Я — берлинец

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

«Я — берлинец» (нем. Ich bin ein Berliner) — ставшая культовой заключительная фраза из исторической речи американского президента Джона Кеннеди 26 июня 1963 г. перед Шёнебергской ратушей в тогдашнем Западном Берлине. Кеннеди выразил свою солидарность и поддержку западным берлинцам после возведения коммунистическим режимом ГДР Берлинской стены.

Кеннеди повторил фразу в своей речи дважды:

  • Two thousand years ago the proudest boast was ”civis Romanus sum.” Today, in the world of freedom, the proudest boast is ”Ich bin ein Berliner.”
Две тысячи лет назад слова, произносимые с особой гордостью, которые мог сказать человек, были ”civis Romanus sum” (”Я гражданин Рима”). Сейчас, в свободном мире, самые гордые слова есть ”Ich bin ein Berliner”.
  • All free men, wherever they may live, are citizens of Berlin, and, therefore, as a free man, I take pride in the words ”Ich bin ein Berliner”.
Все свободные люди, где бы они ни жили — сейчас граждане Берлина, и поэтому, как свободный человек, я горжусь словами «Ich bin ein Berliner».

Фраза часто цитировалась как в период объединения Германии, так и в настоящее время — в связи с празднованием исторических дат и юбилеев[1].





Легенды, слухи

В 1980-е годы в некоторых англоязычных странах появилась так называемая современная легенда, запущенная статьёй в «New York Times»[2]. Легенда базируется на искажении действительной фразы из речи Кеннеди, где он якобы допустил грамматическую ошибку, произнеся будто бы ненужный здесь неопределенный артикль ein. Тем самым его фраза «Я — берлинец» («Ich bin Berliner») якобы превратилась по смыслу в «Я — берлинский пончик» («Ich bin ein Berliner»), чем якобы вызвала смех у немцев. У Кеннеди был опытный переводчик,[3] текст был заранее написан, каждое слово тщательно подобрано и очевидно озвученная президентом фраза была им не раз отрепетирована. В действительности в немецком языке для «берлинеров» (пончиков с начинкой из варенья) используется название Berliner Pfannkuchen, а не Berliner, как в англоязычных странах. Фраза Ich bin ein Berliner является вполне грамматически верной и выражает именно то, что Кеннеди хотел сказать: «Я — берлинец». Кеннеди в своей речи произнес эту фразу дважды. Смех публики в середине его выступления был вызван последовавшей за ними благодарностью президента переводчику, «переведшему» эту фразу с немецкого на немецкий.

Эта же фраза, повторенная Кеннеди в конце его речи, была встречена бурной овацией многотысячной публики. В наше время запись выступления Кеннеди часто транслируется по телевидению. Несмотря на то что эта легенда не соответствует реальности, она пользуется успехом у некоторых юмористов в США и иногда цитируется[4][5].

Память

В 1988 году островное государство Ниуэ выпустило 5-долларовую монету в память о берлинском выступлении Кеннеди. В 2008 году Либерия выпустила монету с номиналом в 5 либерийских долларов, на аверсе которой был помещён портрет Кеннеди, произносящего речь «Я — берлинец». Портрет основан на знаменитой фотографии, при нажатии на микрофон через динамик, встроенный в монету, воспроизводится часть речи.

В 2008 году кандидат на пост президента США Джон Маккейн произнёс схожую фразу «Сегодня мы все — грузины» (англ. Today, we are all Georgians)[6].

См. также

Напишите отзыв о статье "Я — берлинец"

Примечания

  1. Англо-русский лингвострановедческий словарь «Американа-II»
  2. Уильям Дж. Миллер писал в New York Times от 30 апреля 1988 года: What they did not know, but could easily have found out, was that such citizens never refer to themselves as «Berliners.» They reserve that term for a favorite confection often munched at breakfast. So, while they understood and appreciated the sentiments behind the President’s impassioned declaration, the residents tittered among themselves when he exclaimed, literally, «I am a jelly-filled doughnut.»
  3. www.cult-turist.ru/country-topics/2363/?q=524&it=2363&tdp=fshk ДЖОН КЕННЕДИ: «Я – БЕРЛИНЕЦ»
  4. onegoodmove.org/1gm/1gmarchive/2005/11/bloopers.html.
  5. news.bbc.co.uk/2/hi/programmes/letter_from_america/3167810.stm BBC News
  6. Андрей Шитов. [www.rg.ru/2008/09/04/makkein-plagiat.html Джон Маккейн: «Их бин грузин»] // «Российская газета» № 4743 от 4 сентября 2008 г.
В Викитеке есть тексты по теме
Я — берлинец

