1306 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск

Годы
1302 · 1303 · 1304 · 1305 1306 1307 · 1308 · 1309 · 1310
Десятилетия
1280-е · 1290-е1300-е1310-е · 1320-е
Века
XIII векXIV векXV век
2-е тысячелетие
XII векXIII векXIV векXV векXVI век
1290-е 1290 1291 1292 1293 1294 1295 1296 1297 1298 1299
1300-е 1300 1301 1302 1303 1304 1305 1306 1307 1308 1309
1310-е 1310 1311 1312 1313 1314 1315 1316 1317 1318 1319
1320-е 1320 1321 1322 1323 1324 1325 1326 1327 1328 1329
1330-е 1330 1331 1332 1333 1334 1335 1336 1337 1338 1339
1340-е 1340 1341 1342 1343 1344 1345 1346 1347 1348 1349
1350-е 1350 1351 1352 1353 1354 1355 1356 1357 1358 1359
1360-е 1360 1361 1362 1363 1364 1365 1366 1367 1368 1369
1370-е 1370 1371 1372 1373 1374 1375 1376 1377 1378 1379
1380-е 1380 1381 1382 1383 1384 1385 1386 1387 1388 1389
1390-е 1390 1391 1392 1393 1394 1395 1396 1397 1398 1399
1400-е 1400 1401 1402 1403 1404 1405 1406 1407 1408 1409
Хронологическая таблица

1306 (тысяча триста шестой) год по юлианскому календарю — невисокосный год, начинающийся в субботу. Это 1306 год нашей эры, 306 год 2 тысячелетия, 6 год XIV века, 6 год 1-го десятилетия XIV века, 7 год 1300-х годов.





События

  • 25 марта — Роберт Брюс был коронован королём Шотландии.
  • 4 августа — со смертью Вацлава III оборвалась первая чешская королевская династия Пржемысловичей.
  • 22 августа править в Богемии стал Генрих Хорутанский, женатый на Анне Чешской, дочери Вацлава Второго и сестре убитого Вацлава Третьего.
  • 16 октября вдова Вацлава Второго, Эльжбета Рыкса, вышла за Рудольфа Габсбурга, заявившего права на престол Богемии.
  • 1306—1329 — Король Шотландии Роберт I (Брюс VIII) (12741329).

Без точных дат

Родились

См. также: Категория:Родившиеся в 1306 году

Скончались

См. также: Категория:Умершие в 1306 году

См. также


Напишите отзыв о статье "1306 год"

Отрывок, характеризующий 1306 год

Метивье, приехавший утром с поздравлением, в качестве доктора, нашел приличным de forcer la consigne [нарушить запрет], как он сказал княжне Марье, и вошел к князю. Случилось так, что в это именинное утро старый князь был в одном из своих самых дурных расположений духа. Он целое утро ходил по дому, придираясь ко всем и делая вид, что он не понимает того, что ему говорят, и что его не понимают. Княжна Марья твердо знала это состояние духа тихой и озабоченной ворчливости, которая обыкновенно разрешалась взрывом бешенства, и как перед заряженным, с взведенными курками, ружьем, ходила всё это утро, ожидая неизбежного выстрела. Утро до приезда доктора прошло благополучно. Пропустив доктора, княжна Марья села с книгой в гостиной у двери, от которой она могла слышать всё то, что происходило в кабинете.
Сначала она слышала один голос Метивье, потом голос отца, потом оба голоса заговорили вместе, дверь распахнулась и на пороге показалась испуганная, красивая фигура Метивье с его черным хохлом, и фигура князя в колпаке и халате с изуродованным бешенством лицом и опущенными зрачками глаз.
– Не понимаешь? – кричал князь, – а я понимаю! Французский шпион, Бонапартов раб, шпион, вон из моего дома – вон, я говорю, – и он захлопнул дверь.
Метивье пожимая плечами подошел к mademoiselle Bourienne, прибежавшей на крик из соседней комнаты.
– Князь не совсем здоров, – la bile et le transport au cerveau. Tranquillisez vous, je repasserai demain, [желчь и прилив к мозгу. Успокойтесь, я завтра зайду,] – сказал Метивье и, приложив палец к губам, поспешно вышел.
За дверью слышались шаги в туфлях и крики: «Шпионы, изменники, везде изменники! В своем доме нет минуты покоя!»
После отъезда Метивье старый князь позвал к себе дочь и вся сила его гнева обрушилась на нее. Она была виновата в том, что к нему пустили шпиона. .Ведь он сказал, ей сказал, чтобы она составила список, и тех, кого не было в списке, чтобы не пускали. Зачем же пустили этого мерзавца! Она была причиной всего. С ней он не мог иметь ни минуты покоя, не мог умереть спокойно, говорил он.
– Нет, матушка, разойтись, разойтись, это вы знайте, знайте! Я теперь больше не могу, – сказал он и вышел из комнаты. И как будто боясь, чтобы она не сумела как нибудь утешиться, он вернулся к ней и, стараясь принять спокойный вид, прибавил: – И не думайте, чтобы я это сказал вам в минуту сердца, а я спокоен, и я обдумал это; и это будет – разойтись, поищите себе места!… – Но он не выдержал и с тем озлоблением, которое может быть только у человека, который любит, он, видимо сам страдая, затряс кулаками и прокричал ей: