14-я гвардейская стрелковая дивизия

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #AA0000; background-color: #BDB76B" colspan="2"> Боевой путь </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; color: #AA0000; background-color: #BDB76B" colspan="2"> 14-я гвардейская стрелковая Винницкая ордена Ленина Краснознамённая ордена Кутузова дивизия
14-я гв. сд
</td></tr>
Награды:

Почётные наименования: «Винницкая»
Имени Яна Фабрициуса
Войска: Сухопутные войска
Род войск:
Формирование: декабрь 1918
Расформирование (преобразование): 1946
Предшественник: 96-я стрелковая дивизия96-я горнострелковая дивизия
Освободительный поход в Западную Украину 1939 года
Великая Отечественная война:Сталинградская битва;
Освобождение Украины;
Берлинская операция;
Пражская операция.

14-я гвардейская стрелковая Винницкая ордена Ленина Краснознамённая ордена Кутузова дивизия — воинское соединение Красной армии.

Была сформирована в конце 1918 года в Киевском военном округе в г. Винница как 96-я Винницкая стрелковая дивизия. Дивизия участвовала в боях гражданской войны с бандами Махно и белополяками[1].

12.1923 сформирована в Виннице как 96-я Подольская территориальная стрелковая дивизия. В 1931 году переведена на кадровую основу. В апреле 1940 года переформирована в горнострелковую[2]. С 9 сентября 1941 года переформирована в 96-ю стрелковую дивизию.

С 4 января 1942 преобразована в 14-ю гв. сд[3].





История

Полное наименование

14-я гвардейская стрелковая Винницкая ордена Ленина Краснознамённая ордена Кутузова дивизия имени Яна Фабрициуса, сформирована в декабре 1923 года в г. Винница как 96-я Винницкая стрелковая дивизия. 1 сентября 1929 года дивизии было присвоено имя Яна Фабрициуса. В 1939 году дивизия участвовала в освободительном походе в Западную Украину.

В апреле 1940 года была переведена на штаты горнострелковой дивизии и стала 96-я горнострелковая дивизия.

В Великой Отечественной войне

К началу Великой Отечественной войны в её состав входили 43, 155, 209, 651-й горнострелковые полки, 146-й лёгкий и 593-й гаубичный артиллерийские полки. Боевой путь дивизии в Великой Отечественной войне начался 22 июня 1941 на Южном фронте в районе г. Черновцы, действуя в составе войск 18-й, затем 9-й армии, она вела тяжёлые оборонительные бои за Первомайск, Николаев, Ростов-на-Дону.

В первых же боях бойцы и командиры дивизии проявили величайшую стойкость, выдержку и преданность Родине. В бою с превосходящими силами противника 209-й горнострелковый полк под командованием майора Г. В. Миклея[4] в районе с. Тростянец Винницкой области уничтожил 42 танка и свыше 600 солдат и офицеров противника. Под Тарновкой этот полк разгромил крупный штаб, уничтожил 30 танков и 200 мотоциклов. В начале августа полк вёл тяжёлые оборонительные бои с превосходящими силами противника в районе Красногорки. Майор Миклей был тяжело ранен, но продолжал командовать полком и пал смертью храбрых. Посмертно он был удостоен звания Героя Советского Союза.

14-я гвардейская стрелковая дивизия

За мужество и героизм личного состава, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, дивизия была преобразована в 14-ю гвардейскую стрелковую дивизию (24 января 1942).

В январе 1942 в составе 37-й армии участвовала в Барвенково-Лозовской операции, затем была передана в 57-ю армию и вела упорные оборонительные бои на изюм-барвенковском направлении и в большой излучине Дона. С июля в составе 63-й, затем 21-й армии участвовала в оборонительном сражении под Сталинградом. В ходе контрнаступления в составе войск Юго-Западного фронта участвовала в разгроме 8-й итальянской армии и оперативной группы «Холлидт», а в январе-феврале 1943 года в наступательной операции Юго-Западного фронта в Донбассе, в марте — в отражении контрнаступлении немецко-фашистских войск под Харьковом. Успешно действовала дивизия в Белгородско-Харьковской наступательной операции и при освобождении Левобережной Украины. Во взаимодействии с другими соединениями 57-й армии Степного фронта 26 сентября она форсировала р. Днепр в районе с. Шульговка и в октябре — декабре вела наступательные бои на криворожском направлении.

