14-я танковая дивизия (СССР)

Поделись знанием:
Перейти к: навигация, поиск
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> Боевой путь </td></tr>
<tr><td style="font-size: 120%; text-align: center; background-color: #BDB76B" colspan="2"> 14-я танковая дивизия </td></tr>
Войска: сухопутные
Род войск: автобронетанковые
Формирование: июнь 1940
Расформирование (преобразование): 8-19 августа 1941
Предшественник: 55-я легкотанковая бригада
1941: Западный фронт

14-я танковая дивизия 7-го мехкорпуса (в/ч 6833) формировалась на базе 55-й легкотанковой бригады.





Формирование и состав

В июне 1940 года бригада выдвинулась в г. Поставы Вилейской (ныне Витебской) области, оттуда вошла в Литву (г. Каунас) и до середины июля размещалась в г. Рокишкис, а затем вернулась в Москву. 14-я дивизия дислоцировалась в г. Наро-Фоминск Московской области, летние лагеря находились на ст. Кубинка.

В состав дивизии входили: 27-й и 28-й танковые полки, мотострелковый полк, гаубичный артиллерийский полк, отдельный разведывательный батальон, отдельный зенитно-артиллерийский дивизион, ремонтно-восстановительный батальон, понтонно-мостовой батальон, автотранспортный батальон, отдельный батальон связи, медсанбат, рота регулирования, рота противохимической защиты, 113-я полевая касса Госбанка.

23 июня 1941 года 14-я танковая дивизия выдвинулась на Западный фронт: колёсными машинами походным порядком, гусеничными машинами — по железной дороге. К 30 июня было закончено сосредоточение в Лиозненском районе Витебской области. Личный состав дивизии насчитывал 9146 человек. На вооружении находилось 293 танка, 242 мотоцикла, 1046 автомобилей, 2 трактора, 280 единиц артиллерии.

Участие в боевых действиях

7 — 10 июля дивизия в составе 7-го мехкорпуса участвовала в Сенно-Лепельском контрударе. Находившиеся на ремонте в Витебске семь танков 14-й дивизии без поддержки авиации пехоты, артиллерии, обороняли восточный берег Западной Двины до последнего снаряда, их экипажи героически погибли. Некоторые подразделения дивизии во главе с её командиром полковником Васильевым в районе Витебска попали в окружение, из которого выходили до конца июля.

Утром 16 июля дивизия вновь попала в окружение — под Ярцевом, на перерезанной немцами автотрассе Минск-Москва. С боями дивизия вышла из окружения через Соловьёвскую переправу.

К 25 июля в 14-й танковой дивизии осталось 10 танков, 7 мотоциклов, 433 автомобиля, 2 трактора и немногим более трёхсот человек личного состава.

За время боёв с частями дивизии противник потерял 122 танка, 325 мотоциклов, 208 единиц артиллерии, 10 самолётов, 33 машины, 187 велосипедов.

Расформирование дивизии проводилось с 8 по 19 августа 1941 года.

Командование дивизии

Командир дивизии

Генерал-майор танковых войск Андрей Дмитриевич Штевнёв (до 23.06.1941)

Полковник Иван Дмитриевич Васильев (23.06 — 19.08.1941)

Начальник штаба дивизии

Подполковник Александр Дмитриевич Выжигин (до 23.07.1941)

Капитан Григорий Яковлевич Шапиро (23.07 — 09.08.1941)

Заместитель по политической части

Полковой комиссар Василий Георгиевич Гуляев

Интересные факты

В 14-й танковой дивизии командиром 6-й артиллерийской батареи 14-го гаубичного полка служил сын И. В. Сталина, старший лейтенант Я. И. Джугашвили. По официальной версии, 16 июля 1941 года при выходе из окружения близ города Лиозно Витебской области он попал в немецкий плен и 14 апреля 1943 года погиб в концлагере Заксенхаузен.

Напишите отзыв о статье "14-я танковая дивизия (СССР)"

Ссылки

Гуляев В. Г. Человек в броне. // — Москва, Воениздат, 1964, 152 с.

