128-я стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
128-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Псковская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

август 1939 года

Расформирование (преобразование):

1945

Предшественник:

311-й стрелковый полк 65-й стрелковой дивизии

Боевой путь

1941:
Прибалтика
Псковская область
Ленинградская область
1941—1943 :
Ленинградская область
1944 :
Ленинградская область
Псковская область
Эстония
1945 :
Силезия
Чехословакия

128-я стрелковая Псковская Краснознамённая дивизия, воинское соединение РККА в Великой Отечественной войне.





История

Дивизия была развёрнута на территории Омской области (Ишим) на базе 311-го стрелкового полка 65-й стрелковой дивизии в августе 1939 года.

Приняла некоторое участие в конце Зимней войны

128-я мсд некоторое время входила в состав 14-го стрелкового корпуса. Действовал корпус на Лоймольском направлении.

В действующей армии во время Великой Отечественной войны с 22 июня 1941 по 18 сентября 1944 и с 5 января 1945 по 11 мая 1945 года.

1941

На 21 июня 1941 года занимает район Лозьдзее, Сэрзе, Симно. Штаб дивизии располагался лес в 5 километров западнее Сэрзе. Собственно на границе развернулись только 2-й батальон 374-го стрелкового полка и 741-й стрелковый полк. 292-й артиллерийский полк расположился на подступах к Сэрзе. Разведывательный батальон находился намного восточнее Сэрзе.

Попала под удар войск 3-й танковой группы (в общем около 600 танков) вместе с одним полком из 188-й стрелковой дивизии на 50-километровом участке и на 9-35 22 июня 1941 года о дивизии было известно, что она большей частью окружена, точных сведений о её состоянии не было. В общем, в боевых сводках конца июня 1941 года повторяется фраза «положение неизвестно».

С начала июля 1941 года судьба дивизии становится весьма запутанной[1]:

  • Во-первых, в начале июля стрелковая дивизия под номером 128 формируется в Пушкинских Горах совершенно заново, в составе 1-го и 2-го стрелковых полков и 482-го артиллерийского полка;
  • Во-вторых, некоторая часть личного состава дивизии, разгромленной на границе, вышла в район Полоцка, затем Витебска, где ей к утру 3 июля 1941 был отведён участок обороны в полосе 22-й армии, и вышестоящему командованию было доложено о выходе дивизии, сохранившей также номер 128;

Личный состав дивизии 22-й армии с 5 июля 1941 года должен был быть передан во вновь сформированную дивизию в Пушкинских Горах, однако в реалиях он до неё не добрался, будучи «раздёрганным» по разным частям и группам 24-го и 65-го стрелковых корпусов. Таким образом, фактически можно считать что с июля 1941 года дивизия действует вторым формированием.

В течение девяти дней дивизия упорно обороняет Пушкинские Горы, где попадает в окружение, выходит из него и затем ведёт боевые действия в районе станции Сущево. На 8 июля 1941 года в ней было 1771 штыков, 6 полевых орудий, 10 противотанковых орудий, 15 миномётов и 1 бронеавтомобиль, на 15 июля 1941 года, насчитывая 1738 человек личного состава, вошла в состав 65-го стрелкового корпуса, будучи усиленной 806-м стрелковым полком, 4 батареями 682-го лёгкого артиллерийского полка и 217-м отдельным дивизионом противотанковой обороны из состава прибывшей 235-й стрелковой дивизии.

В конце июля 1941 года весь личный состав дивизии был передан в 21-й механизированный корпус, а командование убыло в район Шимска, где дивизия в районе села Медведь снова была сформирована заново, в основном из местного населения, с комсоставом, состоящим на 70-80 % из запасников. Таким образом фактически составилось третье формирование дивизии.

По формировании заняла позиции на левом фланге Лужского рубежа, на новгородском направлении в районе Шимска вместе с 1-й отдельной горнострелковой бригадой. С началом немецкого наступления в течение трёх дней, с 10 по 12 августа 1941, отражает атаки трёх пехотных дивизий, и с 12 августа 1941 года начала отход на север, к Батецкой, затем отступает в направлении Чудово — Любань и далее к Шлиссельбургу. Всякое управление полками дивизии штабом было потеряно: да и самого штаба уже не фактически не было. Командир дивизии и начальник артиллерии были ранены и эвакуированы, начальник штаба — легко ранен, о месте нахождения комиссара дивизии никто ничего не знал. На 21 августа 1941 года находится между населёнными пунктами Своряницы, совхоз Волхово. На южной оконечности Ладожского озера в начале сентября 1941 года вошла в состав 54-й армии и фактически формируется заново — уже в четвёртый раз.

