(432) Пифия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
(432) Пифия
Открытие
Первооткрыватель

Огюст Шарлуа

Место обнаружения

Ницца

Дата обнаружения

18 декабря 1897

Эпоним

Пифия

Альтернативные обозначения

1897 DO; 1936 PR

Категория

Главное кольцо

Орбитальные характеристики
Эпоха 27 августа 2011 года
JD 2455800.5
Эксцентриситет (e)

0,14719

Большая полуось (a)

354,275 млн км
(2,36818 а. е.)

Перигелий (q)

302,129 млн км
(2,01961 а. е.)

Афелий (Q)

406,42 млн км
(2,71675 а. е.)

Период обращения (P)

1331,13 сут (3,644 г.)

Средняя орбитальная скорость

19,249 км/с

Наклонение (i)

12,129°

Долгота восходящего узла (Ω)

88,816°

Аргумент перигелия (ω)

174,054°

Средняя аномалия (M)

237,723°

Физические характеристики
Диаметр

46,90 км

Масса

1,08 ·1017 кг

Плотность

2,000 г/см³

Ускорение свободного падения на поверхности

0,0131 м/с²

2-я космическая скорость

0,0248 км/с

Период вращения

8,252 ч

Спектральный класс

S

Видимая звёздная величина

13,19m (текущая)

Абсолютная звёздная величина

8,84m

Альбедо

0,2338

Средняя температура поверхности

174 К (−99 °C)

Текущее расстояние от Солнца

2,313 а. е.

Текущее расстояние от Земли

1,874 а. е.

Информация в Викиданных

(432) Пифия (греч. Πυθία) — небольшой астероид главного пояса светлого спектрального класса S. Он был открыт 18 декабря 1897 года французским астрономом Огюстом Шарлуа в обсерватории Ниццы и назван в честь Пифии, в древнегреческой мифологии знаменитой жрицы Аполлона в Дельфах[1].

В 1981 году, по результатам наблюдений, проведённых в Обсерватории Ла-Силья, шведские астрономы проанализировали изменения кривой блеска нескольких астероидов, в том числе и Пифии. На основании полученных результатов учёные определили период вращения и спектральные характеристики астероида[2].



См. также

Напишите отзыв о статье "(432) Пифия"

Примечания

  1. Schmadel, Lutz D. [books.google.com/books?id=VoJ5nUyIzCsC&pg=PA50 Dictionary of Minor Planet Names]. — Fifth Revised and Enlarged Edition. — B., Heidelberg, N. Y.: Springer, 2003. — P. 50. — ISBN 3-540-00238-3.
  2. Lagerkvist, C.-I. & Rickman, H. (1981). «[articles.adsabs.harvard.edu/full/1981A%26AS...45..177L Physical studies of asteroids. V - Photoelectric observations of the asteroids 70, 101, 369 and 432]». Astronomy and Astrophysics Supplement Series 45: 177-179. Проверено 30.11.2009.

Ссылки

  • [ssd.jpl.nasa.gov/sbdb.cgi?sstr=432 База данных JPL НАСА по малым телам Солнечной системы (432)] (англ.)
  • [www.minorplanetcenter.net/db_search/show_object?object_id=432 База данных MPC по малым телам Солнечной системы (432)] (англ.)

Отрывок, характеризующий (432) Пифия

Помещик, к которому приехал Николай, был старый кавалерист холостяк, лошадиный знаток, охотник, владетель коверной, столетней запеканки, старого венгерского и чудных лошадей.
Николай в два слова купил за шесть тысяч семнадцать жеребцов на подбор (как он говорил) для казового конца своего ремонта. Пообедав и выпив немножко лишнего венгерского, Ростов, расцеловавшись с помещиком, с которым он уже сошелся на «ты», по отвратительной дороге, в самом веселом расположении духа, поскакал назад, беспрестанно погоняя ямщика, с тем чтобы поспеть на вечер к губернатору.
Переодевшись, надушившись и облив голову холодной подои, Николай хотя несколько поздно, но с готовой фразой: vaut mieux tard que jamais, [лучше поздно, чем никогда,] явился к губернатору.
Это был не бал, и не сказано было, что будут танцевать; но все знали, что Катерина Петровна будет играть на клавикордах вальсы и экосезы и что будут танцевать, и все, рассчитывая на это, съехались по бальному.
Губернская жизнь в 1812 году была точно такая же, как и всегда, только с тою разницею, что в городе было оживленнее по случаю прибытия многих богатых семей из Москвы и что, как и во всем, что происходило в то время в России, была заметна какая то особенная размашистость – море по колено, трын трава в жизни, да еще в том, что тот пошлый разговор, который необходим между людьми и который прежде велся о погоде и об общих знакомых, теперь велся о Москве, о войске и Наполеоне.
Общество, собранное у губернатора, было лучшее общество Воронежа.
Дам было очень много, было несколько московских знакомых Николая; но мужчин не было никого, кто бы сколько нибудь мог соперничать с георгиевским кавалером, ремонтером гусаром и вместе с тем добродушным и благовоспитанным графом Ростовым. В числе мужчин был один пленный итальянец – офицер французской армии, и Николай чувствовал, что присутствие этого пленного еще более возвышало значение его – русского героя. Это был как будто трофей. Николай чувствовал это, и ему казалось, что все так же смотрели на итальянца, и Николай обласкал этого офицера с достоинством и воздержностью.
Как только вошел Николай в своей гусарской форме, распространяя вокруг себя запах духов и вина, и сам сказал и слышал несколько раз сказанные ему слова: vaut mieux tard que jamais, его обступили; все взгляды обратились на него, и он сразу почувствовал, что вступил в подобающее ему в губернии и всегда приятное, но теперь, после долгого лишения, опьянившее его удовольствием положение всеобщего любимца. Не только на станциях, постоялых дворах и в коверной помещика были льстившиеся его вниманием служанки; но здесь, на вечере губернатора, было (как показалось Николаю) неисчерпаемое количество молоденьких дам и хорошеньких девиц, которые с нетерпением только ждали того, чтобы Николай обратил на них внимание. Дамы и девицы кокетничали с ним, и старушки с первого дня уже захлопотали о том, как бы женить и остепенить этого молодца повесу гусара. В числе этих последних была сама жена губернатора, которая приняла Ростова, как близкого родственника, и называла его «Nicolas» и «ты».