1072 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Эта статья — о годе. См. также статью о числе 1072.

Годы
1068 · 1069 · 1070 · 1071 1072 1073 · 1074 · 1075 · 1076
Десятилетия
1050-е · 1060-е1070-е1080-е · 1090-е
Века
X векXI векXII век
2-е тысячелетие
IX векX векXI векXII векXIII век
990-е 990 991 992 993 994 995 996 997 998 999
1000-е 1000 1001 1002 1003 1004 1005 1006 1007 1008 1009
1010-е 1010 1011 1012 1013 1014 1015 1016 1017 1018 1019
1020-е 1020 1021 1022 1023 1024 1025 1026 1027 1028 1029
1030-е 1030 1031 1032 1033 1034 1035 1036 1037 1038 1039
1040-е 1040 1041 1042 1043 1044 1045 1046 1047 1048 1049
1050-е 1050 1051 1052 1053 1054 1055 1056 1057 1058 1059
1060-е 1060 1061 1062 1063 1064 1065 1066 1067 1068 1069
1070-е 1070 1071 1072 1073 1074 1075 1076 1077 1078 1079
1080-е 1080 1081 1082 1083 1084 1085 1086 1087 1088 1089
1090-е 1090 1091 1092 1093 1094 1095 1096 1097 1098 1099
1100-е 1100 1101 1102 1103 1104 1105 1106 1107 1108 1109
Хронологическая таблица

1072 (тысяча семьдесят второй) год по юлианскому календарю — високосный год, начинающийся в воскресенье. Это 1072 год нашей эры, 72 год 2 тысячелетия, 72 год XI века, 2 год 8-го десятилетия XI века, 3 год 1070-х годов.





События

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1072 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1072 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1072 год"

Отрывок, характеризующий 1072 год

– Да, – отвечала Соня. – А тебе ?
На середине дороги Николай дал подержать лошадей кучеру, на минутку подбежал к саням Наташи и стал на отвод.
– Наташа, – сказал он ей шопотом по французски, – знаешь, я решился насчет Сони.
– Ты ей сказал? – спросила Наташа, вся вдруг просияв от радости.
– Ах, какая ты странная с этими усами и бровями, Наташа! Ты рада?
– Я так рада, так рада! Я уж сердилась на тебя. Я тебе не говорила, но ты дурно с ней поступал. Это такое сердце, Nicolas. Как я рада! Я бываю гадкая, но мне совестно было быть одной счастливой без Сони, – продолжала Наташа. – Теперь я так рада, ну, беги к ней.
– Нет, постой, ах какая ты смешная! – сказал Николай, всё всматриваясь в нее, и в сестре тоже находя что то новое, необыкновенное и обворожительно нежное, чего он прежде не видал в ней. – Наташа, что то волшебное. А?
– Да, – отвечала она, – ты прекрасно сделал.
«Если б я прежде видел ее такою, какою она теперь, – думал Николай, – я бы давно спросил, что сделать и сделал бы всё, что бы она ни велела, и всё бы было хорошо».
– Так ты рада, и я хорошо сделал?
– Ах, так хорошо! Я недавно с мамашей поссорилась за это. Мама сказала, что она тебя ловит. Как это можно говорить? Я с мама чуть не побранилась. И никому никогда не позволю ничего дурного про нее сказать и подумать, потому что в ней одно хорошее.
– Так хорошо? – сказал Николай, еще раз высматривая выражение лица сестры, чтобы узнать, правда ли это, и, скрыпя сапогами, он соскочил с отвода и побежал к своим саням. Всё тот же счастливый, улыбающийся черкес, с усиками и блестящими глазами, смотревший из под собольего капора, сидел там, и этот черкес был Соня, и эта Соня была наверное его будущая, счастливая и любящая жена.
Приехав домой и рассказав матери о том, как они провели время у Мелюковых, барышни ушли к себе. Раздевшись, но не стирая пробочных усов, они долго сидели, разговаривая о своем счастьи. Они говорили о том, как они будут жить замужем, как их мужья будут дружны и как они будут счастливы.
На Наташином столе стояли еще с вечера приготовленные Дуняшей зеркала. – Только когда всё это будет? Я боюсь, что никогда… Это было бы слишком хорошо! – сказала Наташа вставая и подходя к зеркалам.