1-я гвардейская Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения (Володарского района)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
1-я гвардейская Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения (Володарского района)
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

20.07.1941 года

Расформирование (преобразование):

21.09.1941 года

Преемник:

80-я стрелковая дивизия

Боевой путь

1941: Ленинградская стратегическая оборонительная операция

1-я гвардейская Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения (Володарского района) — воинское соединение РККА СССР в Великой Отечественной войне





История

Дивизия формировалась с 18 июля 1941 года в Ленинграде из добровольцев, 1-й и 2-й стрелковые полки были укомплектованы преимущественно трудящимися Володарского района, 3-й стрелковый и артиллерийский полки, а также отдельные батальоны — трудящимися Куйбышевского района. Численность дивизии составила 10815 человек. На вооружении дивизии к 8 августа 1941 года помимо винтовок, имелось: автоматических винтовок — 162, станковых пулемётов — 108, ручных пулемётов — 162, пушек 76 мм — 28, гаубиц 122 мм — 4, (по штату 8), миномётов 120 мм — 6, 82 мм — 18 и 50 мм — 54.

В составе действующей армии с 18 июля 1941 по 21 сентября 1941 года.

29 июля 1941 года выступила из Ленинграда маршем на Пулково. На 10 августа 1941 года находилась в Красном Селе, грузилась в эшелон. 11 августа 1941 года разгрузилась в Волосово, заняла позиции в 5-6 километрах от Волосово в районе станции Вруда. Рядом занял позиции 1-й танковый полк.

Первый бой приняла вечером 11 августа 1941 года, переходила в контратаки, временами успешные, частично воевала в окружении. До 14 августа 1941 года ведёт бои. С 14 августа 1941 года началось массовое бегство ополченцев с позиций[1], к 16 августа 1941 года в панике отступила в Волосово. В дивизии оставалось не более 50 % от первоначального состава[2]. 18 августа 1941 года в боях под Волосово 1-я батарея 88-го артиллерийского полка под командованием лейтенанта В. П. Кузанова была атакована 24 танками противника. Огнём батареи было выведено из строя 11 танков[3]. К 21 августа 1941 года отошла в Ропшу.

Из приказа № 001 войскам Кингисеппского оборонительного участка обороны «О борьбе с паникерами и трусами».

… 1 сп 1 гвардейской ДНО растерял свои подразделения и не смог оказать фашистским полчищам необходимого отпора… … 1-я гв. ДНО и 281 сд из-за паники и трусости в боях 16 — 17 августа растеряли большинство личного состава…

— [vpunkvd.narod.ru/Pages/History/PVHistory/fights_on_the_Khingisepp_direction.htm Битва на кингисеппском направлении]

5 сентября 1941 года с марша вступила в бой у деревни [www.tury.ru/resort/id/216705 Новый Бор], на пути к Дятлицам. 8 сентября 1941 года ведёт бои за Ропшу c 291-й пехотной дивизией. Была выбита из Ропши, 11 сентября вновь атаковала город, отбила его. Атаку возглавлял командир полка дивизии В. Ф. Маргелов. Продолжает бои за город вместе с 76-м латышским стрелковым полком. На 14 сентября 1941 года обороняет деревню Михайловку ([maps.yandex.ru/?text=%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F%2C%20%D0%9B%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F%20%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%82%D1%8C%2C%20%D0%9B%D0%BE%D0%BC%D0%BE%D0%BD%D0%BE%D1%81%D0%BE%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9%20%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BE%D0%BD%2C%20%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B2%D0%BD%D1%8F%20%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%BA%D0%B0&sll=30.019945%2C59.721434&ll=30.074877%2C59.719353&spn=0.542450%2C0.153123&z=12&l=map положение на карте]) возле Ропши. Оставив Ропшу, под ударами противника отходит на север-восток к Ораниенбауму

… Некомплект в людях, вооружении и транспортных средствах достигает в 1-й гвардейской дивизии таких размеров, что фактически она представляет собой лишь стрелковый батальон. Это положение усугубляется ещё и тем, что личный состав дивизии не выходит из ожесточенного боя продолжительное время и крайне утомлен. Командование дивизии свело до минимума численность тыловых эшелонов, направив в строевые части всех военнообязанных людей. В результате произведенной передвижки личного состава стрелковые части дивизии насчитывали: 1-й СП — 100 человек, 2-й СП — 400 человек, 3-й СП — 200 человек. Помимо винтовок в частях имеется станковых пулеметов — 6, ручных пулеметов — 30, минометов — 32.

— [centralsector.narod.ru/arch/kur/don15sen.htm Политдонесение № 77 Политического управления Ленинградского фронта от 15 сентября 1941 г.]