В сентябре 1941 года она заняла оборону южнее Ладожского озера на 10-километровом участке от деревни Липки на берегу Ладожского озера и на юг до Гонтовой Липки, в 13 километрах от Невы. На 2 октября 1941 года держала оборону на рубеже Липка, озеро Глухое в 2 километрах северо-западнее Гайтолово, имея левым соседом 4-ю гвардейскую стрелковую дивизию и до января 1943 года дивизия, ведя наступательные и оборонительные бои, находилась на этом участке обороны, многократно пытаясь прорвать оборону и выйти к Неве с востока. Штаб дивизии находился в деревне Назия

1942

В августе 1942 года дивизия принимала участие в Синявинской наступательной операции. В ходе неё дивизия обеспечивала оборону фронта всей 8-й армии от Ладожского озера до места прорыва близ Синявино, предприняв ограниченное наступление на Рабочий посёлок № 8 (взяв его на третий день операции), и безуспешно штурмуя Липки.

1943

В январе 1943 года участвует в прорыве блокады, наступала практически по берегу Ладожского озера, завязав бои за опорный пункт в деревне Липки, также продвигаясь к Рабочему посёлку № 4. Однако южнее Липок наступление дивизии захлебнулось, будучи остановленное мощным огнём из покрытых снегом немецких бункеров, распо­ложенных на кладбище на вершине холма на правом фланге дивизии[2]. К 18 января 1943 года дивизия сумела овладеть Липками.

До августа 1943 года ведёт постоянные бои за Синявино. В июле 1943 года передана в 67-ю армию и в её составе участвует во Мгинской операции, наступая от Невы на Мгу.

1944

В ходе операции дивизия перешла в наступление с войсками армии 21 января 1944 года, преследуя отступающие из района Мги войска противника, затем в конце января 1944 года дивизия передана в 42-ю армию, проследовала до Луги, затем через Гдов проследовала к Пскову.

14 февраля 1944 года сменила части 90-й стрелковой дивизии на острове Пийрисаар, на Псковском озере. Продвигаясь с боями вдоль берегов Тёплого и Псковского озёр, дивизия в первых числах марта 1944 года подошла к сильно укрепленному узлу линии «Пантера» в районе деревень Жидилов Бор — Молгово — Обижа. В ходе продвижения 6 марта 1944 года дивизией была освобождена деревня Толбица. С 8 марта 1944 года дивизия приступает к штурму укреплённой линии и до 15 марта 1944 года безуспешно взламывает вражеские укрепления, неся очень большие потери: например к исходу 10 марта 1944 года только 533-й стрелковый полк потерял 207 человек убитыми и 198 — ранеными. Вновь переходит в наступление 31 марта 1944 года на Черском направлении. Дивизии удалось прорвать полосу вражеских укреплений на правом болотистом берегу реки Многи и продвинулись вперед на 8 километров, но в глубине обороны дивизия была остановлена[3] Активное наступление продолжалось до 4 апреля 1944 года.

В ходе операции дивизия, очистив от врага юго-восточную часть Пскова должна была форсировать Великую и захватить плацдарм на Завеличье.

Развернулась в восьми километрами восточнее Пскова. Первый эшелон составляли правофланговый 533-й стрелковый полк (напротив деревень Лажнево и Клишево) и левофланговый 374-й стрелковый полк (напротив деревень Горнево и Бердово). 741-й стрелковый полк (без первого батальона, выделенного в резерв командира дивизии) находился во втором эшелоне.

С 22 июля 1944 года наступает непосредственно на Псков, ведя бои с арьергардами отходящего противника. 374-й стрелковый полк первым завязал бои на улицах города и к 10-00 начал переправу на западный берег реки Великая в черте города, к 11-00 захватив плацдарм. В переправе стрелковые части поддерживал, в том числе, 122-й миномётный полк.

Из доклада командира дивизии генерал-майора Д. А. Лукьянова:

«Псков был превращен противником в мощный узел сопротивления. В зданиях установлены пулеметные точки, в фундаментах домов оборудованы дзоты и доты. Улицы и большая часть домов заминированы. Подразделения полка с ходу начали штурм города. Вперед были выдвинуты штурмовые группы, которые быстро и умело обезвреживали минные поля… За штурмовыми группами следовала пехота… Артиллеристы огнём прямой наводки уничтожали огневые точки противника. К 9.00 22 июля восточная часть Пскова была очищена от противника и наши подразделения вышли на берег реки Великой».

23 июля 1944 года стрелковые полки дивизии в полном составе переправились на западный берег, и в этот же день Псков был освобождён. Полки дивизии форсировали Великую в разных местах: 533-й стрелковый полк двумя ротами — южнее железнодорожного моста и в районе Корытово, 741-й стрелковый полк — близ Профсоюзной улицы.

26—28 июля 1944 года ведёт бои за населённый пункт Дэмиш в 16 километрах северо-западнее города Жигуры. Остановилась в наступлении на юго-западной окраине Псковского озера.

