11-я флотилия подводных лодок кригсмарине

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
11-я флотилия подводных лодок кригсмарине
11. Unterseebootflottille.
Годы существования

15 мая 1942 - май 1945

Страна

Третий рейх

Входит в

Кригсмарине

Тип

Военно-морской флот

Дислокация

Берген, Норвегия Норвегия

Участие в

Вторая мировая война

Командиры
Известные командиры

Ганс Кохауш,
Генрих Леманн-Вилленброк

11-я флотилия подводных лодок кригсмарине — подразделение военно-морского флота Третьего рейха.





История

Одиннадцатая флотилия подводных лодок кригсмарине была сформирована в мае 1942 года с базой в норвежском городе Бергене. Её командиром стал фрегаттен-капитан Ганс Кохауш. Первоначально целью размещения подводных лодок в Норвегии была защита от возможной высадки союзников, которая привела бы к прекращению поставок железной руды в Германию из Скандинавии. Позднее лодки 11-й флотилии выходили в походы из норвежских портов на перехваты конвоев из Великобритании и США в СССР с поставками по ленд-лизу. Достигнутые результаты были намного ниже, чем у субмарин в Атлантике, но это отчасти компенсировалось тем, что все транспортные корабли шли с военными грузами для Советской армии, что повышало ценность каждого корабля. Также подлодки выполняли метеорологические наблюдения, чрезвычайно важные для действий авиации, проверяли состояние ледовой границы, размещали метеорологические станции на островах в северных морях. Некоторые лодки осуществляли походы к сибирским берегам с целью атаки кораблей, следующих северным морским путём.

В состав 11-й флотилии вошло некоторое количество лодок, перебазировавшихся из расформированных флотилий, дислоцировавшихся во Франции. Группа субмарин 11-й флотилии участвовала в атаке на конвой PQ-17, при этом U-255 потопила четыре судна из восьми, записанных в той операции на счёт подводников. В конце войны на вооружение флотилии начали поступать новейшие «электролодки» типов XXI и XXIII, таким образом, 11-я флотилия стала единственной в кригсмарине успевшей получить на вооружение лодки типа XXI.

3 мая 1945 года U-2511 вышла на боевое дежурство первой среди лодок типа XXI, направляясь в Карибское море. 4 мая всем подводным лодкам был передан приказ гросс-адмирала Дёница о прекращении боевых действий. Через несколько часов после получения приказа U-2511 обнаружила группировку британских военных кораблей, незамеченной подошла к тяжёлому крейсеру «Норфолк» на расстояние 500 метров и произвела учебную атаку, оставаясь незамеченной. После условной атаки лодка удалилась в подводном положении со скоростью 16 узлов и возвратилась в Берген 5 мая.

В мае 1945 года, после капитуляции Германии, флотилия была расформирована и большинство остававшихся лодок были впоследствии потоплены британским флотом в рамках операции «Дэдлайт».

Состав

В разные годы через 11-ю флотилию прошли 189 подводных лодок, в том числе:

Тип Количество
VIIC 121
VIIC/41 49
IXC/40 2
XB 1
XXI 6
XXIII 10

Напишите отзыв о статье "11-я флотилия подводных лодок кригсмарине"

Примечания

Ссылки

  • [www.uboat.net/flotillas/11flo.htm 11 флотилия на uboat.net]

Литература

  • Бишоп К. Подводные лодки кригсмарине. 1939-1945. Справочник-определитель флотилий = Kriegsmarine U-boats 1939-1945. — М.: Эксмо, 2007. — 192 с. — (Военная техника III Рейха). — ISBN 978-5-699-22106-6.

Отрывок, характеризующий 11-я флотилия подводных лодок кригсмарине

«Они должны понять, что мы только можем проиграть, действуя наступательно. Терпение и время, вот мои воины богатыри!» – думал Кутузов. Он знал, что не надо срывать яблоко, пока оно зелено. Оно само упадет, когда будет зрело, а сорвешь зелено, испортишь яблоко и дерево, и сам оскомину набьешь. Он, как опытный охотник, знал, что зверь ранен, ранен так, как только могла ранить вся русская сила, но смертельно или нет, это был еще не разъясненный вопрос. Теперь, по присылкам Лористона и Бертелеми и по донесениям партизанов, Кутузов почти знал, что он ранен смертельно. Но нужны были еще доказательства, надо было ждать.
«Им хочется бежать посмотреть, как они его убили. Подождите, увидите. Все маневры, все наступления! – думал он. – К чему? Все отличиться. Точно что то веселое есть в том, чтобы драться. Они точно дети, от которых не добьешься толку, как было дело, оттого что все хотят доказать, как они умеют драться. Да не в том теперь дело.
И какие искусные маневры предлагают мне все эти! Им кажется, что, когда они выдумали две три случайности (он вспомнил об общем плане из Петербурга), они выдумали их все. А им всем нет числа!»
Неразрешенный вопрос о том, смертельна или не смертельна ли была рана, нанесенная в Бородине, уже целый месяц висел над головой Кутузова. С одной стороны, французы заняли Москву. С другой стороны, несомненно всем существом своим Кутузов чувствовал, что тот страшный удар, в котором он вместе со всеми русскими людьми напряг все свои силы, должен был быть смертелен. Но во всяком случае нужны были доказательства, и он ждал их уже месяц, и чем дальше проходило время, тем нетерпеливее он становился. Лежа на своей постели в свои бессонные ночи, он делал то самое, что делала эта молодежь генералов, то самое, за что он упрекал их. Он придумывал все возможные случайности, в которых выразится эта верная, уже свершившаяся погибель Наполеона. Он придумывал эти случайности так же, как и молодежь, но только с той разницей, что он ничего не основывал на этих предположениях и что он видел их не две и три, а тысячи. Чем дальше он думал, тем больше их представлялось. Он придумывал всякого рода движения наполеоновской армии, всей или частей ее – к Петербургу, на него, в обход его, придумывал (чего он больше всего боялся) и ту случайность, что Наполеон станет бороться против него его же оружием, что он останется в Москве, выжидая его. Кутузов придумывал даже движение наполеоновской армии назад на Медынь и Юхнов, но одного, чего он не мог предвидеть, это того, что совершилось, того безумного, судорожного метания войска Наполеона в продолжение первых одиннадцати дней его выступления из Москвы, – метания, которое сделало возможным то, о чем все таки не смел еще тогда думать Кутузов: совершенное истребление французов. Донесения Дорохова о дивизии Брусье, известия от партизанов о бедствиях армии Наполеона, слухи о сборах к выступлению из Москвы – все подтверждало предположение, что французская армия разбита и сбирается бежать; но это были только предположения, казавшиеся важными для молодежи, но не для Кутузова. Он с своей шестидесятилетней опытностью знал, какой вес надо приписывать слухам, знал, как способны люди, желающие чего нибудь, группировать все известия так, что они как будто подтверждают желаемое, и знал, как в этом случае охотно упускают все противоречащее. И чем больше желал этого Кутузов, тем меньше он позволял себе этому верить. Вопрос этот занимал все его душевные силы. Все остальное было для него только привычным исполнением жизни. Таким привычным исполнением и подчинением жизни были его разговоры с штабными, письма к m me Stael, которые он писал из Тарутина, чтение романов, раздачи наград, переписка с Петербургом и т. п. Но погибель французов, предвиденная им одним, было его душевное, единственное желание.