В Уманско-Ботошанской операции дивизия наступала в составе войск 5-й гв. армии 2-го Украинского фронта. За инициативные в решительные действия, способствовавшие освобождению г. Новоукраинка и важного железно-дорожного узла Помошная, она была награждена орденом Красного Знамени (29 марта 1944). Форсировав с ходу реку Днестр, вела активные действия по расширению плацдарма в районе г. Григориополь.

В июле 1944 совместно с другими соединениями 5-й гв. армии была переброшена на 1-й Украинский фронт и участвовала в Львовско-Сандомирской операции.

В операциях 1945 года дивизия в составе 5-й га. армии принимала участие в освобождения Польши, форсировала р. Одер (22 января 1944), вела боевые действия при окружении крупной группировки противника в Бреслау (Вроцлав). За образцовое выполнение боевой задачи при прорыве обороны немецко-фашистских войск западнее г. Сандомир дивизия была награждена орденом Ленина (19 февр. 1945).

В Берлинской операции дивизия прорвала оборону противника на р. Нейсе в районе г. Мускау и в начале мая совместно с другими соединениями я частями армии северо-восточнее Дрездена отразила контрудар крупной группировки немецко-фашистских войск, стремившейся пробиться к Берлину. Активные боевые действия дивизии при взятии Дрездена были отмечены орденом Кутузова 2-й степени (4 июня). Боевой путь закончила в Чехословакии, где участвовала в Пражской наступательной операции.

Награды и наименования

Командование дивизии и частей

Командование частей


  • 36-й гвардейский стрелковый полк:
  • Дубина Максим Владимирович (16.02.1942 — 25.05.1942), пропал без вести
  • Мадатьян Матевос Аристархович (23.06.1942 — 31.10.1942)
  • Васильков Яков Федотович (04.09.1942 — 27.11.1942), умер от ран
  • Ткаленко Петр Федорович (17.12.1942 — 23.05.1943)
  • Русаков Владимир Васильевич (с 18.12.1942)
  • Попов Василий Яковлевич (23.05.1943 — 21.08.1943), ранен
  • Воронков Сергей Александрович (01.09.1943 — 14.03.1944), ранен
  • Гумеров Исхак Идрисович (13.09.1943 — 23.10.1943)
  • Истогов Александр Спиридонович (23.10.1943 — 16.01.1944)
  • Воронков Сергей Александрович (16.01.1944 — 08.12.1944)
  • Попов Василий Яковлевич (29.04.1944 — 03.05.1944), умер от ран
  • Колков Георгий Васильевич (с 08.12.1944)

  • 38-й гвардейский стрелковый полк: (что-то много путаницы, не 2 полка было?)
  • Оржаховский Степан Викторович (01.02.1942 — 25.05.1942), пропал без вести
  • Ткаленко Петр Федорович (17.02.1942 — 17.12.1942)
  • Кравченко Федор Васильевич (06.06.1942 — 27.08.1943)
  • Куренной Спиридон Дмитриевич (26.06.1942 — 08.07.1942)
  • Габелай Елизбар Еристович (26.06.1942 — 25.12.1942)
  • Рудник Спиридон Романович (с 31.10.1942)
  • Хожулин Григорий Андреевич (13.12.1942 — 09.02.1943)
  • Морозов Александр Яковлевич (23.01.1943 — 04.07.1943)
  • Жинжиков Сергей Васильевич (26.03.1943 — 18.05.1943)
  • Савченков Яков Степанович (18.05.1943 — 05.06.1943)
  • Захарченко Афанасий Иванович (27.08.1943 — 17.12.1945)
  • Писарев Ардальон Гаврилович (17.12.1945 — 21.08.1946)

  • 41-й гвардейский стрелковый полк: (до 24.01.1942 был 651 сп 96 сд (1ф))
  • Иванов Павел Иванович (16.10.1941 — 25.02.1943), ранен
  • Гаврилов Матвей Алексеевич (по 22.06.1942)
  • Жинжиков Сергей Васильевич (18.05.1943 — 29.07.1943), ранен
  • Данилов Михаил Ксенофонтович (с 08.12.1944)
  • Мезенцев Семен Иванович (с 04.04.1945)

Состав

Новая нумерация частям дивизии присвоена в феврале 1942 г.