Перед операций была снята с передовой и отведена на восточный берег Псковского озера. В середине августа 1944 года должна была быть задействована вторым эшелоном десантной операции на Тёплом озере, однако удачное для советских войск развитие событий, позволило не вводить дивизию в бой, хотя она и была переправлена через Тёплое озеро. Введена в бой уже под Тарту, в освобождении которого приняла участие 25 августа. На 27 августа 1944 года ведёт бои у села Вазула в Тартуском районе, севернее Тарту отражая танковые контратаки. На подступах к Тарту дивизия отражает активные атаки противника до 7 сентября 1944 года. 18 сентября 1944 года дивизия была выведена в резерв.

1945

В начале января 1945 года дивизия находится в район Пшедбужа (Польша), в составе 21-й армии, составляющей второй эшелон 1-го Украинского фронта. 21-я армия на первом этапе операции продвигалась вслед за наступающими войсками первого эшелона фронта, и была введена в активное наступление только 17 января 1945 года. Дивизия наступает в направлении Тарновске Гуры — Глейвиц, 24 января 1945 года участвовала в освобождении Глейвица, после чего дивизия в составе армии была переброшена севернее Оппельна, на рубеж Одера, который дивизия форсирует и 6 февраля 1945 года участвует в освобождении Бжега, затем ведёт напряжённые бои за расширение плацдарма на реке Одер в том районе.

С 9 марта 1945 года дивизия наступает из района восточнее Гротткау, наступая на Фалькенберг и затем на Нейссе, окружая оппельнскую группировку противника и вышла в предгорья Судет

С 7 мая дивизия перешла в наступление на Прагу и к 10 мая 1945 года вышла к Яромержу, где и закончила войну

Состав

  • 374-й стрелковый полк
  • 533-й стрелковый полк
  • 741-й стрелковый полк
  • 292-й артиллерийский полк
  • 481-й гаубичный артиллерийский полк (до 11.09.1941)
  • 251-й отдельный истребительно-противотанковый дивизион
  • 349-я зенитная батарея (260-й отдельный зенитный артиллерийский дивизион) (до 01.02.1943)
  • 391-й миномётный дивизион (с 02.11.1941 по 05.11.1942)
  • 119-я отдельная разведывательная рота (119-й разведывательный батальон)
  • 148-й отдельный сапёрный батальон
  • 212-й отдельный батальон связи (212-я отдельная рота связи)
  • 132-й медико-санитарный батальон
  • 267-я (207-я) отдельная рота химический защиты
  • 215-я автотранспортная рота (76-й автотранспортный батальон)
  • 332-я полевая хлебопекарня (116-й полевой автохлебозавод)
  • 492-й дивизионный ветеринарный лазарет
  • 48687-я (54-я) полевая почтовая станция
  • 5473-я (655) полевая касса Госбанка

Подчинение

Дата Фронт (округ) Армия Корпус Примечания
22.06.1941 года Северо-Западный фронт 11-я армия - -
01.07.1941 года Северо-Западный фронт 11-я армия - -
10.07.1941 года Северо-Западный фронт 27-я армия 24-й стрелковый корпус -
01.08.1941 года Северо-Западный фронт Новгородская армейская оперативная группа 16-й стрелковый корпус -
01.09.1941 года Ленинградский фронт 48-я армия - -
01.10.1941 года Ленинградский фронт 54-я армия - -
01.11.1941 года Ленинградский фронт 54-я армия - -
01.12.1941 года Ленинградский фронт 54-я армия - -
01.01.1942 года Ленинградский фронт 54-я армия - -
01.02.1942 года Ленинградский фронт 8-я армия - -
01.03.1942 года Ленинградский фронт 8-я армия - -
01.04.1942 года Ленинградский фронт 8-я армия - -
01.05.1942 года Ленинградский фронт (Группа войск Волховского направления) 8-я армия - -
01.06.1942 года Ленинградский фронт (Волховская группа войск) 8-я армия - -
01.07.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.08.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.09.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.10.1942 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.11.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.12.1942 года Волховский фронт 8-я армия - -
01.01.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.02.1943 года Волховский фронт - - -
01.03.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.04.1943 года Волховский фронт 2-я ударная армия - -
01.05.1943 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия - -
01.06.1943 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия - -
01.07.1943 года Ленинградский фронт 2-я ударная армия 43-й стрелковый корпус -
01.08.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.09.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.10.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия 43-й стрелковый корпус -
01.11.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия - -
01.12.1943 года Ленинградский фронт 67-я армия - -
01.01.1944 года Ленинградский фронт 67-я армия 118-й стрелковый корпус -
01.02.1944 года Ленинградский фронт 42-я армия 108-й стрелковый корпус -
01.03.1944 года Ленинградский фронт 42-я армия 108-й стрелковый корпус -
01.04.1944 года Ленинградский фронт 42-я армия 118-й стрелковый корпус -
01.05.1944 года 3-й Прибалтийский фронт 42-я армия 14-й стрелковый корпус -
01.06.1944 года 3-й Прибалтийский фронт 42-я армия 14-й стрелковый корпус -
01.07.1944 года 3-й Прибалтийский фронт 42-я армия - -
01.08.1944 года 3-й Прибалтийский фронт 67-я армия 119-й стрелковый корпус -
01.09.1944 года 3-й Прибалтийский фронт Группа войск Северного боевого участка 118-й стрелковый корпус -
01.10.1944 года Резерв Ставки ВГК - 118-й стрелковый корпус -
01.11.1944 года Резерв Ставки ВГК - 118-й стрелковый корпус -
01.12.1944 года Резерв Ставки ВГК - 118-й стрелковый корпус -
01.01.1945 года 1-й Украинский фронт 21-я армия 118-й стрелковый корпус -
01.02.1945 года 1-й Украинский фронт 21-я армия 118-й стрелковый корпус -
01.03.1945 года 1-й Украинский фронт 21-я армия 117-й стрелковый корпус -
01.04.1945 года 1-й Украинский фронт 21-я армия 118-й стрелковый корпус -
01.05.1945 года 1-й Украинский фронт 21-я армия 118-й стрелковый корпус -

