109-я танковая дивизия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> Боевой путь </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> 109-я танковая дивизия </td></tr>
Войска: сухопутные
Род войск: автобронетанковые
Формирование: 15 июля 1941 года
Расформирование (преобразование): 16 сентября 1941 года
Предшественник: 59-я танковая дивизия
Преемник: 148-я танковая бригада
1941: Оборона Москвы, Ельнинская наступательная операция

109-я танковая дивизия — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне.





История дивизии

Дивизия формировалась в Кубинке на основании директивы НГШ № орг/524661 от 08.07.1941 года и приказа НКО № 00394 от 10.07.41 г. на базе 118-го танкового полка 59-й танковой дивизии, прибывшей с Дальнего Востока.

03.08.1941 года, дивизия переброшена в район Суборовка, Мокрое (15 километров южнее Спас-Деменска), колёсные машины — своим ходом, танки — по железной дороге до станции Бетлица, для действий в районе Рославля.

C 30.08.1941 года наступает на Ельню из района южнее Богданово. В первый день наступления дивизия прорвала оборону 23-й пехотной дивизии, продвинулась вперёд на 12 километров, и вышла к Костырям. Дальше развить успех не смогла, к 01.09.1941 года отошла к Десне и оказалась в окружении. В начале сентября 1941 года части дивизии пытались выйти из окружения, вели бои до 05.09.1941 года, большинство бойцов погибло или попало в плен.

16.09.1941 года переформирована в 148-ю танковую бригаду.

Полное название

109-я танковая дивизия

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
01 августа 1941 года Центральный фронт - -
03 августа 1941 года Западный фронт - -
с начала августа 1941 года Резервный фронт - 43-я армия -

Состав

  • 218-й танковый полк (майор Алаев Семен Иванович)
  • 219-й танковый полк (подполковник Потапов Александр Иванович)
  • 109-й мотострелковый полк (полковник Вербов Яков Яковлевич)
  • 109-й гаубичный артиллерийский полк (до 16.09.1941)
  • 109-й разведывательный батальон
  • 109-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион
  • 109-й отдельный батальон связи
  • 109-й автотранспортный батальон
  • 109-й ремонтно-восстановительный батальон
  • 109-й понтонно-мостовой батальон
  • 109-й медико-санитарный батальон
  • 109-я рота регулирования
  • 109-й полевой автохлебозавод
  • 923-я полевая почтовая станция
  •  ??-я полевая касса Госбанка

Укомплектованность

Командирование

Командиры

Начальники штаба

Напишите отзыв о статье "109-я танковая дивизия (СССР)"

Примечания

  1. 1 2 [podvignaroda.ru/ Наградной лист] в электронном банке документов «Подвиг Народа»

Ссылки

  • [mechcorps.rkka.ru/files/mechcorps/pages/109_td.htm Справочник]
  • [admin.smolensk.ru/web_dis/2005/rosl/topic/topic23.htm 43-я армия в боях на Десне]

Литература

Отрывок, характеризующий 109-я танковая дивизия (СССР)

Болезнь Наташи была так серьезна, что, к счастию ее и к счастию родных, мысль о всем том, что было причиной ее болезни, ее поступок и разрыв с женихом перешли на второй план. Она была так больна, что нельзя было думать о том, насколько она была виновата во всем случившемся, тогда как она не ела, не спала, заметно худела, кашляла и была, как давали чувствовать доктора, в опасности. Надо было думать только о том, чтобы помочь ей. Доктора ездили к Наташе и отдельно и консилиумами, говорили много по французски, по немецки и по латыни, осуждали один другого, прописывали самые разнообразные лекарства от всех им известных болезней; но ни одному из них не приходила в голову та простая мысль, что им не может быть известна та болезнь, которой страдала Наташа, как не может быть известна ни одна болезнь, которой одержим живой человек: ибо каждый живой человек имеет свои особенности и всегда имеет особенную и свою новую, сложную, неизвестную медицине болезнь, не болезнь легких, печени, кожи, сердца, нервов и т. д., записанных в медицине, но болезнь, состоящую из одного из бесчисленных соединений в страданиях этих органов. Эта простая мысль не могла приходить докторам (так же, как не может прийти колдуну мысль, что он не может колдовать) потому, что их дело жизни состояло в том, чтобы лечить, потому, что за то они получали деньги, и потому, что на это дело они потратили лучшие годы своей жизни. Но главное – мысль эта не могла прийти докторам потому, что они видели, что они несомненно полезны, и были действительно полезны для всех домашних Ростовых. Они были полезны не потому, что заставляли проглатывать больную большей частью вредные вещества (вред этот был мало чувствителен, потому что вредные вещества давались в малом количестве), но они полезны, необходимы, неизбежны были (причина – почему всегда есть и будут мнимые излечители, ворожеи, гомеопаты и аллопаты) потому, что они удовлетворяли нравственной потребности больной и людей, любящих больную. Они удовлетворяли той вечной человеческой потребности надежды на облегчение, потребности сочувствия и деятельности, которые испытывает человек во время страдания. Они удовлетворяли той вечной, человеческой – заметной в ребенке в самой первобытной форме – потребности потереть то место, которое ушиблено. Ребенок убьется и тотчас же бежит в руки матери, няньки для того, чтобы ему поцеловали и потерли больное место, и ему делается легче, когда больное место потрут или поцелуют. Ребенок не верит, чтобы у сильнейших и мудрейших его не было средств помочь его боли. И надежда на облегчение и выражение сочувствия в то время, как мать трет его шишку, утешают его. Доктора для Наташи были полезны тем, что они целовали и терли бобо, уверяя, что сейчас пройдет, ежели кучер съездит в арбатскую аптеку и возьмет на рубль семь гривен порошков и пилюль в хорошенькой коробочке и ежели порошки эти непременно через два часа, никак не больше и не меньше, будет в отварной воде принимать больная.
Что же бы делали Соня, граф и графиня, как бы они смотрели на слабую, тающую Наташу, ничего не предпринимая, ежели бы не было этих пилюль по часам, питья тепленького, куриной котлетки и всех подробностей жизни, предписанных доктором, соблюдать которые составляло занятие и утешение для окружающих? Чем строже и сложнее были эти правила, тем утешительнее было для окружающих дело. Как бы переносил граф болезнь своей любимой дочери, ежели бы он не знал, что ему стоила тысячи рублей болезнь Наташи и что он не пожалеет еще тысяч, чтобы сделать ей пользу: ежели бы он не знал, что, ежели она не поправится, он не пожалеет еще тысяч и повезет ее за границу и там сделает консилиумы; ежели бы он не имел возможности рассказывать подробности о том, как Метивье и Феллер не поняли, а Фриз понял, и Мудров еще лучше определил болезнь? Что бы делала графиня, ежели бы она не могла иногда ссориться с больной Наташей за то, что она не вполне соблюдает предписаний доктора?