1024 (число)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
1024
одна тысяча двадцать четыре
 1022 · 1023 · 1024 · 1025 · 1026 
Разложение на множители

210

Римская запись

MXXIV

Двоичное

10000000000

Восьмеричное

2000

Шестнадцатеричное

400

Натуральные числа

1024 (одна тысяча двадцать четыре) — натуральное число, расположенное между числами 1023 и 1025.



В математике

  • 1024 = 210 = 45 = 322 , квадратное число
  • 1024 — наименьшее из чисел, имеющих 11 делителей
  • 1024 — число Фридмана[1], так как 1024 = (4 – 2)10.
  • Перестановкой цифр числа 1024 = 322 можно получить другой четырёхзначный квадрат 2401 = 492[2].

В других областях

Напишите отзыв о статье "1024 (число)"

Примечания

  1. Последовательность A036057 в OEIS
  2. Последовательность A034289 в OEIS = Squares which can be rearranged into squares with the same number of digits. // 256, 441, 625, 961, 1024, 1089, 1296, 1369, 1764
Степени двойки

29 210 211

Отрывок, характеризующий 1024 (число)



Расходившееся звездой по Москве всачивание французов в день 2 го сентября достигло квартала, в котором жил теперь Пьер, только к вечеру.
Пьер находился после двух последних, уединенно и необычайно проведенных дней в состоянии, близком к сумасшествию. Всем существом его овладела одна неотвязная мысль. Он сам не знал, как и когда, но мысль эта овладела им теперь так, что он ничего не помнил из прошедшего, ничего не понимал из настоящего; и все, что он видел и слышал, происходило перед ним как во сне.
Пьер ушел из своего дома только для того, чтобы избавиться от сложной путаницы требований жизни, охватившей его, и которую он, в тогдашнем состоянии, но в силах был распутать. Он поехал на квартиру Иосифа Алексеевича под предлогом разбора книг и бумаг покойного только потому, что он искал успокоения от жизненной тревоги, – а с воспоминанием об Иосифе Алексеевиче связывался в его душе мир вечных, спокойных и торжественных мыслей, совершенно противоположных тревожной путанице, в которую он чувствовал себя втягиваемым. Он искал тихого убежища и действительно нашел его в кабинете Иосифа Алексеевича. Когда он, в мертвой тишине кабинета, сел, облокотившись на руки, над запыленным письменным столом покойника, в его воображении спокойно и значительно, одно за другим, стали представляться воспоминания последних дней, в особенности Бородинского сражения и того неопределимого для него ощущения своей ничтожности и лживости в сравнении с правдой, простотой и силой того разряда людей, которые отпечатались у него в душе под названием они. Когда Герасим разбудил его от его задумчивости, Пьеру пришла мысль о том, что он примет участие в предполагаемой – как он знал – народной защите Москвы. И с этой целью он тотчас же попросил Герасима достать ему кафтан и пистолет и объявил ему свое намерение, скрывая свое имя, остаться в доме Иосифа Алексеевича. Потом, в продолжение первого уединенно и праздно проведенного дня (Пьер несколько раз пытался и не мог остановить своего внимания на масонских рукописях), ему несколько раз смутно представлялось и прежде приходившая мысль о кабалистическом значении своего имени в связи с именем Бонапарта; но мысль эта о том, что ему, l'Russe Besuhof, предназначено положить предел власти зверя, приходила ему еще только как одно из мечтаний, которые беспричинно и бесследно пробегают в воображении.