Командиры

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
«Псковская» 23.07.1944 за отличные боевые действия и массовый героизм воинов в боях за освобождение города Псков

Отличившиеся воины дивизии

Награда Ф. И. О. Должность Звание Дата награждения Примечания
- Богдан, Яков Иванович командир стрелковой роты старший лейтенант - 12.01.1943 закрыл своим телом амбразуру пулемёта
Гаврилов, Анатолий Андреевич Артиллерийский мастер 741-го стрелкового полка старший сержант 23.04.1975 дважды награждался 3-й степенью ордена, перенаграждён.[4]
Евланов, Василий Алексеевич Командир взвода 119-й отдельной разведывательной роты старший сержант 29.06.1945

Память

  • Именем дивизии названа улица в Пскове

Известные люди, связанные с дивизией

Напишите отзыв о статье "128-я стрелковая дивизия"

Примечания

  1. [www.soldat.ru/forum/viewtopic.php?f=12&t=24257 Soldat.ru • Вход]
  2. [www.greatarmor.ru/2010-09-22-20-02-14/608 Прорыв блокады Ленинграда]
  3. apr.pskov.ru/news/444/
  4. Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь — М.: Военное издательство,2000.

Литература

  • Шорохова Л. и др. [www.tumentoday.ru/2012/08/08/229-%D1%8F-%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%D1%8F-%D0%B4%D0%B8%D0%B2%D0%B8%D0%B7%D0%B8%D1%8F-%D0%BF%D0%BE%D0%BC%D0%BD%D0%B8%D0%BC-%D1%87%D1%82%D0%B8%D0%BC-%D0%B3%D0%BE%D1%80/ 229-я стрелковая дивизия: Помним. Чтим. Гордимся] (рус.) // Тюменская область сегодня : газета. — 8 августа 2012.

Ссылки

  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/sd128/default.html Справочник]
  • [soldat.ru Справочники и форум на Солдат.ру]
  • [www.soldat.ru/perechen Перечень № 5 стрелковых, горнострелковых, мотострелковых и моторизованных дивизий, входивших в состав действующей армии в годы Великой Отечественной войны] (недоступная ссылка с 25-05-2013 (2629 дней) — историякопия)
  • [winterwar.karelia.ru/site/parts/ Список частей и соединений Красной Армии, участвовавших в советско-финляндской войне 1939—1940 гг.] (1)
  • winterwar.karelia.ru/site/article/90 14-й стрелковый корпус


