124-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Не следует путать со 124-й стрелковой дивизией формирования 1941 года
Не следует путать со 124-й стрелковой дивизией формирования 1943 года
124-я стрелковая дивизия
Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

в августе 1939

Расформирование (преобразование):

27 декабря 1941

Преемник:

не имеется

Боевой путь

Украинский фронт, 37-й ск (сентябрь 1939);

Юго-Западный фронт, 5-я армия, 27-й ск (22.06.1941 - ...)

124-я стрелковая дивизия (124-я сд) — воинское соединение Красной Армии до и во время Великой Отечественной войне.





История

В 1939 году на базе 15-й Сивашской стрелковой дивизии 6-го стрелкового корпуса Одесской армейской группы Киевского Особого военного округа началось формирование новых воинских соединений, в том числе 124-й стрелковой дивизии. В состав 124-й сд вошли 406, 622 и 781-й стрелковые, 469-й пушечный и 341-й гаубичный полки, 200-й отдельный батальон связи, 225-й отдельный сапёрный батальон, 202-й отдельный противотанковый дивизион, 193-й отдельный разведывательный батальон, 119-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион. Дивизия формировалась на территории Николаевской области.

Командиром дивизии назначен генерал-майор Ф. Г. Сущий. Участник гражданской войны в России в рядах Красной Армии, за участие в советско-польской войне 1920—1921 годов награждён орденом Красного Знамени. В мирное время закончил Военную академию имени Фрунзе, занимал различные командные должности, где в полной мере проявились его способности и военные знания.

В июле 1941 года попала в окружение, из которого вышло в районе Белокоровичей около 2000 чел.

В сентябре погибла в киевском котле. Официально расформирована 27 декабря 1941 года.

Подчинение

Командование

  • Сущий Ф. Г., командир дивизии, генерал-майор (август 1939 — июль 1941) умер от ранений, похоронен в лесу Брянского р-на[1]
  • Серюгин М. П., в сентябре 1941 года был назначен командиром 124-й стрелковой дивизии, однако ввиду нахождения дивизии в окружении до неё не доехал.
  • Жиляков Г. И., военный комиссар дивизии, полковой комиссар (август 1939 — июль 1941), убит[2]
  • Рогачевский С. М., начальник штаба дивизии, полковник (август 1939 — …)

Состав

  • 406-й стрелковый полк. Командир полковник Т. Я. Новиков (Горохов)
  • 622-й стрелковый полк. Командир полка майор Ш. Д. Карцхия. Заместитель командира полка по политической части батальонный комиссар Н. М. Беринский.
  • 781-й стрелковый полк.
  • 341-й гаубичный полк. Командир полка майор Е. Ф. Цуран. Заместитель командира полка по политической части батальонный комиссар П. М. Каштан.
  • 469-й артиллерийский пушечный полк. Командир полка майор К. Г. Тарасов. Заместитель командира полка по политической части батальонный комиссар Ф. П. Полецкий.
  • 200-й отдельный батальон связи.
  • 225-й отдельный саперный батальон. Командиром 225 Саперного батальона был майор Свинки (материал из списка умерших 1943 года ноябре)
  • 202-й отдельный противотанковый дивизион.
  • 193-й отдельный разведывательный батальон.
  • 119-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион.
  • 144-й медико-санитарный батальон.
  • 120-я отдельная рота химической защиты.
  • 118-й автотранспортный батальон.
  • 147-я полевая хлебопекарня.
  • 556-я полевая почтовая станция.
  • 343-я полевая касса Госбанка.

См. также

Напишите отзыв о статье "124-я стрелковая дивизия (1-го формирования)"

Примечания

  1. [obd-memorial.ru/html/info.htm?id=5024727&page=13 Донесения о безвозвратных потерях №015819 от 23.03.1944]. ОДД «Мемориал». Проверено 8 июля 2013. [www.webcitation.org/6Hzs1450p Архивировано из первоисточника 10 июля 2013].
  2. [obd-memorial.ru/html/info.htm?id=50661556 Информация из донесения о безвозвратных потерях]. ОДД «Мемориал». Проверено 8 июля 2013. [www.webcitation.org/6Hzs2X16s Архивировано из первоисточника 10 июля 2013].

Литература

  • Тузов А. В. В огне войны. Боевой путь 50-й гв. Дважды Краснознаменной орденов Суворова и Кутузова сд. Ордена Тр. Кр. Зн. Военное издательство Министерства обороны СССР. М., 1970.