Ссылки

Отрывок, характеризующий Я — берлинец

Написав по этой азбуке цифрами слова L'empereur Napoleon [император Наполеон], выходит, что сумма этих чисел равна 666 ти и что поэтому Наполеон есть тот зверь, о котором предсказано в Апокалипсисе. Кроме того, написав по этой же азбуке слова quarante deux [сорок два], то есть предел, который был положен зверю глаголати велика и хульна, сумма этих чисел, изображающих quarante deux, опять равна 666 ти, из чего выходит, что предел власти Наполеона наступил в 1812 м году, в котором французскому императору минуло 42 года. Предсказание это очень поразило Пьера, и он часто задавал себе вопрос о том, что именно положит предел власти зверя, то есть Наполеона, и, на основании тех же изображений слов цифрами и вычислениями, старался найти ответ на занимавший его вопрос. Пьер написал в ответе на этот вопрос: L'empereur Alexandre? La nation Russe? [Император Александр? Русский народ?] Он счел буквы, но сумма цифр выходила гораздо больше или меньше 666 ти. Один раз, занимаясь этими вычислениями, он написал свое имя – Comte Pierre Besouhoff; сумма цифр тоже далеко не вышла. Он, изменив орфографию, поставив z вместо s, прибавил de, прибавил article le и все не получал желаемого результата. Тогда ему пришло в голову, что ежели бы ответ на искомый вопрос и заключался в его имени, то в ответе непременно была бы названа его национальность. Он написал Le Russe Besuhoff и, сочтя цифры, получил 671. Только 5 было лишних; 5 означает «е», то самое «е», которое было откинуто в article перед словом L'empereur. Откинув точно так же, хотя и неправильно, «е», Пьер получил искомый ответ; L'Russe Besuhof, равное 666 ти. Открытие это взволновало его. Как, какой связью был он соединен с тем великим событием, которое было предсказано в Апокалипсисе, он не знал; но он ни на минуту не усумнился в этой связи. Его любовь к Ростовой, антихрист, нашествие Наполеона, комета, 666, l'empereur Napoleon и l'Russe Besuhof – все это вместе должно было созреть, разразиться и вывести его из того заколдованного, ничтожного мира московских привычек, в которых, он чувствовал себя плененным, и привести его к великому подвигу и великому счастию.
Пьер накануне того воскресенья, в которое читали молитву, обещал Ростовым привезти им от графа Растопчина, с которым он был хорошо знаком, и воззвание к России, и последние известия из армии. Поутру, заехав к графу Растопчину, Пьер у него застал только что приехавшего курьера из армии.
Курьер был один из знакомых Пьеру московских бальных танцоров.
– Ради бога, не можете ли вы меня облегчить? – сказал курьер, – у меня полна сумка писем к родителям.
В числе этих писем было письмо от Николая Ростова к отцу. Пьер взял это письмо. Кроме того, граф Растопчин дал Пьеру воззвание государя к Москве, только что отпечатанное, последние приказы по армии и свою последнюю афишу. Просмотрев приказы по армии, Пьер нашел в одном из них между известиями о раненых, убитых и награжденных имя Николая Ростова, награжденного Георгием 4 й степени за оказанную храбрость в Островненском деле, и в том же приказе назначение князя Андрея Болконского командиром егерского полка. Хотя ему и не хотелось напоминать Ростовым о Болконском, но Пьер не мог воздержаться от желания порадовать их известием о награждении сына и, оставив у себя воззвание, афишу и другие приказы, с тем чтобы самому привезти их к обеду, послал печатный приказ и письмо к Ростовым.
Разговор с графом Растопчиным, его тон озабоченности и поспешности, встреча с курьером, беззаботно рассказывавшим о том, как дурно идут дела в армии, слухи о найденных в Москве шпионах, о бумаге, ходящей по Москве, в которой сказано, что Наполеон до осени обещает быть в обеих русских столицах, разговор об ожидаемом назавтра приезде государя – все это с новой силой возбуждало в Пьере то чувство волнения и ожидания, которое не оставляло его со времени появления кометы и в особенности с начала войны.
Пьеру давно уже приходила мысль поступить в военную службу, и он бы исполнил ее, ежели бы не мешала ему, во первых, принадлежность его к тому масонскому обществу, с которым он был связан клятвой и которое проповедывало вечный мир и уничтожение войны, и, во вторых, то, что ему, глядя на большое количество москвичей, надевших мундиры и проповедывающих патриотизм, было почему то совестно предпринять такой шаг. Главная же причина, по которой он не приводил в исполнение своего намерения поступить в военную службу, состояла в том неясном представлении, что он l'Russe Besuhof, имеющий значение звериного числа 666, что его участие в великом деле положения предела власти зверю, глаголящему велика и хульна, определено предвечно и что поэтому ему не должно предпринимать ничего и ждать того, что должно совершиться.