Отрывок, характеризующий 128-я стрелковая дивизия

– Un enfant? – закричал сверху француз. – J'ai entendu piailler quelque chose au jardin. Peut etre c'est sou moutard au bonhomme. Faut etre humain, voyez vous… [Ребенок? Я слышал, что то пищало в саду. Может быть, это его ребенок. Что ж, надо по человечеству. Мы все люди…]
– Ou est il? Ou est il? [Где он? Где он?] – спрашивал Пьер.
– Par ici! Par ici! [Сюда, сюда!] – кричал ему француз из окна, показывая на сад, бывший за домом. – Attendez, je vais descendre. [Погодите, я сейчас сойду.]
И действительно, через минуту француз, черноглазый малый с каким то пятном на щеке, в одной рубашке выскочил из окна нижнего этажа и, хлопнув Пьера по плечу, побежал с ним в сад.
– Depechez vous, vous autres, – крикнул он своим товарищам, – commence a faire chaud. [Эй, вы, живее, припекать начинает.]
Выбежав за дом на усыпанную песком дорожку, француз дернул за руку Пьера и указал ему на круг. Под скамейкой лежала трехлетняя девочка в розовом платьице.
– Voila votre moutard. Ah, une petite, tant mieux, – сказал француз. – Au revoir, mon gros. Faut etre humain. Nous sommes tous mortels, voyez vous, [Вот ваш ребенок. А, девочка, тем лучше. До свидания, толстяк. Что ж, надо по человечеству. Все люди,] – и француз с пятном на щеке побежал назад к своим товарищам.
Пьер, задыхаясь от радости, подбежал к девочке и хотел взять ее на руки. Но, увидав чужого человека, золотушно болезненная, похожая на мать, неприятная на вид девочка закричала и бросилась бежать. Пьер, однако, схватил ее и поднял на руки; она завизжала отчаянно злобным голосом и своими маленькими ручонками стала отрывать от себя руки Пьера и сопливым ртом кусать их. Пьера охватило чувство ужаса и гадливости, подобное тому, которое он испытывал при прикосновении к какому нибудь маленькому животному. Но он сделал усилие над собою, чтобы не бросить ребенка, и побежал с ним назад к большому дому. Но пройти уже нельзя было назад той же дорогой; девки Аниски уже не было, и Пьер с чувством жалости и отвращения, прижимая к себе как можно нежнее страдальчески всхлипывавшую и мокрую девочку, побежал через сад искать другого выхода.