  • 36 гвардейский стрелковый полк
  • 38 гвардейский стрелковый полк
  • 41 гвардейский стрелковый полк,
  • 33 гвардейский артиллерийский полк,
  • 6 отдельный гвардейский истребительно-противотанковый дивизион,
  • 11 отдельная гвардейская разведывательная рота,
  • 13 отдельный гвардейский саперный батальон,
  • 16 отдельный гвардейский батальон связи,
  • 487 (17) медико-санитарный батальон,
  • 8 отдельная гвардейская рота химической защиты,
  • 506 (9) автотранспортная рота,
  • 613 (15) полевая хлебопекарня,
  • 586 (1) дивизионный ветеринарный лазарет,
  • 1455 полевая почтовая станция,
  • 362 полевая касса Госбанка.

Боевой период:
24.1.42-10.6.42
12.7.42-25.6.44
13.7.44-11.5.45

Отличившиеся воины дивизии

За время войны 7883 воина дивизии были награждены орденами и медалями, а 13 человек удостоены звания Героя Советского Союза.

Герои Советского Союза:

Кавалеры ордена Славы 3-х степеней[5]

Напишите отзыв о статье "14-я гвардейская стрелковая дивизия"

Примечания

  1. [14gvard.info/index.php?option=com_content&view=article&id=11&Itemid=5 Книга «14-я ГВАРДЕЙСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ, АРМИИ И ФРОНТЫ»]
  2. [bdsa.ru/divizia/divizii-strelkovqie/s-1-sd-po-99-sd/96-gorno-strelkovaya-diviziya.html 96-я гсд]
  3. Приказ НКО № 20
  4. [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=3253 Герой Советского Союза Миклей Геннадий Валерьевич :: Герои страны]
  5. Кавалеры ордена Славы трех степеней. Краткий биографический словарь — М.: Военное издательство,2000.
  6. [www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=18956 Кивгила, Николай Григорьевич]
  7. [encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/gentlemens/hero.htm?id=11496699@morfHeroes Кривошея, Сергей Терентьевич]
  8. [encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/gentlemens/hero.htm?id=11527266@morfHeroes Мазорчук, Лаврентий Фёдорович]

См. также

Ссылки

  • [bdsa.ru/divizia/divizii-gvardeyskie/s-1-gsd-po-99-gsd/14-gvardeyskaya-strelkovaya-diviziya.html 14 ГВАРДЕЙСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ ДИВИЗИЯ]
  • [r-g-d.org/forum/index.php?showtopic=13564 14-я гв. сд]
  • [www.rkka.ru/handbook/guard/14gvsd.htm 14-я Краснознаменная Винницкая гвардейская стрелковая дивизия им. Я. Ф. Фабрициуса]
  • [samsv.narod.ru/Div/Sd/gvsd014/default.html 14-я гв. сд]
  • [14gvard.info/index.php?option=com_content&view=article&id=11&Itemid=5 ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ ГВАРДЕЙСКАЯ СТРЕЛКОВАЯ КРАТКАЯ ИСТОРИЯ И БОЕВОЙ ПУТЬ ДИВИЗИИ]
  • [www.polk.ru/forum/index.php?showtopic=4657 Забытый полк]

Литература

  • Пред. Гл. ред. комиссии А.А. Гречко. Советская Военная Энциклопедия: [В 8 томах] Т.2. = Винницкая стрелковая дивизия. — Москва: Воениздат, 1976. — С. 640 с.
  • Книга. Винницкая стрелковая, 96-я им. тов. Фабрициуса дивизия. Сборник. Винница, 1933.
  • Гайдаев А. Г. Четырнадцатая гвардейская стрелковая, армии и фронты. // — Луганск: Світлиця, 1995. — 202 c.