Ссылки

  • [rkka.ru/handbook/reg/124sd39.htm 124-я стрелковая дивизия]


Отрывок, характеризующий 124-я стрелковая дивизия (1-го формирования)

– Караул! Убили!.. Человека убили! Братцы!..
– Ой, батюшки, убили до смерти, убили человека! – завизжала баба, вышедшая из соседних ворот. Толпа народа собралась около окровавленного кузнеца.
– Мало ты народ то грабил, рубахи снимал, – сказал чей то голос, обращаясь к целовальнику, – что ж ты человека убил? Разбойник!
Высокий малый, стоя на крыльце, мутными глазами водил то на целовальника, то на кузнецов, как бы соображая, с кем теперь следует драться.
– Душегуб! – вдруг крикнул он на целовальника. – Вяжи его, ребята!
– Как же, связал одного такого то! – крикнул целовальник, отмахнувшись от набросившихся на него людей, и, сорвав с себя шапку, он бросил ее на землю. Как будто действие это имело какое то таинственно угрожающее значение, фабричные, обступившие целовальника, остановились в нерешительности.
– Порядок то я, брат, знаю очень прекрасно. Я до частного дойду. Ты думаешь, не дойду? Разбойничать то нонче никому не велят! – прокричал целовальник, поднимая шапку.
– И пойдем, ишь ты! И пойдем… ишь ты! – повторяли друг за другом целовальник и высокий малый, и оба вместе двинулись вперед по улице. Окровавленный кузнец шел рядом с ними. Фабричные и посторонний народ с говором и криком шли за ними.
У угла Маросейки, против большого с запертыми ставнями дома, на котором была вывеска сапожного мастера, стояли с унылыми лицами человек двадцать сапожников, худых, истомленных людей в халатах и оборванных чуйках.
– Он народ разочти как следует! – говорил худой мастеровой с жидкой бородйой и нахмуренными бровями. – А что ж, он нашу кровь сосал – да и квит. Он нас водил, водил – всю неделю. А теперь довел до последнего конца, а сам уехал.
Увидав народ и окровавленного человека, говоривший мастеровой замолчал, и все сапожники с поспешным любопытством присоединились к двигавшейся толпе.
– Куда идет народ то?
– Известно куда, к начальству идет.
– Что ж, али взаправду наша не взяла сила?
– А ты думал как! Гляди ко, что народ говорит.
Слышались вопросы и ответы. Целовальник, воспользовавшись увеличением толпы, отстал от народа и вернулся к своему кабаку.
Высокий малый, не замечая исчезновения своего врага целовальника, размахивая оголенной рукой, не переставал говорить, обращая тем на себя общее внимание. На него то преимущественно жался народ, предполагая от него получить разрешение занимавших всех вопросов.
– Он покажи порядок, закон покажи, на то начальство поставлено! Так ли я говорю, православные? – говорил высокий малый, чуть заметно улыбаясь.
– Он думает, и начальства нет? Разве без начальства можно? А то грабить то мало ли их.
– Что пустое говорить! – отзывалось в толпе. – Как же, так и бросят Москву то! Тебе на смех сказали, а ты и поверил. Мало ли войсков наших идет. Так его и пустили! На то начальство. Вон послушай, что народ то бает, – говорили, указывая на высокого малого.
У стены Китай города другая небольшая кучка людей окружала человека в фризовой шинели, держащего в руках бумагу.
– Указ, указ читают! Указ читают! – послышалось в толпе, и народ хлынул к чтецу.
Человек в фризовой шинели читал афишку от 31 го августа. Когда толпа окружила его, он как бы смутился, но на требование высокого малого, протеснившегося до него, он с легким дрожанием в голосе начал читать афишку сначала.
«Я завтра рано еду к светлейшему князю, – читал он (светлеющему! – торжественно, улыбаясь ртом и хмуря брови, повторил высокий малый), – чтобы с ним переговорить, действовать и помогать войскам истреблять злодеев; станем и мы из них дух… – продолжал чтец и остановился („Видал?“ – победоносно прокричал малый. – Он тебе всю дистанцию развяжет…»)… – искоренять и этих гостей к черту отправлять; я приеду назад к обеду, и примемся за дело, сделаем, доделаем и злодеев отделаем».
Последние слова были прочтены чтецом в совершенном молчании. Высокий малый грустно опустил голову. Очевидно было, что никто не понял этих последних слов. В особенности слова: «я приеду завтра к обеду», видимо, даже огорчили и чтеца и слушателей. Понимание народа было настроено на высокий лад, а это было слишком просто и ненужно понятно; это было то самое, что каждый из них мог бы сказать и что поэтому не мог говорить указ, исходящий от высшей власти.
Все стояли в унылом молчании. Высокий малый водил губами и пошатывался.
– У него спросить бы!.. Это сам и есть?.. Как же, успросил!.. А то что ж… Он укажет… – вдруг послышалось в задних рядах толпы, и общее внимание обратилось на выезжавшие на площадь дрожки полицеймейстера, сопутствуемого двумя конными драгунами.