103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия
103-я гв. вдд

Нарукавный знак
Годы существования

С 1946 по 1993 гг.

Страна

СССР СССР
Белоруссия Белоруссия

Входит в

Воздушно-десантные войска

Тип

воздушно-десантная дивизия

Включает в себя

Полки, отдельные батальоны и дивизионы

Дислокация

1955 - 1979 гг - Витебск, БССР
1979 - 1989 гг - Кабул, Афганистан
1989 - 1993 - Витебск, Республика Беларусь

Участие в

Великая Отечественная война
Афганская война

Знаки отличия

103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия[1] (сокр. 103-я гв. вдд) — соединение входившее в состав Воздушно-десантных войск ВС СССР и Вооружённых сил Беларуси.





История формирования

Великая Отечественная война

Дивизия сформирована в 1946 году, в результате переформирования 103-й гв. стрелковой дивизии.

18 декабря 1944 года на основании приказа Ставки Верховного главнокомандования на базе 13-й гвардейской воздушно-десантной дивизии начала формироваться 103-я гвардейская стрелковая дивизия.

Формирование дивизии проходило в г.Быхов Могилёвской области Белорусской ССР. Сюда дивизия прибыла из прежнего места дислокации — г. Тейково Ивановской области РСФСР. Почти все офицеры дивизии имели значительный боевой опыт. Многие из них десантировались в тыл немцев в сентябре 1943 года в составе 3-й гвардейской воздушно-десантной бригады, обеспечивая нашим войскам форсирование Днепра.

К началу января 1945 года части дивизии были полностью укомплектованы личным составом, оружием, боевой техникой (днём рождения 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии принято считать 1 января 1945 года).

15 января 1945 года дивизия погрузилась в железнодорожные эшелоны и отправилась на запад.

Участвовала в боевых действиях в районе озера Балатон в ходе Венской наступательной операции.

1 мая личному составу был зачитан Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 апреля 1945 года о награждении дивизии орденами Красного Знамени и Кутузова 2-й степени. 317-й и 324-й гвардейские стрелковые полки дивизии награждались орденами Александра Невского, а 322-й гвардейский стрелковый полк — орденом Кутузова 2-й степени.

12 мая части дивизии вступили в чехословацкий город Тржебонь, в окрестностях которого и расположились лагерем, приступив к плановой боевой подготовке. На этом участие дивизии в боях против фашизма было закончено. За всё время боевых действий дивизия уничтожила более 10 тысяч гитлеровцев, захватила в плен около 6 тысяч солдат и офицеров.

За проявленный героизм 3521 военнослужащий дивизии был награждён орденами и медалями, а пятерым гвардейцам присвоены звания Героя Советского Союза.

Послевоенный период

К 9 мая 1945 года дивизия сосредоточилась вблизи г.Сегед (Венгрия), где находилась до конца года. К 10 февраля 1946 года она прибыла на место новой дислокации в лагерь Сельцы Рязанской области.

3 июня 1946 года в соответствии с постановлением Совета Министров СССР дивизия была переформирована в 103-ю гвардейскую Краснознамённую ордена Кутузова 2-й степени воздушно-десантную и имела следующий состав:

  • Управление и штаб дивизии
  • 317-й гвардейский ордена Александра Невского парашютно-десантный полк
  • 322-й гвардейский ордена Кутузова парашютно-десантный полк
  • 39-й гвардейский Краснознамённый ордена Суворова II степени парашютно-десантный полк
  • 15-й гвардейский артиллерийский полк
  • 116-й отдельный гвардейский истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион
  • 105-й отдельный гвардейский зенитно-артиллерийский дивизион
  • 572-й отдельный Келецкий Краснознамённый самоходный дивизион
  • отдельный гвардейский учебный батальон
  • 130-й отдельный сапёрный батальон
  • 112-я отдельная гвардейская разведывательная рота
  • 13-я отдельная гвардейская рота связи
  • 274-я авторота подвоза
  • 245-я полевая хлебопекарня
  • 6-я отдельная рота десантного обеспечения
  • 175-я отдельная медико-санитарная рота

С 5 августа 1946 года личный состав приступил к боевой подготовке по плану Воздушно-десантных войск. Вскоре дивизия была передислоцирована в город Полоцк[2].

В 1955—1956 годах была расформирована 114-я гвардейская Венская Краснознамённая воздушно-десантная дивизия, которая дислоцировалась в районе станции Боровуха Полоцкого района. Два её полка — 350-й гвардейский Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени парашютно-десантный полк и 357-й гвардейский Краснознамённый ордена Суворова 3-й степени парашютно-десантный полк — вошли в состав 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. 322-й гвардейский ордена Кутузова 2-й степени парашютно-десантный полк и 39-й гвардейский Краснознамённый ордена Суворова 2-й степени парашютно-десантный полк, до того входившие в состав 103-й воздушно-десантной дивизии, также были расформированы.

В соответствии с директивой Генерального штаба от 21 января 1955 года № орг/2/462396 в целях улучшения организации Воздушно-десантных войск к 25 апреля 1955 года в 103-й гв. вдд осталось 2 полка. Был расформирован 322-й гв. пдп.