Отрывок, характеризующий 14-я гвардейская стрелковая дивизия

В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.
– Ах это ты, очень рад, очень рад тебя видеть, – сказал он однако, улыбаясь и подвигаясь к нему. Но Ростов заметил первое его движение.
– Я не во время кажется, – сказал он, – я бы не приехал, но мне дело есть, – сказал он холодно…
– Нет, я только удивляюсь, как ты из полка приехал. – «Dans un moment je suis a vous», [Сию минуту я к твоим услугам,] – обратился он на голос звавшего его.
– Я вижу, что я не во время, – повторил Ростов.
Выражение досады уже исчезло на лице Бориса; видимо обдумав и решив, что ему делать, он с особенным спокойствием взял его за обе руки и повел в соседнюю комнату. Глаза Бориса, спокойно и твердо глядевшие на Ростова, были как будто застланы чем то, как будто какая то заслонка – синие очки общежития – были надеты на них. Так казалось Ростову.
– Ах полно, пожалуйста, можешь ли ты быть не во время, – сказал Борис. – Борис ввел его в комнату, где был накрыт ужин, познакомил с гостями, назвав его и объяснив, что он был не статский, но гусарский офицер, его старый приятель. – Граф Жилинский, le comte N.N., le capitaine S.S., [граф Н.Н., капитан С.С.] – называл он гостей. Ростов нахмуренно глядел на французов, неохотно раскланивался и молчал.
Жилинский, видимо, не радостно принял это новое русское лицо в свой кружок и ничего не сказал Ростову. Борис, казалось, не замечал происшедшего стеснения от нового лица и с тем же приятным спокойствием и застланностью в глазах, с которыми он встретил Ростова, старался оживить разговор. Один из французов обратился с обыкновенной французской учтивостью к упорно молчавшему Ростову и сказал ему, что вероятно для того, чтобы увидать императора, он приехал в Тильзит.
– Нет, у меня есть дело, – коротко ответил Ростов.
Ростов сделался не в духе тотчас же после того, как он заметил неудовольствие на лице Бориса, и, как всегда бывает с людьми, которые не в духе, ему казалось, что все неприязненно смотрят на него и что всем он мешает. И действительно он мешал всем и один оставался вне вновь завязавшегося общего разговора. «И зачем он сидит тут?» говорили взгляды, которые бросали на него гости. Он встал и подошел к Борису.
– Однако я тебя стесняю, – сказал он ему тихо, – пойдем, поговорим о деле, и я уйду.
– Да нет, нисколько, сказал Борис. А ежели ты устал, пойдем в мою комнатку и ложись отдохни.
– И в самом деле…
Они вошли в маленькую комнатку, где спал Борис. Ростов, не садясь, тотчас же с раздраженьем – как будто Борис был в чем нибудь виноват перед ним – начал ему рассказывать дело Денисова, спрашивая, хочет ли и может ли он просить о Денисове через своего генерала у государя и через него передать письмо. Когда они остались вдвоем, Ростов в первый раз убедился, что ему неловко было смотреть в глаза Борису. Борис заложив ногу на ногу и поглаживая левой рукой тонкие пальцы правой руки, слушал Ростова, как слушает генерал доклад подчиненного, то глядя в сторону, то с тою же застланностию во взгляде прямо глядя в глаза Ростову. Ростову всякий раз при этом становилось неловко и он опускал глаза.
– Я слыхал про такого рода дела и знаю, что Государь очень строг в этих случаях. Я думаю, надо бы не доводить до Его Величества. По моему, лучше бы прямо просить корпусного командира… Но вообще я думаю…
– Так ты ничего не хочешь сделать, так и скажи! – закричал почти Ростов, не глядя в глаза Борису.
Борис улыбнулся: – Напротив, я сделаю, что могу, только я думал…
В это время в двери послышался голос Жилинского, звавший Бориса.
– Ну иди, иди, иди… – сказал Ростов и отказавшись от ужина, и оставшись один в маленькой комнатке, он долго ходил в ней взад и вперед, и слушал веселый французский говор из соседней комнаты.