Когда Пьер, обежав дворами и переулками, вышел назад с своей ношей к саду Грузинского, на углу Поварской, он в первую минуту не узнал того места, с которого он пошел за ребенком: так оно было загромождено народом и вытащенными из домов пожитками. Кроме русских семей с своим добром, спасавшихся здесь от пожара, тут же было и несколько французских солдат в различных одеяниях. Пьер не обратил на них внимания. Он спешил найти семейство чиновника, с тем чтобы отдать дочь матери и идти опять спасать еще кого то. Пьеру казалось, что ему что то еще многое и поскорее нужно сделать. Разгоревшись от жара и беготни, Пьер в эту минуту еще сильнее, чем прежде, испытывал то чувство молодости, оживления и решительности, которое охватило его в то время, как он побежал спасать ребенка. Девочка затихла теперь и, держась ручонками за кафтан Пьера, сидела на его руке и, как дикий зверек, оглядывалась вокруг себя. Пьер изредка поглядывал на нее и слегка улыбался. Ему казалось, что он видел что то трогательно невинное и ангельское в этом испуганном и болезненном личике.
На прежнем месте ни чиновника, ни его жены уже не было. Пьер быстрыми шагами ходил между народом, оглядывая разные лица, попадавшиеся ему. Невольно он заметил грузинское или армянское семейство, состоявшее из красивого, с восточным типом лица, очень старого человека, одетого в новый крытый тулуп и новые сапоги, старухи такого же типа и молодой женщины. Очень молодая женщина эта показалась Пьеру совершенством восточной красоты, с ее резкими, дугами очерченными черными бровями и длинным, необыкновенно нежно румяным и красивым лицом без всякого выражения. Среди раскиданных пожитков, в толпе на площади, она, в своем богатом атласном салопе и ярко лиловом платке, накрывавшем ее голову, напоминала нежное тепличное растение, выброшенное на снег. Она сидела на узлах несколько позади старухи и неподвижно большими черными продолговатыми, с длинными ресницами, глазами смотрела в землю. Видимо, она знала свою красоту и боялась за нее. Лицо это поразило Пьера, и он, в своей поспешности, проходя вдоль забора, несколько раз оглянулся на нее. Дойдя до забора и все таки не найдя тех, кого ему было нужно, Пьер остановился, оглядываясь.
Фигура Пьера с ребенком на руках теперь была еще более замечательна, чем прежде, и около него собралось несколько человек русских мужчин и женщин.
– Или потерял кого, милый человек? Сами вы из благородных, что ли? Чей ребенок то? – спрашивали у него.
Пьер отвечал, что ребенок принадлежал женщине и черном салопе, которая сидела с детьми на этом месте, и спрашивал, не знает ли кто ее и куда она перешла.
– Ведь это Анферовы должны быть, – сказал старый дьякон, обращаясь к рябой бабе. – Господи помилуй, господи помилуй, – прибавил он привычным басом.
– Где Анферовы! – сказала баба. – Анферовы еще с утра уехали. А это либо Марьи Николавны, либо Ивановы.
– Он говорит – женщина, а Марья Николавна – барыня, – сказал дворовый человек.
– Да вы знаете ее, зубы длинные, худая, – говорил Пьер.
– И есть Марья Николавна. Они ушли в сад, как тут волки то эти налетели, – сказала баба, указывая на французских солдат.
– О, господи помилуй, – прибавил опять дьякон.
– Вы пройдите вот туда то, они там. Она и есть. Все убивалась, плакала, – сказала опять баба. – Она и есть. Вот сюда то.
Но Пьер не слушал бабу. Он уже несколько секунд, не спуская глаз, смотрел на то, что делалось в нескольких шагах от него. Он смотрел на армянское семейство и двух французских солдат, подошедших к армянам. Один из этих солдат, маленький вертлявый человечек, был одет в синюю шинель, подпоясанную веревкой. На голове его был колпак, и ноги были босые. Другой, который особенно поразил Пьера, был длинный, сутуловатый, белокурый, худой человек с медлительными движениями и идиотическим выражением лица. Этот был одет в фризовый капот, в синие штаны и большие рваные ботфорты. Маленький француз, без сапог, в синей шипели, подойдя к армянам, тотчас же, сказав что то, взялся за ноги старика, и старик тотчас же поспешно стал снимать сапоги. Другой, в капоте, остановился против красавицы армянки и молча, неподвижно, держа руки в карманах, смотрел на нее.
– Возьми, возьми ребенка, – проговорил Пьер, подавая девочку и повелительно и поспешно обращаясь к бабе. – Ты отдай им, отдай! – закричал он почти на бабу, сажая закричавшую девочку на землю, и опять оглянулся на французов и на армянское семейство. Старик уже сидел босой. Маленький француз снял с него последний сапог и похлопывал сапогами один о другой. Старик, всхлипывая, говорил что то, но Пьер только мельком видел это; все внимание его было обращено на француза в капоте, который в это время, медлительно раскачиваясь, подвинулся к молодой женщине и, вынув руки из карманов, взялся за ее шею.
