130-я стрелковая дивизия (3-го формирования)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Всего 130-я стрелковая дивизия формировалась 3 раза. См. список других формирований
130-я стрелковая дивизия
Награды:

Почётные наименования:

«Таганрогская»

Войска:

сухопутные

Род войск:

пехота

Формирование:

1.05.1943

Расформирование (преобразование):

летом 1945 ?

Боевой путь

1943: Донбасская операция (1943)
1943: Ростовская операция
1943: Прорыв Миус-фронта
1943: Мелитопольская операция
1943: Битва за Днепр
1944:Одесская операция
1944: Белорусская операция
1945: Восточно-Прусская операция
1945: Берлинская наступательная операция
1945: Пражская операция

130-я стрелковая дивизия (3-го формирования) — воинское соединение СССР в Великой Отечественной войне, действовавшее в период с мая 1943 года по май 1945 года.

Полное название: 130-я стрелковая Таганрогская ордена Ленина Краснознамённая ордена Суворова дивизия.





История дивизии

Сформирована 1 мая 1943 года на базе 156-й стрелковой бригады и 159-й стрелковой бригады 28 армии[1][2].

В августе 1943 года дивизия участвовала в прорыве Миус-фронта и в освобождении г.Таганрога, за что 30 августа 1943 года 130-й и 416-й стрелковым дивизиям было присвоено наименование «Таганрогских»[3][4][5][6].

Донбасская операция, Мариупольский десант, Мелитопольская операция
Одесская операция

В конце марта 1944 года в составе 3-й ударной армии дивизия участвовала в освобождении Николаева. После освобождения Николаева, уже в составе 28-й армии, была выведена в резерв Ставки Верховного Главнокомандования[5][8] [9][10][11][12][13].

Белорусская операция
Инстербургско-Кёнигсбергская операция, Восточно-Прусская операция

20 января 1945 года. Взят г. Гумбиннен (Гусев)[5][17][18].

Берлинская наступательная операция, Хальбский котёл

В апреле — мае 1945 года участвовала в разгроме 200-тысячной группировки немецких войск к юго-западу от Берлина, ставшей «одним из самых крупных сражений на окружение на советско-германском фронте»[19].

Закончила войну, участвуя в Пражской операции.

В 1945, после марша в г. Брест, была расформирована. Личный состав дивизии перевели в 50-ю гвардейскую стрелковую дивизию[4].

Подчинение

(по[20][21][22][23])

Дата Фронт (округ) Армия Корпус (группа) Примечания
1.05.1943 28-я армия
1.06.1943 44-я армия 37-й стрелковый корпус
1.08.1943 44-я армия
1.09.1943 44-я армия Таганрог
1.10.1943 28-я армия
1.12.1943 3-й Украинский фронт 5-я ударная армия 63-й стрелковый корпус
1.01.1944 3-я гвардейская армия
1.02.1944 5-я ударная армия
1.03.1944 3-й Украинский фронт 5-я ударная армия 9-й стрелковый корпус
1.04.1944 резерв Ставки ВГК 28-я армия
1.05.1944 резерв Ставки ВГК 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.06.1944 1-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.07.1944 1-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.08.1944 28-я армия 128-й стрелковый корпус
15.09.1944 резерв Ставки ВГК 28-я армия 128-й стрелковый корпус
13.10.1944 3-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.11.1944 3-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.12.1944 3-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.01.1945 3-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.02.1945 3-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.03.1945 3-й Белорусский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус
1.04.1945 резерв Ставки ВГК 28-я армия 128-й стрелковый корпус
20.04.1945 1-й Украинский фронт 28-я армия 128-й стрелковый корпус

Состав

(по[1][2][24])

  • 371-й стрелковый полк
  • 528-й стрелковый полк
  • 664-й стрелковый полк,
  • 363 артиллерийский полк,
  • 215 отдельный истребительно-противотанковый дивизион,
  • 151 отдельная разведывательная рота,
  • 192 отдельный сапёрный батальон,
  • 425 отдельный батальон связи (до 25.11.44 г. — 342 отдельная рота связи),
  • 122 медико-санитарный батальон,
  • 103 отдельная рота химической защиты,
  • 255 автотранспортная рота,
  • 153 полевая хлебопекарня,
  • 994 (988) дивизионный ветеринарный лазарет,
  • 2281 полевая почтовая станция,
  • 1252 полевая касса Госбанка.