В связи с переводом гвардейских воздушно-десантных дивизий на новую организационно-штатную структуру и увеличением их численности были сформированы в составе 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии[3]:

  • 133-й отдельный истребительно-противотанковый артиллерийский дивизион (численностью 165 человек) - использован один из дивизионов 1185-го артиллерийского полка 11-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Пункт дислокации город Витебск.
  • 50-й отдельный воздухоплавательный отряд (численностью 73 человека) - использованы воздухоплавательные звенья полков 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. Пункт дислокации город Витебск.

4 марта 1955 года вышла Директива Генерального штаба, об упорядочении нумерации войсковых частей. Согласно ей 30 апреля 1955 года был изменён порядковый номер у 572-го отдельного самоходного артиллерийского дивизиона 103-й гв. вдд на 62-й.

29 декабря 1958 года на основании приказа Министра обороны СССР № 0228 7 отдельных военно-транспортных авиационных эскадрилий (овтаэ) самолётов Ан-2 ВТА (по 100 человек) переданы в состав Воздушно-десантных войск. Согласно этому приказу 6 января 1959 года Директивой Командующего Воздушно-десантными войсками в 103-ю гв. вдд передана 210-я отдельная военно-транспортная авиационная эскадрилья (210-я овтаэ)[3].

С 21 августа по 20 октября 1968 года 103-я гв. вдд по приказу правительства находилась на территории Чехословакии и участвовала в вооружённом подавлении Пражской весны.

Участие в крупных военных учениях

103-я гв. вдд участвовала в следующих крупных учениях:

  • 1970 год - дивизия участвовала на учениях «Братство по оружию», которые проводились в ГДР;
  • 1972 год - приняла участие в проведении учений «Щит-72»;
  • 1975 год - подразделения дивизии первыми в Воздушно-десантных войсках СССР совершили парашютные прыжки из скоростных самолётов Ан-22 и Ил-76
  • 1975 год - Весна-75
  • 1976 год - Авангард-76
  • 1978 год - общевойсковые учения «Березина», в которых принимала участие и 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. Впервые полк в полном составе (350-й пдп) с техникой и вооружением десантировались с самолётов Ил-76. Действия десантников на учениях были высоко оценены высшим военным командованием[2].

Участие в Афганской войне

Боевая деятельность дивизии

Церемония награждения офицеров на плацу Подразделение на операции в афганских горах Колонна идёт по горной афганской дороге

25 декабря 1979 года части дивизии воздушным способом пересекли советско-афганскую границу и вошли в состав Ограниченного контингента Советских войск в Афганистане.

На протяжении всего срока пребывания на афганской земле дивизия принимала активное участие в различных по масштабу войсковых операциях.

За успешное выполнение поставленных боевых задач в Республике Афганистан, 103-я дивизия была награждена высшей государственной наградой СССРОрденом Ленина.

Первой боевой задачей, поставленной перед 103-й дивизией, стала операция «Байкал-79» по захвату важных объектов в Кабуле. Планом операции предусматривался захват 17 важнейших объектов в афганской столице. Среди них — здания министерств, штабов, тюрьма для политзаключённых, радиоцентр и телецентр, почта и телеграф. Одновременно планировалось блокировать располагавшиеся в афганской столице штабы, воинские части и соединения Вооружённых сил ДРА силами десантников и прибывающими в Кабул подразделениями 108-й мотострелковой дивизии.

Из Афганистана части дивизии выходили одними из последних. 7 февраля 1989 года пересекли Государственную границу СССР: 317-й гвардейский парашютно-десантный полк — 5 февраля, Управление дивизией, 357-й гвардейский парашютно-десантный полк и 1179-й артиллерийский полк. 350-й гвардейский парашютно-десантный полк был выведен 12 февраля 1989 года.

Группировка под командованием гвардии подполковника Войтко В. М., основу которой составлял усиленный 3-й парашютно-десантный батальон 357-го полка (командир гвардии майор Болтиков В. В.), с конца января по 14 февраля находилась на охране Кабульского аэропорта.

В начале марта 1989 года весь личный состав дивизии возвратился на место прежней дислокации в Белорусской ССР.

Награды за участие в Афганской войне

За время афганской войны 11 тысяч офицеров, прапорщиков, солдат и сержантов, служивших в дивизии, награждены орденами и медалями:

На боевом знамени дивизии к орденам Красного Знамени и Кутузова 2-й степени в 1980 году прибавился орден Ленина.

Герои Советского Союза 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии

За мужество и героизм, проявленные при оказании интернациональной помощи Республике Афганистан, Указами Президиума Верховного Совета СССР, были удостоены звания Герой Советского Союза следующие военнослужащие 103-й гв. вдд:

  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2265 Чепик Николай Петрович]. Сайт «Герои Страны». - 28 апреля 1980 года (посмертно)
  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2264 Мироненко Александр Григорьевич]. Сайт «Герои Страны». - 28 апреля 1980 года (посмертно)
  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3141 Исрафилов Абас Исламович]. Сайт «Герои Страны». - 26 декабря 1990 года (посмертно)
  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3157 Слюсарь Альберт Евдокимович]. Сайт «Герои Страны». - 15 ноября 1983 года
  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=1986 Солуянов Александр Петрович]. Сайт «Герои Страны». - 23 ноября 1984 года
  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3024 Корявин Александр Владимирович]. Сайт «Герои Страны». - 25 октября 1985 года (посмертно)
  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3084 Задорожный Владимир Владимирович]. Сайт «Герои Страны». - 25 октября 1985 года (посмертно)
  •  [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=2049 Грачёв Павел Сергеевич]. Сайт «Герои Страны». - 5 мая 1988 года