Красавица армянка продолжала сидеть в том же неподвижном положении, с опущенными длинными ресницами, и как будто не видала и не чувствовала того, что делал с нею солдат.
Пока Пьер пробежал те несколько шагов, которые отделяли его от французов, длинный мародер в капоте уж рвал с шеи армянки ожерелье, которое было на ней, и молодая женщина, хватаясь руками за шею, кричала пронзительным голосом.
– Laissez cette femme! [Оставьте эту женщину!] – бешеным голосом прохрипел Пьер, схватывая длинного, сутоловатого солдата за плечи и отбрасывая его. Солдат упал, приподнялся и побежал прочь. Но товарищ его, бросив сапоги, вынул тесак и грозно надвинулся на Пьера.
– Voyons, pas de betises! [Ну, ну! Не дури!] – крикнул он.
Пьер был в том восторге бешенства, в котором он ничего не помнил и в котором силы его удесятерялись. Он бросился на босого француза и, прежде чем тот успел вынуть свой тесак, уже сбил его с ног и молотил по нем кулаками. Послышался одобрительный крик окружавшей толпы, в то же время из за угла показался конный разъезд французских уланов. Уланы рысью подъехали к Пьеру и французу и окружили их. Пьер ничего не помнил из того, что было дальше. Он помнил, что он бил кого то, его били и что под конец он почувствовал, что руки его связаны, что толпа французских солдат стоит вокруг него и обыскивает его платье.
– Il a un poignard, lieutenant, [Поручик, у него кинжал,] – были первые слова, которые понял Пьер.
– Ah, une arme! [А, оружие!] – сказал офицер и обратился к босому солдату, который был взят с Пьером.
– C'est bon, vous direz tout cela au conseil de guerre, [Хорошо, хорошо, на суде все расскажешь,] – сказал офицер. И вслед за тем повернулся к Пьеру: – Parlez vous francais vous? [Говоришь ли по французски?]
Пьер оглядывался вокруг себя налившимися кровью глазами и не отвечал. Вероятно, лицо его показалось очень страшно, потому что офицер что то шепотом сказал, и еще четыре улана отделились от команды и стали по обеим сторонам Пьера.
– Parlez vous francais? – повторил ему вопрос офицер, держась вдали от него. – Faites venir l'interprete. [Позовите переводчика.] – Из за рядов выехал маленький человечек в штатском русском платье. Пьер по одеянию и говору его тотчас же узнал в нем француза одного из московских магазинов.
– Il n'a pas l'air d'un homme du peuple, [Он не похож на простолюдина,] – сказал переводчик, оглядев Пьера.
– Oh, oh! ca m'a bien l'air d'un des incendiaires, – смазал офицер. – Demandez lui ce qu'il est? [О, о! он очень похож на поджигателя. Спросите его, кто он?] – прибавил он.
– Ти кто? – спросил переводчик. – Ти должно отвечать начальство, – сказал он.
– Je ne vous dirai pas qui je suis. Je suis votre prisonnier. Emmenez moi, [Я не скажу вам, кто я. Я ваш пленный. Уводите меня,] – вдруг по французски сказал Пьер.
– Ah, Ah! – проговорил офицер, нахмурившись. – Marchons! [A! A! Ну, марш!]
Около улан собралась толпа. Ближе всех к Пьеру стояла рябая баба с девочкою; когда объезд тронулся, она подвинулась вперед.
– Куда же это ведут тебя, голубчик ты мой? – сказала она. – Девочку то, девочку то куда я дену, коли она не ихняя! – говорила баба.
– Qu'est ce qu'elle veut cette femme? [Чего ей нужно?] – спросил офицер.
Пьер был как пьяный. Восторженное состояние его еще усилилось при виде девочки, которую он спас.
– Ce qu'elle dit? – проговорил он. – Elle m'apporte ma fille que je viens de sauver des flammes, – проговорил он. – Adieu! [Чего ей нужно? Она несет дочь мою, которую я спас из огня. Прощай!] – и он, сам не зная, как вырвалась у него эта бесцельная ложь, решительным, торжественным шагом пошел между французами.
Разъезд французов был один из тех, которые были посланы по распоряжению Дюронеля по разным улицам Москвы для пресечения мародерства и в особенности для поимки поджигателей, которые, по общему, в тот день проявившемуся, мнению у французов высших чинов, были причиною пожаров. Объехав несколько улиц, разъезд забрал еще человек пять подозрительных русских, одного лавочника, двух семинаристов, мужика и дворового человека и нескольких мародеров. Но из всех подозрительных людей подозрительнее всех казался Пьер. Когда их всех привели на ночлег в большой дом на Зубовском валу, в котором была учреждена гауптвахта, то Пьера под строгим караулом поместили отдельно.


