108-я танковая дивизия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> Боевой путь </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> 108-я танковая дивизия </td></tr>
Войска: сухопутные
Род войск: автобронетанковые
Формирование: 10 июля 1941 года
Расформирование (преобразование): 2 декабря 1941 года
Предшественник: 59-я отдельная танковая дивизия
Преемник: 108-я отдельная танковая бригада
1941: Брянская область, Оборона Тулы

108-я танковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История дивизии

Дивизия формировалась в Кубинке на основании директивы НГШ № орг/524661 от 08.07.1941 года и приказа НКО № 00394 от 10.07.41 г. на базе 119-го танкового полка и отдельного батальона связи 59-й танковой дивизии, прибывшей с Дальнего Востока. 20.07.1941 года в дивизию передан корпусной мотоциклетный полк расформированного 26-го механизированного корпуса, ставший мотострелковым полком, и получен артиллерийский дивизион 76-мм орудий из 102-й танковой дивизии.

16.08.1941 года поступила в состав подвижной группы генерала Ермакова.

В рамках Рославль-Новозыбковской наступательной операции, 29.08.1941 года дивизия сосредоточилась в районе Ореховского, утром 30.08.1941 года начала выдвижение в район, к исходу дня части дивизии вступили в бой с танковыми частями 17-й танковой дивизии противника в районе Чеховка, Карбовка (северо-восточнее Погара), вела бои в том же районе до 04.09.1941 года, сорвав наступление врага на Трубчевск. Затем была полуокружена вражескими частями, прорвалась к 07.09.1941 года.

На 28.09.1941 года дивизия определена в резерв фронта с дислокацией в районе Пильшино, Красное, в готовности к контратакам совместно с 287-й стрелковой дивизией на Жуковку, Почеп, Погар.

Во время операции «Тайфун» дивизия 04.10.1941 года вступила в бой с врагом на рубеже посёлков Малая Бошинка — Рудаки (южнее Карачева). К 06.10.1941 года была окружена, из окружения вышла, сосредоточилась в районе станций Манаенки и Арсеньево для погрузки и отправки в Тулу, куда поступила к концу октября 1941 года.

26.10.1941 года 108-й мотострелковый полк вместе с мотострелковым батальоном 11-й танковой бригады был отряжен для обороны Плавска, однако части не успели подойти и Плавск был занят без боя.

Внешние изображения
[waralbum.ru/27643/ Подбитый у тюрьмы города Венёв советский танк КВ-1] (27 ноября 1941). [www.webcitation.org/68jf28j8K Архивировано из первоисточника 27 июня 2012].

В начале ноября 1941 года прибыла в Венёв на переформирование в моторизованную. 10.11.1941 года дивизия, после продолжительного периода действий без материальной части, должна была получить из Москвы КВ-1 — 10 штук и Т-60 — 20 штук. Однако, переформирование не было закончено и 14.11.1941 дивизия была возвращена на фронт, 17.11.1941 года вступила в бой юго-восточнее Тулы. C 21.11.1941 года вела тяжёлые бои в районе Венева

На 24.11.1941 года обороняла ближайшие подступы к Веневу со стороны Теребуш, Гати, Березово, при этом танки (их оставалось всего 18) были расставлены как огневые точки, одновременно выделялся небольшой резерв.

После боёв остатки дивизии без материальной части отошли к Туле, где участвовали в обороне города.

02.12.1941 года переформирована в 108-ю танковую бригаду.

Полное название

108-я танковая дивизия

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
01 августа 1941 года Резервный фронт C 16.08.1941 — в составе подвижной группы генерала Ермакова
01 сентября 1941 года Брянский фронт 3-я армия
01 октября 1941 года Брянский фронт 50-я армия
01 ноября 1941 года Западный фронт 50-я армия
01 декабря 1941 года Западный фронт 50-я армия

Состав

  • 216-й танковый полк
  • 217-й танковый полк
  • 108-й мотострелковый полк
  • 108-й артиллерийский полк
  • 108-й разведывательный батальон
  • 108-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион
  • 108-й отдельный батальон связи
  • 108-й автотранспортный батальон
  • 108-й ремонтно-восстановительный батальон
  • 108-й понтонно-мостовой батальон
  • 108-й медико-санитарный батальон
  • 108-я рота регулирования
  • 108-й полевой автохлебозавод
  • 923-я полевая почтовая станция
  • 76-я полевая касса Госбанка (на 26.08.1941 г.)