21 сентября 1941 года переименована в 80-ю стрелковую дивизию

Состав

  • 1-й стрелковый полк
  • 2-й стрелковый полк
  • 3-й стрелковый полк
  • артиллерийский полк
  • танковый батальон
  • отдельный зенитный артиллерийский дивизион
  • разведывательный батальон
  • сапёрный батальон
  • отдельный батальон связи
  • медико-санитарный батальон
  • автотранспортная рота
  • полевая хлебопекарня
  • полевая почтовая станция
  • полевая касса Госбанка

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус Примечания
10.07.1941 года Северный фронт Ленинградская армия народного ополчения - -
01.08.1941 года Северный фронт - - -
01.09.1941 года Ленинградский фронт Копорская оперативная группа - -

Командиры

Память

  • Мемориальная доска на доме, где формировалась дивизия (Санкт-Петербург, Набережная реки Мойки, дом 48) ([www.karta-spb.ru/%D0%BD%D0%B0%D0%B1%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%B6%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%B8%20%D0%BC%D0%BE%D0%B9%D0%BA%D0%B8%2048/0 положение на карте])

Напишите отзыв о статье "1-я гвардейская Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения (Володарского района)"

Примечания

  1. [centralsector.narod.ru/arch/1gdno_04.htm Архивные материалы]
  2. [centralsector.narod.ru/no_c.htm Архивные материалы]
  3. [forum.vgd.ru/108/31255/ Ленинградское народное ополчение]

Ссылки

  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны]
  • [soldat.ru Справочники на Солдат.ру]
  • [bdsa.ru/divizia/divizii-dno/01--gvardeyskaya-leningradskaya-strelkovaya-diviziya-narodnogo-opolcheniya-volodarskogo-rayona.html Справочник на bdsa.ru]
  • [militera.lib.ru/db/churkin_vv/01.html Дневник ополченца 88-го артиллерийского полка 80-й стрелковой Любанской дивизии Василия Чуркина]
  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd281/default.html Справочник]
  • [centralsector.narod.ru/arch/1gdno_12.htm Докладная записка военкома и начальника Политотдела 1-й Гвардейской дивизии Ленинградской армии народного ополчения о некоторых итогах формирования и боевых действий дивизии.]


Отрывок, характеризующий 1-я гвардейская Ленинградская стрелковая дивизия народного ополчения (Володарского района)

Княжна Марья старалась уловить опять чей нибудь взгляд из толпы, но ни один взгляд не был устремлен на нее; глаза, очевидно, избегали ее. Ей стало странно и неловко.
– Вишь, научила ловко, за ней в крепость иди! Дома разори да в кабалу и ступай. Как же! Я хлеб, мол, отдам! – слышались голоса в толпе.
Княжна Марья, опустив голову, вышла из круга и пошла в дом. Повторив Дрону приказание о том, чтобы завтра были лошади для отъезда, она ушла в свою комнату и осталась одна с своими мыслями.