Командиры

(по[25])

Воины дивизии

Награда Ф. И. О. Должность Звание Дата награждения Примечания
Бордунов, Виктор Никитович помощник командира стрелкового взвода, 664-й стрелковый полк сержант 24.03.1945 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=109]
<center> Васильев, Николай Фёдорович наводчик орудия артиллерийской батареи, 528-й стрелковый полк младший сержант 25.09.1944 [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=12363]
<center> Ващенко, Николай Анфимович командир сапёрного взвода 664 стрелкового полка сержант перенагражден орденом Славы I степени 27.02.1958
<center> Гусев, Сергей Иванович Заместитель командира 2-го стрелкового батальона 664-го стрелкового полка капитан 19.04.1945
<center> Дубинин, Сергей Никитович командир взвода 151 отдельной разведывательной роты старшина 27.06.1945
<center> Мельников, Алексей Лаврентьевич наводчик орудия 363 артиллерийского полка. рядовой перенагражден орденом Славы I степени 01.10.1968

Награды и наименования

Награда (наименование) Дата За что получена
Таганрогская 30.08.1943 За освобождение Ростовской области и города Таганрога[3]
10.09.1943 За освобождение городов Мариуполь, Волноваха, Чаплино, Барвенково[7]
28.03.1944 За освобождение города Николаев
 ?  ?

Напишите отзыв о статье "130-я стрелковая дивизия (3-го формирования)"

Примечания

  1. 1 2 [bdsa.ru/divizia/divizii-strelkovqie/s-100-sd-po-199-sd/130-strelkovaya-diviziya-3-formirovaniya.html 130 СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ 3 ФОРМИРОВАНИЯ, bdsa.ru]
  2. 1 2 [tashv.nm.ru/Perechni_voisk/Perechen_05_01.html Действующая армия. Перечни войск. Перечень № 5. Стрелковые, горно-стрелковые, мотострелковые и моторизованные дивизии. (tashv.nm.ru)]
  3. 1 2 [grachev62.narod.ru/stalin/orders/chapt005.htm ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО. 30 августа 1943 года № 5]
  4. 1 2 3 [dostoyaniye.com/solomon-frenkel-o-sebe.htm Соломон Френкель. О себе.]
  5. 1 2 3 4 5 [www.soldat.ru/spravka/freedom/1-ssr-4.html Освобождение городов. СССР, soldat.ru]
  6. [www.modernlib.ru/books/belyakov_petr_alekseevich/v_pricele_buriy_medved/read/ Беляков Петр Алексеевич / В прицеле «Бурый медведь»] [militera.lib.ru/memo/russian/belyakov_pa/index.html]
  7. 1 2 [grachev62.narod.ru/stalin/orders/chapt011.htm ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО. 10 сентября 1943 года № 11]
  8. [www.vn.mk.ua/stories.php?id=8867 Офицерский десант в Николаеве, Станислав Козлов, 27 Марта 2010 г.]
  9. [iai.edu.ua/9may/doc/istok_wmw/shtab_vvs_1941_45.doc Кожевников Михаил Николаевич. Командование и штаб ВВС Советской Армии в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.]
  10. [archive.is/20121221133916/victory.mil.ru/lib/books/h/grylev_an/index.html Грылев А. Н. Днепр-Карпаты-Крым. Глава третья. К Карпатам. Освобождение Правобережной Украины и Крыма в 1944 году.] — М.: Наука, 1970.
  11. [memory.dag.com.ua/browse?2 Николаевская область. Книга Памяти Украины, Том V Вступление]
  12. [memory.dag.com.ua/browse.php?1270 Воинские соединения, части и подразделения, защищавшие и освобождавшие Николаевскую область в 1941, 1944 годах. Книга Памяти Украины, Том VIII]
  13. [transport-mrpl.narod.ru/history/mariupol/7.html Мариуполь Немецкий. 1941—1943 годы]
  14. [grachev62.narod.ru/stalin/orders/chapt132.htm ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО. 8 июля 1944 года № 132]
  15. [peramoga.belta.by/ru/osvob/xronika/brest/ Освобождение Брестской области / Хроника освобождения Беларуси / Освобождение городов Беларуси / Освобождение Беларуси | 65 лет Победы | Великая Отечественная война | День Победы | Проект БелТА]
  16. [grachev62.narod.ru/stalin/orders/chapt132.htm ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО. 28 июля 1944 года № 157]
  17. 1 2 [grachev62.narod.ru/stalin/orders/chapt238.htm ПРИКАЗ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДУЮЩЕГО. 21 января 1945 года № 238]
  18. [militera.lib.ru/h/sb_vi_6/12.html Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Выпуск 6. Прорыв неприятельской обороны 28-й армией в Восточной Пруссии (январь 1945 г.).] — М.: Воениздат МВС СССР, 1952.
  19. Исаев А. В. [militera.lib.ru/h/isaev_av7/19.html Часть шестая. Последний штурм] // [militera.lib.ru/h/isaev_av7/index.html Берлин 45-го. Сражения в логове зверя]. — М.: Яуза, Эксмо, 2007. — 720 с. — (Война и мы). — 10 000 экз. — ISBN 978–5–699–20927–9.
  20. [www.rkka.ru/handbook/bs/sk.xls Принадлежность соединений и частей РККА (1941—1945) — стрелковые корпуса, Автор-составитель — Фанис Яруллин, rkka.ru]
  21. [www.rkka.ru/handbook/bs/sd.xls Принадлежность соединений и частей РККА (1941—1945) — пехота, дивизии (сд, вдд, мсд, дивизии НКВД), Автор-составитель — Фанис Яруллин, rkka.ru]
  22. [bdsa.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=2802&Itemid=28 28-я АРМИЯ, bdsa.ru]
  23. [wddb.ru/publ/voennye_dejstvija/28_ja_armija_i_ee_podrazdelenija/26-1-0-1027 28-я армия и её подразделения, wddb.ru]
  24. [www.soldat.ru/force/sssr/t/table4.html Части, входящие в состав стрелковых, горно-стрелковых и мотострелковых дивизий, soldat.ru]
  25. [www.soldat.ru/kom.html Командный состав РККА и РКВМФ в 1941—1945 годах, soldat.ru]