Укомплектованность

  •  — на 18.08.1941 года: личный состав: недостает 80 человек начальствующего состава, в политсоставе недостает 12 человек, экипажи: есть полностью, 121 Т-26, 23 Т-26 химических, 30 Т-34, 11 КВ-1. [militera.lib.ru/db/birukov_ni2/01.html ¹]
  •  — на 07.09.1941 года: 17 танков (2 КВ-1, 7 Т-34, 2 Т-40, 3 БА-10, 3 БА-20), три 76-мм орудия, восемь зенитных орудий и 1200 человек личного состава.
  •  — на 27.09.1941 года: 3 КВ-1, 17 Т-34, 1 БТ, 20 Т-40, всего 41 танк.

Командиры

Напишите отзыв о статье "108-я танковая дивизия (СССР)"

Ссылки

  • [mechcorps.rkka.ru/files/mechcorps/pages/108_td.htm Справочник]
  • [www.tram11.ru/kr/tu06/bel/12.html Хроника боевых действий]
  • [oboronatula.narod.ru/oborona/tula_hronika/hronika.htm Дневник обороны Тулы]
  • Денис Махель. [www.veneva.ru/tank.html Венёвские находки]. Сайт «Венёвский уезд». Проверено 31 мая 2012. [www.webcitation.org/68jf4aRNu Архивировано из первоисточника 27 июня 2012].

К:Википедия:Статьи без изображений (тип: не указан)

Отрывок, характеризующий 108-я танковая дивизия (СССР)

«Смоленск сдают, – писал он, – Лысые Горы будут заняты неприятелем через неделю. Уезжайте сейчас в Москву. Отвечай мне тотчас, когда вы выедете, прислав нарочного в Усвяж».
Написав и передав листок Алпатычу, он на словах передал ему, как распорядиться отъездом князя, княжны и сына с учителем и как и куда ответить ему тотчас же. Еще не успел он окончить эти приказания, как верховой штабный начальник, сопутствуемый свитой, подскакал к нему.
– Вы полковник? – кричал штабный начальник, с немецким акцентом, знакомым князю Андрею голосом. – В вашем присутствии зажигают дома, а вы стоите? Что это значит такое? Вы ответите, – кричал Берг, который был теперь помощником начальника штаба левого фланга пехотных войск первой армии, – место весьма приятное и на виду, как говорил Берг.
Князь Андрей посмотрел на него и, не отвечая, продолжал, обращаясь к Алпатычу:
– Так скажи, что до десятого числа жду ответа, а ежели десятого не получу известия, что все уехали, я сам должен буду все бросить и ехать в Лысые Горы.
– Я, князь, только потому говорю, – сказал Берг, узнав князя Андрея, – что я должен исполнять приказания, потому что я всегда точно исполняю… Вы меня, пожалуйста, извините, – в чем то оправдывался Берг.
Что то затрещало в огне. Огонь притих на мгновенье; черные клубы дыма повалили из под крыши. Еще страшно затрещало что то в огне, и завалилось что то огромное.
– Урруру! – вторя завалившемуся потолку амбара, из которого несло запахом лепешек от сгоревшего хлеба, заревела толпа. Пламя вспыхнуло и осветило оживленно радостные и измученные лица людей, стоявших вокруг пожара.
Человек во фризовой шинели, подняв кверху руку, кричал:
– Важно! пошла драть! Ребята, важно!..
– Это сам хозяин, – послышались голоса.
– Так, так, – сказал князь Андрей, обращаясь к Алпатычу, – все передай, как я тебе говорил. – И, ни слова не отвечая Бергу, замолкшему подле него, тронул лошадь и поехал в переулок.