Состав 103-й гв. вдд

Во время Войны в Афганистане в состав дивизии входили следующие воинские части[4]:

  • Управление дивизии
  • 317-й гвардейский парашютно-десантный полк
  • 350-й гвардейский парашютно-десантный полк
  • 357-й гвардейский парашютно-десантный полк
  • 1179-й гвардейский Краснознамённый артиллерийский полк
  • 62-й отдельный танковый батальон
  • 742-й отдельный гвардейский батальон связи
  • 105-й отдельный зенитно-ракетный дивизион
  • 20-й отдельный ремонтный батальон
  • 130-й отдельный гвардейский инженерно-сапёрный батальон
  • 1388-й отдельный батальон материального обеспечения
  • 115-й отдельный медико-санитарный батальон
  • 80-я отдельная гвардейская разведывательная рота

Примечание:

  1. В связи с необходимостью усиления частей дивизии 62-й отдельный самоходный артиллерийский дивизион имевший на вооружении устаревшие самоходные артиллерийские установки АСУ-85, в 1985 году был переформирован в 62-й отдельный танковый батальон и получил на вооружение танки Т-55АМ. С выводом войск данная воинская часть была расформирована.
  2. С 1982 года в линейных полках дивизии все БМД-1 были заменены на более защищённые и мощные по вооружению БМП-2, обладающие большим моторесурсом
  3. За ненадобностью во всех полках были расформированы роты десантного обеспечения
  4. 609-й отдельный батальон десантного обеспечения в Афганистан в декабре 1979 года не вводился

Дивизия в период после вывода из Афганистана и до распада СССР

Командировка в Закавказье

В январе 1990 года в связи со сложной обстановкой в Закавказье, от Советской армии были переподчинены Пограничным войскам КГБ СССР 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия и 75-я мотострелковая дивизия. В боевую задачу указанным соединениям поставили усиление отрядов пограничных войск охраняющих Государственную границу СССР с Ираном и Турцией. В подчинении ПВ КГБ СССР соединения находились в период с 4 января 1990 года по 28 августа 1991 года.[5].
При этом из состава 103-й гв. вдд были исключены 1179-й артиллерийский полк дивизии, 609-й отдельный батальон десантного обеспечения и 105-й отдельный зенитно-ракетный дивизион.

Следует отметить что переподчинение дивизии в другое ведомство, вызвало неоднозначные оценки в руководстве ВС СССР:

— Надо сказать, что 103-я дивизия одна из самых заслуженных в воздушно-десантных войсках. У неё славная история, относящаяся к временам Великой Отечественной войны. Никогда и нигде дивизия не уронила своего достоинства и в послевоенное время. В ней стойко жили славные боевые традиции. Наверное, поэтому в декабре 1979 года дивизия в. числе первых вошла в Афганистан и в числе последних в феврале 1989 года его оставила. Офицеры и солдаты дивизии четко выполнили свой долг перед Родиной. На протяжении этих девяти лет дивизия почти непрерывно дралась. Сотни и тысячи её военнослужащих были награждены правительственными наградами, более десяти человек удостоены звания Героя Советского Союза, в том числе генералы: А. Е. Слюсарь, П. С. Грачев, подполковник А. Н. Силуянов. Это была нормальная, крутая воздушно-десантная дивизия, которой палец в рот не клади. По завершении войны в Афганистане дивизия вернулась в родной Витебск, по сути дела, к разбитому корыту. Почти за десять лет много воды утекло. Был передан в другие части казарменный жилой фонд. Разграблены и серьёзно обветшали полигоны. Дивизию на родной стороне встретила картина, напоминающая, по меткому выражению генерала Д. С. Сухорукова, «старое деревенское кладбище с покосившимися крестами». Перед дивизией (только что вышедшей из боев) встала непробиваемая стена социальных проблем. Нашлись «умные головы», которые, используя нарастающее в обществе напряжение, предложили нестандартный ход — передать дивизию в Комитет государственной безопасности. Нет дивизии — нет проблем. И… передали, создав ситуацию, когда дивизия стала уже не «вэдэвэшной», но ещё и не «кэгэбэшной». То есть стала вообще никому не нужна. «Вы съели двух кроликов, я ни одного, но в среднем — по одному». Боевых офицеров превратили в клоунов. Фуражки зеленые, погоны зеленые, тельняшки голубые, символика на фуражках, погонах и груди — десантная. В народе такое дикое смешение форм метко окрестили «кондуктор».

— [lib.druzya.org/mem-biogr/war-men/rossia/.view-lebed_aleksandr_za_derzhavu_obidno.txt.145.html Военные мемуары. Россия и СССР. Лебедь Александр Иванович - За державу обидно]

Участие частей 103-й гв. вдд в повторном формировании 105-й гв. вдд

В марте-апреле 1991 года 1179-й гв. ап, 609-й отдельный батальон десантного обеспечения и 105-й отдельный зенитно-ракетный дивизион были передислоцированы в Фергану Узбекской ССР для включения в состав 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии второго формирования, которая также должна была включить в свой состав 387-й отдельный учебный парашютно-десантный полк, 35-ю и 56-ю отдельные гвардейские десантно-штурмовые бригады.

Повторное формирование 105-й гв. вдд прервалось из-за распада СССР[6].