Литература

  • [ilich.in.ua/news.php?id=14842 С заботой о ветеранах, И. М.КОПЕЙКО, 10 сентября 2009 года, № 98]
  • [www.zadira.info/news/3884 Памятный знак десантникам 130-й стрелковой дивизии открыт в Николаеве, 07.05.2010]

Отрывок, характеризующий 130-я стрелковая дивизия (3-го формирования)



M me Schoss, ходившая к своей дочери, еще болоо увеличила страх графини рассказами о том, что она видела на Мясницкой улице в питейной конторе. Возвращаясь по улице, она не могла пройти домой от пьяной толпы народа, бушевавшей у конторы. Она взяла извозчика и объехала переулком домой; и извозчик рассказывал ей, что народ разбивал бочки в питейной конторе, что так велено.
После обеда все домашние Ростовых с восторженной поспешностью принялись за дело укладки вещей и приготовлений к отъезду. Старый граф, вдруг принявшись за дело, всё после обеда не переставая ходил со двора в дом и обратно, бестолково крича на торопящихся людей и еще более торопя их. Петя распоряжался на дворе. Соня не знала, что делать под влиянием противоречивых приказаний графа, и совсем терялась. Люди, крича, споря и шумя, бегали по комнатам и двору. Наташа, с свойственной ей во всем страстностью, вдруг тоже принялась за дело. Сначала вмешательство ее в дело укладывания было встречено с недоверием. От нее всё ждали шутки и не хотели слушаться ее; но она с упорством и страстностью требовала себе покорности, сердилась, чуть не плакала, что ее не слушают, и, наконец, добилась того, что в нее поверили. Первый подвиг ее, стоивший ей огромных усилий и давший ей власть, была укладка ковров. У графа в доме были дорогие gobelins и персидские ковры. Когда Наташа взялась за дело, в зале стояли два ящика открытые: один почти доверху уложенный фарфором, другой с коврами. Фарфора было еще много наставлено на столах и еще всё несли из кладовой. Надо было начинать новый, третий ящик, и за ним пошли люди.
– Соня, постой, да мы всё так уложим, – сказала Наташа.
– Нельзя, барышня, уж пробовали, – сказал буфетчнк.
– Нет, постой, пожалуйста. – И Наташа начала доставать из ящика завернутые в бумаги блюда и тарелки.
– Блюда надо сюда, в ковры, – сказала она.
– Да еще и ковры то дай бог на три ящика разложить, – сказал буфетчик.
– Да постой, пожалуйста. – И Наташа быстро, ловко начала разбирать. – Это не надо, – говорила она про киевские тарелки, – это да, это в ковры, – говорила она про саксонские блюда.
– Да оставь, Наташа; ну полно, мы уложим, – с упреком говорила Соня.
– Эх, барышня! – говорил дворецкий. Но Наташа не сдалась, выкинула все вещи и быстро начала опять укладывать, решая, что плохие домашние ковры и лишнюю посуду не надо совсем брать. Когда всё было вынуто, начали опять укладывать. И действительно, выкинув почти все дешевое, то, что не стоило брать с собой, все ценное уложили в два ящика. Не закрывалась только крышка коверного ящика. Можно было вынуть немного вещей, но Наташа хотела настоять на своем. Она укладывала, перекладывала, нажимала, заставляла буфетчика и Петю, которого она увлекла за собой в дело укладыванья, нажимать крышку и сама делала отчаянные усилия.
– Да полно, Наташа, – говорила ей Соня. – Я вижу, ты права, да вынь один верхний.
– Не хочу, – кричала Наташа, одной рукой придерживая распустившиеся волосы по потному лицу, другой надавливая ковры. – Да жми же, Петька, жми! Васильич, нажимай! – кричала она. Ковры нажались, и крышка закрылась. Наташа, хлопая в ладоши, завизжала от радости, и слезы брызнули у ней из глаз. Но это продолжалось секунду. Тотчас же она принялась за другое дело, и уже ей вполне верили, и граф не сердился, когда ему говорили, что Наталья Ильинишна отменила его приказанье, и дворовые приходили к Наташе спрашивать: увязывать или нет подводу и довольно ли она наложена? Дело спорилось благодаря распоряжениям Наташи: оставлялись ненужные вещи и укладывались самым тесным образом самые дорогие.
Но как ни хлопотали все люди, к поздней ночи еще не все могло быть уложено. Графиня заснула, и граф, отложив отъезд до утра, пошел спать.
Соня, Наташа спали, не раздеваясь, в диванной. В эту ночь еще нового раненого провозили через Поварскую, и Мавра Кузминишна, стоявшая у ворот, заворотила его к Ростовым. Раненый этот, по соображениям Мавры Кузминишны, был очень значительный человек. Его везли в коляске, совершенно закрытой фартуком и с спущенным верхом. На козлах вместе с извозчиком сидел старик, почтенный камердинер. Сзади в повозке ехали доктор и два солдата.
– Пожалуйте к нам, пожалуйте. Господа уезжают, весь дом пустой, – сказала старушка, обращаясь к старому слуге.
– Да что, – отвечал камердинер, вздыхая, – и довезти не чаем! У нас и свой дом в Москве, да далеко, да и не живет никто.
– К нам милости просим, у наших господ всего много, пожалуйте, – говорила Мавра Кузминишна. – А что, очень нездоровы? – прибавила она.
Камердинер махнул рукой.
– Не чаем довезти! У доктора спросить надо. – И камердинер сошел с козел и подошел к повозке.
– Хорошо, – сказал доктор.
Камердинер подошел опять к коляске, заглянул в нее, покачал головой, велел кучеру заворачивать на двор и остановился подле Мавры Кузминишны.
– Господи Иисусе Христе! – проговорила она.
Мавра Кузминишна предлагала внести раненого в дом.
– Господа ничего не скажут… – говорила она. Но надо было избежать подъема на лестницу, и потому раненого внесли во флигель и положили в бывшей комнате m me Schoss. Раненый этот был князь Андрей Болконский.