В Петербурге в это время в высших кругах, с большим жаром чем когда нибудь, шла сложная борьба партий Румянцева, французов, Марии Феодоровны, цесаревича и других, заглушаемая, как всегда, трубением придворных трутней. Но спокойная, роскошная, озабоченная только призраками, отражениями жизни, петербургская жизнь шла по старому; и из за хода этой жизни надо было делать большие усилия, чтобы сознавать опасность и то трудное положение, в котором находился русский народ. Те же были выходы, балы, тот же французский театр, те же интересы дворов, те же интересы службы и интриги. Только в самых высших кругах делались усилия для того, чтобы напоминать трудность настоящего положения. Рассказывалось шепотом о том, как противоположно одна другой поступили, в столь трудных обстоятельствах, обе императрицы. Императрица Мария Феодоровна, озабоченная благосостоянием подведомственных ей богоугодных и воспитательных учреждений, сделала распоряжение об отправке всех институтов в Казань, и вещи этих заведений уже были уложены. Императрица же Елизавета Алексеевна на вопрос о том, какие ей угодно сделать распоряжения, с свойственным ей русским патриотизмом изволила ответить, что о государственных учреждениях она не может делать распоряжений, так как это касается государя; о том же, что лично зависит от нее, она изволила сказать, что она последняя выедет из Петербурга.
У Анны Павловны 26 го августа, в самый день Бородинского сражения, был вечер, цветком которого должно было быть чтение письма преосвященного, написанного при посылке государю образа преподобного угодника Сергия. Письмо это почиталось образцом патриотического духовного красноречия. Прочесть его должен был сам князь Василий, славившийся своим искусством чтения. (Он же читывал и у императрицы.) Искусство чтения считалось в том, чтобы громко, певуче, между отчаянным завыванием и нежным ропотом переливать слова, совершенно независимо от их значения, так что совершенно случайно на одно слово попадало завывание, на другие – ропот. Чтение это, как и все вечера Анны Павловны, имело политическое значение. На этом вечере должно было быть несколько важных лиц, которых надо было устыдить за их поездки во французский театр и воодушевить к патриотическому настроению. Уже довольно много собралось народа, но Анна Павловна еще не видела в гостиной всех тех, кого нужно было, и потому, не приступая еще к чтению, заводила общие разговоры.
Новостью дня в этот день в Петербурге была болезнь графини Безуховой. Графиня несколько дней тому назад неожиданно заболела, пропустила несколько собраний, которых она была украшением, и слышно было, что она никого не принимает и что вместо знаменитых петербургских докторов, обыкновенно лечивших ее, она вверилась какому то итальянскому доктору, лечившему ее каким то новым и необыкновенным способом.
Все очень хорошо знали, что болезнь прелестной графини происходила от неудобства выходить замуж сразу за двух мужей и что лечение итальянца состояло в устранении этого неудобства; но в присутствии Анны Павловны не только никто не смел думать об этом, но как будто никто и не знал этого.
– On dit que la pauvre comtesse est tres mal. Le medecin dit que c'est l'angine pectorale. [Говорят, что бедная графиня очень плоха. Доктор сказал, что это грудная болезнь.]
– L'angine? Oh, c'est une maladie terrible! [Грудная болезнь? О, это ужасная болезнь!]
– On dit que les rivaux se sont reconcilies grace a l'angine… [Говорят, что соперники примирились благодаря этой болезни.]
Слово angine повторялось с большим удовольствием.
– Le vieux comte est touchant a ce qu'on dit. Il a pleure comme un enfant quand le medecin lui a dit que le cas etait dangereux. [Старый граф очень трогателен, говорят. Он заплакал, как дитя, когда доктор сказал, что случай опасный.]
– Oh, ce serait une perte terrible. C'est une femme ravissante. [О, это была бы большая потеря. Такая прелестная женщина.]
– Vous parlez de la pauvre comtesse, – сказала, подходя, Анна Павловна. – J'ai envoye savoir de ses nouvelles. On m'a dit qu'elle allait un peu mieux. Oh, sans doute, c'est la plus charmante femme du monde, – сказала Анна Павловна с улыбкой над своей восторженностью. – Nous appartenons a des camps differents, mais cela ne m'empeche pas de l'estimer, comme elle le merite. Elle est bien malheureuse, [Вы говорите про бедную графиню… Я посылала узнавать о ее здоровье. Мне сказали, что ей немного лучше. О, без сомнения, это прелестнейшая женщина в мире. Мы принадлежим к различным лагерям, но это не мешает мне уважать ее по ее заслугам. Она так несчастна.] – прибавила Анна Павловна.
Полагая, что этими словами Анна Павловна слегка приподнимала завесу тайны над болезнью графини, один неосторожный молодой человек позволил себе выразить удивление в том, что не призваны известные врачи, а лечит графиню шарлатан, который может дать опасные средства.
– Vos informations peuvent etre meilleures que les miennes, – вдруг ядовито напустилась Анна Павловна на неопытного молодого человека. – Mais je sais de bonne source que ce medecin est un homme tres savant et tres habile. C'est le medecin intime de la Reine d'Espagne. [Ваши известия могут быть вернее моих… но я из хороших источников знаю, что этот доктор очень ученый и искусный человек. Это лейб медик королевы испанской.] – И таким образом уничтожив молодого человека, Анна Павловна обратилась к Билибину, который в другом кружке, подобрав кожу и, видимо, сбираясь распустить ее, чтобы сказать un mot, говорил об австрийцах.
– Je trouve que c'est charmant! [Я нахожу, что это прелестно!] – говорил он про дипломатическую бумагу, при которой отосланы были в Вену австрийские знамена, взятые Витгенштейном, le heros de Petropol [героем Петрополя] (как его называли в Петербурге).
– Как, как это? – обратилась к нему Анна Павловна, возбуждая молчание для услышания mot, которое она уже знала.
И Билибин повторил следующие подлинные слова дипломатической депеши, им составленной:
– L'Empereur renvoie les drapeaux Autrichiens, – сказал Билибин, – drapeaux amis et egares qu'il a trouve hors de la route, [Император отсылает австрийские знамена, дружеские и заблудшиеся знамена, которые он нашел вне настоящей дороги.] – докончил Билибин, распуская кожу.
– Charmant, charmant, [Прелестно, прелестно,] – сказал князь Василий.
– C'est la route de Varsovie peut etre, [Это варшавская дорога, может быть.] – громко и неожиданно сказал князь Ипполит. Все оглянулись на него, не понимая того, что он хотел сказать этим. Князь Ипполит тоже с веселым удивлением оглядывался вокруг себя. Он так же, как и другие, не понимал того, что значили сказанные им слова. Он во время своей дипломатической карьеры не раз замечал, что таким образом сказанные вдруг слова оказывались очень остроумны, и он на всякий случай сказал эти слова, первые пришедшие ему на язык. «Может, выйдет очень хорошо, – думал он, – а ежели не выйдет, они там сумеют это устроить». Действительно, в то время как воцарилось неловкое молчание, вошло то недостаточно патриотическое лицо, которого ждала для обращения Анна Павловна, и она, улыбаясь и погрозив пальцем Ипполиту, пригласила князя Василия к столу, и, поднося ему две свечи и рукопись, попросила его начать. Все замолкло.
– Всемилостивейший государь император! – строго провозгласил князь Василий и оглянул публику, как будто спрашивая, не имеет ли кто сказать что нибудь против этого. Но никто ничего не сказал. – «Первопрестольный град Москва, Новый Иерусалим, приемлет Христа своего, – вдруг ударил он на слове своего, – яко мать во объятия усердных сынов своих, и сквозь возникающую мглу, провидя блистательную славу твоея державы, поет в восторге: «Осанна, благословен грядый!» – Князь Василий плачущим голосом произнес эти последние слова.