Дивизия после Распада СССР

20 мая 1992 года директивой Министра обороны Республики Беларусь № 5/0251, 103-я гвардейская воздушно-десантная ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Кутузова дивизия включена в состав Вооружённых сил Республики Беларусь.

В 1993 году на базе управления 103-й гв. вдд было создано Управление Мобильных сил Республики Беларусь преемником которого на данный исторический этап являются Силы специальных операций ВС РБ.

Полки при этом были переформированы в бригады:

  • 317-й гв. пдп — 317-я отдельная мобильная бригада
  • 350-й гв. пдп — 350-я отдельная мобильная бригада
  • 357-й гв. пдп — 357-й отдельный учебный мобильный батальон

В конце 2002 года 317-й отдельной мобильной бригаде Вооружённых сил Беларуси было передано боевое знамя 103-й гв. вдд. С этого момента она носит название 103-я отдельная мобильная бригада (белор. 103-я гвардзейская асобная мабільная брыгада)[7][8]

2 августа 2016 года 103-я отдельная гвардейская мобильная бригада была переименована в 103-ю отдельную гвардейскую воздушно-десантную бригаду.

Список командиров

Звание Имя Годы
гвардии полковник Степанов, Сергей Прохорович 1944–1945
гвардии генерал-майор Бочков, Фёдор Фёдорович 1945–1948
гвардии генерал-майор Денисенко, Михаил Иванович 1948–1949
гвардии полковник Козлов, Виктор Георгиевич 1949–1952
гвардии генерал-майор Попов, Илларион Григорьевич 1952–1956
гвардии генерал-майор Аглицкий, Михаил Павлович 1956–1959
гвардии полковник Шкруднев, Дмитрий Григорьевич 1959–1961
гвардии полковник Кобзарь, Иван Васильевич 1961–1964
гвардии генерал-майор Кашников, Михаил Иванович 1964–1968
гвардии генерал-майор Яценко, Александр Иванович 1968–1974
гвардии генерал-майор Макаров, Николай Арсеньевич 1974–1976
гвардии генерал-майор Рябченко, Иван Фёдорович 1976–1981
гвардии генерал-майор Слюсарь, Альберт Евдокимович 1981–1984
гвардии генерал-майор Ярыгин, Юрантин Васильевич 1984–1985
гвардии генерал-майор Грачёв, Павел Сергеевич 1985–1988
гвардии генерал-майор Бочаров, Евгений Михайлович 1988–1991
гвардии полковник Калабухов, Григорий Андреевич 1991–1992

Персоналии служившие в 103-й гв. вдд

См. также

Напишите отзыв о статье "103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия"

Примечания

  1. Полное наименование — 103-я гвардейская воздушно-десантная Ордена Ленина Краснознамённая Ордена Кутузова 2-й степени дивизия имени 60-летия СССР.
  2. 1 2 [sdrvdv.ru/103-ya-gvardejskaya-vozdushno-desantnaya-ordena-lenina-krasnoznamyonnaya-ordena-kutuzova-2-j-stepeni-diviziya-imeni-60-letiya-sssr 103-я гвардейская воздушно-десантная Орден Ленина Краснознамённая Ордена Кутузова 2-й степени дивизия имени 60-летия СССР] (HTML). История. Союз десантников России. Проверено 29 июня 2012. [www.webcitation.org/69sw5HA6f Архивировано из первоисточника 13 августа 2012].
  3. 1 2 Чередник А. А. [desantura.ru/forum/messages/forum3/topic169/message21299/#message21299 103 гв. ВДД] (HTML). Сбор информации. Десантура.ru (4 августа 2004). Проверено 29 июня 2012. [www.webcitation.org/69sw983s5 Архивировано из первоисточника 13 августа 2012].
  4. [artofwar.ru/b/beshkarew_a_i/perechenx.shtml Бешкарев Александр Иванович. Афганистан. Перечень советских воинских частей (40-я Армия)]
  5. [shieldandsword.mozohin.ru/kgb5491/troops/border_guard.htm Пограничные войска]
  6. [desantura.ru/articles/33636/ Неизвестная дивизия. 105-я гвардейская воздушно-десантная Краснознамённая дивизия (горно-пустынная)]
  7. [5obr-spn.ru/publ/7-1-0-45 Мобильные силы Белоруссии. 103-я гв. вдд]
  8. [www.bsblog.info/kommandos-belarusi/ Коммандос Беларуси]

Ссылки

  • [vdv-belarus.ru/news/istorija_103vdd/2011-07-29-39 История 103-й вдд]