Ростов приехал в Тильзит в день, менее всего удобный для ходатайства за Денисова. Самому ему нельзя было итти к дежурному генералу, так как он был во фраке и без разрешения начальства приехал в Тильзит, а Борис, ежели даже и хотел, не мог сделать этого на другой день после приезда Ростова. В этот день, 27 го июня, были подписаны первые условия мира. Императоры поменялись орденами: Александр получил Почетного легиона, а Наполеон Андрея 1 й степени, и в этот день был назначен обед Преображенскому батальону, который давал ему батальон французской гвардии. Государи должны были присутствовать на этом банкете.
Ростову было так неловко и неприятно с Борисом, что, когда после ужина Борис заглянул к нему, он притворился спящим и на другой день рано утром, стараясь не видеть его, ушел из дома. Во фраке и круглой шляпе Николай бродил по городу, разглядывая французов и их мундиры, разглядывая улицы и дома, где жили русский и французский императоры. На площади он видел расставляемые столы и приготовления к обеду, на улицах видел перекинутые драпировки с знаменами русских и французских цветов и огромные вензеля А. и N. В окнах домов были тоже знамена и вензеля.
«Борис не хочет помочь мне, да и я не хочу обращаться к нему. Это дело решенное – думал Николай – между нами всё кончено, но я не уеду отсюда, не сделав всё, что могу для Денисова и главное не передав письма государю. Государю?!… Он тут!» думал Ростов, подходя невольно опять к дому, занимаемому Александром.
У дома этого стояли верховые лошади и съезжалась свита, видимо приготовляясь к выезду государя.
«Всякую минуту я могу увидать его, – думал Ростов. Если бы только я мог прямо передать ему письмо и сказать всё, неужели меня бы арестовали за фрак? Не может быть! Он бы понял, на чьей стороне справедливость. Он всё понимает, всё знает. Кто же может быть справедливее и великодушнее его? Ну, да ежели бы меня и арестовали бы за то, что я здесь, что ж за беда?» думал он, глядя на офицера, всходившего в дом, занимаемый государем. «Ведь вот всходят же. – Э! всё вздор. Пойду и подам сам письмо государю: тем хуже будет для Друбецкого, который довел меня до этого». И вдруг, с решительностью, которой он сам не ждал от себя, Ростов, ощупав письмо в кармане, пошел прямо к дому, занимаемому государем.
«Нет, теперь уже не упущу случая, как после Аустерлица, думал он, ожидая всякую секунду встретить государя и чувствуя прилив крови к сердцу при этой мысли. Упаду в ноги и буду просить его. Он поднимет, выслушает и еще поблагодарит меня». «Я счастлив, когда могу сделать добро, но исправить несправедливость есть величайшее счастье», воображал Ростов слова, которые скажет ему государь. И он пошел мимо любопытно смотревших на него, на крыльцо занимаемого государем дома.
С крыльца широкая лестница вела прямо наверх; направо видна была затворенная дверь. Внизу под лестницей была дверь в нижний этаж.
– Кого вам? – спросил кто то.
– Подать письмо, просьбу его величеству, – сказал Николай с дрожанием голоса.
– Просьба – к дежурному, пожалуйте сюда (ему указали на дверь внизу). Только не примут.
Услыхав этот равнодушный голос, Ростов испугался того, что он делал; мысль встретить всякую минуту государя так соблазнительна и оттого так страшна была для него, что он готов был бежать, но камер фурьер, встретивший его, отворил ему дверь в дежурную и Ростов вошел.
Невысокий полный человек лет 30, в белых панталонах, ботфортах и в одной, видно только что надетой, батистовой рубашке, стоял в этой комнате; камердинер застегивал ему сзади шитые шелком прекрасные новые помочи, которые почему то заметил Ростов. Человек этот разговаривал с кем то бывшим в другой комнате.
– Bien faite et la beaute du diable, [Хорошо сложена и красота молодости,] – говорил этот человек и увидав Ростова перестал говорить и нахмурился.
– Что вам угодно? Просьба?…
– Qu'est ce que c'est? [Что это?] – спросил кто то из другой комнаты.
– Encore un petitionnaire, [Еще один проситель,] – отвечал человек в помочах.
– Скажите ему, что после. Сейчас выйдет, надо ехать.
– После, после, завтра. Поздно…