Наступил последний день Москвы. Была ясная веселая осенняя погода. Было воскресенье. Как и в обыкновенные воскресенья, благовестили к обедне во всех церквах. Никто, казалось, еще не мог понять того, что ожидает Москву.
Только два указателя состояния общества выражали то положение, в котором была Москва: чернь, то есть сословие бедных людей, и цены на предметы. Фабричные, дворовые и мужики огромной толпой, в которую замешались чиновники, семинаристы, дворяне, в этот день рано утром вышли на Три Горы. Постояв там и не дождавшись Растопчина и убедившись в том, что Москва будет сдана, эта толпа рассыпалась по Москве, по питейным домам и трактирам. Цены в этот день тоже указывали на положение дел. Цены на оружие, на золото, на телеги и лошадей всё шли возвышаясь, а цены на бумажки и на городские вещи всё шли уменьшаясь, так что в середине дня были случаи, что дорогие товары, как сукна, извозчики вывозили исполу, а за мужицкую лошадь платили пятьсот рублей; мебель же, зеркала, бронзы отдавали даром.
В степенном и старом доме Ростовых распадение прежних условий жизни выразилось очень слабо. В отношении людей было только то, что в ночь пропало три человека из огромной дворни; но ничего не было украдено; и в отношении цен вещей оказалось то, что тридцать подвод, пришедшие из деревень, были огромное богатство, которому многие завидовали и за которые Ростовым предлагали огромные деньги. Мало того, что за эти подводы предлагали огромные деньги, с вечера и рано утром 1 го сентября на двор к Ростовым приходили посланные денщики и слуги от раненых офицеров и притаскивались сами раненые, помещенные у Ростовых и в соседних домах, и умоляли людей Ростовых похлопотать о том, чтоб им дали подводы для выезда из Москвы. Дворецкий, к которому обращались с такими просьбами, хотя и жалел раненых, решительно отказывал, говоря, что он даже и не посмеет доложить о том графу. Как ни жалки были остающиеся раненые, было очевидно, что, отдай одну подводу, не было причины не отдать другую, все – отдать и свои экипажи. Тридцать подвод не могли спасти всех раненых, а в общем бедствии нельзя было не думать о себе и своей семье. Так думал дворецкий за своего барина.
Проснувшись утром 1 го числа, граф Илья Андреич потихоньку вышел из спальни, чтобы не разбудить к утру только заснувшую графиню, и в своем лиловом шелковом халате вышел на крыльцо. Подводы, увязанные, стояли на дворе. У крыльца стояли экипажи. Дворецкий стоял у подъезда, разговаривая с стариком денщиком и молодым, бледным офицером с подвязанной рукой. Дворецкий, увидав графа, сделал офицеру и денщику значительный и строгий знак, чтобы они удалились.
– Ну, что, все готово, Васильич? – сказал граф, потирая свою лысину и добродушно глядя на офицера и денщика и кивая им головой. (Граф любил новые лица.)
– Хоть сейчас запрягать, ваше сиятельство.