Долго эту ночь княжна Марья сидела у открытого окна в своей комнате, прислушиваясь к звукам говора мужиков, доносившегося с деревни, но она не думала о них. Она чувствовала, что, сколько бы она ни думала о них, она не могла бы понять их. Она думала все об одном – о своем горе, которое теперь, после перерыва, произведенного заботами о настоящем, уже сделалось для нее прошедшим. Она теперь уже могла вспоминать, могла плакать и могла молиться. С заходом солнца ветер затих. Ночь была тихая и свежая. В двенадцатом часу голоса стали затихать, пропел петух, из за лип стала выходить полная луна, поднялся свежий, белый туман роса, и над деревней и над домом воцарилась тишина.
Одна за другой представлялись ей картины близкого прошедшего – болезни и последних минут отца. И с грустной радостью она теперь останавливалась на этих образах, отгоняя от себя с ужасом только одно последнее представление его смерти, которое – она чувствовала – она была не в силах созерцать даже в своем воображении в этот тихий и таинственный час ночи. И картины эти представлялись ей с такой ясностью и с такими подробностями, что они казались ей то действительностью, то прошедшим, то будущим.
То ей живо представлялась та минута, когда с ним сделался удар и его из сада в Лысых Горах волокли под руки и он бормотал что то бессильным языком, дергал седыми бровями и беспокойно и робко смотрел на нее.
«Он и тогда хотел сказать мне то, что он сказал мне в день своей смерти, – думала она. – Он всегда думал то, что он сказал мне». И вот ей со всеми подробностями вспомнилась та ночь в Лысых Горах накануне сделавшегося с ним удара, когда княжна Марья, предчувствуя беду, против его воли осталась с ним. Она не спала и ночью на цыпочках сошла вниз и, подойдя к двери в цветочную, в которой в эту ночь ночевал ее отец, прислушалась к его голосу. Он измученным, усталым голосом говорил что то с Тихоном. Ему, видно, хотелось поговорить. «И отчего он не позвал меня? Отчего он не позволил быть мне тут на месте Тихона? – думала тогда и теперь княжна Марья. – Уж он не выскажет никогда никому теперь всего того, что было в его душе. Уж никогда не вернется для него и для меня эта минута, когда бы он говорил все, что ему хотелось высказать, а я, а не Тихон, слушала бы и понимала его. Отчего я не вошла тогда в комнату? – думала она. – Может быть, он тогда же бы сказал мне то, что он сказал в день смерти. Он и тогда в разговоре с Тихоном два раза спросил про меня. Ему хотелось меня видеть, а я стояла тут, за дверью. Ему было грустно, тяжело говорить с Тихоном, который не понимал его. Помню, как он заговорил с ним про Лизу, как живую, – он забыл, что она умерла, и Тихон напомнил ему, что ее уже нет, и он закричал: „Дурак“. Ему тяжело было. Я слышала из за двери, как он, кряхтя, лег на кровать и громко прокричал: „Бог мой!Отчего я не взошла тогда? Что ж бы он сделал мне? Что бы я потеряла? А может быть, тогда же он утешился бы, он сказал бы мне это слово“. И княжна Марья вслух произнесла то ласковое слово, которое он сказал ей в день смерти. «Ду ше нь ка! – повторила княжна Марья это слово и зарыдала облегчающими душу слезами. Она видела теперь перед собою его лицо. И не то лицо, которое она знала с тех пор, как себя помнила, и которое она всегда видела издалека; а то лицо – робкое и слабое, которое она в последний день, пригибаясь к его рту, чтобы слышать то, что он говорил, в первый раз рассмотрела вблизи со всеми его морщинами и подробностями.
«Душенька», – повторила она.
«Что он думал, когда сказал это слово? Что он думает теперь? – вдруг пришел ей вопрос, и в ответ на это она увидала его перед собой с тем выражением лица, которое у него было в гробу на обвязанном белым платком лице. И тот ужас, который охватил ее тогда, когда она прикоснулась к нему и убедилась, что это не только не был он, но что то таинственное и отталкивающее, охватил ее и теперь. Она хотела думать о другом, хотела молиться и ничего не могла сделать. Она большими открытыми глазами смотрела на лунный свет и тени, всякую секунду ждала увидеть его мертвое лицо и чувствовала, что тишина, стоявшая над домом и в доме, заковывала ее.
– Дуняша! – прошептала она. – Дуняша! – вскрикнула она диким голосом и, вырвавшись из тишины, побежала к девичьей, навстречу бегущим к ней няне и девушкам.


17 го августа Ростов и Ильин, сопутствуемые только что вернувшимся из плена Лаврушкой и вестовым гусаром, из своей стоянки Янково, в пятнадцати верстах от Богучарова, поехали кататься верхами – попробовать новую, купленную Ильиным лошадь и разузнать, нет ли в деревнях сена.
Богучарово находилось последние три дня между двумя неприятельскими армиями, так что так же легко мог зайти туда русский арьергард, как и французский авангард, и потому Ростов, как заботливый эскадронный командир, желал прежде французов воспользоваться тем провиантом, который оставался в Богучарове.
Ростов и Ильин были в самом веселом расположении духа. Дорогой в Богучарово, в княжеское именье с усадьбой, где они надеялись найти большую дворню и хорошеньких девушек, они то расспрашивали Лаврушку о Наполеоне и смеялись его рассказам, то перегонялись, пробуя лошадь Ильина.
Ростов и не знал и не думал, что эта деревня, в которую он ехал, была именье того самого Болконского, который был женихом его сестры.
Ростов с Ильиным в последний раз выпустили на перегонку лошадей в изволок перед Богучаровым, и Ростов, перегнавший Ильина, первый вскакал в улицу деревни Богучарова.
– Ты вперед взял, – говорил раскрасневшийся Ильин.
– Да, всё вперед, и на лугу вперед, и тут, – отвечал Ростов, поглаживая рукой своего взмылившегося донца.
– А я на французской, ваше сиятельство, – сзади говорил Лаврушка, называя французской свою упряжную клячу, – перегнал бы, да только срамить не хотел.
Они шагом подъехали к амбару, у которого стояла большая толпа мужиков.
Некоторые мужики сняли шапки, некоторые, не снимая шапок, смотрели на подъехавших. Два старые длинные мужика, с сморщенными лицами и редкими бородами, вышли из кабака и с улыбками, качаясь и распевая какую то нескладную песню, подошли к офицерам.
– Молодцы! – сказал, смеясь, Ростов. – Что, сено есть?
– И одинакие какие… – сказал Ильин.