[www.pobeda.witebsk.by/land/report/41_14td_2/ Журнал боевых действий 14-й танковой дивизии]


Отрывок, характеризующий 14-я танковая дивизия (СССР)

– И что же, разве наши ополченцы составили пользу для государства? Никакой! только разорили наши хозяйства. Лучше еще набор… а то вернется к вам ни солдат, ни мужик, и только один разврат. Дворяне не жалеют своего живота, мы сами поголовно пойдем, возьмем еще рекрут, и всем нам только клич кликни гусай (он так выговаривал государь), мы все умрем за него, – прибавил оратор одушевляясь.
Илья Андреич проглатывал слюни от удовольствия и толкал Пьера, но Пьеру захотелось также говорить. Он выдвинулся вперед, чувствуя себя одушевленным, сам не зная еще чем и сам не зная еще, что он скажет. Он только что открыл рот, чтобы говорить, как один сенатор, совершенно без зубов, с умным и сердитым лицом, стоявший близко от оратора, перебил Пьера. С видимой привычкой вести прения и держать вопросы, он заговорил тихо, но слышно:
– Я полагаю, милостивый государь, – шамкая беззубым ртом, сказал сенатор, – что мы призваны сюда не для того, чтобы обсуждать, что удобнее для государства в настоящую минуту – набор или ополчение. Мы призваны для того, чтобы отвечать на то воззвание, которым нас удостоил государь император. А судить о том, что удобнее – набор или ополчение, мы предоставим судить высшей власти…
Пьер вдруг нашел исход своему одушевлению. Он ожесточился против сенатора, вносящего эту правильность и узкость воззрений в предстоящие занятия дворянства. Пьер выступил вперед и остановил его. Он сам не знал, что он будет говорить, но начал оживленно, изредка прорываясь французскими словами и книжно выражаясь по русски.
– Извините меня, ваше превосходительство, – начал он (Пьер был хорошо знаком с этим сенатором, но считал здесь необходимым обращаться к нему официально), – хотя я не согласен с господином… (Пьер запнулся. Ему хотелось сказать mon tres honorable preopinant), [мой многоуважаемый оппонент,] – с господином… que je n'ai pas L'honneur de connaitre; [которого я не имею чести знать] но я полагаю, что сословие дворянства, кроме выражения своего сочувствия и восторга, призвано также для того, чтобы и обсудить те меры, которыми мы можем помочь отечеству. Я полагаю, – говорил он, воодушевляясь, – что государь был бы сам недоволен, ежели бы он нашел в нас только владельцев мужиков, которых мы отдаем ему, и… chair a canon [мясо для пушек], которую мы из себя делаем, но не нашел бы в нас со… со… совета.
Многие поотошли от кружка, заметив презрительную улыбку сенатора и то, что Пьер говорит вольно; только Илья Андреич был доволен речью Пьера, как он был доволен речью моряка, сенатора и вообще всегда тою речью, которую он последнею слышал.
– Я полагаю, что прежде чем обсуждать эти вопросы, – продолжал Пьер, – мы должны спросить у государя, почтительнейше просить его величество коммюникировать нам, сколько у нас войска, в каком положении находятся наши войска и армии, и тогда…
Но Пьер не успел договорить этих слов, как с трех сторон вдруг напали на него. Сильнее всех напал на него давно знакомый ему, всегда хорошо расположенный к нему игрок в бостон, Степан Степанович Апраксин. Степан Степанович был в мундире, и, от мундира ли, или от других причин, Пьер увидал перед собой совсем другого человека. Степан Степанович, с вдруг проявившейся старческой злобой на лице, закричал на Пьера:
– Во первых, доложу вам, что мы не имеем права спрашивать об этом государя, а во вторых, ежели было бы такое право у российского дворянства, то государь не может нам ответить. Войска движутся сообразно с движениями неприятеля – войска убывают и прибывают…
Другой голос человека, среднего роста, лет сорока, которого Пьер в прежние времена видал у цыган и знал за нехорошего игрока в карты и который, тоже измененный в мундире, придвинулся к Пьеру, перебил Апраксина.
– Да и не время рассуждать, – говорил голос этого дворянина, – а нужно действовать: война в России. Враг наш идет, чтобы погубить Россию, чтобы поругать могилы наших отцов, чтоб увезти жен, детей. – Дворянин ударил себя в грудь. – Мы все встанем, все поголовно пойдем, все за царя батюшку! – кричал он, выкатывая кровью налившиеся глаза. Несколько одобряющих голосов послышалось из толпы. – Мы русские и не пожалеем крови своей для защиты веры, престола и отечества. А бредни надо оставить, ежели мы сыны отечества. Мы покажем Европе, как Россия восстает за Россию, – кричал дворянин.