К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия

Но затихшее море вдруг поднимается. Дипломатам кажется, что они, их несогласия, причиной этого нового напора сил; они ждут войны между своими государями; положение им кажется неразрешимым. Но волна, подъем которой они чувствуют, несется не оттуда, откуда они ждут ее. Поднимается та же волна, с той же исходной точки движения – Парижа. Совершается последний отплеск движения с запада; отплеск, который должен разрешить кажущиеся неразрешимыми дипломатические затруднения и положить конец воинственному движению этого периода.
Человек, опустошивший Францию, один, без заговора, без солдат, приходит во Францию. Каждый сторож может взять его; но, по странной случайности, никто не только не берет, но все с восторгом встречают того человека, которого проклинали день тому назад и будут проклинать через месяц.
Человек этот нужен еще для оправдания последнего совокупного действия.
Действие совершено. Последняя роль сыграна. Актеру велено раздеться и смыть сурьму и румяны: он больше не понадобится.
И проходят несколько лет в том, что этот человек, в одиночестве на своем острове, играет сам перед собой жалкую комедию, мелочно интригует и лжет, оправдывая свои деяния, когда оправдание это уже не нужно, и показывает всему миру, что такое было то, что люди принимали за силу, когда невидимая рука водила им.
Распорядитель, окончив драму и раздев актера, показал его нам.
– Смотрите, чему вы верили! Вот он! Видите ли вы теперь, что не он, а Я двигал вас?
Но, ослепленные силой движения, люди долго не понимали этого.
Еще большую последовательность и необходимость представляет жизнь Александра I, того лица, которое стояло во главе противодвижения с востока на запад.
Что нужно для того человека, который бы, заслоняя других, стоял во главе этого движения с востока на запад?
Нужно чувство справедливости, участие к делам Европы, но отдаленное, не затемненное мелочными интересами; нужно преобладание высоты нравственной над сотоварищами – государями того времени; нужна кроткая и привлекательная личность; нужно личное оскорбление против Наполеона. И все это есть в Александре I; все это подготовлено бесчисленными так называемыми случайностями всей его прошедшей жизни: и воспитанием, и либеральными начинаниями, и окружающими советниками, и Аустерлицем, и Тильзитом, и Эрфуртом.
Во время народной войны лицо это бездействует, так как оно не нужно. Но как скоро является необходимость общей европейской войны, лицо это в данный момент является на свое место и, соединяя европейские народы, ведет их к цели.
Цель достигнута. После последней войны 1815 года Александр находится на вершине возможной человеческой власти. Как же он употребляет ее?
Александр I, умиротворитель Европы, человек, с молодых лет стремившийся только к благу своих народов, первый зачинщик либеральных нововведений в своем отечестве, теперь, когда, кажется, он владеет наибольшей властью и потому возможностью сделать благо своих народов, в то время как Наполеон в изгнании делает детские и лживые планы о том, как бы он осчастливил человечество, если бы имел власть, Александр I, исполнив свое призвание и почуяв на себе руку божию, вдруг признает ничтожность этой мнимой власти, отворачивается от нее, передает ее в руки презираемых им и презренных людей и говорит только:
– «Не нам, не нам, а имени твоему!» Я человек тоже, как и вы; оставьте меня жить, как человека, и думать о своей душе и о боге.

Как солнце и каждый атом эфира есть шар, законченный в самом себе и вместе с тем только атом недоступного человеку по огромности целого, – так и каждая личность носит в самой себе свои цели и между тем носит их для того, чтобы служить недоступным человеку целям общим.
Пчела, сидевшая на цветке, ужалила ребенка. И ребенок боится пчел и говорит, что цель пчелы состоит в том, чтобы жалить людей. Поэт любуется пчелой, впивающейся в чашечку цветка, и говорит, цель пчелы состоит во впивании в себя аромата цветов. Пчеловод, замечая, что пчела собирает цветочную пыль к приносит ее в улей, говорит, что цель пчелы состоит в собирании меда. Другой пчеловод, ближе изучив жизнь роя, говорит, что пчела собирает пыль для выкармливанья молодых пчел и выведения матки, что цель ее состоит в продолжении рода. Ботаник замечает, что, перелетая с пылью двудомного цветка на пестик, пчела оплодотворяет его, и ботаник в этом видит цель пчелы. Другой, наблюдая переселение растений, видит, что пчела содействует этому переселению, и этот новый наблюдатель может сказать, что в этом состоит цель пчелы. Но конечная цель пчелы не исчерпывается ни тою, ни другой, ни третьей целью, которые в состоянии открыть ум человеческий. Чем выше поднимается ум человеческий в открытии этих целей, тем очевиднее для него недоступность конечной цели.
Человеку доступно только наблюдение над соответственностью жизни пчелы с другими явлениями жизни. То же с целями исторических лиц и народов.