– Ну и славно, вот графиня проснется, и с богом! Вы что, господа? – обратился он к офицеру. – У меня в доме? – Офицер придвинулся ближе. Бледное лицо его вспыхнуло вдруг яркой краской.
– Граф, сделайте одолжение, позвольте мне… ради бога… где нибудь приютиться на ваших подводах. Здесь у меня ничего с собой нет… Мне на возу… все равно… – Еще не успел договорить офицер, как денщик с той же просьбой для своего господина обратился к графу.
– А! да, да, да, – поспешно заговорил граф. – Я очень, очень рад. Васильич, ты распорядись, ну там очистить одну или две телеги, ну там… что же… что нужно… – какими то неопределенными выражениями, что то приказывая, сказал граф. Но в то же мгновение горячее выражение благодарности офицера уже закрепило то, что он приказывал. Граф оглянулся вокруг себя: на дворе, в воротах, в окне флигеля виднелись раненые и денщики. Все они смотрели на графа и подвигались к крыльцу.
– Пожалуйте, ваше сиятельство, в галерею: там как прикажете насчет картин? – сказал дворецкий. И граф вместе с ним вошел в дом, повторяя свое приказание о том, чтобы не отказывать раненым, которые просятся ехать.
– Ну, что же, можно сложить что нибудь, – прибавил он тихим, таинственным голосом, как будто боясь, чтобы кто нибудь его не услышал.
В девять часов проснулась графиня, и Матрена Тимофеевна, бывшая ее горничная, исполнявшая в отношении графини должность шефа жандармов, пришла доложить своей бывшей барышне, что Марья Карловна очень обижены и что барышниным летним платьям нельзя остаться здесь. На расспросы графини, почему m me Schoss обижена, открылось, что ее сундук сняли с подводы и все подводы развязывают – добро снимают и набирают с собой раненых, которых граф, по своей простоте, приказал забирать с собой. Графиня велела попросить к себе мужа.
– Что это, мой друг, я слышу, вещи опять снимают?
– Знаешь, ma chere, я вот что хотел тебе сказать… ma chere графинюшка… ко мне приходил офицер, просят, чтобы дать несколько подвод под раненых. Ведь это все дело наживное; а каково им оставаться, подумай!.. Право, у нас на дворе, сами мы их зазвали, офицеры тут есть. Знаешь, думаю, право, ma chere, вот, ma chere… пускай их свезут… куда же торопиться?.. – Граф робко сказал это, как он всегда говорил, когда дело шло о деньгах. Графиня же привыкла уж к этому тону, всегда предшествовавшему делу, разорявшему детей, как какая нибудь постройка галереи, оранжереи, устройство домашнего театра или музыки, – и привыкла, и долгом считала всегда противоборствовать тому, что выражалось этим робким тоном.
Она приняла свой покорно плачевный вид и сказала мужу:
– Послушай, граф, ты довел до того, что за дом ничего не дают, а теперь и все наше – детское состояние погубить хочешь. Ведь ты сам говоришь, что в доме на сто тысяч добра. Я, мой друг, не согласна и не согласна. Воля твоя! На раненых есть правительство. Они знают. Посмотри: вон напротив, у Лопухиных, еще третьего дня все дочиста вывезли. Вот как люди делают. Одни мы дураки. Пожалей хоть не меня, так детей.