Ростов повернулся и хотел выйти, но человек в помочах остановил его.
– От кого? Вы кто?
– От майора Денисова, – отвечал Ростов.
– Вы кто? офицер?
– Поручик, граф Ростов.
– Какая смелость! По команде подайте. А сами идите, идите… – И он стал надевать подаваемый камердинером мундир.
Ростов вышел опять в сени и заметил, что на крыльце было уже много офицеров и генералов в полной парадной форме, мимо которых ему надо было пройти.
Проклиная свою смелость, замирая от мысли, что всякую минуту он может встретить государя и при нем быть осрамлен и выслан под арест, понимая вполне всю неприличность своего поступка и раскаиваясь в нем, Ростов, опустив глаза, пробирался вон из дома, окруженного толпой блестящей свиты, когда чей то знакомый голос окликнул его и чья то рука остановила его.
– Вы, батюшка, что тут делаете во фраке? – спросил его басистый голос.
Это был кавалерийский генерал, в эту кампанию заслуживший особенную милость государя, бывший начальник дивизии, в которой служил Ростов.
Ростов испуганно начал оправдываться, но увидав добродушно шутливое лицо генерала, отойдя к стороне, взволнованным голосом передал ему всё дело, прося заступиться за известного генералу Денисова. Генерал выслушав Ростова серьезно покачал головой.
– Жалко, жалко молодца; давай письмо.
Едва Ростов успел передать письмо и рассказать всё дело Денисова, как с лестницы застучали быстрые шаги со шпорами и генерал, отойдя от него, подвинулся к крыльцу. Господа свиты государя сбежали с лестницы и пошли к лошадям. Берейтор Эне, тот самый, который был в Аустерлице, подвел лошадь государя, и на лестнице послышался легкий скрип шагов, которые сейчас узнал Ростов. Забыв опасность быть узнанным, Ростов подвинулся с несколькими любопытными из жителей к самому крыльцу и опять, после двух лет, он увидал те же обожаемые им черты, то же лицо, тот же взгляд, ту же походку, то же соединение величия и кротости… И чувство восторга и любви к государю с прежнею силою воскресло в душе Ростова. Государь в Преображенском мундире, в белых лосинах и высоких ботфортах, с звездой, которую не знал Ростов (это была legion d'honneur) [звезда почетного легиона] вышел на крыльцо, держа шляпу под рукой и надевая перчатку. Он остановился, оглядываясь и всё освещая вокруг себя своим взглядом. Кое кому из генералов он сказал несколько слов. Он узнал тоже бывшего начальника дивизии Ростова, улыбнулся ему и подозвал его к себе.
Вся свита отступила, и Ростов видел, как генерал этот что то довольно долго говорил государю.
Государь сказал ему несколько слов и сделал шаг, чтобы подойти к лошади. Опять толпа свиты и толпа улицы, в которой был Ростов, придвинулись к государю. Остановившись у лошади и взявшись рукою за седло, государь обратился к кавалерийскому генералу и сказал громко, очевидно с желанием, чтобы все слышали его.
– Не могу, генерал, и потому не могу, что закон сильнее меня, – сказал государь и занес ногу в стремя. Генерал почтительно наклонил голову, государь сел и поехал галопом по улице. Ростов, не помня себя от восторга, с толпою побежал за ним.


На площади куда поехал государь, стояли лицом к лицу справа батальон преображенцев, слева батальон французской гвардии в медвежьих шапках.
В то время как государь подъезжал к одному флангу баталионов, сделавших на караул, к противоположному флангу подскакивала другая толпа всадников и впереди их Ростов узнал Наполеона. Это не мог быть никто другой. Он ехал галопом в маленькой шляпе, с Андреевской лентой через плечо, в раскрытом над белым камзолом синем мундире, на необыкновенно породистой арабской серой лошади, на малиновом, золотом шитом, чепраке. Подъехав к Александру, он приподнял шляпу и при этом движении кавалерийский глаз Ростова не мог не заметить, что Наполеон дурно и не твердо сидел на лошади. Батальоны закричали: Ура и Vive l'Empereur! [Да здравствует Император!] Наполеон что то сказал Александру. Оба императора слезли с лошадей и взяли друг друга за руки. На лице Наполеона была неприятно притворная улыбка. Александр с ласковым выражением что то говорил ему.