Свадьба Наташи, вышедшей в 13 м году за Безухова, было последнее радостное событие в старой семье Ростовых. В тот же год граф Илья Андреевич умер, и, как это всегда бывает, со смертью его распалась старая семья.
События последнего года: пожар Москвы и бегство из нее, смерть князя Андрея и отчаяние Наташи, смерть Пети, горе графини – все это, как удар за ударом, падало на голову старого графа. Он, казалось, не понимал и чувствовал себя не в силах понять значение всех этих событий и, нравственно согнув свою старую голову, как будто ожидал и просил новых ударов, которые бы его покончили. Он казался то испуганным и растерянным, то неестественно оживленным и предприимчивым.
Свадьба Наташи на время заняла его своей внешней стороной. Он заказывал обеды, ужины и, видимо, хотел казаться веселым; но веселье его не сообщалось, как прежде, а, напротив, возбуждало сострадание в людях, знавших и любивших его.
После отъезда Пьера с женой он затих и стал жаловаться на тоску. Через несколько дней он заболел и слег в постель. С первых дней его болезни, несмотря на утешения докторов, он понял, что ему не вставать. Графиня, не раздеваясь, две недели провела в кресле у его изголовья. Всякий раз, как она давала ему лекарство, он, всхлипывая, молча целовал ее руку. В последний день он, рыдая, просил прощения у жены и заочно у сына за разорение именья – главную вину, которую он за собой чувствовал. Причастившись и особоровавшись, он тихо умер, и на другой день толпа знакомых, приехавших отдать последний долг покойнику, наполняла наемную квартиру Ростовых. Все эти знакомые, столько раз обедавшие и танцевавшие у него, столько раз смеявшиеся над ним, теперь все с одинаковым чувством внутреннего упрека и умиления, как бы оправдываясь перед кем то, говорили: «Да, там как бы то ни было, а прекрасжейший был человек. Таких людей нынче уж не встретишь… А у кого ж нет своих слабостей?..»
Именно в то время, когда дела графа так запутались, что нельзя было себе представить, чем это все кончится, если продолжится еще год, он неожиданно умер.
Николай был с русскими войсками в Париже, когда к нему пришло известие о смерти отца. Он тотчас же подал в отставку и, не дожидаясь ее, взял отпуск и приехал в Москву. Положение денежных дел через месяц после смерти графа совершенно обозначилось, удивив всех громадностию суммы разных мелких долгов, существования которых никто и не подозревал. Долгов было вдвое больше, чем имения.
Родные и друзья советовали Николаю отказаться от наследства. Но Николай в отказе от наследства видел выражение укора священной для него памяти отца и потому не хотел слышать об отказе и принял наследство с обязательством уплаты долгов.
Кредиторы, так долго молчавшие, будучи связаны при жизни графа тем неопределенным, но могучим влиянием, которое имела на них его распущенная доброта, вдруг все подали ко взысканию. Явилось, как это всегда бывает, соревнование – кто прежде получит, – и те самые люди, которые, как Митенька и другие, имели безденежные векселя – подарки, явились теперь самыми требовательными кредиторами. Николаю не давали ни срока, ни отдыха, и те, которые, по видимому, жалели старика, бывшего виновником их потери (если были потери), теперь безжалостно накинулись на очевидно невинного перед ними молодого наследника, добровольно взявшего на себя уплату.
Ни один из предполагаемых Николаем оборотов не удался; имение с молотка было продано за полцены, а половина долгов оставалась все таки не уплаченною. Николай взял предложенные ему зятем Безуховым тридцать тысяч для уплаты той части долгов, которые он признавал за денежные, настоящие долги. А чтобы за оставшиеся долги не быть посаженным в яму, чем ему угрожали кредиторы, он снова поступил на службу.
Ехать в армию, где он был на первой вакансии полкового командира, нельзя было потому, что мать теперь держалась за сына, как за последнюю приманку жизни; и потому, несмотря на нежелание оставаться в Москве в кругу людей, знавших его прежде, несмотря на свое отвращение к статской службе, он взял в Москве место по статской части и, сняв любимый им мундир, поселился с матерью и Соней на маленькой квартире, на Сивцевом Вражке.
Наташа и Пьер жили в это время в Петербурге, не имея ясного понятия о положении Николая. Николай, заняв у зятя деньги, старался скрыть от него свое бедственное положение. Положение Николая было особенно дурно потому, что своими тысячью двумястами рублями жалованья он не только должен был содержать себя, Соню и мать, но он должен был содержать мать так, чтобы она не замечала, что они бедны. Графиня не могла понять возможности жизни без привычных ей с детства условий роскоши и беспрестанно, не понимая того, как это трудно было для сына, требовала то экипажа, которого у них не было, чтобы послать за знакомой, то дорогого кушанья для себя и вина для сына, то денег, чтобы сделать подарок сюрприз Наташе, Соне и тому же Николаю.
Соня вела домашнее хозяйство, ухаживала за теткой, читала ей вслух, переносила ее капризы и затаенное нерасположение и помогала Николаю скрывать от старой графини то положение нужды, в котором они находились. Николай чувствовал себя в неоплатном долгу благодарности перед Соней за все, что она делала для его матери, восхищался ее терпением и преданностью, но старался отдаляться от нее.
Он в душе своей как будто упрекал ее за то, что она была слишком совершенна, и за то, что не в чем было упрекать ее. В ней было все, за что ценят людей; но было мало того, что бы заставило его любить ее. И он чувствовал, что чем больше он ценит, тем меньше любит ее. Он поймал ее на слове, в ее письме, которым она давала ему свободу, и теперь держал себя с нею так, как будто все то, что было между ними, уже давным давно забыто и ни в каком случае не может повториться.
Положение Николая становилось хуже и хуже. Мысль о том, чтобы откладывать из своего жалованья, оказалась мечтою. Он не только не откладывал, но, удовлетворяя требования матери, должал по мелочам. Выхода из его положения ему не представлялось никакого. Мысль о женитьбе на богатой наследнице, которую ему предлагали его родственницы, была ему противна. Другой выход из его положения – смерть матери – никогда не приходила ему в голову. Он ничего не желал, ни на что не надеялся; и в самой глубине души испытывал мрачное и строгое наслаждение в безропотном перенесении своего положения. Он старался избегать прежних знакомых с их соболезнованием и предложениями оскорбительной помощи, избегал всякого рассеяния и развлечения, даже дома ничем не занимался, кроме раскладывания карт с своей матерью, молчаливыми прогулками по комнате и курением трубки за трубкой. Он как будто старательно соблюдал в себе то мрачное настроение духа, в котором одном он чувствовал себя в состоянии переносить свое положение.


