем, что первое представится для насмешки: над чтением Сони, над тем, что скажет граф, даже над самым воззванием, ежели не представится лучше предлога.
Прочтя об опасностях, угрожающих России, о надеждах, возлагаемых государем на Москву, и в особенности на знаменитое дворянство, Соня с дрожанием голоса, происходившим преимущественно от внимания, с которым ее слушали, прочла последние слова: «Мы не умедлим сами стать посреди народа своего в сей столице и в других государства нашего местах для совещания и руководствования всеми нашими ополчениями, как ныне преграждающими пути врагу, так и вновь устроенными на поражение оного, везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую он мнит низринуть нас, на главу его, и освобожденная от рабства Европа да возвеличит имя России!»
– Вот это так! – вскрикнул граф, открывая мокрые глаза и несколько раз прерываясь от сопенья, как будто к носу ему подносили склянку с крепкой уксусной солью. – Только скажи государь, мы всем пожертвуем и ничего не пожалеем.
Шиншин еще не успел сказать приготовленную им шутку на патриотизм графа, как Наташа вскочила с своего места и подбежала к отцу.
– Что за прелесть, этот папа! – проговорила она, целуя его, и она опять взглянула на Пьера с тем бессознательным кокетством, которое вернулось к ней вместе с ее оживлением.
– Вот так патриотка! – сказал Шиншин.
– Совсем не патриотка, а просто… – обиженно отвечала Наташа. – Вам все смешно, а это совсем не шутка…
– Какие шутки! – повторил граф. – Только скажи он слово, мы все пойдем… Мы не немцы какие нибудь…
– А заметили вы, – сказал Пьер, – что сказало: «для совещания».
– Ну уж там для чего бы ни было…
В это время Петя, на которого никто не обращал внимания, подошел к отцу и, весь красный, ломающимся, то грубым, то тонким голосом, сказал:
– Ну теперь, папенька, я решительно скажу – и маменька тоже, как хотите, – я решительно скажу, что вы пустите меня в военную службу, потому что я не могу… вот и всё…
Графиня с ужасом подняла глаза к небу, всплеснула руками и сердито обратилась к мужу.
– Вот и договорился! – сказала она.
Но граф в ту же минуту оправился от волнения.