1334 год

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
Годы
1330 · 1331 · 1332 · 1333 1334 1335 · 1336 · 1337 · 1338
Десятилетия
1310-е · 1320-е1330-е1340-е · 1350-е
Века
XIII векXIV векXV век
2-е тысячелетие
XII векXIII векXIV векXV векXVI век
1290-е 1290 1291 1292 1293 1294 1295 1296 1297 1298 1299
1300-е 1300 1301 1302 1303 1304 1305 1306 1307 1308 1309
1310-е 1310 1311 1312 1313 1314 1315 1316 1317 1318 1319
1320-е 1320 1321 1322 1323 1324 1325 1326 1327 1328 1329
1330-е 1330 1331 1332 1333 1334 1335 1336 1337 1338 1339
1340-е 1340 1341 1342 1343 1344 1345 1346 1347 1348 1349
1350-е 1350 1351 1352 1353 1354 1355 1356 1357 1358 1359
1360-е 1360 1361 1362 1363 1364 1365 1366 1367 1368 1369
1370-е 1370 1371 1372 1373 1374 1375 1376 1377 1378 1379
1380-е 1380 1381 1382 1383 1384 1385 1386 1387 1388 1389
1390-е 1390 1391 1392 1393 1394 1395 1396 1397 1398 1399
1400-е 1400 1401 1402 1403 1404 1405 1406 1407 1408 1409
Хронологическая таблица

1334 (тысяча триста тридцать четвёртый) год по юлианскому календарю — невисокосный год, начинающийся в субботу. Это 1334 год нашей эры, 334 год 2 тысячелетия, 34 год XIV века, 4 год 4-го десятилетия XIV века, 5 год 1330-х годов.





События

  • 6 мая знаменитый арабский путешественник Ибн Баттута, объехавший все страны исламского мира, прибыл в ставку хана Золотой Орды Узбек-хана, где хан принял его с небывалым почётом.
  • В Шахи Зинда (Самарканд) построен мавзолей Кусама ибн Аббаса.
  • Джотто ди Бондоне, итальянский художник и архитектор, назначен главным архитектором Флоренции.
  • Млада-Болеслав (Чехия) получил права города.
  • 20 декабря Папой Римским становится Бенедикт Двенадцатый, который приступает к строительству Папского дворца в Авиньоне.

Родились

Скончались

См. также


Напишите отзыв о статье "1334 год"

Отрывок, характеризующий 1334 год

– Извините, генерал, – перебил его Кутузов и тоже поворотился к князю Андрею. – Вот что, мой любезный, возьми ты все донесения от наших лазутчиков у Козловского. Вот два письма от графа Ностица, вот письмо от его высочества эрцгерцога Фердинанда, вот еще, – сказал он, подавая ему несколько бумаг. – И из всего этого чистенько, на французском языке, составь mеmorandum, записочку, для видимости всех тех известий, которые мы о действиях австрийской армии имели. Ну, так то, и представь его превосходительству.
Князь Андрей наклонил голову в знак того, что понял с первых слов не только то, что было сказано, но и то, что желал бы сказать ему Кутузов. Он собрал бумаги, и, отдав общий поклон, тихо шагая по ковру, вышел в приемную.
Несмотря на то, что еще не много времени прошло с тех пор, как князь Андрей оставил Россию, он много изменился за это время. В выражении его лица, в движениях, в походке почти не было заметно прежнего притворства, усталости и лени; он имел вид человека, не имеющего времени думать о впечатлении, какое он производит на других, и занятого делом приятным и интересным. Лицо его выражало больше довольства собой и окружающими; улыбка и взгляд его были веселее и привлекательнее.
Кутузов, которого он догнал еще в Польше, принял его очень ласково, обещал ему не забывать его, отличал от других адъютантов, брал с собою в Вену и давал более серьезные поручения. Из Вены Кутузов писал своему старому товарищу, отцу князя Андрея:
«Ваш сын, – писал он, – надежду подает быть офицером, из ряду выходящим по своим занятиям, твердости и исполнительности. Я считаю себя счастливым, имея под рукой такого подчиненного».
В штабе Кутузова, между товарищами сослуживцами и вообще в армии князь Андрей, так же как и в петербургском обществе, имел две совершенно противоположные репутации.
Одни, меньшая часть, признавали князя Андрея чем то особенным от себя и от всех других людей, ожидали от него больших успехов, слушали его, восхищались им и подражали ему; и с этими людьми князь Андрей был прост и приятен. Другие, большинство, не любили князя Андрея, считали его надутым, холодным и неприятным человеком. Но с этими людьми князь Андрей умел поставить себя так, что его уважали и даже боялись.
Выйдя в приемную из кабинета Кутузова, князь Андрей с бумагами подошел к товарищу,дежурному адъютанту Козловскому, который с книгой сидел у окна.
– Ну, что, князь? – спросил Козловский.
– Приказано составить записку, почему нейдем вперед.
– А почему?
Князь Андрей пожал плечами.
– Нет известия от Мака? – спросил Козловский.
– Нет.
– Ежели бы правда, что он разбит, так пришло бы известие.
– Вероятно, – сказал князь Андрей и направился к выходной двери; но в то же время навстречу ему, хлопнув дверью, быстро вошел в приемную высокий, очевидно приезжий, австрийский генерал в сюртуке, с повязанною черным платком головой и с орденом Марии Терезии на шее. Князь Андрей остановился.
– Генерал аншеф Кутузов? – быстро проговорил приезжий генерал с резким немецким выговором, оглядываясь на обе стороны и без остановки проходя к двери кабинета.
– Генерал аншеф занят, – сказал Козловский, торопливо подходя к неизвестному генералу и загораживая ему дорогу от двери. – Как прикажете доложить?
Неизвестный генерал презрительно оглянулся сверху вниз на невысокого ростом Козловского, как будто удивляясь, что его могут не знать.
– Генерал аншеф занят, – спокойно повторил Козловский.
Лицо генерала нахмурилось, губы его дернулись и задрожали. Он вынул записную книжку, быстро начертил что то карандашом, вырвал листок, отдал, быстрыми шагами подошел к окну, бросил свое тело на стул и оглянул бывших в комнате, как будто спрашивая: зачем они на него смотрят? Потом генерал поднял голову, вытянул шею, как будто намереваясь что то сказать, но тотчас же, как будто небрежно начиная напевать про себя, произвел странный звук, который тотчас же пресекся. Дверь кабинета отворилась, и на пороге ее показался Кутузов. Генерал с повязанною головой, как будто убегая от опасности, нагнувшись, большими, быстрыми шагами худых ног подошел к Кутузову.