В начале зимы княжна Марья приехала в Москву. Из городских слухов она узнала о положении Ростовых и о том, как «сын жертвовал собой для матери», – так говорили в городе.
«Я и не ожидала от него другого», – говорила себе княжна Марья, чувствуя радостное подтверждение своей любви к нему. Вспоминая свои дружеские и почти родственные отношения ко всему семейству, она считала своей обязанностью ехать к ним. Но, вспоминая свои отношения к Николаю в Воронеже, она боялась этого. Сделав над собой большое усилие, она, однако, через несколько недель после своего приезда в город приехала к Ростовым.
Николай первый встретил ее, так как к графине можно было проходить только через его комнату. При первом взгляде на нее лицо Николая вместо выражения радости, которую ожидала увидать на нем княжна Марья, приняло невиданное прежде княжной выражение холодности, сухости и гордости. Николай спросил о ее здоровье, проводил к матери и, посидев минут пять, вышел из комнаты.
Когда княжна выходила от графини, Николай опять встретил ее и особенно торжественно и сухо проводил до передней. Он ни слова не ответил на ее замечания о здоровье графини. «Вам какое дело? Оставьте меня в покое», – говорил его взгляд.
– И что шляется? Чего ей нужно? Терпеть не могу этих барынь и все эти любезности! – сказал он вслух при Соне, видимо не в силах удерживать свою досаду, после того как карета княжны отъехала от дома.
– Ах, как можно так говорить, Nicolas! – сказала Соня, едва скрывая свою радость. – Она такая добрая, и maman так любит ее.
Николай ничего не отвечал и хотел бы вовсе не говорить больше о княжне. Но со времени ее посещения старая графиня всякий день по нескольку раз заговаривала о ней.
Графиня хвалила ее, требовала, чтобы сын съездил к ней, выражала желание видеть ее почаще, но вместе с тем всегда становилась не в духе, когда она о ней говорила.
Николай старался молчать, когда мать говорила о княжне, но молчание его раздражало графиню.
– Она очень достойная и прекрасная девушка, – говорила она, – и тебе надо к ней съездить. Все таки ты увидишь кого нибудь; а то тебе скука, я думаю, с нами.
– Да я нисколько не желаю, маменька.
– То хотел видеть, а теперь не желаю. Я тебя, мой милый, право, не понимаю. То тебе скучно, то ты вдруг никого не хочешь видеть.
– Да я не говорил, что мне скучно.
– Как же, ты сам сказал, что ты и видеть ее не желаешь. Она очень достойная девушка и всегда тебе нравилась; а теперь вдруг какие то резоны. Всё от меня скрывают.
– Да нисколько, маменька.
– Если б я тебя просила сделать что нибудь неприятное, а то я тебя прошу съездить отдать визит. Кажется, и учтивость требует… Я тебя просила и теперь больше не вмешиваюсь, когда у тебя тайны от матери.
– Да я поеду, если вы хотите.
– Мне все равно; я для тебя желаю.
Николай вздыхал, кусая усы, и раскладывал карты, стараясь отвлечь внимание матери на другой предмет.
На другой, на третий и на четвертый день повторялся тот же и тот же разговор.
После своего посещения Ростовых и того неожиданного, холодного приема, сделанного ей Николаем, княжна Марья призналась себе, что она была права, не желая ехать первая к Ростовым.
«Я ничего и не ожидала другого, – говорила она себе, призывая на помощь свою гордость. – Мне нет никакого дела до него, и я только хотела видеть старушку, которая была всегда добра ко мне и которой я многим обязана».
Но она не могла успокоиться этими рассуждениями: чувство, похожее на раскаяние, мучило ее, когда она вспоминала свое посещение. Несмотря на то, что она твердо решилась не ездить больше к Ростовым и забыть все это, она чувствовала себя беспрестанно в неопределенном положении. И когда она спрашивала себя, что же такое было то, что мучило ее, она должна была признаваться, что это были ее отношения к Ростову. Его холодный, учтивый тон не вытекал из его чувства к ней (она это знала), а тон этот прикрывал что то. Это что то ей надо было разъяснить; и до тех пор она чувствовала, что не могла быть покойна.
В середине зимы она сидела в классной, следя за уроками племянника, когда ей пришли доложить о приезде Ростова. С твердым решением не выдавать своей тайны и не выказать своего смущения она пригласила m lle Bourienne и с ней вместе вышла в гостиную.
При первом взгляде на лицо Николая она увидала, что он приехал только для того, чтобы исполнить долг учтивости, и решилась твердо держаться в том самом тоне, в котором он обратится к ней.
Они заговорили о здоровье графини, об общих знакомых, о последних новостях войны, и когда прошли те требуемые приличием десять минут, после которых гость может встать, Николай поднялся, прощаясь.
Княжна с помощью m lle Bourienne выдержала разговор очень хорошо; но в самую последнюю минуту, в то время как он поднялся, она так устала говорить о том, до чего ей не было дела, и мысль о том, за что ей одной так мало дано радостей в жизни, так заняла ее, что она в припадке рассеянности, устремив вперед себя свои лучистые глаза, сидела неподвижно, не замечая, что он поднялся.
Николай посмотрел на нее и, желая сделать вид, что он не замечает ее рассеянности, сказал несколько слов m lle Bourienne и опять взглянул на княжну. Она сидела так же неподвижно, и на нежном лице ее выражалось страдание. Ему вдруг стало жалко ее и смутно представилось, что, может быть, он был причиной той печали, которая выражалась на ее лице. Ему захотелось помочь ей, сказать ей что нибудь приятное; но он не мог придумать, что бы сказать ей.
– Прощайте, княжна, – сказал он. Она опомнилась, вспыхнула и тяжело вздохнула.
– Ах, виновата, – сказала она, как бы проснувшись. – Вы уже едете, граф; ну, прощайте! А подушку графине?
– Постойте, я сейчас принесу ее, – сказала m lle Bourienne и вышла из комнаты.
Оба молчали, изредка взглядывая друг на друга.
– Да, княжна, – сказал, наконец, Николай, грустно улыбаясь, – недавно кажется, а сколько воды утекло с тех пор, как мы с вами в первый раз виделись в Богучарове. Как мы все казались в несчастии, – а я бы дорого дал, чтобы воротить это время… да не воротишь.
Княжна пристально глядела ему в глаза своим лучистым взглядом, когда он говорил это. Она как будто старалась понять тот тайный смысл его слов, который бы объяснил ей его чувство к ней.
– Да, да, – сказала она, – но вам нечего жалеть прошедшего, граф. Как я понимаю вашу жизнь теперь, вы всегда с наслаждением будете вспоминать ее, потому что самоотвержение, которым вы живете теперь…
– Я не принимаю ваших похвал, – перебил он ее поспешно, – напротив, я беспрестанно себя упрекаю; но это совсем неинтересный и невеселый разговор.
И опять взгляд его принял прежнее сухое и холодное выражение. Но княжна уже увидала в нем опять того же человека, которого она знала и любила, и говорила теперь только с этим человеком.
– Я думала, что вы позволите мне сказать вам это, – сказала она. – Мы так сблизились с вами… и с вашим семейством, и я думала, что вы не почтете неуместным мое участие; но я ошиблась, – сказала она. Голос ее вдруг дрогнул. – Я не знаю почему, – продолжала она, оправившись, – вы прежде были другой и…
– Есть тысячи причин почему (он сделал особое ударение на слово почему). Благодарю вас, княжна, – сказал он тихо. – Иногда тяжело.
«Так вот отчего! Вот отчего! – говорил внутренний голос в душе княжны Марьи. – Нет, я не один этот веселый, добрый и открытый взгляд, не одну красивую внешность полюбила в нем; я угадала его благородную, твердую, самоотверженную душу, – говорила она себе. – Да, он теперь беден, а я богата… Да, только от этого… Да, если б этого не было…» И, вспоминая прежнюю его нежность и теперь глядя на его доброе и грустное лицо, она вдруг поняла причину его холодности.
– Почему же, граф, почему? – вдруг почти вскрикнула она невольно, подвигаясь к нему. – Почему, скажите мне? Вы должны сказать. – Он молчал. – Я не знаю, граф, вашего почему, – продолжала она. – Но мне тяжело, мне… Я признаюсь вам в этом. Вы за что то хотите лишить меня прежней дружбы. И мне это больно. – У нее слезы были в глазах и в голосе. – У меня так мало было счастия в жизни, что мне тяжела всякая потеря… Извините меня, прощайте. – Она вдруг заплакала и пошла из комнаты.
– Княжна! постойте, ради бога, – вскрикнул он, стараясь остановить ее. – Княжна!
Она оглянулась. Несколько секунд они молча смотрели в глаза друг другу, и далекое, невозможное вдруг стало близким, возможным и неизбежным.
……


Осенью 1814 го года Николай женился на княжне Марье и с женой, матерью и Соней переехал на житье в Лысые Горы.
В три года он, не продавая именья жены, уплатил оставшиеся долги и, получив небольшое наследство после умершей кузины, заплатил и долг Пьеру.
Еще через три года, к 1820 му году, Николай так устроил свои денежные дела, что прикупил небольшое именье подле Лысых Гор и вел переговоры о выкупе отцовского Отрадного, что составляло его любимую мечту.
Начав хозяйничать по необходимости, он скоро так пристрастился к хозяйству, что оно сделалось для него любимым и почти исключительным занятием. Николай был хозяин простой, не любил нововведений, в особенности английских, которые входили тогда в моду, смеялся над теоретическими сочинениями о хозяйстве, не любил заводов, дорогих производств, посевов дорогих хлебов и вообще не занимался отдельно ни одной частью хозяйства. У него перед глазами всегда было только одно именье, а не какая нибудь отдельная часть его. В именье же главным предметом был не азот и не кислород, находящиеся в почве и воздухе, не особенный плуг и назем, а то главное орудие, чрез посредство которого действует и азот, и кислород, и назем, и плуг – то есть работник мужик. Когда Николай взялся за хозяйство и стал вникать в различные его части, мужик особенно привлек к себе его внимание; мужик представлялся ему не только орудием, но и целью и судьею. Он сначала всматривался в мужика, стараясь понять, что ему нужно, что он считает дурным и хорошим, и только притворялся, что распоряжается и приказывает, в сущности же только учился у мужиков и приемам, и речам, и суждениям о том, что хорошо и что дурно. И только тогда, когда понял вкусы и стремления мужика, научился говорить его речью и понимать тайный смысл его речи, когда почувствовал себя сроднившимся с ним, только тогда стал он смело управлять им, то есть исполнять по отношению к мужикам ту самую должность, исполнение которой от него требовалось. И хозяйство Николая приносило самые блестящие результаты.