От Смоленска войска продолжали отступать. Неприятель шел вслед за ними. 10 го августа полк, которым командовал князь Андрей, проходил по большой дороге, мимо проспекта, ведущего в Лысые Горы. Жара и засуха стояли более трех недель. Каждый день по небу ходили курчавые облака, изредка заслоняя солнце; но к вечеру опять расчищало, и солнце садилось в буровато красную мглу. Только сильная роса ночью освежала землю. Остававшиеся на корню хлеба сгорали и высыпались. Болота пересохли. Скотина ревела от голода, не находя корма по сожженным солнцем лугам. Только по ночам и в лесах пока еще держалась роса, была прохлада. Но по дороге, по большой дороге, по которой шли войска, даже и ночью, даже и по лесам, не было этой прохлады. Роса не заметна была на песочной пыли дороги, встолченной больше чем на четверть аршина. Как только рассветало, начиналось движение. Обозы, артиллерия беззвучно шли по ступицу, а пехота по щиколку в мягкой, душной, не остывшей за ночь, жаркой пыли. Одна часть этой песочной пыли месилась ногами и колесами, другая поднималась и стояла облаком над войском, влипая в глаза, в волоса, в уши, в ноздри и, главное, в легкие людям и животным, двигавшимся по этой дороге. Чем выше поднималось солнце, тем выше поднималось облако пыли, и сквозь эту тонкую, жаркую пыль на солнце, не закрытое облаками, можно было смотреть простым глазом. Солнце представлялось большим багровым шаром. Ветра не было, и люди задыхались в этой неподвижной атмосфере. Люди шли, обвязавши носы и рты платками. Приходя к деревне, все бросалось к колодцам. Дрались за воду и выпивали ее до грязи.
Князь Андрей командовал полком, и устройство полка, благосостояние его людей, необходимость получения и отдачи приказаний занимали его. Пожар Смоленска и оставление его были эпохой для князя Андрея. Новое чувство озлобления против врага заставляло его забывать свое горе. Он весь был предан делам своего полка, он был заботлив о своих людях и офицерах и ласков с ними. В полку его называли наш князь, им гордились и его любили. Но добр и кроток он был только с своими полковыми, с Тимохиным и т. п., с людьми совершенно новыми и в чужой среде, с людьми, которые не могли знать и понимать его прошедшего; но как только он сталкивался с кем нибудь из своих прежних, из штабных, он тотчас опять ощетинивался; делался злобен, насмешлив и презрителен. Все, что связывало его воспоминание с прошедшим, отталкивало его, и потому он старался в отношениях этого прежнего мира только не быть несправедливым и исполнять свой долг.
Правда, все в темном, мрачном свете представлялось князю Андрею – особенно после того, как оставили Смоленск (который, по его понятиям, можно и должно было защищать) 6 го августа, и после того, как отец, больной, должен был бежать в Москву и бросить на расхищение столь любимые, обстроенные и им населенные Лысые Горы; но, несмотря на то, благодаря полку князь Андрей мог думать о другом, совершенно независимом от общих вопросов предмете – о своем полку. 10 го августа колонна, в которой был его полк, поравнялась с Лысыми Горами. Князь Андрей два дня тому назад получил известие, что его отец, сын и сестра уехали в Москву. Хотя князю Андрею и нечего было делать в Лысых Горах, он, с свойственным ему желанием растравить свое горе, решил, что он должен заехать в Лысые Горы.
Он велел оседлать себе лошадь и с перехода поехал верхом в отцовскую деревню, в которой он родился и провел свое детство. Проезжая мимо пруда, на котором всегда десятки баб, переговариваясь, били вальками и полоскали свое белье, князь Андрей заметил, что на пруде никого не было, и оторванный плотик, до половины залитый водой, боком плавал посредине пруда. Князь Андрей подъехал к сторожке. У каменных ворот въезда никого не было, и дверь была отперта. Дорожки сада уже заросли, и телята и лошади ходили по английскому парку. Князь Андрей подъехал к оранжерее; стекла были разбиты, и деревья в кадках некоторые повалены, некоторые засохли. Он окликнул Тараса садовника. Никто не откликнулся. Обогнув оранжерею на выставку, он увидал, что тесовый резной забор весь изломан и фрукты сливы обдерганы с ветками. Старый мужик (князь Андрей видал его у ворот в детстве) сидел и плел лапоть на зеленой скамеечке.